Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сербия в борьбе с антифашизмом


Милан Недич (1878-1946)

Милан Недич (1878-1946)

Националисты в Белграде добиваются реабилитация главы сербских коллаборационистов Милана Недича

Попытка добиться через суд реабилитации главы сербского коллаборационистского правительства времен нацистской оккупации Милана Недича, инициированная его правнуком при поддержке местных националистов, вызвала острые споры в Белграде. На кону оказалось не только большое наследство, но и, как считают многие историки, антифашистские основы современного сербского государства.

Первая глава конституции Сербии, в которой говорится о приверженности правам человека, свободе и европейским принципам, может утратить свой смысл уже к концу этого года. Судебная система активно включилась в обсуждение событий Второй мировой войны на стороне идеологических противников коммунистов, и теперь реальный шанс на реабилитацию получил даже главный пособник нацистов Милан Недич, чье дело будет рассмотрено в декабре.

Возвеличивание "жертв коммунистической системы" из числа известных националистов – тенденция для Сербии не новая. Не случайно Недич оказался в списке 100 выдающихся сербов, который в начале 1990-х составила Сербская академия наук и искусств. Тогда же в парламенте была предпринята и первая попытка реабилитации Недича. В 1992 году с такой инициативой – правда, безуспешно – выступили депутаты Сербского движения обновления.

Новые горизонты открылись после принятия в 2004 году закона о ветеранах и инвалидах войны, который уравнивал в правах членов антифашистского партизанского движения и четников, сторонников великосербского национализма, сотрудничавших с нацистами. После прихода к власти президента Томислава Николича и премьера Александра Вучича, чья политическая карьера годами строилась на идеях крайнего национализма, процесс приобрел дополнительную динамику и перешел в судебную плоскость.

В прошлом году белградский суд уже отклонил ходатайство о реабилитации Недича, однако в этом году было решено вернуться к рассмотрению вопроса. Перед судьями – досье человека, который открыто выступал в поддержку Гитлера еще до оккупации Сербии, а после прихода нацистов принимал активное участие в уничтожении евреев, цыган и антифашистов, пытаясь выстроить в Сербии подобие Третьего рейха. Недавняя реабилитация лидера четников Драголюба (Дражи) Михайловича, расстрелянного коммунистами в июле 1946 года, дает основание для "позитивного" прогноза и по делу Недича. Как это ни парадоксально, но реабилитация Недича – классического коллаборанта, сегодня представляется даже более вероятной, чем в свое время казалась реабилитация Михайловича, сотрудничавшего не только с немцами, но и с западными державами.

Заявитель, правнук генерала Александар Недич, пытается оспорить постановление правительства титовской Югославии 1949 года, которым глава сербского профашистского правительства был объявлен врагом народа и лишен гражданских и имущественных прав. По официальной версии, Милан Недич, который не был осужден, в феврале 1946 года совершил в тюрьме самоубийство, выбросившись из окна. Правнук аргументирует запрос тем, что он хочет "раскрыть правду" о Милане Недиче с помощью 1389 собранных документов. По оценке истца, правительство Недича "не имело ничего общего" с преследованием и уничтожением евреев и цыган; кроме того, его прадед якобы "спас от смерти" 350 тысяч сербов, бежавших из Независимого государства Хорватия (марионеточное образование, существовавшее в годы войны при поддержке нацистского блока).

Если реабилитировать идеологию, в которой возможно убийство человека только за то, что он другой веры и нации, то на этом пространстве не будет ни мира, ни жизни

"Милан Недич – обычный человек, который оказался на этом месте в неподходящий момент и который считал, что потеря его лица и офицерской чести имеет намного меньшую цену, чем цена страдания сербского народа", – говорит журналистам Александар Недич. Сам факт того, что суд согласился рассмотреть вопрос о реабилитации, он уже считает большим успехом: "Это победа всех, кто участвовал в подаче заявления, всех людей, которые погибли за Милана Недича, и всех, кто выжил благодаря ему". Очевидно, потомки надеются и на возвращение конфискованного имущества генерала, а это среди прочего – участки, на которых располагаются Национальный банк Сербии и часть Земунского парка (право на возвращение имущества или возмещение морального и материального ущерба предусмотрено законом о реабилитации).

Правнука в его тяжбе поддерживают Сербский либеральный совет и Ассоциация политических заключенных и жертв коммунистического режима. Эти организации фигурировали и в деле Михайловича, который был реабилитирован как жертва коммунистической системы, преследовавшей его "по политическим и идеологическим мотивам" при участии высшего руководства Коммунистической партии Югославии и лично Йосипа Броз Тито.

"Гвардейцы Недича" эскортируют цыган к месту расстрела. 1941 год

"Гвардейцы Недича" эскортируют цыган к месту расстрела. 1941 год

Милан Недич, отличившийся в Балканских войнах 1912-1913 годов и награжденный за храбрость, в свое время стал самым молодым полковником в сербском Генштабе. В 1939 году уже в генеральском чине он стал министром армии и флота Королевства Югославия, но вскоре, в ноябре 1940 года, был отстранен от должности за открытую поддержку Третьего рейха и Гитлера. В августе 1941-го Недич присягнул на верность немцам и возглавил так называемое Правительство национального спасения, вспомогательный орган оккупационной администрации. Свой коллаборационизм Недич объяснил желанием "сохранить ядро сербского народа". Его решение осудили партизаны Тито, королевское правительство в изгнании, а также Дража Михайлович (несмотря на тайные контакты с Недичем).

Недич не уставал повторять: "Германия не является нашим врагом". Он требовал от сербов благодарности за то, что "великий рейх" сохранил им жизнь и предоставил место в строящемся новом мире. Недич не играл серьезной роли в принятии решений, основной задачей его правительства была борьба против формирований, враждебных Германии, и террор против политических оппонентов. С помощью вермахта Недичу удалось отбросить отряды партизан-коммунистов и сотрудничавших с ними поначалу четников. Генерал эффективно исполнял расистские и антисемитские приказы немецких властей, лишив евреев и цыган собственности и права на работу в госучреждениях и учебу в университете. К августу 1942 года в Сербии было истреблено около 90% еврейского населения. Верность рейху и активная роль в борьбе с антифашистами оставались четкими характеристиками режима Недича до окончания оккупации. В октябре 1944 года "правительство национального спасения" было распущено, а сам Недич бежал в Австрию. 1 января 1946 года британцы передали Недича в руки югославского правительства, и вскоре стало известно о его самоубийстве.

Представление правнука о Недиче как человеке, пожертвовавшем собой ради сербского народа, созвучно мнению некоторых историков. Один из них, Боян Димитриевич, называет генерала "трагической личностью". По его оценке, Недич "принес в жертву свою честь, чтобы спасти Сербию от немецких репрессий", отдавая себе отчет в том, что "победители будут его судить в любом случае – будь то коммунисты или четники". Интересно, что создатели этого "трагического образа" игнорируют тот факт, что Недич с самого начала встал на сторону Третьего рейха, стало быть, сделал ставку на его победу.

Формируя образ спасителя, сторонники Недича в качестве главного аргумента приводят данные о том, что за годы коллаборационизма в Сербии нашли убежище сотни тысяч сербов, бежавших от хорватских усташей. Между тем из немецких источников следует, что сами немцы активно поддерживали это переселение, считая, что отток сербов с территорий под контролем государства Анте Павелича предотвратит там антифашистское восстание. Беженцы поступали в распоряжение правительства Недича, при этом часть из них трудоустраивали на места евреев, женщин и нелояльных граждан или брали в вооруженные формирования под контролем марионеточных сербских властей.

Многие историки воспринимают перспективы реабилитации Недича в одном ряду с возможностью реабилитации Гитлера, Муссолини или Павелича: это отказ от антифашистского наследия. На Балканах в этом видят свидетельство того, что Сербия не отказалась от политики, которая привела к войнам 1990-х и масштабным этническим чисткам. Ситуацию для Радио Свобода комментирует бывший директор Исторического архива Белграда Бранка Прпа:

Это укрепление в долгосрочной перспективе возможности воссоздания тоталитарной системы

– Думаю, что, прежде всего, это антицивилизационный шаг. Реабилитация коллаборационистов – это попытка отмены тех ценностей, которые были приняты в Европе после Второй мировой войны. Политические группы, которые стоят за этой реабилитацией, идеологически близки тем, кого они хотят реабилитировать. Самое страшное, что они действуют против своего народа и государства. Реабилитация коллаборациониста Милана Недича, который убивал граждан Сербии, означала бы повторение преступления.

–​ Какие последствия для сербского общества влечет возможная реабилитация Недича?

– Можно говорить о негативных долговременных последствиях для общества. В Сербии действовал один из наиболее жестких оккупационных режимов. В районе Белграда было четыре концентрационных лагеря. Через концлагерь Баница, согласно документам, прошли 24 тысячи человек, чьи имена опубликовал в двух томах Исторический архив Белграда. Существует масса документов, которые подтверждают совершенные преступления. Однако эти документы сейчас пытаются игнорировать, хотят пересмотреть историю с помощью политических рычагов, а не на основании фактов. Спрашивается: какой сигнал такие люди хотят послать сербскому обществу, когда пытаются реабилитировать предателя и преступника? Это укрепление в долгосрочной перспективе возможности воссоздания тоталитарной системы.

–​ Поддерживают ли подобные инициативы премьер Александр Вучич и президент Томислав Николич, которых многие на Балканах и в Европе по-прежнему воспринимают как националистов?

– Очевидно, что они это поддерживают, иначе ничего подобного не могло бы произойти. В Сербии сложилась ситуация, в которой появляются судебные решения, связанные с историческими вопросами. Это означает следующее: историки, которые говорят, что Милан Недич – коллаборационист и преступник (а он и является таковым), в случае его реабилитации рискуют получить судебный иск – ведь подобные заявления его дискредитируют. Такая ситуация уже возникает с наследниками Михайловича. Это по меньшей мере странно, когда суды, а не историки и специалисты решают, что именно является исторической правдой. Такое возможно только при наличии политической воли тех, кто находится у власти. Очевидно, что в этой реабилитации участвует государство. Модель такова: сначала появляется частная инициатива, а потом государство завершает работу путем принятия судебного решения.

–​ Как сочетается подобная политика властей Сербии с евроинтеграционным процессом, который предполагает, что общество разделяет европейские ценности? Вряд ли в Европе с пониманием отнесутся к реабилитации коллаборациониста.

– Это, конечно, нонсенс. Речь идет о неспособности принять европейские ценности. Это не отвлеченная материя, а конкретные вещи, которые закреплены в законодательствах европейских демократических государств. Конфликты 1990-х годов на пространстве бывшей Югославии во многом повторяли ужасы Второй мировой войны. И если реабилитировать идеологию, в которой возможно убийство человека только за то, что он другой веры и нации, то на этом пространстве не будет ни мира, ни жизни. Наоборот, создается основа для будущих конфликтов, – говорит белградский историк Бранка Прпа.

"Невозможно представить, чтобы в норвежской прессе появилась статья под заголовком "Реабилитация Квислинга" или во французской прессе "Реабилитация Петена", – пишет колумнист Милош Васич.

– Недич рассчитывал на победу рейха, что подтверждают его взгляды, из-за которых он и был смещен с поста министра обороны в 1940 году. Этот человек сочувствовал нацистам и восхвалял Гитлера до самого конца. Теперь его хотят реабилитировать, потому что он был антикоммунистом. Но ведь и Петен, и Квислинг были антикоммунистами, и Павелич, и многие другие, но это их не спасло. Михайлович и Недич нарушили присягу и отказались подчиняться своему правителю. Милан Недич и Дража Михайлович были, к сожалению, на стороне держав Оси. Их можно сколько угодно реабилитировать, но это не изменит правду", – отмечает Милош Васич.

Арестованные сербские евреи. Белград, 1941 год

Арестованные сербские евреи. Белград, 1941 год

Игнорируя многочисленные документы, в которых зафиксированы преступления режима Недича, его сторонники не брезгуют даже аргументами типа "американцы бомбили Ирак". Мирьяна Бобич-Мойсилович пишет: "Легко сказать, что политика гитлеровской Германии была преступной. А какая сегодня политика США, НАТО, ЕС, нам не надо объяснять – достаточно спросить у миллионов несчастных людей в Ливии, Египте, Сирии, куда новый мировой порядок принес "демократию" и полную разруху… При этом во главе мировой державы, которая несет малым народам планеты лишь войны, нищету, голод и мучения, стоит человек, получивший Нобелевскую премию мира". Казалось бы, болтовня, не имеющая никакого отношению к личному делу нациста 1940-х годов. Однако именно на антизападной демагогии строится пропаганда националистических идей, и с помощью такой упрощенной картины мира нынешним сербским националистам легче навязывать представление о своих идеологических предках как "настоящих патриотах" и оправдывать собственные военные преступления 1990-х годов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG