Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Записки судебного репортера Свободы – о допросе засекреченных свидетелей

На процессе по делу Надежды Савченко в Донецком городском суде появились засекреченные свидетели. У них официально такой статус, они выступают удаленно, измененным голосом, а видит их лишь судья Леонид Степаненко на небольшом экране. До сегодняшнего дня почти все свидетели тоже были как будто засекречены: их нельзя было снимать, трансляция в комнату для прессы велась без изображения. И это притом что все эти свидетели участвовали в боях в Луганской области в составе батальона "Заря" (батальоном командовал нынешний глава самопровозглашенной республики Игорь Плотницкий), не стеснялись раздавать интервью, у них есть аккаунты в соцсетях и, строго говоря, никаким статусом секретности они не обладают. Но суд, пользуясь возможностью, прописанной в УПК, их немного засекретил.

Таким полусекретным свидетелем был, например, выступивший сегодня первым Сергей Василевский. Мужчина с военной выправкой, из Днепропетровска, на вопрос, чем он сейчас занимается, ответил: "Служу". Василевского тоже было запрещено фотографировать, хотя непонятно, о какой секретности может идти речь, если за несколько дней до гибели российских журналистов он давал интервью Игорю Корнелюку, и это интервью показали по телевидению.

Роль Василевского в деле Савченко минимальная: в составе разведроты батальона "Заря" он провел ночь на 17 июня 2014 года у Стукаловой балки, где утром начались бой и обстрел. Савченко свидетель видел всего пару раз, мимоходом. Один раз она была с повязкой на лице, второй раз – нет. "Я увидел, как наши бойцы снимают на камеру кого-то из пленных. В желтом шарфе, в военной форме. Еще обратил внимание на несоответствие: фигура мужская, а голос писклявый", – рассказал свидетель. В итоге Савченко заявила: она вообще не верит тому, что Василевский ее видел, ведь после пленения повязку у нее с лица не снимали. "А как вы узнали, что она летчица?" – спросил прокурор. "Да это в новостях потом было. Говорили, что она герой Ирака", – ответил Василевский.

В отношении Василевского интересны два момента: видимо, это он останавливал машину Веры Савченко, на которой за Надеждой выехали двое бойцов "Айдара", но попали в засаду. По версии защиты, в этой машине лежал рюкзак с документами Савченко, телефонами и картой местности. Все это обвинение пытается выставить в качестве доказательств того, что Савченко корректировала огонь украинской артиллерии. Боевики "Зари" утверждают: рюкзак находился у Савченко с собой, когда ее задержали. "Мы покурили. Мимо проезжала машина, мы ее остановили. Внутри были двое в черной одежде, с сине-желтыми нашивками. Они вышли и говорят: "Слава Украине, хлопцы!" Ну, руки вверх, раз "Слава Украине"! Потом они говорили, что ехали к нам на помощь", – вспомнил сегодня свидетель.

Еще один момент, который в зале суда начал проявляться лишь с прошедшего днем ранее заседания: зазвучали крайне негативные оценки как самой Савченко, так и вообще вооруженных сил Украины. Если раньше свидетели говорили об уважении к украинской летчице, об офицерской чести, то начиная с выступления бывшего "особиста" батальона "Заря", а теперь советника Плотницкого Евгения Коломийца, который неожиданно заявил, что Савченко, по его мнению, находилась под действием психотропных веществ, все вдруг изменилось. Свидетели стали вспоминать об издевательствах, которым якобы подвергались пленные сепаратисты, попавшие в руки украинских бойцов, рассказывать, какие "обозленные глаза" были у Савченко. "Они издевались над трупами. Каблуками глаза выбили мертвым Дизелю и Финну. Других пацанов на БТР таскали по асфальту", – рассказал сегодня Василевский, который при этом явно не мог присутствовать.

Второй сегодняшний свидетель, теперь уже официально секретный, Петр Сурков, так и заявил: "Я крупно снимал глаза Савченко. Такие обозленные!" По словам Суркова, он занимался обеспечением связи в батальоне "Заря" и непосредственного участия в боях не принимал. В Луганске, в расположении батальона, он снимал на камеру допросы пленных, в том числе и Савченко.

Политика "нулевой терпимости", которой суд придерживается в отношении стороны защиты, кажется, начинает уже злить адвокатов

Сразу после начала допроса адвокат Савченко Илья Новиков предположил, что "это боевик Максим Балуков, он же Адам Умаров", чеченец, но позже сама Надежда сказала, что узнала в выступавшем свидетеле другого чеченца с позывным "Связист". Собственно, она прямо спросила его об этом, но суд вопрос отклонил. "Он врет. Мы думали, что тот человек, который сейчас дает показания как Сурков – Умаров. Нет, это не он. Этот человек – "Связист", такой у него позывной. Собственно, он чеченец. Судя по всему, засекречивание этого и других свидетелей связано с тем, что следователи не хотели показывать, что в батальоне "Заря" уже тогда воевала какая-то группа выходцев из Чечни", – предположил Новиков.

"На мой взгляд, это издевательство – попытка засекретить свидетеля, которого не только не показывают, но он еще и находится на другом конце провода, – заявил в перерыве заседания адвокат Марк Фейгин. – Мы даже не знаем, откуда идет вещание. С измененным голосом мы ничего не понимаем – там может сидеть абсолютно любой человек. В качестве свидетеля обвинения – это лицо ненадлежащее". Прокурор предложил сделать сегодняшнее заседание закрытым и удалить прессу и всех присутствующих из зала, на что Савченко возразила: "Вы и так все засекретили так, что дальше некуда". Судья решил в этот раз отказать прокурорам.

"Сурков" не сказал ничего принципиально нового и важного, да и, по его словам, он не помнит почти ничего, о чем спрашивали адвокаты и Савченко. На предыдущем заседании, специально для фотографов, украинская военнослужащая нарисовала картинку с изображением свидетелей, которые ничего не слышат, не видят и не помнят.

Сестра подсудимой Вера Савченко, которой официально вроде бы был запрещен въезд на территорию России на пять лет, сегодня прибыла в Донецк. Адвокаты, учитывая сложности, с которыми единственный свидетель защиты неизменно сталкивается на границе, попросили в порядке исключения допросить ее сегодня, но суд в этом отказал. "Все перипетии, связанные с перемещением Веры по территории России, когда ей по непонятным причинам запрещают въезд, потом лихорадочно разрешают, дают основания предполагать, что мы сталкиваемся с этим не в последний раз", – заметил Марк Фейгин.

Политика "нулевой терпимости", которой суд придерживается в отношении стороны защиты, кажется, начинает уже злить адвокатов. "Давайте не будем задавать вопросов о логике в этом процессе, – заявил журналистам Илья Новиков. – Нам отказали во всем: например, использовании любых карт, в результате свидетели на пальцах объясняют, кто куда шел; в просмотре видео; в проведении следственного эксперимента, а также в допросе Веры Савченко, которая второй раз на территории России может уже не появиться".

Антон Наумлюк – специальный корреспондент Радио Свобода в Донецке

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG