Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Лукашенко сделал своеобразный подарок к дню рождения своего друг Владимира Путина, назвав слухами разговоры о возможном создании в Беларуси российской военно-воздушной базы. Реакция Лукашенко явно стала неожиданностью для Кремля, так как пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков не нашелся с ответом, и это при том, что история с базой – никакие не слухи и не разговоры. Это конкретное поручение, которое Путин в официальном порядке дал МИДу и Министерству обороны России. Вряд ли это сообщение пресс-службы президента России могло пройти мимо Пескова. Как, впрочем, и мимо Лукашенко.

То, что белорусская сторона никак не реагировала на российское предложение, уже было определенным симптомом. Однако прошедший в Минске в минувшее воскресенье народный сход белорусской оппозиции, на котором протестовали против возможного появления базы, заставил Лукашенко высказаться совершенно конкретно. Он, конечно же, не полемизирует с Путиным, а привычно клеймит распускающих нелепые слухи оппозиционеров. Однако суть реакции от этого не меняется.

Наблюдатели уже стали говорить о том, что Лукашенко, научившийся выторговывать себе преференции за любую российскую блажь, и на этот раз идет на повышение ставок. И что вопрос базы – просто вопрос денег: за ее появление нужно будет хорошо заплатить и самому белорусскому президенту, и в бюджет соседней страны. Однако база – не газотранспортная система. Если Лукашенко допустит ее появление на белорусской земле, то совершит самую серьезную ошибку в своей многолетней карьере. И дело даже не в суверенитете Беларуси и в будущем этой страны – вряд ли Лукашенко думает о чем-то таком. Дело в политическом будущем самого Лукашенко. Ведь такая база – учитывая размах российских планов и необходимость базирования наземных частей, обслуживающих авиацию, – самый настоящий оккупационный контингент. За примерами далеко ходить не нужно: сохранившаяся на украинской территории российская военно-морская база сыграла ключевую роль в аннексии Крыма, причем российская сторона специально подчеркивала, что количество военнослужащих, занятых в операции по захвату чужой территории, не превышало обозначенного в российско-украинских соглашениях. А чем там эти военнослужащие занимаются – маневрами или сменой власти, – ни в одном договоре не обозначено. Так чем же российские летчики хуже российских моряков?

Лукашенко с огорчением замечает, как у медведя, который приносил ему так много медка и прочих вкусностей, выпадают зубы и слабеют когти

Но Лукашенко может отказаться от размещения базы не только по причинам элементарного самосохранения. Для него идея появления на территории Беларуси ограниченного контингента российских военнослужащих – доказательство того, что экономическими путями удержать соседнюю страну в своей орбите Владимир Путин уже не в состоянии. И, таким образом, пытается застраховаться от возможного разворота Беларуси в сторону Запада с помощью военной силы. Но почему это должно быть интересно белорусскому президенту?

На протяжении двух десятилетий Александр Лукашенко использовал Россию для упрочения собственной власти, меняя российские кредиты и субсидии на звонкие лозунги о славянском братстве, союзной интеграции, противостоянии Западу и прочие бессмыслицы. Да, конечно, в последние годы ему приходилось поступаться суверенитетом, но не настолько, чтобы в случае чего нельзя было отыграть назад. Если Путин не сможет и далее содержать белорусский режим, то он не нужен Лукашенко вместе с Россией. Даром, что ли, Александр Григорьевич добивается смягчения санкций и признания белорусских выборов? Даром, что ли, фотографируется с Обамой? Он с огорчением замечает, как у медведя, который приносил ему так много медка и прочих вкусностей, выпадают зубы и слабеют когти. И задумывается о новых спонсорах.

Единственное, что может остановить Лукашенко в его осторожном отползании от России, – это российская армия. Внутренних проблем не будет – даже белорусская оппозиция станет рукоплескать разрыву со стратегическим партнером, а пророссийских организаций в Беларуси нет и не было никогда. Соседи – Литва, Польша, а теперь и Украина – только вздохнут с облегчением, когда Беларусь откажется от своей роли российского сателлита. Значит, остается база. Это и есть самая главная опасность.

Конечно, Лукашенко не станет жестко отказывать Путину. Он по-прежнему будет напоминать, что его страна готова оставаться верным союзником России, “форпостом” в противостоянии НАТО. Он даже просит у Путина “кое-каких вооружений”, чтобы противостоять еще эффективнее. Но в конечном счете эти вооружения – если они даже и поступят на баланс белорусской армии – будут, конечно, использованы не для устрашения НАТО, тем более что альянс белорусскому суверенитету не угрожает.

Они будут использованы против России.

Виталий Портников – киевский журналист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Дороги к свободе"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG