Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эпидемия импортозамещения


Михаил Пореченков - ведущий шоу "Моя жизнь сделана в России". В студиии образцы товаров российского производства

Михаил Пореченков - ведущий шоу "Моя жизнь сделана в России". В студиии образцы товаров российского производства

Производители обуви уверяют, что анатомически нога русского человека годится только для обуви российского производства, производители кваса везут свой напиток на выставку "Импортозамещение", ставя в тупик ее посетителей: что именно они собрались замещать? Об импортозаместительном абсурде - журналист Акрам Муртазаев. Ведущая Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы​

Елена Рыковцева: Сегодня мы посвящаем наш эфир эпидемии импортозамещения, которая буквально захлестнула Россию. Вчера открылась грандиозная выставка, открылась грандиозным приездом премьер-министра Российской Федерации, выставка так и называется «Импортозамещение». Я представляю вам гостя нашей программы — Акрам Муртазаев, журналист, который будет помогать нам разбираться, оценивать эту политику партии и правительства по внедрению в умы и сердца своей аудитории, что отечественное лучше, чем не отечественное. Они пытаются это навязать аудитории, может быть не навязать, а предложить аудитории, эту идею. Акрам, вы о себе задумывались на этот счет? Вспомните весь свой образ жизни с 6 утра до 12 ночи, что бы вы смогли заменить?

Акрам Муртазаев: Если бы было что-то, я бы, конечно, заменил. Например, мне не совсем нравится западное мясо, у нас оно хорошее, но его нет. Ни хорошей баранины, ни хорошей говядины уже давно нет. Единственное, что я с удовольствием употребляю отечественное — это родниковую воду. Недалеко от дома есть родник, мы туда шастаем с бутылками, собираем ее. На фоне той воды, которая продается отечественная в магазинах — это царское блаженство. А то, что продается — это ужасная вода, она стоит неимоверно дорого даже по сравнению с зарубежными аналогами, где вода стоит буквально копейки.

Елена Рыковцева: То есть вода и мясо. Мясо вы не можете заменить, потому что нечем.

Акрам Муртазаев: Если говорить серьезно, я вспоминаю вологодское масло, его сейчас нет, оно в принципе гораздо лучше любых других. Единственное, что мы, не имея какого-то производства, мы пытаемся заменить на какую-то фальшивку. Импортозамещение — это в принципе предложение отечественному потребителю кушать некачественный товар.

Елена Рыковцева: Немногое вы нам предложили. Мы сейчас свяжемся с нашим корреспондентом Никитой Татарским, который вчера побывал на этой выставке, которая называется «Импортозамещение», она открылась в шикарном центре «Крокус-Сити».

Акрам Муртазаев: Современный, красивый, хорошие помещения, светлый. Кстати, там продаются великолепные импортные товары.

Елена Рыковцева: Импортные товары вдруг разбавили этой выставкой по импортозамещению. Мы с огромным удовольствием узнаем у Никиты Татарского каковы его впечатления. Никита, мы смотрим эти кадры, которые вы вчера снимали, есть ощущение, что пустовато или она набита плотно теми товарами, которые предлагается внедрить вместо импортных?

Никита Татарский: Честно говоря, я тоже ожидал некоего шика от этой выставки и был удивлен. Как некоторые коллеги сравнивали, это похоже на некий региональный торговый центр. В центре всех событий крупный красивый павильон «Уралвагонзавода», у которого был роскошный экран, на котором можно было увидеть стреляющие танки, Медведева, трактора, поезда. Просто оформлен этот стенд был красиво. Однако, большую часть составляли совсем маленькие стенды, за которыми сидели скучающие люди с журналами. Да и вообще такое было ощущение, что посетителей на выставке нет, там словно бы гуляли одни представители в гости к другим. Самый большой интерес у людей вызывали стенды с едой, напитками или, например, стенд с техникой для инвалидов. Там можно было все-таки что-то попробовать, пощупать, покататься на этом инвалидном кресле.

Елена Рыковцева: С едой и с напитками, что именно заинтересовывало людей из этих стендов?

Никита Татарский: Мне кажется, что людей заинтересовывала в первую очередь возможность поесть и попить. Но в целом там были и интересные вещи, например, стенд пивоваренной компании из Волгограда, которая рекламировала пиво под названием «Держава. Наш президент». Мне, например, очень понравился такой дизайн.

Елена Рыковцева: Я знаю, что вы записали монолог этой дамы, продавца пива, давайте его послушаем.

Продавец: Мы патриоты своей страны. Наш собственник настроен именно на здоровую продукцию, потому что мы должны не вытравливать, а оздоравливать людей. Пиво снимает с людей стресс Вся таблица Менделеева в нашем солоде ячменном присутствует, исходя из химии, все полезные микроэлементы там есть.

Елена Рыковцева: То есть она предлагает заместить своим замечательным пивом что?

Никита Татарский: Мы пообщались и выяснили, что большинство сортов пива, представленного на российском рынке, является хоть и по названию иностранным, но на самом деле производящимся по лицензиям на российских пивоваренных заводах. Поэтому в частных беседах после этого, что главным образом для них это возможность маленьким региональным компаниям попробовать поиграть хоть как-то на одном рынке с большими. Еще хотел упомянуть про замечательный стенд, который мы увидели, с православными иконами, красивыми чашами и троном в позолоте.

Елена Рыковцева: Поделитесь хоть одной версией, что же замещают эти иконы?

Никита Татарский: Мы пытались задать этот вопрос, к сожалению, представители не захотели с нами разговаривать, ссылались, что их старший куда-то отошел. Единственное, что пришло в голову, что может быть какие-то бездуховные западные ценности можно импортозаместить исконно русскими правильными ценностями.

Дмитрий Медведев на выставке "Импортозамещение"

Дмитрий Медведев на выставке "Импортозамещение"

Елена Рыковцева: То есть, если суммировать, то что же мы увидели на этой выставке: мы видим иконы, мы видим трактор, по-моему, большой трактор там был, мы видим реаномобили. Я услышала в репортаже Первого канала, что 75 тысяч «скорых помощей» мы продаем в год за рубеж, покупать точно смысла никакого нет, раз продаем свои. Значим, считаем — трактор, «скорая помощь», иконы категорически свои отечественные, чужие нам не надо, пиво. Квас был?

Никита Татарский: Квас, конечно, под замечательным названием «Сталинград». Со мной рядом был зарубежный коллега, британский корреспондент, который как раз задался вопросом: ведь квас пьют только в России? Это сугубо внутренний продукт, он как был, так и остается. В чем заключается виток импортозамещения, нам было непонятно.

Елена Рыковцева: Вы меня сейчас простите за цинизм, но я тут подумала о медицинской технике, там не было названия «Великий перелом»?

Никита Татарский: Нет, такого не было. Но на самом деле у людей был большой интерес к инвалидной технике. В основном я слышал краем уха, неделикатно прислушиваясь к разговорам, туда подходили люди, у которых родственник или друг инвалид и задавали вопрос лично для себя: можно ли купить такое кресло? По-моему, это было самое приятное, если можно так говорить, для меня лично впечатление, здесь было вроде все по делу и вполне по-человечески.

Елена Рыковцева: Очень хорошо, что это было. Значит мы ставим плюсик и говорим, что хорошо, что есть для инвалидов техника и будем надеяться, что она есть не только на выставке. А во всем остальном, что касается продуктов, существует некоторое недоумение. Акрам, вы же такой остроумный человек, чем можно заменить квас, что вытеснить можно квасом?

Акрам Муртазаев: Да ничего.

Елена Рыковцева: Я посмотрела репортаж Первого канала, каких-то дополнительных деталей к тому, что говорит сейчас Никита, не нахожу. Есть ли у вас ощущение, что эта выставка на самом деле напоминает любую другую выставку, такие эпизодически возникают, проходят в Манеже - выставки товаров отечественного производителя?

Никита Татарский: Это больше даже похоже на ярмарку, а не на выставку. Масштаб совершенно не соответствовал моим ожиданиям. Это было такое немножечко скучное мероприятие своих для своих, как мне показалось. Наверное, для того, чтобы снять эти кадры визита Дмитрия Медведева для федеральных телеканалов.

Елена Рыковцева: Поставим мы точку словами одного из ваших продавцов, с которыми вы разговаривали, такие замечательные она сказала слова.

Продавец: Мы убьем доллар нашим хлебом.

Елена Рыковцева: Как вы считаете, для чего и для кого делаются эти выставки? Один мой товарищ, который там был, сказал, что он таких выставок видел море, только они не назывались «импортозамещением».

Акрам Муртазаев: Это обычная идеологическая работа, которая опоздала на год. То есть мы начали кампанию по импортозамещению, не выработав идеологию, сейчас она начинает вырабатываться, но еще до того, как она выработается, пройдет определенное время. Это показывает, что идеологически мы абсолютно не приспособлены к какой-то работе, аппарата нет такого, как был со времен ЦК КПСС. Тогда действовала очень большая идеологическая машина и прежде, чем начинались производственные циклы, шла обработка населения. Сегодня обработка началась тогда, когда в магазинах появился отвратительный товар, который замещает импортный, и на этом фоне вдруг создается эта выставка которая, естественно, теперь будет иметь значение минимальное. Все люди уже знают, что получили они взамен импортного сыра, импортного мяса. Опоздание идеологии очень навредило.

Елена Рыковцева: Интересно, что они не успевают подготовить свои хорошие товары вслед за этой концепцией. Даже Первый канал, уж насколько научились, набили руку на Украине, но во всем, что касается обеспечения пропагандистского обеспечения своего, отстают. Я вчера смотрю сюжет Первого канала: «На этой выставке есть российские планшетники, которые можно уронить и даже наступить на них, поэтому ими будут экипировать участковых».

Акрам Муртазаев: Я прошу обратить внимание на глаза Медведева - даже он не поверил этой информации. Обратите внимание на стоящих рядом людей. Если вы заметите хоть что-то отечественное в их одежде, то можно будет аплодировать. Опять же абсолютно неподготовленная идеологическая работа, когда люди приходят во всем импортном и восхищаются отечественным, то, чего они не будут есть, не будут носить, не будут пить, ничего.

Елена Рыковцева: Причем это опять же упущение какого-то пиара или их аппарата, что сами они вдвоем, вы же помните последнюю историю, как они вдвоем на импортных тренажерах с Владимиром Владимировичем, в иностранных кроссовках, в иностранных костюмах очень дорогих образцово-показательно их рекламировали. Почему бы кеды было не отрекламировать фабрики «Красный большевик»?

Акрам Муртазаев: Я как раз об этом задумался. У них единственное отечественное было, они сделали барбекю — опять же название какое, делали из отечественного мяса.

Елена Рыковцева: Это то самое мясо, которое, вы считаете, что оно не очень качественное? Они были вынуждены травиться, в отличие от вас.

Акрам Муртазаев: Им привозят экологически чистое.

Елена Рыковцева: Что оно существует в принципе – вы верите?

Акрам Муртазаев: Конечно. Для таких людей существует только отечественное, только специально выращенное. Говорят, даже с Алтая привозят, где экологически чистое все. Я думаю, что они не нуждаются.

Елена Рыковцева: Мы зафиксировали как минимум две ошибки, что начинать надо было раньше рекламировать и что если ты идешь на выставку отечественных товаров со своим окружением, ты давай, пожалуйста, надень на себя что-то такое, сорочку. Хотя бы лапти, хоть что-нибудь надень. Давайте посмотрим, как отвечали на вопрос, от чего бы вы готовы были отказаться в пользу российского, прохожие на улицах Москвы.

(Опрос, а также звонки зрителей и ответы на них смотрите в видеоэфире и слушайте в звуке)

Елена Рыковцева: Для тех слушателей и зрителей, которые не знают, чем же радует российский производитель, как раз Михаил Пореченков открыл на канале «Россия» программу, которая называется «Моя жизнь сделана в России». И я бедного Акрама Муртазаева, который сроду не смотрел телевизор, заставила ее посмотреть и впечатлиться. Перед нашей программой он сел со мной за компьютер и увидел первый выпуск этой программы. Я опишу сразу, что Михаил Пореченков предлагает своим звездным партнерам, друзьям, проехаться по предприятиям России, посмотреть, что же такого они производят.

Акрам Муртазаев: Это такой маленький «back in USSR» на Выставку достижений народного хозяйства. Конечно, это настолько смонтировано ужасно и все это лубочно и противно, что я не знаю, кто сможет досмотреть эту программу до конца. Может быть он сам доволен, но больше, я думаю, никто не доволен этой передачей. Во времена СССР тоже была такая несколько туповатая идеология, но тогда хоть какая-то идеология была. Все равно мы все смеялись. Очередной съезд по сельскому хозяйству, когда принималась какая-то продовольственная программа — это все приобретало характер какого-то повального смеха, народ смеялся. Сейчас народ не смеется — вот это меня изумляет, потому что тогда смеялись все. Даже у нас в редакции, в идеологическом коллективе, выстраивался первый ряд бас и пел: «В сельском хозяйстве опять большой подъем». И потом вступал хор девочек и кричали: «Состоялся пленум, очень важный пленум». Вот это программа на уровне сельского хозяйства.

Елена Рыковцева: Видно, что они совершенно не стесняются подкладывать ту же музыку. Колосятся луга, пасутся стада.

Акрам Муртазаев: Валуев про продвижение крупнорогатого скота рассказывает — это просто страшно.

Елена Рыковцева: Мы должны рассказать тем, кто никогда не посмотрит эту передачу, как Николай Валуев приглашает Михаила Пореченкова к своему холодильнику, распахивает его. Он совершенно пустой, там пять баночек, но они все российские — молоко, какой-то творожок. Прямо макет выставки «Импортозамещение».

Акрам Муртазаев: Человек ростом за два метра будет кушать это самое? Так ему же полкоровы надо съесть, чтобы наесться.

Елена Рыковцева: Там другая была прекрасная сцена, как Михаил Пореченков приглашает Раису Рязанову, актрису. Сначала они в Москве гуляют по ГУМу, потом он говорит: а вот не слетать ли нам в Чувашию. Садятся на самолет, и раз - стоят на пороге прекрасной носочно-чулочной фабрики, но мы еще не знаем, что она прекрасная. И Светлана Рязанова говорит: «Наверное, там ничего нет, там пусто, там все развалено, разбито. Я даже боюсь зайти туда, что мы увидим». Но когда они заходят, они видят рай небесный. Все это производство налажено, отлажено, их встречают итальянские дизайнеры и пр. Как вы могли не впечатлиться, Акрам?

Акрам Муртазаев: Нет, я впечатлился, конечно, очень сильно. Я никогда не видел этой продукции на прилавке — вот в чем дело. Можно посмотреть передачу, но продукцию никогда не видел.

Елена Рыковцева: А этот коровник, который с механизмами? Еще Акрам сказал очень смешно: сейчас смотрят доярки всей страны на этот фантастический, просто фантасмагорический коровник, весь упакованный какой-то аппаратурой сложнейшей…

Акрам Муртазаев: Можно представить, как живут настоящие доярки, как они в сапогах по шею ходят, чтобы пробраться к этим коровам. Это же разные картины, две России.

Елена Рыковцева: Может быть это и хорошо, что вторую Россию вытащили. Это же не декорация — это реальный завод, это не то, что построили специально под Пореченкова. Конечно, есть такая чистенькая ферма, чистенький завод. Он сделает еще три рейса, еще три часа пролетит самолетом, найдет рыбное производство. Он нашел уже одно хорошее. Может, надо показывать вот это хорошее?

Акрам Муртазаев: Надо показывать, с каким трудом производитель выходит на рынок — вот это очень важно. Потому что произвести можно, продать невозможно. Начать производство — тоже большая проблема. Надо взятку этому дать, надо взятку этому дать. Что такое импортозамещение? А кто выгодоприобретатель этого импортозамещения? Это прежде всего силовые структуры, которые наблюдают за этим: а ты продаешь импортные товары или не продаешь? В магазины можно подбросить какой-нибудь запрещенный хамон и нагрянут с проверкой, потом получить дивиденды, что ты обезвредил это. То есть приобретатели недобросовестные производители, а добросовестные у нас, к сожалению, не получают доступ к прилавку. Вот если бы он боролся за то, чтобы люди смогли открывать свободно производство, чтобы могли реализоваться. У нас же народ талантливый, вот в чем дело. Почему у нас такая ужасающая производительность труда? Вот проблема какая.

Елена Рыковцева: Сейчас народу, казалось бы, показали, что мы в вас, во-первых, заинтересованы, мы хотим только свое, и мы будем показывать и продвигать всех, кто тоже заинтересован.

Акрам Муртазаев: Но это же происходит как раз после выборов, на которых показали, что, ребята, выбирать будете тех, кого мы вам предложим. Человек не может выбрать себе власть, которая может обеспечить ему какой-то участок работы, может помочь ему в производстве. То есть вы занимаетесь только этим, а мы будем заниматься только власть. Так не получится.

Елена Рыковцева: Уважаемые слушатели, читали, зрители, мы заканчиваем эту передачу призывом к тем, кого мы расстроили, вы смотрите Пореченкова Михаила в субботу. У него такая прекрасная программа, которая поднимет вам настроение. Я занимаюсь прямой рекламой. Со «звездами», под музыку, которую вы не слышали уже 50 лет, покажет вам все хорошее, что есть в Российской Федерации.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG