Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Если вы хотите вырастить человека, который может выполнять указания, не обязательно его забирать из школы"

Семейное образование в России становится все более популярным. И если прежде желающие перейти на домашнее обучение родители были вынуждены справляться с этой задачей по одиночке, или скооперировавшись с несколькими единомышленниками, то теперь выбрать альтернативную форму помогают не только многочисленные семинары и интернет-сообщества, но и самый настоящий бумажный журнал «Семейное образование».

Такое издание стало возможно благодаря добровольной поддержки потеницальных читателей – деньги собирали с помощью краудфандига. Родительский энтузиазм, пожалуй, лучше всего объяснила в своей статье Елена Кузнецова: "Весной, буквально в течение одного дня, появилась информация о двух значимых событиях: о недавно сделанных вложениях основателя "Фейсбука" и об очередной законотворческой активности депутатов Госдумы, касающейся сферы образования. (….) Первое событие — вложение значительных средств Марка Цукерберга и его жены Присциллы Чан в сеть альтернативных школ AltSchool. "Образование — так же, как и доступ к Интернету, — важнейший фактор в прогрессировании нашего сообщества и предоставлении равных возможностей", —написал Цукерберг.

Второе событие — внесение Ириной Яровой и Вячеславом Никоновым на рассмотрение в Государственную думу законопроекта №789680-6. Законопроект предполагает изменения в федеральных законах и, помимо прочего, обязывает школы учить детей основным предметам — математике, русскому языку, истории России и литературе — по базовым учебникам, единым для всей страны".

В первом номере журнала «Семейное образование» собраны материалы, отвечающие на два главных вопроса, которыми обычно задаются начинающие хоумскулеры – почему и каким образом следует изменить отношение к традиционной, классно-урочной системе образования. Собственным опытом с Радио Свобода поделились шеф-редактор Лара Покровская и главный редактор журнала Оксана Апрельская.

Оксана Апрельская, главный редактор журнала «Семейное образование»:

-Изначально я была сторонницей массовой школы, обязательного общего образования. Но потом мы переехали из одного места, где была хорошая школа, куда я планировала отдать дочь, в другой город, где хорошей школы не нашлось, и вот тогда стали думать над вариантами. Кроме того, у мужа образование в области управления образованием, и он в курсе трендов и различных изменений, которые сейчас происходят в мире. Ведь это не только российская история - поиск каких-то иных путей. Многие правительства ищут способы обучать детей так, чтобы вырастали люди, которые ищут нестандартные решения, а не заточены под какие-то типовые работы.

Я сама довольно жесткий человек, и если у меня есть какое-то представление, меня сложно переубедить, но за три года мужу это удалось. Ребенку к тому моменту было 6 лет, она ходила на подготовительные курсы в школу, и я поняла, что школа слишком оторвана от жизни, от нашей семейной ситуации, от целей, которые мы ставим перед образованием.

свобода выбора ресурсов, методик, времени для применения этих ресурсов и методик - самое главное

У каждого родителя-хоумскулера есть своя цель, и исходя из этого, он выбирает методику. Мне лично кажется, что самое важное в образовании детей - научить учиться, и тогда ребенок сможет через 10 лет освоить все, что ему необходимо, и просто смотреть за его интересами и склонностями, за его потребностями. Это то, что я для себя определила. А вообще методик безумное количество, и родитель, который внимателен к своему ребенку, всегда сможет подобрать то, что конкретно для этого ребенка будет работать, ведь обычно в семейное образование идут очень осознанные люди.

Та свобода, которая у хоумскулеров есть, свобода выбора ресурсов, методик, времени для применения этих ресурсов и методик - это главное. При этом семейное образование вовсе не означает постоянное доминирование родителя над ребенком. В моей семье мы прислушиваемся к дочери в первую очередь, следуя за ее потребностям. И если она делает какой-то свой выбор, мы ее поддерживаем и находим ресурсы для того, чтобы она могла сделать этот выбор.

Лара Покровская, шеф-редактор журнала "Семейное образование":

- Я и подумать не могла о том, что мой ребенок может не пойти в школу по каким-либо причинам! Это был единственный путь, который я знала, по которому шла сама. Но я видела сразу, что моему ребенку там будет плохо. И сам он очень активно протестовал, постоянно говорил: "Не хочу! Ненавижу школу! Ненавижу учиться! Ненавижу домашние задания!"

Это началось с подготовки к школе. Кроме того, в хорошую школу, в которую мы хотели, и не потому что это была испанская гимназия, самая крутая в районе, а потому что контингент обучающихся меня там устраивал, а в других местах нет, он не поступил. На подготовку поступил, когда было четыре человека на место, а в первый класс – конкурс два человека на место - уже не прошел. Потому что не читал бегло и с выражением в шесть лет.

над ним смеялись, потому что на переменах он читал

Мы были в шоке, пытались отдать его в частную школу, где тоже был конкурс, и его туда тоже не взяли, потому что "нервная система нестабильная, он не сможет выдерживать наши нагрузки, когда дети делают уроки до 11 часов вечера" - так было сказано. Тогда нашли частную школу, куда берут всех, , потому что директор считает, что все дети - это солнышки, и нельзя никого отсеивать. Туда он проходил 2,5 года, 10 человек в классе, тепличные условия, замечательные отношения с учительницей. Однако никакого желания любить школу или учебу у него так и не возникло. Да, он ходил, наверное, это менее травматичная для него ситуация была, но мотивации не прибавилось.

Потом мы его забрали в обычную дворовую школу, он был 36-ой в классе по счету. Там он проучился 2,5 месяца, и я в срочном порядке искала, куда его перевести, потому что над ним смеялись, что он на переменах читает. А он очень любит читать. И все эти пять лет школы и год подготовки к школе он кричал: "Ненавижу! Не хочу! Не буду!" Здоровье становилось все хуже, мальчик постоянно болел. И в какой-то момент я поняла, что ребенка я потеряла, он не ждет от меня ни помощи, ни поддержки, он верит только, что его будет всю жизнь будут заставлять что-то делать. Понять это мне немножко помогло то, что я прошла два интенсива в Канадском институте Ньюфелда по психологии развития, это стало моей внутренней поддержкой, когда я дозрела его забрать из школы.

Мои родители были в молчаливом шоке. Они у меня оба математики, моя тетя - школьный учитель английского. И они еще на свой счет это воспринимают и говорят: "Не все же учителя плохие!" На что я отвечаю: дело не в том, какие учителя, просто моему ребенку это не подходит.

Более того, я защищала диплом на тему семейного образования перед профессиональными педагогами и психологами. Тема, конечно, их шокировала. Помимо любимого вопроса о социализации, был вопрос: "А как вы узнаете, чему вам учить собственного ребенка?" И еще: "А есть хоть кто-нибудь, кто выучился на семейном образовании и сдал ЕГЭ?" Конечно, такие люди есть, и у них абсолютно разные пути, есть люди, которые после этого пекут хлеб, а есть люди, которые работают на крупные корпорации

Очень хочется, чтобы люди понимали свои права, но не обязательно, чтобы все срочно ушли из школы. Хочется, чтобы люди шли в школу, потому что они сделали такой выбор, взяли на себя эту ответственность. Потому что кажется, что за образование отвечает школа, а на самом деле это не так, отвечает родитель, который отдал ребенка в школу. И школа с него спросит, почему ребенок пришел без домашнего задания, хотя по закону это не его обязанность. По факту всегда отвечает родитель, не важно, в школе он учит или на семейном образовании.

дело не в том, какие учителя, просто моему ребенку это не подходит

И семейное образование дает тот самый индивидуальный подход, который школа должна обеспечивать, но не может, потому что это очень большой объемы работы. Здесь нужно возвращаться к истокам - интуитивно, мамским-папским чутьем. Мы же растем с нашими детьми вместе все эти годы, и неужели за все эти годы у родителя не возникает понимания, предпочитает ли его ребенок слушать аудио-сказки или он любит смотреть мультики, или ему больше нравится читать книжки, или он любит сам рассказывать истории? Мы все эти вещи видим, но надо просто сесть, подумать. И опять же, если это не помогает принять решение, пробуйте! В самом крайнем случае есть тьюторы, которые помогут составить траекторию, подобрать материалы. Есть ассоциации тьюторов, московская и российская. У Алексея Битнера в Экстерн-офисе есть список людей, которые этим занимаются. Это люди, которые помогают как раз определять цели и искать пути их достижения.

Кроме того, внутри семейного образования, внутри этого термина, прописанного в законе, может быть семейное обучение, когда тебя учат родители или приходят репетиторы, или онлайн; есть альтернативные школы, Монтессори, Вальдорфские, плюс любые другие методики, смесь, микс. Это возможности, которых школа не дает.

На первой конференции по альтернативному образованию в Москве прозвучал вопрос: "Как ваш ребенок после семейного образования сможет работать, выполнять указания начальника? Вы его таким свободным воспитываете. Он придет на работу и не сможет работать!" И хоускулеры дружно ответили мужчине, задавшему вопрос: "Если вы хотите вырастить человека, который может выполнять указания, не обязательно его из школы забирать". Семейное образование никогда не будет массовым. Но пусть растут люди, которые сами будут решать, хотят они создать свой бизнес или пойти работать на дядю.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG