Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мы поняли, что обречены"


Двадцать тысяч человек в Хакасии скоро могут остаться без средств к существованию

Двадцать тысяч человек в Хакасии скоро могут остаться без средств к существованию

Экономический кризис обрекает на вымирание города и поселки провинциальной России. Их жителям переезжать некуда

В октябре в Хакасии полностью прекратил работу железорудный карьер в поселке Вершина Теи. Еще один в городе Абаза – на грани закрытия. Эти небольшие города не смогут выжить после остановки рудников – градообразующих предприятий, где работали несколько тысяч горняков. В поселке Вершина Теи больше полутысячи шахтеров уже сокращены, в Абазе безработными через несколько месяцев станут еще тысяча горняков. Работать в этих двух населенных пунктах больше негде. Так что в скором времени с карты республики будут стерты два населенных пункта общей численностью двадцать тысяч человек.

"Процветающий поселок" – так когда-то тейцы говорили о Вершине Теи. Изумительные таежные пейзажи, тихая размеренная жизнь и стабильность, которую обеспечивала местным жителям работа на руднике. В пятидесятые годы прошлого века здесь заработал железорудный карьер, который и дал жизнь новому поселку. Люди сюда ехали охотно – за хорошими заработками и бесплатным жильем. Поселок быстро развивался: строились детские сады, школы, появился досуговый центр, магазины, кафе. Сегодня здесь живет три с половиной тысячи человек. Мужчины работают в основном на тейском руднике, женщины в обслуживающей и бюджетной сфере.

Коренной житель Теи Николай Витковский рассказывает, что его родители в молодости специально приехали в этот поселок. Отец был электриком на руднике, сам Николай вот уже 15 лет водитель "БелАЗа". Из столицы Хакасии в поселок привез молодую жену Елену. "Мы ни в чем себе не отказывали, мы были уверены в завтрашнем дне", – рассказывает Николай. Молодая пара купила в кредит квартиру и даже не думала покидать процветающий поселок. Но все изменилось два года назад.

В 2013 году холдинг "Евразруда", которому принадлежат рудники в Хакасии, заявил о намерении избавиться от активов: Тейского и Абаканского рудников (Абаканский расположен в городе Абаза). Собственник посчитал, что добывать руду там нерентабельно. Компании достаточно было для снабжения рудой новокузнецких заводов и своих кемеровских рудников. Так хакасские рудники оказались ненужным балластом, от которых "Евразруда" просто решила избавиться. В процесс вмешались хакасские власти – банкротство крупных предприятий, да еще и градообразующих, пришлось на выборы губернатора Хакасии, на которых исполняющий обязанности главы республики Виктор Зимин выдвигал свою кандидатуру на второй срок. Неизбежное социальное недовольство в предвыборной кампании будущему губернатору было ни к чему.

Поэтому тогда власти решили взять железорудное предприятие под свою опеку: два рудника вместе с обслуживающими их теплоснабжающими предприятиями и обогатительную фабрику в поселке Мундыбаш Кемеровской области за 10 миллионов рублей выкупила местная компания "Руда Хакасии", подконтрольная правительству республики. "Это смешная цена. Даже если распродать предприятие на металлолом, то это были бы миллиарды рублей, а так "Евразруда" просто отдала рудники за цену своих убытков", – говорит ревизор нынешнего предприятия "Руда Хакасии" Алексей Николаюк. Нынешнее банкротство железорудного предприятия эксперт объясняет той предвыборной спешкой: властям нужно было скорее уладить конфликт, чиновники решали политические проблемы, особо не думав об экономических. И хотя предприятию уже тогда срочно нужна была оптимизация, проводить ее не стали. Власти республики лишь пообещали "Руде Хакасии" поддержку и приняли на работу обратно весь уволенный штат.

Глава Хакасии Виктор Зимин заявил о намерении построить "свою" металлургию, независящую от "Евраза". Для этого была расконсервирована обогатительная фабрика в поселке Мундыбаш Кемеровской области. Однако сырье по-прежнему поставляли на новокузнецкий Западно-сибирский металлургический комбинат, который принадлежит "Евразу". А металлурги оставили за собой право диктовать закупочную цену. Два года цена на железорудный концентрат была такой низкой, что руднику в Вершине Теи приходилось работать в убыток. Беда в том, что продавать хакасскую руду больше некому, отправлять ее по железным дорогам еще дальше равносильно разорению в одночасье.

Власти Хакасии обратились за помощью в Москву, но федеральные власти вмешиваться в ситуацию не стали. Тем временем из-за низких цен на руду дела "Руды Хакасии" становились все хуже. Последние два года тейским и абазинским горнякам задерживали зарплаты, предприятие простаивало, люди выходили на митинги и объявляли голодовки. Последний раз бессрочную голодовку больше 50 шахтеров объявили в августе 2015 года. Абазинские и тейские горняки требовали вывести предприятие из простоя и выплатить им за эти четыре месяца компенсации (2/3 от зарплаты). Помимо погашения долгов по зарплате люди просили руководство компании и региональные власти сохранить предприятие.

После визита губернатора горняки голодовку прекратили, долги по зарплате им были выплачены, предприятие вновь запущено. Но ненадолго. Уже в сентябре работников тейского рудника (а это 500 человек) предупредили о сокращении, а с 1 октября начали увольнять. Тейская шахта встала.

– Сейчас три месяца нам платят полностью заработную плату, а потом ежемесячное пособие, то есть прожиточный минимум. Зарплату отдали и расчет отдали. Теперь три месяца и все… Дальше – как хочешь. Часть приняли обратно, но это по договорам, чтобы не растащили ничего, чтобы воду откачивать из карьера, – рассказывает Анатолий, один из работников рудника.

– Я в феврале в отпуск ушел и больше не работал. Работу предлагают, но у черта на куличках. Вакансии и здесь есть, и обучение в принципе есть. Вот у нас одному предложили дворником в Аскизе, а другому – в Аскизе на заправках. Зарплата – 10 тысяч рублей, – говорит его коллега.

– Мне вчера сказали, в Тее вакансия есть учителя… математики. Насчет зарплаты не стал даже интересоваться, какой из меня математик, – добавляет Анатолий.

По разным данным, около 90 сотрудников (плюс охрана) будут работать на руднике до нового года по индивидуальным договорам, речь о его консервации пока не идет.

– Люди надеялись на власть, на государство, – лидер профсоюза Анна Семечкина на митинге в защиту рудника не скрывает своего разочарования. – Люди не осознали, это шоковая терапия, когда вас ставят перед фактом: господа, вы завтра уже не работаете. Хотя до этого вы видели, что пресса везде писала, Зимин (нынешний губернатор Хакасии. – РС) сказал, что рудники будут работать и все будут работать. Но на сегодня никто свои обещания не выполнил. Очередной раз государственные люди обманули коллектив. А коллектив сегодня находится просто в шоковом состоянии. Я думаю, что скоро он очнется от этой шоковой терапии, и что будет дальше, я не знаю.

Геннадий Амзараков – лидер профсоюза шахтеров второго рудника, Абазинского, который еще работает. Однако он уверен, что и этот рудник скоро также будет закрыт, а люди сокращены. Как только встанет предприятие, остановится и жизнь в городе численностью больше пятнадцати тысяч человек, говорит Амзараков:

– Идет сознательное, планомерное уничтожение наших предприятий и далее городов. В Абазе работает около тысячи человек и вокруг этого рудника работает еще ряд предприятий, которые также будут сокращены, если рудник не будет работать. Вся инфраструктура, вся социальная система очень завязана на работу рудника. Не будет рудника – не будет города. Будет умирающий поселок, я такие поселки видел в Читинской области, когда стоят пятиэтажные дома без окон, без дверей, где-то только одна труба теплится и все. Остановка рудника, остановка других предприятий, это приведет к дополнительной нагрузке на бюджет республики, России. Зачем? Я не понимаю, зачем это делать? – удивляется профсоюзный лидер.

Сегодня в Вершине Теи работает специальная комиссия, организован выездной пункт центра занятости, на каждую семью составляется социальный паспорт. Власти договариваются с банками о рассрочках на кредиты сокращенных горняков и обещают трудоустроить всех. Сегодня с работой оказались только два десятка горняков – их наняли на тот же рудник, который надо охранять и поддерживать из соображений безопасности.

– Мы думали, что при "Евразруде" мы плохо живем, а сейчас вспоминаем то время как лучшие моменты нашей жизни. "Руда Хакасии" пришла с целью уничтожить рудник, – говорит жительница поселка Вершина Теи Ольга Кузнецова. – Нашему правительству остается один вариант: завести сюда взрывчатки, бабахнуть, чтобы тут была братская могила. Положение наше катастрофическое… Страшное, ребята, творится!

Власти республики не скрывают: людям, чтобы трудоустроиться, придется уезжать. Однако даже при желании не все смогут это сделать. В свое время, когда предприятие расцветало, молодежь, планируя жить в поселке, покупали квартиры в Вершине Теи в кредит по ипотеке. Продать их сейчас нереально. Квартиры в тупиковом поселке стоят в разы дешевле, чем в том же Абакане.

В качестве альтернативы местные власти предлагают горнякам открывать свой бизнес. Только какой и на что – не поясняют.

– На мой взгляд, когда говорят, что надо заниматься дикоросами и еще чем-то, – это верх цинизма. Когда шахтеры, тысяча человек, должны идти в лес и собирать грибы, ягоду, чтобы прокормить себя семью, детей обучить и обучать… Это цинизм! А люди, которые так говорят, просто не любят свой народ. Какие производства можно открыть в тайге? Город вырос только специально для добычи руды. Лес вырубили. Леса нет, какое там можно производство? Это тупик! – возмущается лидер абазинских профсоюзов Геннадий Амзараков.

Правительство Хакасии готовит план строительства на федеральные деньги спортивного отеля, где будут останавливаться лыжники, приезжающие в Вершину Теи на тренировки. Но тейцы уверены, что жить без рудника поселок все равно не сможет.

– К Путину обращались, просили сохранить карьер, но потом поняли, что мы здесь обречены. И то, что они говорят, что здесь будет спорткомплекс, пусть они сами за счет него живут. Ну построят эту гостиницу, мы кем там будем работать – "подавалками"? Так и не всех возьмут. У меня дочь через полтора года окончит школу, и я не знаю, что мне делать, – заключает жительница Теи Ольга Кузнецова.

"Не знаю, что дальше" – сегодня это наиболее распространенный ответ жителей Вершины Теи на вопрос о будущем. Атмосфера в поселке действительно напоминает 90-е годы: есть завод, есть руда, есть даже рынок сбыта, но людей почему-то выгоняют на улицу.

Руководство предприятия "Руда Хакасии" признает, что вернуть жизнь тейскому руднику уже вряд ли получится. А вот абазинский еще можно реанимировать. Но для этого надо снизить себестоимость концентрата, чтобы уложиться в предложенную "Евразом" цену. Идей, как это сделать, пока нет.

В конце октября в Министерстве промышленности и торговли России пройдет совещание, где чиновники и будут обсуждать варианты сохранения рудника Абазы, руководство которого рассчитывает договориться о снижении налогов или железнодорожных тарифов. Но если сделать это все-таки не удастся, то через пару месяцев абазинская шахта тоже остановится. Тогда Абазе, как и Вершине Теи, будет подписан, по сути, смертный приговор.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG