Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Косово: по ухабам


Косовская независимость ассоциируется с албанским национальным сознанием

Косовская независимость ассоциируется с албанским национальным сознанием

Почему частично признанному государству не удается успешно развиваться

Прошло три года с тех пор, как международное сообщество формально прекратило контролировать государственный статус Косова. Но частично признанная республика так и не выработала эффективную модель самостоятельного развития. Это подтверждают непрекращающийся исход жителей страны за границу, неважные экономические показатели и разгул коррупции.

Косово, объявившее в 2008 году об отделении от Сербии, продолжает бороться за утверждение своего суверенитета, пытаясь нормализовать отношения с Белградом и ускорить интеграцию в Евросоюз и НАТО. Международная группа, в которую входили страны, поддержавшие самоопределение этой территории, 10 сентября 2012 года формально завершила наблюдение за ситуацией в Косове. И хотя правительство в Приштине возложило на себя полную ответственность за ситуацию в стране, влияние Евросоюза и США на развитие событий с тех пор не снижается. Это подтверждает хотя бы недавнее решение о создании Специального суда для расследования преступлений, совершенных в 1990-е годы бойцами Армии освобождения Косова. Такое расследование может изменить судьбы многих представителей местной политической элиты, вышедшей в основном из партизанских рядов. Чтобы образовать этот судебный орган, потребовалась корректировка конституции Республики Косово, решение принималось под давлением западных лидеров, несмотря на протесты оппозиции и недовольство ветеранов национального движения.

Отделаться от международной "опеки" не так-то просто: в Косове по-прежнему находятся миротворческие подразделения КФОР под командованием НАТО, Миссия ООН (UNMIC) и Миссия ЕС в области верховенства закона и правопорядка (EULEX). В органах правосудия работают иностранцы, которым достанутся главные должности в руководстве создающегося Специального суда. При непосредственном участии Евросоюза, который выступает посредником на переговорах между Белградом и Приштиной, идет неторопливая интеграция в административно-политическую систему республики северной части Косова, населенной преимущественно сербами. В целом процессы нормализации отношений с Сербией, как и реформы, связанные со стремлением Косова в НАТО, находятся под контролем западных партнеров. Международные организации – среди основных работодателей в Косове. Экономика края, подорванная в результате конфликта с Белградом в 1980-90-е годы, еще долго будет нуждаться во внешней помощи.

Министр иностранных дел Косова Хашим Тачи играет в футбол с министром иностранных дел Австрии Себастьяном Курцем. Саммит государств Западных Балкан, Вена, август 2015 года

Министр иностранных дел Косова Хашим Тачи играет в футбол с министром иностранных дел Австрии Себастьяном Курцем. Саммит государств Западных Балкан, Вена, август 2015 года

За семь с половиной лет независимость Косова признали 108 стран и некоторые международные организации. В их списке – Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, популярные социальные сети. При этом Приштине пока закрыт путь в ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ и другие международные организации, где сильны позиции противников косовской независимости. Министр иностранных дел Косова Хашим Тачи обещает: в ближайшие годы с Косовом установят отношения уже две трети стран мира, включая те пять государств ЕС, которые до сих пор отказывают в этом. Непростая задача: слишком медленно идет урегулирование отношений с Сербией – Белград по-прежнему оспаривает правомочность отделения Косова, блокируя членство бывшей мятежной автономии в международных организациях. Слабые экономические показатели, политическая нестабильность, прочные позиции Косова в коррупционных рейтингах, наркоторговля, дискриминация меньшинств и периодические вылазки вооруженных групп (в частности, майская перестрелка в соседней Македонии, когда там были убиты 9 и арестованы 18 граждан Косова) не способствуют созданию благоприятного имиджа республики. Хотя все эти годы косовские политики утверждают: Приштина разделяет ценности свободы, мира, демократии, уважает права человека и верховенство закона.

Косово с населением в 1,8 млн человек остается одной из самых бедных стран Европы. Несмотря на макроэкономическую стабилизацию, экономика нового государства все еще зависит от международной донорской помощи (10% ВВП) и финансовых переводов диаспоры (15% ВВП). Доход на душу населения увеличился до 8000 долларов (это примерно уровень Белоруссии, 80-е позиции в мировом рейтинге). С приходом в 1999 году международной администрации в Косове приватизировали большинство предприятий, но из-за устаревшего оборудования и недостатка инвестиций объем производства снижается.

В Косове более дешевая рабочая сила, чем в других странах региона, однако инвесторы жалуются на разгул коррупции, неисполнение контрактов и отсутствие независимого правосудия. Тормозит инвестиции недостаток квалифицированной рабочей силы. Местная система образования не дает необходимых современному рынку труда специалистов, при этом в Косове зарегистрированы 8 государственных университетов и 37 частных высших учебных заведений. Политическая нестабильность тоже отражается на деловом климате. На этом фоне продолжает расти социальная напряженность, а массовые протесты сопровождались насилием.

По официальным данным, уровень безработицы в Косове в последние годы снизился в полтора раза, с 45 до 31%, но по-прежнему очень высока доля безработных среди молодежи, а это основная часть населения страны. На рынке труда ежегодно появляются десятки тысяч новых работников, но шансы на трудоустройство невелики – сам по себе диплом ничего не значит, если он не подкреплен связями или взятками. Не видя перспектив, многие косовары предпочитают уезжать на Запад. И хотя косовский паспорт и дипломы непрестижны, надеяться на лучшую долю позволяют тесные родственные связи – только в Швейцарии проживают 170 тысяч граждан косовского происхождения. Судя по социологическим опросам, 40% молодых людей готовы покинуть Косово. С одной стороны, массовая эмиграция снизит давление на местный рынок труда, с другой – сократит возможности развития в самом Косове.

Специалисты увязывают рост эмиграции не только с неблагоприятной экономической ситуацией, но и с активизацией криминальных групп, занимающихся контрабандой людей. Многие эмигранты надеются получить политическое убежище, но этот расчет ошибочен: на Западе Косово обычно воспринимают как безопасную страну, несмотря на то что здесь сохраняется дискриминация в отношении национальных меньшинств и нет эффективной защиты прав человека. Но в любом случае, вопрос о преследованиях по политическим, национальным или религиозным мотивам в послевоенный период уже не стоит так остро, а бедность не является основанием для представления убежища. Так что многим беженцам приходится возвращаться домой, в противном случае они рискуют получить длительный запрет на въезд в Шенгенскую зону и пропустить свой шанс, когда ЕС упростит визовый режим в отношении Косова, как это произошло в последние годы с другими балканскими странами – кандидатами в ЕС.

Большинство граждан Косова, судя по опросам социологов, недовольны ситуацией в стране и винят в этом прежде всего власти. Косовский политический аналитик Бехлюль Бечай разъясняет Радио Свобода причины роста этого недовольства.

У нас нет верховенства закона и равного уровня безопасности для всех граждан, включая представителей меньшинств

– Косовское государство в его нынешнем виде не соответствует ожиданиям граждан, за исключением разве что самих властей, которые руководствуются исключительно собственными интересами. Косово до сих пор не обрело основных черт государства, которое имело бы четкую стратегию экономического развития, развития правовой сферы. У нас нет верховенства закона и равного уровня безопасности для всех граждан, включая представителей меньшинств. То, что косовское государство не соответствует пожеланиям большинства, подтверждает массовый исход из края населения, которое не верит в возможность создания здесь нормальных условий жизни. Половина населения Косова живет в условиях бедности, 17% – за ее чертой. Ответственность за это несет прежде всего политическое руководство, которое строит такое государство, где власть закона заменена верховенством мафиозных групп.

– Что, на ваш взгляд, препятствует превращению Косова в работоспособное государство?

– Наша политическая элита не соответствует уровню задач, стоящих перед страной. Речь идет о руководстве, которое использует власть в личных целях, а не для реализации интересов граждан. Нет условий для того, чтобы люди могли проявить свои способности. Если у тебя нет связей на политическом уровне – сложно устроиться на нормальную работу. С одной стороны, нельзя обвинять граждан в том, что власть ведет себя безответственно, с другой – эта власть является результатом голосования на выборах. Часть ответственности лежит и на международном сообществе, которое поддерживает нынешних лидеров Косова. Недостаточная политическая зрелось граждан и предпочтения международного сообщества (если говорить о нынешнем косовском руководстве) – основные причины, по которым мы находимся в такой ситуации.

– Насколько косовские лидеры самостоятельны в своих решениях?

После провозглашения независимости политическое руководство, возможно, стало даже более зависимым от международных факторов, чем это было раньше

– Мнение граждан интересует политиков только во время выборов, потом все вопросы решаются в иностранных посольствах и международных кабинетах. После провозглашения независимости политическое руководство, возможно, стало даже более зависимым от международных факторов, чем это было раньше, – считает косовский политический эксперт Бехлюль Бечай.

Экономическое развитие, свободная конкуренция, повышение благосостояния граждан, борьба с коррупцией и безработицей – формально среди приоритетов косовских властей, но дальше популистских обещаний дело не идет. Так, лидер Демократической партии Хашим Тачи (в прошлом он дважды занимал должность премьер-министра) обещал перед выборами создать 200 тысяч рабочих мест, а его партнер по правящей коалиции, глава Демократической лиги Косова Иса Мустафа, – 120 тысяч. Эксперты считают: у страны попросту нет потенциала, чтобы говорить о таких цифрах. По оценке директора института Riinvest Лумира Aбдиджику, для того чтобы трудоустроить такое число людей в ближайшие годы, потребовался бы 20-процентный экономический рост, что нереально. При этом прошлое правительство (стержнем которого являлись все те же партии) создало не больше 40 тысяч рабочих мест.

Приштина. Протест ветеранов войны. Лето 2015 года

Приштина. Протест ветеранов войны. Лето 2015 года

Коррупция, согласно заявлениям косовских политиков, несет угрозу национальной безопасности, подрывает доверие к властям, негативно влияет на экономическое развитие и перспективы евроатлантической интеграции. Transparency International называет Косово одной из самых коррумпированных стран Европы. Согласно докладу приштинского Института юстиции, борьба с коррупцией остается абсолютным приоритетом – но только на бумаге, поскольку законы не выполняются, а должностным лицам, подозреваемым в злоупотреблениях, удается избегать ответственности.

Не секрет, что в политике приличное состояние сколотить проще, чем в бизнесе. Судя по декларациям, представленным в Антикоррупционное агентство Косова, многие местные чиновники владеют дорогостоящей недвижимостью и роскошными автомобилями, которые невозможно приобрети на зарплату. Некоторым удается успешно совмещать по 5-6 должностей. По данным Антикоррупционного агентства, более 30 высокопоставленных чиновников трудоустроены в четырех местах, еще 300 из них сидят одновременно на трех стульях, 155 – на двух. Под подозрение попала и сама миссия EULEX, которая была направлена в Косово, чтобы установить в крае верховенство закона. В косовской прессе недавно было опубликовано журналистское расследование, в котором утверждалось: миссия переполнена коррумпированными судьями и прокурорами.

На фоне таких скандалов и отсутствия доверия к косовской судебной системе многие скептически смотрят и на создание Специального суда. Будет ли новый суд эффективно работать и сможет ли он привлечь к ответственности бывших боевиков, подозреваемых в преступлениях против сербов, цыган и самих албанцев? В Международном трибунале по военным преступлениям в бывшей Югославии рассмотрение дел косовских албанцев заканчивалось оправдательными вердиктами, при этом громкие судебные процессы (и в Гааге, и в Приштине) сопровождались запугиванием и убийством свидетелей.

В США и Европе местных политических лидеров воспринимают как людей, способных контролировать ситуацию в стране и вести диалог с Сербией в условиях интеграции в ЕС и НАТО. Как отмечает в интервью Радио Свобода директор белградского Форума по этническим отношениям Душан Янич, косовская элита состоит из бывших боевиков, у которых много военных привычек, но в то же время они прошли западную школу:

– С какими рисками, на ваш взгляд, сталкивается сегодня Косово?

На части территории по-прежнему нет косовской исполнительной власти, там сохраняется влияние Сербии – но скорее в смысле противодействия косовским властям, а не эффективного контроля

– Организованная преступность и криминальное лобби в области настольно сильны, что способны блокировать практически любые процессы, включая процесс нормализации отношений с Сербией. Другой риск – терроризм, имея в виду события, подобные тем, которые мы наблюдали в мае в Куманове. Кроме того, растет влияние радикальных исламистов, в последнее время в Косове были арестованы десятки человек, подозреваемые в связях с ними.

– Cколь далеко, на ваш взгляд, Косово продвинулось по пути создания полноценного государства?

– Косово пока еще не установило полного суверенитета над своей территорией, и оно продолжает это делать, опираясь на Брюссельское соглашение, подписанное с Сербией в 2013 году, и последующие договоренности. На части территории по-прежнему нет косовской исполнительной власти, там сохраняется влияние Сербии – но скорее в смысле противодействия косовским властям, а не эффективного контроля. У Косова нет армии и полного международного признания. Организованная преступность имеет очень серьезные позиции. Таким образом, это строящееся государство. В экономике сохраняется сложная ситуация, по-прежнему очень велика доля теневого сектора. В законодательном плане созданы необходимые предпосылки для инвестирования, но серьезных инвестиций нет. Косово живет в основном от таможенных сборов, международной помощи, акцизов. Нет полноценного экономического развития, и этот вопрос тесно связан с отношениями с Сербией. Когда речь идет о строящемся государстве, власти контролируют лишь часть экономической и общественной жизни.

– Возможно ли в принципе быстрое развитие Косова?

Косово всеми силами пытается ускорить движение к Евросоюзу, местное законодательство соответствует европейским бюрократическим критериям, но не соответствует реальности

– Косово – одно из самых молодых обществ в Европе, средний возраст населения –24 года. Такое общество не может быстро развиваться. Жители Косова в целом недовольны ситуацией, их доходы и пенсии ниже, чем в Сербии, и люди там живут хуже, чем в Сербии, но все же лучше, чем жили во времена режима Милошевича. С одной стороны, они разочарованы из-за несбывшихся надежд после получения независимости, но в то же время у них есть ощущение прогресса по сравнению с 90-ми годами.

Косово всеми силами пытается ускорить движение к Евросоюзу, местное законодательство соответствует европейским бюрократическим критериям, но не соответствует реальности. В конституцию внесено положение о том, что Косово стремится к членству в НАТО, а это тоже важный момент для ускорения интеграционных процессов. Иными словами, путь Косову на Запад открыт, но придется подождать еще лет десять, – считает сербский аналитик Душан Янич.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG