Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главного редактора интернет-радио Всеросийского общества слепых уволили за позицию по Крыму

Главный редактор интернет-радио Всероссийского общества слепых (ВОС) Олег Шевкун был уволен после того, как заявил в эфире, что считает аннексию Крыма незаконной. "Мы получили Крым вместе с изоляцией от всего мира", – сказал журналист, отвечая на вопрос радиослушателя о сентябрьском фестивале "Крымская осень", организованном для инвалидов по зрению. В редакции Радио ВОС Радио Свобода заявили, что Олег Шевкун уволился по собственному желанию в связи с тем, что нашел более высокооплачиваемую работу.

В начале сентября 46-летний Олег Шевкун, занимавший тогда пост главного редактора интернет-радио Всероссийского общества слепых, анонсировал в программе под названием "Кухня" фестиваль "Крымская осень", который организован для инвалидов по зрению. Фестиваль должен был состояться с 14 по 20 сентября в Евпатории. Во время прямого эфира программы один из слушателей поинтересовался, как поездка в Крым для журналистов радиостанции согласуется с их внутренним ощущением от происходящего. Отвечая на этот вопрос, Олег Шевкун в прямом эфире выразил недоумение по поводу присоединения Крыма к России. Вот фрагмент этого эфира:

"Когда в Крыму появились зеленые вежливые человечки, честно говоря, я испытал шок. По двум причинам. Во-первых, от того, что наши войска перешли границу другого государства. Путин это отрицал, потом Путин это признал, он сказал, что, да, наши войска были в Украине, в Крыму, и для меня это был большой шок. Был и второй шок, когда я узнал о том, что люди это действие поддерживают, сами крымчане это действие поддерживает. Этот шок еще более укрепился, когда я попал в Крым на прошлый фестиваль "Крымская осень". [...] Моя позиция здесь немножко другая. Вопреки тому, о чем пишут наши СМИ, я считаю, что с точки зрения международного права присоединение Крыма было незаконным, и правы те страны, которые ответили на это санкциями, определенными мерами и так далее, и мы получили Крым вместе с изоляцией от всего мира, но при этом есть люди, которые там живут, и нам, как Всероссийскому обществу слепых, и нам, как Радио ВОС, есть что этим людям предложить."

Программа "Кухня" от 11 сентября 2015 года с сайта радиостанции удалена (выпуск 116), однако полностью ее можно послушать по ссылке.

В кулуарах мне было достаточно сурово сказано: "Ты здесь больше не работаешь!"

После этого эфира журналисты радиостанции поехали на фестиваль в Евпаторию, где Олегу Шевкуну, по его словам, объяснили, что его работа на радиостанции больше не желательна. В редакции радио Всероссийского общества слепых заявили, что Шевкун уволился по собственному желанию, поскольку нашел более высокооплачиваемую работу. Говорит нынешний главный редактор этого СМИ Иван Онищенко:

– Олег Валерьевич был уволен по собственному желанию, и то, что он транслирует в СМИ, не отражает действительности. Он ушел, видимо, на более высокую зарплату, насколько мне известно, он был трудоустроен в тот же день, что-то связано с проповеднической тематикой. Он, насколько мне известно, относится к христианской, баптистской церкви и занимается чтением лекций или проповедей.

На мой взгляд, главный редактор должен отражать мнение и учредителя, и вообще большей части слушателей

Впрочем, Иван Онищенко фактически признал, что высказывания Шевкуна о Крыме не соответствуют нынешней редакционной политике:

– Олег Валерьевич себе позволил очень неосторожные высказывания, не оговорившись, что данное высказывание отражает его личную точку зрения. Ну, лично мы можем с вами говорить обо всем, нас может не устраивать компания, которая управляет нашими домами, расписание троллейбусов и так далее. На мой взгляд, главный редактор (я думаю, у вашей радиостанции такая же политика) все-таки должен отражать мнение и учредителя, и вообще большей части слушателей и так далее. То есть как-то надо немножко следить за тем, что ты говоришь. Тем более находясь в должности главного редактора.

– Радио ВОС получает государственное финансирование?

– Да, конечно. Главный учредитель – это Всероссийское общество слепых, и Культурно-спортивный реабилитационный комплекс Всероссийского общества слепых – базовая организация. Соответственно, мы получаем финансирование, в том числе на деятельность, связанную с работой интернет-радио, – рассказал главный редактор Радио ВОС Иван Онищенко.

Олег Шевкун утверждает: несмотря на заявление об увольнении по собственному желанию, ему фактически не оставили выбора. В интервью Радио Свобода он рассказал подробнее о том, что произошло в эфире программы "Кухня" от 11 сентября, и том, чем он теперь собирается заниматься:

– Наша позиция всегда – разговаривать с нашими слушателями честно, – рассказывает Олег Шевкун. – Наша аудитория – это незрячие, слабовидящие люди, многие из них сидят дома, у людей нет работы, нет возможности зачастую выйти из дома, потому что не все чувствуют себя спокойно на улице. Поэтому с самого начала работы мы избрали тактику, чтобы быть не рупором, а, скорее, собеседником. У нас огромное количество разговорных программ, прямоэфирные программы, и одна из передач называется "Кухня Радио ВОС", которую ведет главный редактор с кем-либо из сотрудников станции. Смысл этой программы не только в том, чтобы рассказать о тех программах, которые вышли, и о тех, которые будут, но и в выстраивании отношений с аудиторией. Смысл в том, чтобы слушатель воспринимал журналиста как человека, а не просто как рупор. Эта тактика ведения эфира и предопределила все.

Олег Шевкун (слева) с коллегой

Олег Шевкун (слева) с коллегой

Нам в программу пришло письмо в преддверии фестиваля, который назывался "Крымская осень", на который мы должны были поехать вместе с группой Всероссийского общества слепых. Письмо было от слушателя с Украины и в нем было поставлено фактически два вопроса. Первый вопрос был: "Как совмещается ваша поездка в Крым с вашим внутренним самоощущением?" А второй вопрос: "У вас ведь не ура-патриотическая станция. Что, вы теперь будете делать программы из серии "Крымнаш"?" Мы сели в студию с соведущей, девушкой, которая тоже должна была ехать в Крым. Сначала мы прочитали письмо и поставили более широкий вопрос, предложили слушателям высказаться. Вопрос был такой: "Какое место и значение имеет совесть в работе журналиста? Если вы с чем-то не согласны, вы будете делать об этом материал? Если вы не согласны куда-то идти, вы туда пойдете или нет, просто потому что положено?"

Наверное, мы, я лично дразнил собак, потому что сначала мы поставили в эфир песню Александра Галича "Еще раз о черте", которая, собственно говоря, об этом – о выборе, который человеку нужно делать. И вот после песни каждый из нас обозначил свою позицию. Соведущая сказала о том, что ее это никак не напрягает, у нее нет "ура-патриотических ощущений", но она не видит проблемы в присоединении Крыма, поэтому едет туда с удовольствием. Я сказал, что мне в этом плане сложнее, потому что я лично, это мое личное мнение, считаю присоединение Крыма незаконным с точки зрения международного права, и я был в шоке, когда все это произошло, когда наши вежливые зеленые человечки появились в Крыму. И в еще большем шоке я был, когда узнал, что жители Крыма это поддержали.

Но, несмотря на это, я туда еду со спокойной совестью. Смысл был в том, чтобы научить незрячих крымчан жить и работать так, как работает ВОС. Отвечая на второй вопрос, по поводу ура-патриотизма, я сказал, что давайте не путать патриотизм и идиотизм. Патриот свою родину любит просто так, потому что это его родина. Идиот любит свою родину за счет того, что унижает других: вот есть америкосы, есть гейропа, а мы лучше. Я высказался за то, что патриотизм здесь был, есть и будет, а вот идиотизма в эфире Радио ВОС быть не должно.

Я высказался за то, что патриотизм здесь был, есть и будет, а вот идиотизма в эфире Радио ВОС быть не должно

Я понимал риск и сказал о том, что это станция не Олега Шевкуна или кого-то еще, а это станция Всероссийского общества слепых, и если ВОС после такой моей позиции решит снять главного редактора – это его решение. Я, правда, не думал, что это будет сделано так мерзко. Но я понимал, что мы будем транслировать мероприятия фестиваля, и там будет позиция "Крымнаш", и быть главным редактором станции, на которой это озвучивается, я мог. Да, была еще одна вещь – слушатель спрашивал: "Как вы это делаете, как вы туда едете?" Я сказал, что общей идеологической позиции станции не существует, есть взгляды журналистов, которые здесь работают, и каждый журналист в своих взглядах свободен.

– А что произошло потом? Вы поехали все-таки в Крым.

– Мы поехали в Крым. И украинские друзья на меня несколько обижались поначалу, потом перестали. Мы приехали в Крым, начался фестиваль, более 200 человек собралось, более 100 из них – крымчане. Во время встречи с руководством Всероссийского общества слепых один из участников из Крыма задал вопрос президенту ВОС: почему ВОС не контролирует содержание программ Радио ВОС? И сказал о том, что на "Кухне" всех крымчан обозвали идиотами. Президент вышел из положения, он сказал: "Бывают разные мнения, но мы контролируем, следим..." – и прочее. После чего уже в кулуарах мне было достаточно сурово сказано, не президентом, другими людьми: "Ты здесь больше не работаешь!"

– Господин Онищенко, который сейчас является главным редактором радио, утверждает, что вы ушли по собственному желанию.

Я наивно считал, что мнение, высказанное в прямом эфире, – это нормально, тем более высказанное корректно. Оказалось, что нет

– Естественно. Мне было сказано, что есть два варианта: либо мы вызываем юристов, тебя увольняем по статье, и ты получишь такую запись в трудовой книжке, с которой ты больше на работу не устроишься, либо ты без скандала, без юристов пишешь заявление по собственному желанию, но даже если ты его не напишешь, здесь ты больше работать не будешь. Правда, здесь я, наверное, нарушил определенную договоренность. Была договоренность, что я ухожу по собственному желанию, но при этом оставляю за собой какие-то авторские программы. Потому что самые рейтинговые программы – это то, что мы с ребятами делали, но и это было пересмотрено. Они хотели, чтобы все было тихо, но через день после ухода мне позвонили из украинской редакции Радио Свобода и попросили дать комментарий. И я решил все-таки дать этот комментарий, потому что сам процесс увольнения: "Скажи, что ты ошибся! Измени свои взгляды" – это как-то уже совсем по-солженицынски. Я не понимал до конца, в какое время мы живем. После этого мне позвонил Иван Онищенко и сказал: "Ты понимаешь, что в сложившейся ситуации ни о каких программах не может быть и речи". Это было за два часа до предполагавшегося прямого эфира.

– Вы сказали, что эта передача стала последней каплей. Значит, были и еще какие-то недовольства со стороны руководства?

Наша страна и наше общество очень серьезно изменились с февраля 2014 года

– Недовольства руководства станции не было. Мы собирали аудиторию, она увеличивалась, мы стали одним из дипломантов фестиваля "Вместе радио", который проводит Фонд независимого радиовещания, по Центральному федеральному округу. Но тут вот какая вещь. Когда я приходил сюда на станцию (это был январь 2013 года – вести передачу, и март 2013 года, чтобы работать), я сказал руководству о том, что здесь есть пара моментов. Во-первых, я евангелистский христианин, если хотите, баптист, и у меня есть своя определенная идеологическая позиция, которая совершенно не обязательно во всем совпадает с линией партии. Тогда это было принято нормально, как должное. Без проблем, работать будешь, все будет в порядке.

Но наша страна и наше общество очень серьезно изменились с февраля 2014 года. Сейчас задача стояла другая, мне было сказано, что новый главный редактор должен быть во всем согласен с официальной линией. Тогда таких требований не было, сейчас эти требования появились. В январе этого года я ходил на работу два-три дня с желто-голубой ленточкой, на которой было написано: "Молюсь за Украину". Мы, конечно, всегда были вне политики, при этом мы делали передачи о жизни незрячих в разных странах мира. Делали передачи и о российских проектах, и об украинских проектах о незрячих. Но такой истерии ни в коем случае у нас в эфире не было.

– А как отнеслись ваши коллеги к тому, что произошло, как коллеги отнеслись к изменившимся требованиям?

Олег Шевкун с семьей

Олег Шевкун с семьей

– Как везде, люди делятся на группы, на категории. Кто-то сказал: "Мне все равно, я как работал, так и работаю". Кто-то сказал: "Плохо, но ничего по этому поводу сделать нельзя". Кто-то сказал, что, наоборот, будет больше стабильности. Там весь вопрос в другом. Одна из тем, которая всплыла в разговоре с нашими учредителями: а вдруг в результате того, что эта ситуация станет известной, что такое было на Радио ВОС, нас лишат государственного финансирования? Потому что у нас есть бюджетное финансирование на реабилитацию незрячих людей. И это вопрос действительно серьезный, тут, наверное, мне нужно было думать, прежде чем говорить. Может быть, зная о том, что нужно будет ехать в Крым, надо было просто уйти до этой поездки, не делая никаких заявлений. Но я почему-то наивно считал, что мнение, высказанное в прямом эфире, – это нормально, тем более высказанное корректно. Оказалось, что нет.

– Чем вы сейчас планируете заниматься?

– Сложная очень тема. С одной стороны, я хотел бы заниматься христианским служением. С другой стороны, очень люблю радио. Радио – это возможность дойти до аудитории, возможность общаться с аудиторией и получать обратную связь. Если удастся что-то такое найти, конечно, это будет очень интересно. Пока разные варианты смотрим.

– А сейчас вы где-то работаете? Потому что опять же господин Онищенко сказал, что вы ушли уже куда-то, устроились на работу.

Сам процесс увольнения: "Скажи, что ты ошибся! Измени свои взгляды" – это как-то уже совсем по-солженицынски

– Я объясню источник этого. Онищенко знает, я думаю, что это не так. Где-то через пару дней после моего ухода в интернете появился текст, который написал один из сотрудников ВОС, текст с достаточно странным названием "Анатомия свободы". Человек НТВ насмотрелся. В нем сказаны совершенно дикие вещи, что Олег Шевкун – это агент американских спецслужб, и весь его приход на Радио ВОС был задуманной операцией для развала Всероссийского общества слепых. Я не знаю, как это комментировать. Наверное, никак. И там была такая вещь, что вот "Олег уже устроен работать она одну из сектантских радиостанций". Это ложь!

– Вам поступали какие-то угрозы от недоброжелателей? Чувствуете ли вы себя в безопасности после всей этой истории?

– Я чувствую себя в безопасности, потому что есть Бог, любой из нас в его руках. Угроз напрямую не было, серьезных, реальных. Если тебя отматерили в Твиттере, это не угроза. Поэтому ощущения, что почва из-под ног уходит, нет. И тем более есть поддержка семьи, друзей, и это очень важно.

Олег Шевкун проработал на радио Всероссийского общества слепых около двух с половиной лет – работу он начал в начале 2013 года. Сама радиостанция начала вещание в феврале 2011-го. Как сказано на сайте радио ВОС, миссия этого СМИ, среди прочего, информировать"людей с ограниченными возможностями здоровья о последних событиях в социальной сфере жизни общества", организовывать "площадку для общения людей с инвалидностью, представителей власти и общественных организаций", "оказывать инвалидам по зрению правовую, юридическую и психологическую поддержку", распространять "высокие культурные ценности".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG