Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Помещик всея Руси


Александр Ткачев принимает парад, посвященный 23-й годовщине реабилитации репрессированных народов Северного Кавказа и казачества. 26 апреля 2014 г.

Александр Ткачев принимает парад, посвященный 23-й годовщине реабилитации репрессированных народов Северного Кавказа и казачества. 26 апреля 2014 г.

Лучший друг российских сельхозпроизводителей, министр сельского хозяйства Александр Ткачев – крупным планом

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев – один из главных поборников сохранения санкций против западных продуктов и инициатор их уничтожения. "Уничтожая нелегальный груз, – утверждает министр, – мы поддерживаем нашего производителя".

Сложно сказать, в чем именно выражается эта "поддержка", поскольку именно возглавляемый Ткачевым Минсельхоз сейчас активно лоббирует идею резкого ограничения поголовья скота в личных хозяйствах. Формальный предлог – необходимость "наведения порядка в учете и обеспечении ветеринарной безопасности". По версии Ткачева, хозяйства, в котором не более 20 коров, – это "нормальная небольшая ферма". А вот "когда в личном хозяйстве тысяча баранов в степи бегают или больше ста коров пасется" – это очень плохо, поскольку при этом якобы "нет никакого ветеринарного учета". Правда, наладить такой учет министерство не в состоянии или, точнее, вообще таким желанием не горит, предпочитая меры исключительно запретительно-ликвидационные: незачем, мол, каким-то мелким фермерам владеть тысячами баранов или сотней. Кто от этого проиграет, очевидно: тысячи фермеров, а вместе с ними – миллионы россиян-потребителей. Кто выиграет? Тоже не бином Ньютона: в выигрыше окажутся хозяева агроимперий, монополисты, устанавливающие цены на продукты и взвинчивающие их до потолка.

Также Ткачев заявил, что его министерство собирается в скором времени внести на обсуждение новый земельный закон, по сути, конфискационный, грозящий обернуться очередным земельным переделом, который лишит земли опять-таки массу мелких собственников. "По нашим оценкам, – откровенничал российский министр, – есть порядка 10 миллионов гектаров, которые потенциально могут быть вовлечены в сельхозоборот". По его словам, "речь идет о земле, которая в частной собственности и не используется". То есть как бы бесхозная? Только вот решать, насколько эта земля (находящаяся в частной собственности!) используется или не используется, будут чиновники: "Затем эту землю выставят на аукцион, – сообщает Ткачев, – и продадут добросовестному пользователю. Многие люди мечтают получить землю. Особенно там, где она плодородная, – центральная полоса, юг России…"

В переводе на человеческий язык это означает, что землю изымут в пользу тех же агромонополий – иных "добросовестных пользователей" к этому лакомому куску и близко не подпустят.

Самого министра весьма трудно назвать лицом не заинтересованным во всем этом лично: семейный клан Александра Ткачева нередко называют владельцами самой крупной агроимперии России.

Из теплотехников в латифундисты

Путь Ткачева к мягким креслам местной, а затем федеральной власти абсолютно типичен для современной России: партбилет КПСС – комсомольский аппаратчик – советский директор – приватизация – постсоветский бизнес – депутатство… Александр Ткачев родился 23 декабря 1960 года в кубанской станице Выселки в семье аппаратчика районного масштаба. В 1978 году Ткачев поступил в Краснодарский

Ткачев зашел ко мне и попросился на место отца, которому пора было выходить на пенсию. Я не возражал

политехнический институт и окончил его в 1983 году, получив специальность инженера-механика. По окончании института стал работать теплотехником на Выселковском межхозяйственном комбикормовом заводе, где директорствовал его папа. Под отцовским началом рядовой теплотехник быстро стал главным механиком завода, а затем первым секретарем райкома комсомола. Комсомольский корабль уже тонул, однако начинающий номенклатурщик успел вовремя соскочить с этого "Титаника". Как только пошел обвал советской системы, вспоминал бывший первый секретарь райкома КПСС Алексей Климов, "Ткачев зашел ко мне и попросился на место отца, которому пора было выходить на пенсию. Я не возражал: провели бюро, исполком, межхозяйственный совет, назначили его директором, а отца перевели к нему заместителем". Несколько позже Ткачев обратился к секретарю райкома с очередной просьбой: присоединить к заводу одно из мощнейших межхозяйственных объединений края – "Мясопром", комплекс по откорму бычков, рассчитанный на вскармливание до 14 тысяч голов и в качестве своей кормовой базы имевший свыше пяти тысяч гектаров пашни. Как было не уважить столь авторитетного товарища: районный партбосс лично провел собрание в коллективе, отстранил прежнего руководителя и назначил нового, который вскоре изъявил "добровольное" желание слиться в трудовом порыве с комбикормовым заводом Ткачевых. Так возникла жемчужина будущей империи Ткачевых – предприятие "Агрокомплекс". К нему позже присоединили еще один межхоз – межколхозсовхозсад с 1300 гектарами фруктовых насаждений, на базе которого уже тогда работал консервный цех. Все это было еще при советской власти, хотя уже на ее закате. Так три "шикарных, современных, действующих, приносящих прибыль предприятия, оснащенных лучшим по тем временам оборудованием – в межколхозсовхозсаде были холодильные установки, в том числе из Венгрии, на 7 тысяч тонн, – и составили "Агрокомплекс", который, если верить нынешней краевой пропаганде, построил Александр Николаевич Ткачев", – сокрушался уже цитированный нами бывший первый секретарь райкома КПСС.

Стоит ли спрашивать, кто именно и как после краха социализма "вдруг" оказался хозяином этого агромонстра? Была собственность социалистическая, общенародная и государственная, а стала семейной латифундией. Кстати, согласно одному из указов президента Бориса Ельцина начала 1990-х годов, колхозные земли должны были получить вовсе не директора межхозов или председатели колхозов и прочие номенклатурщики, а селяне. Но им-то земля как раз и не досталась.

"Агрокомплекс" создавался не для Ткачева, – через много лет "после драки" восклицал все тот же Климов, – а для хозяйств района, чтобы они имели возможность перерабатывать свою продукцию, а не отдавать ее

По головам – это бы ладно; хорошо, если не по трупам

кому-то. Разве тогда кто-нибудь мог представить, что предприятие, созданное несколькими поколениями тружеников района, окажется в руках одного человека – благодаря той грандиозной афере, которую назвали "прихватизацией"? Кто мог представить, что "Агрокомплекс", созданный десятью хозяйствами, проглотит своих учредителей? Получается, яйцо съело курицу…"

Затем "Агрокомплекс" за считаные годы, шаг за шагом, по одной и той же отработанной схеме "съел" практически все агропредприятия в округе: они в одночасье вдруг становились банкротами и поглощались, а для их руководителей – для тех, конечно, кто не "рыпался" и не "возникал", – находились теплые местечки в системе "Агрокомплекса". На вопрос журналиста, не шел ли Ткачев "по головам", Климов не без горечи заметил: "По головам – это бы ладно; хорошо, если не по трупам…" "Хозяйства подминали, используя административный ресурс, предъявляя претензии руководителям за какие-то ошибки. А найти же, к чему придраться, в хозяйстве можно всегда: там тракторист погиб, там склад сгорел и так далее", – рассказывал Климов в интервью журналу "Огонек". Подобные откровения, равно как и активные выступления Климова против экспансии клана Ткачевых, явно вызывали неудовольствие заинтересованных лиц: в 2001 году против Климова, который был тогда председателем колхоза, возбудили сразу семь уголовных дел! В дом его родителей бросили гранату Ф-1: ударившись о наличник, она отлетела в палисадник и взорвалась. Покушались и на него самого. Уцелел, даже от уголовных дел отбился, но спасти свой колхоз от поглощения ткачевским агромонстром не сумел…

"Фирма "Агрокомплекс", – сообщает официальный сайт АО, – была создана в 1993 году путем объединения комбикормового завода и комплекса по откорму крупного рогатого скота. За 20 лет пройден огромный путь становления и развития. Из небольшого предприятия фирма превратилась в крупнейший агрохолдинг страны. …Сегодня в состав фирмы "Агрокомплекс" входят более 40 предприятий различного профиля: растениеводства, рисоводства, мясного и молочного скотоводства, свиноводства, птицеводства, перерабатывающей промышленности и торговой деятельности. Масштаб предприятия – 16 тысяч работников и 200 тысяч гектаров пашни". "В 90-е мы заложили фундамент, и всего за два десятилетия коллектив создал мощный агрохолдинг: больше 60 компаний, более 22 тысяч сотрудников, 500 торговых точек!" – говорится уже в другом разделе того же ресурса.

По данным Forbes, "Агрокомплекс" сейчас крупнейший землевладелец в Европе: в его собственности ныне почти 500 тысяч гектаров.

Методы "созидания" были вполне "имперские": как не раз сообщал ряд региональных и центральных изданий, "Агрокомплекс" замечен в серии "недружественных поглощений", особенно с использованием административного ресурса. Еще в 1990-х годах, цитирую один из источников, "при содействии администрации Выселковского района и РОВД, Ткачев А. Н. начал скупать земельные паи акционеров ЗАО "Агрокомплекс". В результате все пахотные земли (десятки тысяч га) перешли в личную собственность семьи Ткачевых".

К слову, вся эта деятельность по созиданию семейной латифундии вовсе не мешала новоявленному помещику позиционировать себя до 2003 года в качестве правоверного коммуниста! А как еще ему было делать карьеру при коммунисте-губернаторе Краснодарского края Николае Кондратенко? Коммунист-капиталист Ткачев обрел сначала мандат депутата краевого Законодательного собрания, затем дважды был депутатом Госдумы, а в 2000 году Кондратенко сделал "ход Ельцина", назначив Ткачева своим преемником.

Когда Ткачев воцарился в Краснодаре, административный ресурс заработал на всю катушку. Вот выдержки из аналитической записки о положении в Краснодарском крае, опубликованной еще в сентябре 2004 года изданием "Правда-info": "Используя административно-силовой ресурс, осуществляет мероприятия (методом шантажа, угроз физической расправы) смены неугодных А. Н. Ткачеву глав администраций местного самоуправления, особенно перспективных богатых районов края, а также захват через процедуру банкротства наиболее прибыльных предприятий края, вывоз за границу их активов… Предприятия, хозяйства, банки, которые структурами А. Ткачева и 1-го заместителя А. А. Ремезкова берутся под личный контроль, активно используются ими для личного обогащения, а также для неконтролируемого перелива капиталов в теневую экономику и зарубежные банки..."

Одна из таких спецопераций – отъем у компании "Русский сахар" сахарного завода "Кристалл" в 2005 году – подробно описана на интернет-портале Южного региона "ЮГА.ру". Сначала на завод, расположенный в станице Выселки, повадились проверяющие: санэпидемстанция, природоохрана, пожарные. За ними пришли налоговики и прокуроры, потом прокуратура района возбудила в отношении ЗАО "Кристалл" и его должностных лиц множество дел об административных нарушениях:

Нельзя останавливаться. Вперед и только вперед. Кто сегодня опоздает, тот завтра не догонит

"Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления, нарушение правил водопользования, осуществление деятельности, связанной с извлечением прибыли без лицензии". Выселковский районный суд мигом вынес решение о приостановлении производства на сахарном заводе – по причине загрязнения окружающей среды и, разумеется, несоблюдения правил техники безопасности на рабочих местах. А еще осенью, в самый сезон приема и обработки урожая, дороги к сахарному заводу перекрыли временные посты ГИБДД, не допускавшие туда грузовики со свеклой. Совет директоров компании "Русский сахар" поначалу даже обратился с воззванием о помощи к президенту Путину. Но, поняв, что это бесполезно, высказал готовность продать "Кристалл", "так как не дают нормально работать". Дальше уже дело техники: когда преуспевающий завод прогорел, его продали, новым владельцем стало ЗАО "Фирма "Агрокомплекс", председателем совета директоров которого был Николай Ткачев, отец губернатора края. Как заявлял Николай Иванович Ткачев, "нельзя останавливаться. Вперед и только вперед. Кто сегодня опоздает, тот завтра не догонит". Ныне эти слова отца министра и экс-губернатора в буквальном смысле занесены на скрижали – в учебную программу Выселковской школы №1.

Цапки и их "кураторы"

4 ноября 2010 года в станице Кущевской Краснодарского края в доме фермера Аметова были зверски убиты 12 человек, в том числе четыре ребенка, из которых один – годовалый младенец. Бойню учинили, по одной из версий, за отказ Аметова платить вымогателям. Людей резали и душили, по сути, на глазах у соседей. Резня шла долго, станичники не могли не слышать крики жертв, но никто не только не пришел на помощь, но даже не попытался вызвать милицию. Убийц, как выяснилось, в станице знали прекрасно: преступная группировка свыше 10 лет держала в состоянии смертельного страха два района.

Если вкратце, жила-была в районе банда, работавшая на семейство местных олигархов, лидером которой называли Сергея Цапка и его мать, Надежду Цапок, хозяйку фирмы "Артекс-Агро". Братья Николай (убит в 2002 году) и Сергей Цапки сколотили свою бандгруппу еще в 1990-х годах. Банда разрослась, окрепла и даже легализовалась – через мамину агрофирму. Фирма, в свою очередь, при полном непротивлении милиции, прокуратуры и ФСБ подмяла под себя с помощью банды другие хозяйства района. "Разделение труда" было почти идеальным: фирма "развивалась" и расширялась, а бандиты, которых числили охранниками входившего в агрохолдинг ЧОП "Центурион-плюс", занимались рэкетом и рейдерством, вынуждая окрестных фермеров отдавать свои наделы "мамаше Цапок". В архиве Радио Свобода сохранилось ее "последнее слово в суде". Запись 19 ноября 2012 года.

Непокорных усмиряли предельно жестоко и кроваво. Попутно, как оказалось, целое десятилетие банда "цапков" безнаказанно насиловала сотни девушек, высматривая и захватывая их на улицах, в школах, общежитиях и даже в их собственных домах. Более того, на "плантациях" Цапок-мамы обнаружили даже самых натуральных рабов – граждан Украины!

Когда после резни в Кущевскую примчался губернатор края Александр Ткачев, то, по его словам, все оказалось совсем не так: в своей речи перед станичниками губернатор заявил, что "никаких там 220 изнасилований не было, уже все проверено". Тут народ не выдержал и, не будь в зале мощного милицейского заслона, "начальнику Кубани" пришлось бы худо. А так, по свидетельству очевидцев, станичники лишь покрыли его отборной бранью.

Когда дело стали раскручивать, выяснилось, что и "компетентные" органы, и администрация края, по сути крышевали "цапков". Кубанские прокуроры годами упорно закрывали глаза на художества банды, а сам Сергей Цапок заседал в сельсовете Кущевского района, входил в Совет молодых депутатов Краснодарского края и в мае 2008 года был даже замечен на инаугурации Медведева в делегации главы администрации Краснодарского края Александра Ткачева. Краевые банки и власти охотно и исправно выделяли цапковской фирме "Артекс-Агро" кредиты – в общей сложности на 8 миллиардов рублей! В том числе в рамках приоритетного национального проекта "Развитие агропромышленного комплекса".

Потом были разоблачения, суды, приговоры и странные смерти тех фигурантов, которые много чего интересного могли рассказать о связях "цапков" с кубанскими чиновниками. Приговоренный к пожизненному заключению Сергей Цапок мог дать показания против целой когорты тесно связанных с ним влиятельных чиновников Краснодара, но 7 июля 2014 года он был найден мертвым в одиночной камере Краснодарского СИЗО. Причем если сотрудники Следственного комитета РФ поставили

Сын собирался дать показания против неких влиятельных лиц, но был помещен в одиночную камеру

покойному диагноз – инсульт, то их коллеги из ФСИН упорствовали в том, что причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. За три дня до смерти Цапка, 4 июля 2014 года, в камере того же следственного изолятора был найден повешенным Игорь Черных, тоже приговоренный к пожизненному заключению. По официальной версии, узник совершил самоубийство, повесившись на полотенце. Ранее, в 2011 году, столь же загадочно "покончили с собой" в строго охраняемых камерах еще два подельника Цапков и участника "кущевской резни", Сергей Карпенко и Виталий Иванов. По словам матери последнего, ее сын собирался дать показания против неких влиятельных лиц, но был помещен в одиночную камеру, где его и убили, объявив затем, что тот повесился на простыне.

Главным выгодоприобретателем по итогам дела Цапка и его банды оказался… клан Ткачева: фирма "Агрокомплекс" стала владелицей активов и угодий, ранее принадлежавших клану Цапков и членам его банды. Основное приращение – 40 тысяч гектаров земли.

Семья-то большая!

200 тысяч гектаров, 500 тысяч гектаров – кто вообще в состоянии назвать точные цифры владений и активов этого клана? Разумеется, будучи госчиновником, Ткачев формально не мог принимать участие в деловой деятельности клана. Пока в августе 2014 года не скончался Николай Иванович Ткачев, отец нашего персонажа, именно он и был главой "Агрокомплекса", будучи председателем совета директоров этой фирмы. Он же возглавлял и целый ряд других предприятий семейной империи. Что-то числилось записанным на мать семейства, Любовь Сергеевну Ткачеву, а также на старшего брата Ткачева, Алексея, на супругу Ткачева, Ольгу Ивановну, на их старшую дочь Татьяну Александровну, в замужестве Баталову, на зятя, Романа Александровича Баталова, на тещу Зинаиду Архиповну Стороженко, на младшую дочь Любовь Александровну, на племянницу – Анастасию Алексеевну, в замужестве Краттли… Кто только ни пытался разобраться и в этих семейных связях, и собрать данные об активах клана и всего того, "что нажито непосильным трудом", включая и автора этих строк (см. также материалы изданий Slon, Forbes). Но в реальности собрать полноценные данные об активах семейного клана Ткачевых по силам, видимо, только сплоченному коллективу следователей.

С легкой руки главы United States Energy Association (USEA) Дэвида Свита, бывший губернатор Кубани обрел неформальный титул "крупнейшего землевладельца Европы". По словам Свита, даже в Америке "нет ни одного человека, который владел бы 200 тысячами

Мы добились того, что в нынешнем году годовой объем государственных инвестиций в Кубань в рамках федеральных целевых программ составит 7,5 млрд рублей

гектарами земли". А у Ткачева и его родственников гектаров уже не менее 500 тысяч. Сколько это в денежном исчислении? Кадастровая стоимость краснодарской земли самая высокая в России: гектар кубанской пашни стоит от 350 тысяч до полумиллиона рублей. Если исходить из этих цифр, то получится, что латифундии семьи потянут на 175–250 миллиардов рублей, но рублей не сегодняшних, а тех, когда за доллар брали (и давали) порядка 30 рублей.

Со стороны может показаться, что Кубань времен правления Ткачева – край процветающий и самодостаточный. Краевые власти раньше очень любили жонглировать цифрами официальной статистики. Например, что в 2001-2006 годах общий объем инвестиций в экономику края составил 574 миллиарда рублей – свыше 19,13 миллиарда долларов согласно тогдашнему валютному курсу. В 2006 году в интервью журналу "Наша власть. Дела и лица" (№10 за 2006 год) Ткачев уверял, что всего за пять лет "в Краснодарский край вложено 14 миллиардов евро инвестиций". Там же губернатор сообщил, что "мы добились того, что в нынешнем году годовой объем государственных инвестиций в Кубань в рамках федеральных целевых программ составит 7,5 миллиарда рублей".

На деле те 7,5 млрд рублей были вовсе не инвестициями, а дотациями: Краснодарский край был и остается регионом глубоко дотационным, дотации из федерального бюджета составляли и составляют поныне от 18 до 25 процентов объема ежегодных доходов краевого бюджета. Да и с чего процветать, если ничего особо и не производится: промышленности практически нет, а доходы от сельскохозяйственной продукции наполняют карман вовсе не государственный. Помимо дотаций, краевой бюджет формируют лишь доходы от транспортировки нефти и газа и сборы с портов. Олимпийская стройка стала гигантской коррупционной "панамой", а по итогам Олимпиады-2014 в Сочи оказались, цитирую коллег из издания Meduza, "разорены все местные фирмы, которые реально подтаскивали снаряды, так как выяснилось, что государство им не заплатило и не заплатит".

Красноречивее всего об итогах правления Ткачева и его команды сказал, как ни странно, полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов. Представляя в апреле 2015 года Вениамина Кондратьева муниципальным чиновникам в качестве временно исполняющего обязанности главы администрации края, Устинов сообщил, что в 2014 году консолидированный бюджет края был исполнен с дефицитом более чем в 26 млрд рублей, государственный долг региона превысил 136 млрд рублей и расходы только на его обслуживание в 2015 году составят свыше 7млрд рублей.

Но главное, Устинов попросил нового губернатора разобраться с коррупцией в администрации Краснодарского края, "в причинах неэффективности антикоррупционной работы в краевых органах исполнительной власти". Уж с чем с чем, а с коррупцией на Кубани традиционно "все в порядке": в феврале 2015 года по подозрению в злоупотреблении полномочиями были арестованы сразу два вице-губернатора, действующий – Вадим Лукоянов и бывший – Александр Иванов. Ранее по коррупционным обвинениям были арестованы еще три бывших вице-губернатора: Николай Дьяченко, Эдуард Кутыгин и Леонид Баклицкий. Все вторые лица.

Кубановеды и кубанолюбы

Еще во время первого президентства Владимира Путина, когда он в очередной раз посетил Краснодарский край, диктор тамошних "Вестей" якобы выдал: "На Кубань прибыл президент Владимир Путин. Губернатор Краснодарского края Александр Николаевич Ткачев, несмотря на свой загруженный график, все-таки нашел время встретиться с президентом".

Краевая власть практически уже создала "другую Россию", реализовав в отдельно взятом регионе мечтания российских "державников-традиционалистов" по освобождению страны от либерального духа

Утверждали, что это не анекдот, но даже если и анекдот, то в этой шутке лишь доля шутки: самостийные порывы кубанских "батек" давно стали притчей во языцех. Идею некоей совершенно отдельной, самостоятельной и исключительной "кубанской нации" хозяева края лоббируют давно, открыто и с энтузиазмом.

Политолог Сергей Маркедонов, эксперт в сфере этнополитических проблем, в одной из своих статей процитировал сказанные в 2000 году Владимиром Громовым, тогдашним вице-губернатором Краснодарского края и атаманом Всекубанского казачьего войска, слова: казаки на Кубани "исторически коренной народ", а "Кубань является территорией формирования и проживания кубанского казачества и русского населения, и с этим обстоятельством должны считаться при формировании органов власти". Ему вторил и губернатор Ткачев, в марте 2002 года громогласно объявивший: "Это – казачья земля, и все должны знать это. Здесь наши правила игры". Создателем же этих "правил" был, несомненно, еще сам "батька Кондрат", губернатор Николай Кондратенко. При его преемнике Александре Ткачеве Кубань стала единственным в России регионом, где этническую чистку реализовали вполне официально: выдавили за пределы края "инородцев" – турок-месхетинцев. Выезд турок-месхетинцев на постоянное место жительства в США ООН зафиксировала как первый пример массовой эмиграции из современной России по этническим причинам.

В марте 2002 года на краевом совещании по вопросам миграции Ткачев выдал своим подчиненным, можно сказать, инструкцию: "Определять, законный мигрант или незаконный, можно по фамилии, точнее по ее окончанию. Фамилии, оканчивающиеся на "-ян", "-дзе", "-швили", "-оглы", незаконные, так же как и их носители". Как в свое время сообщали средства информации, в 2003 году Ткачев даже предлагал создать фильтрационные лагеря для незаконных мигрантов и настоял на принятии краевой думой закона, разрешающего ночные рейды правоохранительных органов в местах компактного проживания вынужденных переселенцев.

Ныне, как констатирует политолог Маркедонов, "краевая власть практически уже создала "другую Россию", реализовав в отдельно взятом регионе мечтания российских "державников-традиционалистов" по освобождению страны от либерального духа".

Обсуждать дальнейшие перспективы самого Ткачева, по всей видимости, преждевременно – в должности федерального министра он пребывает всего-ничего, еще и полугода не прошло. Стал ли для него перевод в Москву реальным повышением и, главное, завоеванием плацдарма для дальнейшего продвижения вперед и вверх? Или это начало заката? По давней, еще советской схеме, министерство сельского хозяйства было чаще всего политическим штрафбатом или, в лучшем случае, политической ссылкой. В послесоветские времена, впрочем, оно превратилось из ссылки в синекуру: вспомним потрясающие "бизнес-карьеры", которые сделали на этом посту сперва Алексей Гордеев, затем Елена Скрынник. Но зачем самому крупному помещику России, Александру Ткачеву, такая синекура? Так что в его случае это назначение больше похоже на мягкую опалу и ссылку. Неслучайно его перевод в столицу "совпал" с целой серией арестов высокопоставленных кубанских чиновников. А аресты действующего вице-губернатора Вадима Лукоянова и вице-губернатора бывшего, Александра Иванова, произведены сотрудниками ФСБ еще в бытность Ткачева губернатором.

Однако в словосочетании "мягкая ссылка" ударение стоит сделать на первом слове. Путин, как известно, "своих не сдает". А Ткачев – во многом благодаря Олимпиаде – сумел за последние годы стать "своим", хотя он и не из "питерских". Впрочем, Сочи за годы правления Владимира Путина стал вторым Питером по его роли в жизни президента. И третьей столицей России – по числу важных вопросов, которые там решаются, опять же, благодаря тому, что в Сочи Путин проводит едва ли не большую часть года. Так что с Сочи Ткачеву, конечно, повезло, и его "удаление" в Минсельхоз вряд ли стоит считать началом конца его карьеры. Скорее, позиционная передышка.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG