Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нобелевская премия Светлане Алексиевич: от "заговора русофобов" до "торжества русской культуры"

Весь день и всю ночь продолжались обсуждения новости о присуждении Нобелевской премии Светлане Алексиевич.

Varya Gornostaeva

Какую сильную настоящую радость вызывает новость о Светлане Алексиевич. Такая редкая эмоция в наши дни, просто до слез.

Антон Долин

или сильную настоящую злобу

Со злобы и начнем. Тот же Антон Долин не ошибся в своем прогнозе.

А вообще (заранее скажу) прелесть-прелесть в том, что Алексиевич - первый пишущий по-русски нобелевский лауреат за 28 лет, однако предсказуемо самое большое количество проклятий на голову Нобелевского комитета сегодня прилетит из России.

Действительно, "прилетело".

Artem Rondarev

По итогам Нобелевской премии астрологи объявили в рунете Rusofobia Awarennes Day.

Обвинения в русофобии базируются главным образом на оценке Алексиевич конфликта в Крыму и Донбассе - Нобелевский лауреат обвиняет Россию в развязывании войны.

Михаил Бударагин

Нынешний нобелевский лауреат плакала над "небесной сотней", а над убитыми украинскими карателями жителями Донбасса она не плакала.

Рожей потому что не вышли.

Гуманизм - он нынче такой.

Павел Святенков

Завтра премию Мира дадут багдадскому халифу, которого бомбит проклятый Путин.
Вот тогда попрыгаете.

Обвиняющие Алексиевич в русофобии, разумеется, убеждены, что за эту-то русофобию ей премию и дали.​ Наверное, дело было так:

Artem Rondarev

"Nu, za rusofobiyu", - сказал глава Нобелевского комитета Алексиевич, поднимая стакан водки на частной вечеринке после церемонии награждения.

И подмигнул.

Это шутка, а вот ​Вадим Левенталь в "Известиях" пишет, кажется, всерьез:

Нобелевский оргкомитет не сумел придумать ни одного украинского писателя, которого можно было бы поднять на щит, и на безрыбье главной рыбой назначили живущую во Франции гражданку Белоруссии.

Для богатой литературными талантами Украины это едва ли не унизительно.

А то, что, будь такая возможность, назначили бы украинского лауреата, это ясно как белый день.

Petr Favorov

Победил ВВ Путин - он теперь такой Большой Бука, что против него аж Нобелевский комитет выкатывают. Имениннику приятно, я думаю. Ну да, выиграл русский язык - так или иначе это все-таки почетно, хотя чем больше таких коньюнктурных решений, тем менее почетно. Проиграла Россия - из всех аспектов нашей жизни внешние люди по прежнему будут узнавать только про свинцовые ужасы в их самом неразбавленном виде, а все положенные речи с трибун произнесет человек с очень непереусложненным взглядом на нашу действительность

Alexander Dyukov формулирует прямо-таки октябрьские тезисы.

Носит ли присвоение Светлане Алексиевич Нобелевской премии политический характер? - Да, конечно. Скажите, когда гуманитарные нобелевки не носили политического характера? <...>

Получила бы Алексиевич премию без публичных высказываний об "оккупации Крыма", путинской агрессии и заразе коммунизма? - Нет, конечно, даже если бы она обладала талантом Достоевского.

Будет ли теперь Нобелевка Алексиевич обналичена в политических целях? - Да, конечно, затем и давали.

Эдуард Биров считает, что коварным планам Запада не суждено достичь цели.

Запад делает то, что и всегда в тот момент, когда объявляет войну России и хочет использовать все свои возможности, в том числе "гуманитарные". Ровно так было с Пастернаком, Солженицыным. <...>
Запад будто под копирку использует приёмы, которые ему помогли против позднего СССР - цены на нефть, пропаганда против империи зла, демократические ценности, второй Афган, снижение уровня жизни... теперь вот сделали Нобелевского лаурета, чтобы тот стал совестью нации. Дурачки, они не видят, что за постсоветские годы русские люди получили такую мощную вакцину против этих приёмчиков, что они на нас действуют ровно наоборот, как красная тряпка на быка.

Егор Холмогоров написал на "Взгляде" действительно ОЧЕНЬ ДЛИННЫЙ текст, содержание которого вполне соответствует анекдоту "Я три дня скакал за вами, чтобы сообщить, что вы мне безразличны":

При помощи западных фондов и премий российская оппозиция лепит параллельный мир, где над умами властвуют титаны Звягинцев, Немцов, Алексиевич. И надеются, что однажды при помощи митингов и абрамсов навяжут этот параллельный мир всей нации, как вторую ложную память.

Но этого уже не будет. Провал «арабской весны» показал, что даже обществам с гораздо менее разработанным культурным потенциалом навязать эту жвачку не удается. А Россию они потеряли безвозвратно. Они ей просто скучны.

Ну, как демонстрирует даже сам Холмогоров, не очень-то и скучны. Он даже вступил в заочную полемику с Алексеем Навальным.

Андрей Тесля пытается убедить "патриотов", что поводов для обиды нет.

ребята-"патриоты", а не все ли равно, что пишет ваш нелюбимый (с этого дня, ранее о нем многие ныне крепко не любящие и знать-то не знали) писатель - с чисто прагматической хотя бы точки зрения? это ж решение по меньшей мере мировой интерес к нашему языку поднимает, переводчики переводят, ее переводят, других переводят (ее на всех не хватит), язык учить принимаются... благодать, лепота и прочее - и все силами врага, прям айкидо какое-то

Но все, кажется, тщетно.

Maria Snegovaya

Ненависть ватников к Светлане Алексиевич - доказательство того, что раскол в нашем обществе проходит не между "русским" и "не-русским" миром, не между "патриотами" и "анти-патриотами", - а между государственниками и гуманистами.

Ilia Simanovsky

Реакция слабоадекватных людей на премию Алексиевич напомнила мне известную подборку Венедикта Ерофеева (высказывания его знакомых о присуждении нобелевки Бродскому):

"Р., преподавательница 1-го медицинского института: "Я вижу, в Стокгольме поступают по принципу: всё хорошо, что плохо для русских".

М., крайне левая православная: "Ну, не такая уж это неприятность, присуждение премии. Миновали уже те времена, когда нам были страшны подвохи со стороны Нобелевского комитета" (1/XI-87 г.)"

В общем, ничего нового.

Ничего, действительно, нового.

David Homak

А вот почему как Нобелевку по литературе выдадут за текст на русском, — так каждый раз то антисоветчина получается, то русофобия, то вместе?
Каждый раз!

Andrei Desnitsky

я не читал но осуждаю
белогравардейца БунинА
и отщепенца Пастернака
и Солженицына ващще
еще какой-то тунеядец
его конечно после всех
забыл я даже и не вспомню
как можно это всё читать?
и вот теперь Алексиевич

...и только Шолохов рулит

Алексей Рощин

Как и следовало ожидать, большинство предпочло отреагировать на присуждение нобелевки Алексиевич, немедленно обвинив ее в "русофобии". Задумался: а почему, интересно, почти любой значительный писатель вызывает у нашей публики неизменную злобно-истерическую реакцию?

Ладно еще, казалось бы, Солженицын, Шаламов, Домбровский, даже Бродский; но уж Алексиевич-то, у которой вся проза - прежде всего яростно антивоенная и очень жалостливая к людям, причем людям, что называется, самым простым, "из гущи народной"! У нее-то как можно разглядеть пресловутую "русофобию"??

Владимир Тютюренко

Всё предельно просто: "яростно антивоенная" - следовательно русофобская.

Было бы упрощением сказать, что ругают Алексиевич только за "русофобию". Вторая по распространенности претензия - обвинение в нехудожественности.

РИА Новости

Профессор МГУ: вручение премии Алексиевич - вызов литературе

Эдуард Лимонов

Если раньше давали хотя бы по политическим причинам, то сегодня вручают всем подряд. Вы помните хотя бы одно большое имя за последние 20 лет? Я смотрю на эту премию как на потерявшие значения ордена.

Иван Давыдов

«Нобелевскую премию сегодня вручают всем подряд», - сообщает Э.Лимонов. Ну, Эдуард Вениаминович, по счастью, пока не всем подряд.

Немедленно появился хит-парад тех, кому надо было бы дать премию прежде Алексиевич.

Egor Prosvirnin

Из ныне живущих русских писателей Нобелевской премии достоин лишь Дмитрий Галковский. Спасибо, у меня все.

Станислав Яковлев
Из ныне живущих русских писателей Нобелевской премии достойна только Неля Штепа.
Спасибо, у меня все.

Vitaliy Solovov

Нобелевской премии мира достойна только Лидия Аркадьевна. Хой.

Артем Рондарев считает, что Нобелевский комитет изящно разрубил Гордиев узел.

А, ну вот Нобелевский комитет элегантным жестом избавил себя еще на двадцать лет вперед от нужды выбирать между Быковым и Прилепиным, гггг.

Лимонов - Лимоновым, но недоумение по поводу Нобеля для Алексиевич выразили и люди, далекие от поддержки (как это называет сама нобелевский лауреат) "русского мира Путина и Шойгу". Начался спор о жанре ее книг.

Ирина Павлова

Ребята, дорогие, я совершенно не мешаю вам считать расшифровку магнитофонных записей большой литературой.
Но почему вы требуете от меня, чтоб я думала так же как вы?

Maxim Artemyev

Но ведь у Алексиевич же уровень журналистки районной газеты! Куда катится мир!?

Сергей Минаев

Такая типичная женская соучаствующая проза, но с "болестностью", "гадливостью" и сожалением, конечно же. Написанная какими то бардовскими оборотами, как если бы Юлий Ким перепел "Дневник Бриджит Джонс" на мотив "как здорово, что все мы здесь сегодня..." И тд.

И вот, зайки, что я вам скажу: если вы готовы символом Русской словесности и светочем русского мира объявить вот это, то вы либо <рехнулись>, либо опухли от лицемерия.

Леонид Кроль

Я немного читал ее и ощущение точного мелкого расчета, спекуляций на "горяченьком", подчищенной редактурки и не слишком подлинных чувств... Такой слегка тухляк при правильных поклонах -реверансах в нужные стороны. Да, какой-то там баланс между прозой и фактологией, хорошо темперированный надрыв.

Она для меня какой-то муляж, симулякр, на боли, гневе, сумасшествии подлинной русской диссидентской литературы. На том удивительном первичном сплаве прорыва.

Мне не понятна "интрига мировой закулисы", как и почему премия пала на эту функцию -голову. Уж точно не великая проза. Конечно, я не верю в версию, что дали за - антироссийскую позицию и "клевету на все у нас хорошее". Но душок лицемерия, может и в силу моего непонимания, как-то витает над этой историей. Хорошо бы прояснить.

Сергей Шмидт

Решение Нобелевского комитета не критикую, но и не одобряю.
Без нобелевских премий по земле по-прежнему бродят Умберто Эко и Милан Кундера - реальные влиятельные авторы. Помрут же, как Павич помер, так и не получив Нобелевки. Да еще этот ваш Мураками, с этой... как её?... Джоан Роулинг. Реальные читаемые авторы.
Ну дайте этой Роулинг премию. Ну заслужила же.

"Гарри Поттер", вообще, последнее прибежище патриота (даром что разоблачен православным автором Никосом Зервасом).

Павел Святенков

Всякий раз, когда вы вручаете Нобелевскую премию Алексиевич, где-то плачет одна маленькая Роулинг.

Есть и такое мнение​:

Vladimir Abarinov

Я думаю, Алексиевич - советский писатель.

Alina Vituhnovskaya

Советская литература - это художественная самодеятельность, конечно. Нечто искусственное, существующее автономно, абсолютно вне общемирового культурного контекста. Единственное, что может спасти ( и порой спасает) совлита - политический контекст. Особенно - если совлит - человек хороший.
Собственно, так как правило и бывает - и совесть нации, и человек хороший, а писатель так себе.
И, да. Чем лучше человек, тем хуже в нём писатель. И наоборот.

Собственно, на все это можно возразить так:

Almat Malatov

Кхе-кхе.
Мне хотелось бы напомнить, что Нобелевская премия выдается частным фондом, основанным на частные деньги в соответствии с завещанием частного лица.

Это не премия ленинского комсомола, не олимпиада и не конкурс мисс СССР. Считаете, что лауреат недостоин — забашляйте свою и вручайте, кому хотите.

Другие приводят аргументы в защиту как самого жанра нон-фикшн, так и творческой манеры Алексиевич и ее гуманизма, благодаря которому книги дали голос "бессловесным" (пост)советским людям.

Leonid Bershidsky

Тексты Алексиевич -- они в виктимной украинско-белорусской традиции и они немного кликушеские и провинциальные, но ее журналистика -- очень сильная, ее умение разговорить людей и потом передать их голоса -- выдающееся. Такую русскую журналистику ценят вне России и не ценят в ней: мне, например, тоже уютнее видеть технические изъяны, чем бездну, которая за ними. Ан вот, смотрите в бездну-то и слезы забывайте вытирать.

Anna Sever

... а я просто думаю, что всегда должны быть те, кто слушает и записывает, сохраняет голоса тех, кто обычно не слышен. Не маршалов, а солдатов, не светил медицины, а санитарок, не знаменитых певиц и артисток, а соседок и женщин из очередей.
Слушал, записывал и сохранял.
А не нравится вам ракурс и тенденциозность - ну так пожалуйста - выберите свой ракурс и записывайте сами.
Вот и будет полифония.

Nickolay V. Kononov

Да, болея за Алексиевич, я болел за своих. Не за язык или национальность, а за ремесло. Это великий, хотя и не первый прецедент: Нобелевскую премию получил нон-фикшн. Представьте, что "Оскар" вручили документалисту, снимавшему авторское кино по следам тяжёлых, страшных событий в далёких, малопонятных странах. Есть за что, заслуженно, все всё признают, но совершенно невероятно в условиях конкуренции с дорогими продюсерскими блокбастерами. Однако ж, вот.

Stanislav Lvovsky

Светлана Алексиевич не значится среди моих любимых писателей, но работа, которую она делает по-русски, кажется мне очень важной и совершенно необходимой

Антон Долин

Слепое почтение перед "художественной литературой" и недоверие к, извините, "нон-фикшну" - такое же иррациональное явление, как вера русского читателя в бесспорное преимущество рифмованной поэзии перед верлибром (хотя верлибр и древнее, и распространеннее).

Ок, книги Светланы Алексиевич - "не литература" и даже вовсе "журналистика".

Как и "Письма русского путешественника", "Путешествие из Петербурга в Москву", "Былое и думы", "Записки из Мертвого дома", "Остров Сахалин", "Архипелаг ГУЛАГ", наконец.

Marat Guelman

Тут некоторые младо-литераторы страстно доказывают, что документальная проза - не проза. (ссылку давать не буду) Вообще не ожидал такого мха. В эпоху нон-фикшн. Живя в городе в котором театр-док получает театральную премию "золотая маска", когда "вербатим" как метод порождает блестящие произведения. Живя в 21 веке, когда фото наравне с живописью выставляется в музеях и пополняет коллекции. Документальные фильмы получают призы на кинофестивалях.
Это уже не путинизм, а просто махровое невежество.

Издатель Илья Данишевский отвечает на вопрос "За что Алексиевич дали Нобелевскую премию" так:

За то, что нет [и может не будет, кто же знает] никого столь же смелого, готового пропустить сквозь себя главные катастрофы века, рассказать на весь мир в полный голос. В противовес художественному, предоставить - уязвимый для критики, агрессии и отрицания - документальный текст, фиксирующий главные преступления человечества против человечества.

Книги Алексиевич - это как бы ведь и не ее книги - не она их пишет, это все те убитые, униженные, изнасилованные реальностью, все эти крохотные люди посреди урагана, всеми отброшенные и утилизированные истории, как "регулярные" жертвы прогресса и естественного хода истории говорят, а она только артикулирует, вычищает до болезненной ясности. И даже если прием придуман задолго до, Светлана Алексиевич делает предметом своего исследования человека - того единственного, кого весь 20-й век прячут и которым жертвуют во имя идеи, светлого будущего и яблонь на Марсе.

А Александр Марков на сайте "Гефтер" - так:

Светлана Алексиевич — редчайший пример мудрой литературы, получающей Нобелевскую премию. Нобелевская премия обычно дается тому, что увлекает в течение десятилетий, провоцирует, приводит в движение мир. Прообраз ясен — Орфей, струнам которого повинуются звери и звезды. Нобелевскую премию может получить «живой классик» или «скандалист», артистичный прозаик или всматривающийся в глубину вещей поэт. Нобелевская премия регулирует метафизику в литературе, в исконном смысле исследования первых сущностей, чем бы эти сущности нам ни грозили, спасением или скандалом.

На этот раз Нобелевская премия дается Орфею, спустившемуся в ад. Уже не страсть, а мудрость играет на струнах, и уже литература не провоцирует, но откликается на провокацию. То, что неудачно называют словом «нон-фикшн», на самом деле отклик на философию существования. На прозу Светланы Алексиевич нельзя не откликнуться, как нельзя не откликнуться на окрик на улице: может быть, это крик боли.

А вот ответ Антона Красовского:

Алексиевич получила Нобелевку, и все вокруг превратились в философов. Все пишут про торжество русского языка, величие русской культуры, победу русского мира. Я тоже люблю и этот язык, и этот мир. Но рад я, потому что премию дали не языку моего мира, но языку моего детства. Языку постаревших сестренок-санитарок. Языку воющих по трамваем вдов. Языку дрожащих инвалидов с мертвыми гвоздиками в руках. Языку шпрот и водки. Языку испуганных детей, языку вырвавшихся из Припяти автобусов. Языку йодовых киселей и обожженных лиц пожарных. Языку весеннего Полесья, просыпающегося в миг – жуками, червяками и глазами. Языку любви и страдания, написанному кириллицей. Моими прописями.

Еще одно важное направление дискуссии - отношение Алексиевич к "русскому миру" и споры о том, причислять ли ее к русским писателям.

Кирилл Шулика

Это и правда прекрасная новость. Первый русскоязычный писатель после Бродского в 1987 году получил Нобелевскую премию по литературе. И первая, отмечу, женщина среди русскоязычных писателей. Нобелевский комитет абсолютно в своем стиле - он дает премии за гуманистическую, а не людоедскую литературу. Я понимаю, что того же Прилепина сейчас корежит, но он омоновец все-таки, а не писатель, поэтому премию по литературе он может получить только от альтернативного Нобелевского комитета на базе сайта "Одноклассники".

Валерий Соловей

фундаментальный факт в том, что выбор пал на человека, пишущего на русском языке. И вне зависимости от взглядов самой писательницы, вне зависимости от возможного политического подтекста решения Нобелевского комитета, и даже вне зависимости от ее литературного таланта, для пропаганды русского мира победа Алексиевич явно важнее, чем войны в Донбассе и в Сирии.

На каверзный вопрос Почему все так радуются Нобелевской премии Алексиевич, если она белорусский, а не русский писатель? отвечают на The Question:

Кашин

Я бы сравнил ее с Моцартом, которого в равной мере своим считают и имеют на это право и немцы, и австрийцы. Белорусы могут считать премию Алексиевич признанием их культуры, для нас же ее премия - шестая после Бунина, Пастернака, Шолохова, Солженицына и Бродского. Паспорт и гражданство здесь ни при чем, настоящий русский мир - вот так, а вовсе не по-путински, он и выглядит.

Федор Крашенинников

Гражданство писателя - это его язык. Бунин в момент получения Нобелевской премии был лицом без гражданство и резидентом Франции. Собственно говоря, какая разница, какой паспорт у писателя вообще? Тем более, у писателя, пишущего на твоем родном языке? Да хоть бы она была гражданкой Конго - что бы это изменило?

​Akunin Chkhartishvili

Русская, белорусская - неважно. Все равно это русская литература, раз по-русски написано. Поздравим Светлану Алексиевич - и себя. Браво, Нобелевский комитет.

Это Акунину, может быть, не важно - а его комментаторам вполне важно.

Roman Yevsiukov

Не ожидал от Вас, Григорий Шалвович. Конечно же это важно. И это белорусская писательница и белорусская литература.

Katya Tarasova

Великоросское чванство неистребимо? Имперский дух, сохранившийся еще с тех пор, как царь-батюшка зубров в Белорусской пуще постреливал? Декларируем одно, а в подсознании по-прежнему считаем Беларусь частью империи? Грустно это. Не ожидала.

Россиянам обиден такой подход:

Andrei Desnitsky

Если вы считаете, что теперь, после Дугина-Проханова, не существует никакой русской литературы, русской культуры, русской истории, а существует только "литература РФ" и "русскоязычная литература независимых от Мордора республик" - это значит, что Дугин и Проханов победили в вашей голове. Они, а не русскоязычные эфиоп Пушкин, украинец Гоголь и еврей Мандельштам определяют теперь ваше мышление. Вы можете соглашаться с ними, можете полемизировать, но вы уже говорите с ними, о них, про них.
Так "пламенные антисоветчики" становились стилистически похожими на "матерых советчиков", не совпадая с ними ни в одной оценке. И с "пламенными антипутинцами" бывает то же самое.

Но есть среди них и те, кто его вполне разделяет.

Александр Шмелев

"Известные испанские писатели Маркес и Борхес, известный английский писатель Хэмингуэй".
Посмотрев сейчас ленту, в очередной раз поразился, насколько глубоко имперская картина мира засела в мозгу моих соотечественников, даже самых что ни на есть либералов... Похоже, никто (или почти никто) из них так в полной мере и не понял, что произошло в последние 1,5 года, почему словосочетание "русский мир" и все его производные отныне воспринимаются во всех сопредельных странах примерно как символ свастики: сколько ни объясняй, что ты имеешь в виду совсем не то, что Гитлер и прочие, но лишь древнеиндийский символ плодородия, все равно не поможет.

Мария Востокова

Лучше всего спросить саму Алексиевич, считает она себя писательницей русской или белорусской.

Во всяком случае, от предложенной Олегом Кашиным роли морального лидера для российского общества Алексиевич, кажется, отказалась.

Но при этом отметила, что она - "человек русской культуры". И "белорусского мира".​

Юлия Чернявская

Что дает Нобель Беларуси? Самое очевидное. Вот родственница пишет из дальней российской глубинки: "В общем, для Беларуси это прорыв.
Говорят, Беларусь щас гуглят по всему миру". Как особую, культурно значимую страну по имени Беларусь (не как СССР или Россию) гуглят.

Конечно, многих интересовало, как встретит новость Александр Лукашенко, для характеристики которого Алексиевич не жалеет бранных эпитетов.

Глеб Морев

Есть реакция Луки? Сейчас проверка на смекалистость.

Почти угадали:

"Ваше творчество не оставило равнодушными не только белорусов, но и читателей во многих странах мира", - отметил Президент (Лукашенко).

"Искренне рад за Ваш успех. Очень надеюсь, что Ваша награда послужит нашему государству и белорусскому народу", - сказано в поздравлении. Президент пожелал Светлане Алексиевич здоровья, счастья и новых творческих достижений на благо родной Беларуси.

Евгений Минченко

Батька молодец.
Технологически правильный ход.

А вот от Кремля реакции не последовало.

Dmitry Butrin

(вопросы литературы)

простите, но все, что интересно было бы спросить у тов. пескова сегодня, укладывается в банальное "который час".

ответ на вопрос "будут ли поздравления от российского государства выдающемуся литератору, пишущему на русском", кажется, не особенно нужен. видимо, нет. если и да, то не так важно.

Предварительные итоги спора о "русском мире" подводят​ Ilya Klishin

светлана алексиевич говорит, что не любит русский мир сталина и путина, и какой-то бот с никнеймом типа мистер бот или мистер кот комментирует в паблике дождя вконтакте: а по-русски пишет. и думает, что срезал. а может и не думает, а вообще досиживает смену в офисе и идет курить под мокрый снег. неважно. сама мысль вполне показательна. как же это можно на русском языке и против русского мира (путина). ну вот так. у английского языка вообще миллион региональных вариантов. и канадский английский не вполне равен новозеландскому. и это сейчас англосаксонский мир так дружит, а лет двести назад приходили англичане и жгли столицу американских ополченцев, от белого дома одни головешки оставались. в общем, тяжело нам эта мысль будет даваться, но русский язык не принадлежит россии и тем более ее нынешнему правительству, русский язык принадлежит человечеству

и Александр Полежаев

тот факт, что появился первый писатель Нобелевский лауреат, который пишет на русском, но не является при этом русским ни по крови, ни по месту рождения и проживания, ни по самоощущению (судя по интервью) - это и есть живое свидетельство наднациональности русского языка.

И живое свидельство существования того самого "русского мира", который мир языка и культуры, а не территории и войны. <...>

К сожалению, "патриотам", которые понимают только кровь и почву, и считают русским миром, до чего можно на танке доехать, вряд ли понятна такая логика. С Россией происходило всякое (и много всего еще может произойти), а языковое и культурное пространство остается и живет и в Минске и в Париже, в Тель-Авиве и Нью-Йорке.

И, надеюсь, не угаснет никогда.

В общем, не складывается что-то с "русским миром" - даже "хорошим" и антипутинским. Вот эпитафия от Ивана Давыдова:

думаю, что мы, украинцы и белорусы, в некотором смысле, - один народ. Вернее, были.

Речь, конечно, об истории, и, конечно, не о пресловутом «братстве». Метафора «народы-братья» кажется мне совсем идиотской. Каин с Авелем тоже братья.

Если вы любите, как я, копаться в старинных книжках, вы меня поймете. Скажу так: наше родство – это родство текстов, восходящих к общему протографу. <...> результатом коротких и неоцененных лет не свободы даже, а шанса на свободу, - были у нас разные цветы, растущие из одного корня. Мы были понятны друг другу, но мы были разными, и реализовывали разные варианты общего, всем понятного будущего. И очень интересно было за этим наблюдать. <...>
Это удивительное (важное слово, в него стоит вдуматься) многообразие и было – если отвлечься от имперских комплексов – настоящим русским миром. (Мне просто удобно, памятуя о «Повести временных лет», пользоваться словом «русский», настаивать не стану; называйте, как хотите, не в том суть).

Именно с этим «русская весна» и покончила. Кровавый «русский мир» со страшной харей легендарного ополченца Моторолы раздавил настоящий русский мир. Уничтожил это взаимопроникающее, взаимопонятное многообразие. Его больше нет, и не будет, и возможностей для него нет.

Но можно хотя бы порадоваться за Светлану Алексиевич - тем, конечно, кто за нее радуется.

Аркадий Бабченко

Что-то у меня от этой новости появилось ощущение, что все закончилось и я опять оказался в нормальном, человеческом мире. Нормальный человек, говорящий нормальные человеческие вещи - о том, что убивать нельзя, о том, что война это зло, о том, что человеческая жизнь есть ценность сама по себе, о том, что надо просто жить нормально - получает заслуженную премию.
И вот после этой новости читать про все их бомбардировки, самолеты, базы, ракетные удары из Каспия, ИГИЛ, Путин, империя, абамка-чмо и проч. и проч. и весь остальной бред и шизофрению - просто невозможно.

Yevgenia M. Albats

Как здорово! И не только потому, что - Алексиевич, и не только потому, что пишет по-русски, и не потому, что знакомы , Алексиевич -- она человек наших представлений о добре и зле, "наших" - в смысле тех, кто жил в перестройку и искренне грезил свободой.

Sergey Kuznetsov

Бывают ведь хорошие дни: просыпаешься в Калифорнии - и узнаешь, что Светлана Алексиевич получила Нобеля!
Я давно подозревал, что она не прочитана в России как следует или не прочитана вовсе. Когда в этом году мы (с ее разрешения)напечатали на Букнике фрагмент из "У войны не женское лицо", то получили такое количество расшар и перепечаток, что было ясно - многие читатели видят этот текст впервые. Еще одним подтверждение той же мысли послужило для меня то, что во время недавней дискуссии о девяностых не было почти ни одной ссылки на "Время сэконд хэнд".
Ну что же. Есть шанс, что теперь ее прочтут чуть лучше.

Историю о том, как в России читают Алексиевич, рассказывает

Sergey Nemalevich

Полтора года назад я ехал в командировку в Сочи на двухэтажном поезде. Вечером пошел в вагон-ресторан, познакомился там с компанией пожарных, которые ехали на апрельское море по путевке МЧС. Какие-то дивные, открытые, в хорошем смысле простодушные люди. Мы, разумеется, выпивали. Не помню, как вернулся в купе. Утром я обнаружил, что куда-то пропала книга Алексиевич "Цинковые мальчики". Вспомнил, что накануне взял ее с собой на ужин.

Прихожу в вагон ресторан, там официант складывает скатерти.

- Не находили, говорю, книгу в черной обложке?
- А вы не помните, что вчера было?
- Не помню совсем.
- Вы о войне заговорили, потом стали вашим новым знакомым из этой вашей черной книжки истории пересказывать, а потом они попросили вслух почитать. Вы пили и читали. Потом из них кто-то сам стал читать..
- Ну так а книжка-то где?
- Они вас уговорили ее им подарить, вы и отдали.

Хотя ​Evgeny Feldman настроен скептически:

Русскоязычный автор выигрывает Нобелевскую премию по литературе. Черт с ним, с государством - бизнес-то должен трепетать и использовать момент. У вас рынок сокращается, никто ничего не читает - а тут такой момент. <...>
Но нет! Литрес стыдливо вытащил одну книгу на морду - и то я ее не со всех устройств вижу. Никакой рассылки, конечно, никакой контекстной рекламы везде. В Республике ее книг вообще нет. Библио-глобус молчит, и на сайте, например, про Нобелевку ни слова.

Про бизнес пост. И про "как бы чего не вышло". И про то, почему никто тут ничего не читает.

Ну, может быть, теперь прочтут.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG