Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Молодой человек из Свердловской области возглавил борьбу против российского пропагандистского телеканала в США

В Вашингтоне ежедневно проходят акции протеста против деятельности российского англоязычного телеканала RT (Russia Today) под лозунгом "За свободу слова. Против пропаганды". В обычном конспирологическом духе российское телевидение связало эти пикеты с опубликованной в Washington Post колонкой Дэвида Кремера с призывом заморозить активы канала RT в США в связи с решением суда по делу ЮКОСа. Главный редактор телеканала Маргарита Симоньян откликнулась в "Известиях": "Мы не дураки, у нас нет практически никакого имущества в США. Мы предполагали такой вариант развития событий и заранее позаботились о юридической безопасности".

Однако кампанию против российской пропаганды проводят не американские политики, а сами россияне, ее организовала группа политэмигрантов из организации RUSA LGBT. Один из ее активистов – Глеб Латник, бывший житель города Первоуральска Свердловской области. В январе 2013 года, когда Госдума принимала закон Елены Мизулиной о запрете "гей-пропаганды", Латник провел одиночный пикет в своем "простом уральском городе с сильными тюремными традициями" (характеристика Первоуральска принадлежит местному Интернет-порталу), участвовал в других правозащитных акциях. После угроз со стороны Центра по борьбе с экстремизмом Глеб был вынужден покинуть Россию и попросить политическое убежище в США.

Глеб Латник рассказал Радио Свобода о своей жизни в Америке и борьбе против Russia Today.

– Кампанию против Russia Today придумал мой друг Вячеслав Ревин. Он, как и я, политический беженец в этой стране, так же был преследуем в России. Он уже, к счастью, успешно прошел интервью, получил статус, двигается к моменту получения грин-карты. Это его идея, которую я полностью поддерживаю и работаю вместе с ним над осуществлением этого проекта. Это лишь маленький пробный камушек, первый ветерок большой грозы для Russia Today. Мы попали в прайм-тайм в программу "Вести" на телеканале "Россия" и поняли, что реакция действительно есть, они зашевелились, как ужи на сковородке. Дальше будем активно работать с американцами, у нас распечатано огромное количество листовок, мы будем рассказывать им, как связаться с их представителями в Сенате с целью закрытия этого телеканала, либо чтобы он маркировался как "иностранный агент". Дело в том, что я не считаю Russia Today средством массовой информации. Оно проплачено Кремлем, в отличие от независимых средств массовой информации в Соединенных Штатах Америки. Политические партии могут их спонсировать, но все средства массовой информации в этой стране – это частные компании. Russia Today – не средство массовой информации, это именно рупор пропаганды, потому что спонсируется исключительно из государственного бюджета и преподносит зрителю информацию, которую хочет донести Кремль, конкретно Владимир Путин.

– Тут есть оборотная сторона, неспроста ведь так отреагировали "Вести". Ведь вы создаете рекламу этому телеканалу. Маргарита Симоньян сейчас будет говорить, что в Америке цензура, репрессии, хотят меня закрыть, потому что я сообщаю правду. То есть вода на ее мельницу. Не боитесь вы этого?

Как минимум заставить Russia Today маркировать себя как "иностранный агент", как максимум – полный запрет вещания

– Нет, мы этого не боимся. Дело не в цензуре, дело в правде. Следующий наш этап: мы будем раскрывать глаза людям на ложь этого телеканала, показывать, что мы не запрещаем говорить правду, мы запрещаем говорить неправду. Прямо сейчас монтируется видеоролик, где будет на половине кадра эфир Russia Today, где диктор говорит о том, что все хорошо, и тут же кадры того же дня, опровергающие эти слова.

– О чем именно?

– О ситуации в Украине, о ситуации с ЛГБТ: они очень много говорили о том, что это истерия нагнетается, а все хорошо. Но, простите, происходят убийства, другие насильственные преступления, и ни одно из них не квалифицируется как преступление на почве ненависти, а исключительно из хулиганских побуждений. Если взять статистику, Америка гораздо менее толерантная страна, чем Россия, потому что здесь преступления квалифицируются именно так. В России же все преступления против ЛГБТ классифицируются именно из хулиганских побуждений. По этому поводу у нас тоже будет тяжба с телеканалом Russia Today: как я уже говорил, это огромный проект, и это будет финальная стадия.

– А вы сами смотрите Russia Today, часто его включаете?

– Я его не включаю. К счастью, в нашем кабельном пакете этого канала нет. Я отсматриваю в интернете эти материалы, исключительно с целью анализа того, что они говорят. Точно так же я иногда смотрю и Первый канал, и телеканал "Россия".

Пикет перед офисом Russia Today в Вашингтоне

Пикет перед офисом Russia Today в Вашингтоне

– Телеканал "Россия" сообщил, что вы получили убежище в Америке. Это неправда? Вы не получили убежище, а лишь обратились за ним?

– Я обратился за ним, ожидаю интервью. Очередь очень большая, потому что у миграционных офисов в приоритете люди, которые находятся в стране незаконно, они помещены в тюрьму. Решают, либо их отпустить на свободу в Соединенных Штатах, дать им право на работу и все остальные права, либо депортировать, если нет оснований для получения убежища. Поэтому мы, люди, которые находятся на законных основаниях в стране, ожидаем, наши дела отложены.

– Сейчас большой приток эмигрантов из России, которые ищут убежища в связи с притеснениями ЛГБТ. Вы объединяетесь в какую-то группу?

Я никогда не думал об эмиграции, но наступил момент, когда у меня загорелась земля под ногами

– Мы стараемся объединить людей. Для этого и создана наша организация RUSA LGBT: приезжает новый человек в страну, он не знает, где получить медицинскую помощь и прочие инструкции. Мы советуем, где получить помощь, а, если у человека совсем нет денег, то где находятся фуд-банки, где можно получить продукты. Также, когда человек приезжает, новая страна, ни знакомых, ни друзей, поэтому мы проводим встречи: это могут быть походы в зоопарк, в музеи, чтобы люди познакомились, чтобы им не было плохо и одиноко.

– Много таких беженцев? Сколько их в Вашингтоне?

– Огромное количество. В Вашингтоне в проекте RUSA LGBT 50 человек, но я думаю, что их гораздо больше, потому что мы знаем далеко не обо всех.

– Такое ощущение, что все российские ЛГБТ-активисты уехали либо в Европу, либо в Соединенные Штаты, в России остались считаные единицы…

– Я бы сказал по-другому: это те люди, для которых Россия стала опасным местом, люди, которые получали угрозы как от населения, так и от государства, как в моем случае. Война войной, но собственная безопасность – прежде всего. Гораздо проще и легче работать в плане прав ЛГБТ, будучи живым и свободным, хоть и из другой страны.

– Сколько лет вы сами находитесь в Соединенных Штатах?

Глеб Латник

Глеб Латник

– Я нахожусь в стране полтора года. Я никогда не думал об эмиграции, но наступил тот момент, когда у меня загорелась земля под ногами, когда мне конкретно угрожали, причем именно со стороны государственной власти. Мне говорили, что меня поместят в тюрьму. На мой аргумент, что я не делаю ничего противозаконного, мне ответили: мальчик, ты живешь в России, тебе не нужно делать ничего противозаконного, мы найдем способы тебя посадить.

– Кто это вам сказал?

– Сотрудники Центра противодействия экстремизму.

– Как вы решились не только на политическую деятельность в защиту прав ЛГБТ, но и на каминг-аут в маленьком городке Первоуральске? Ведь это очень опасно.

Мальчик, ты живешь в России, тебе не нужно делать ничего противозаконного, мы найдем способы тебя посадить

– Когда вы живете закрытым – это огромное количество лжи. Приходится врать каждый день – это очень тяжело. Причем нужно помнить, кому и что соврано, где какая легенда. Когда я вышел с плакатом в день принятия закона о запрете "гей-пропаганды", было, конечно, страшно делать это, но молчать было еще сложнее. И я полностью понимал, с какой целью это делается. Этот закон делался не для применения, этот закон делался для того, чтобы куда-то сместить фокус ненависти, фокус недовольства населения. На тот момент еще же не было проекта "Новороссия". Нужна была жертва для ненависти, этой жертвой стало ЛГБТ. Я понял, что молчать еще страшнее, нужно говорить. Не просто говорить – нужно кричать об этом. Конечно, было страшно. Журналисты на той самой площади, где я стоял, задавали мне вопрос: неужели вам не страшно делать это? Я им так же отвечал, как и вам сейчас: конечно же, страшно, но дело в том, что молчать еще страшнее.

– Это было в Первоуральске?

– Да, это было в Первоуральске. У меня не было возможности приехать в Москву к Государственной думе, где, как вам известно, проходила крупная акция: люди показывали, что они есть.

– Глеб, но перед тем, как выйти на площадь, вы, наверное, совершили маленький каминг-аут среди своих одноклассников, друзей, родственников. Как это прошло?

– Тяжело. Из людей, которых я считал друзьями, многие отвернулись от меня, они не могли этого принять, не могли этого осознать. У них стоял стереотип, что гей – это плохо. Но были люди, которые понимали: это же мой друг, я не знал этого, и мы дружили, теперь я узнал, человек не изменился, тот же самый Глеб. Были люди, которые меня поддерживали, скажем так, пассивно, потому что активно поддерживать страшно.

– То есть это представление, что в России все ненавидят геев, а уж тем более в маленьком городке, неправильное? Есть люди, которые и сочувствуют, и способны понять?

Уезжать нужно в любом случае

– Вот именно поэтому я выступаю за каминг-ауты. Я всем гомофобам (мне множество людей пишут сообщения с угрозами, утверждают, что среди их знакомых нет геев), объясняю, что вы просто не знаете об этом, потому что это может быть ваш ближайший друг. Даже в Соединенных Штатах Америки люди не всегда открыты. Например, Гас Кенуорти, который получил серебряную медаль на Олимпиаде в Сочи и вывез щенков, совершил каминг-аут только пару недель назад, несмотря на то, что он живет в Соединенных Штатах.

– Вы знаете, что в Государственную думу сейчас внесен законопроект о том, что каминг-аут может быть наказуемым штрафом в 5 тысяч рублей?

– Неважно, будет этот законопроект одобрен или нет, он нужен не для этого, он нужен для того, чтобы сместить фокус ненависти. Не просто так Левада-центр проводил опрос не так давно о том, кого же россияне ненавидят больше всего. Когда прошел этот опрос, я сразу сказал: фокус ненависти будет смещаться в сторону ЛГБТ. Проект "Новороссия" не сложился, с проектом "Новосирия" тоже как-то неуспешно, не возбудили СМИ ненависть, фокус ненависти надо куда-то смещать. Я сказал: "Это будут геи. Сейчас появятся новые законопроекты, новые инициативы, опять будут разговаривать об этом, опять будут трубить в СМИ, опять будут ток-шоу". Как показывает реальность, я оказался прав.

– Как сложилась ваша жизнь в Америке? Вы чувствуете себя счастливым, все у вас удачно? Вижу, что вы даже выучили английский язык и даже думаете отчасти по-английски.

– Да, сейчас я достаточно свободно общаюсь. Когда я приехал в страну, я на английском языке не разговаривал абсолютно, исключительно с помощью Гугл-переводчика. Дело в том, что на моем пути встретился очень хороший человек, сейчас мы с ним в браке, он мне полностью помогает во всем и поддерживает, включая мои инициативы в плане политического и ЛГБТ-активизма. Единственное, что меня гнетет, – это невозможность увидеть своих родственников. К счастью, мы живем в XXI веке, есть скайп, с помощью которого мы сейчас с вами общаемся. Это выручает.

– То есть вы один из немногих граждан России, которые официально заключили однополый брак?

– Да, я официально заключил однополый брак. Кстати, прошу заметить, это никак не влияет на получение грин-карты. Впервые я был в Соединенных Штатах по приглашению Госдепартамента в рамках международной программы лидерства, я подписал расписку перед тем, как участвовать в этой программе, в этой расписке указано, что я после окончания программы обязан два года прожить в России. Там указано, что вступление в брак, рождение детей на территории США никоим образом не отменяет это соглашение. Именно поэтому, несмотря на то, что я в браке, я не могу через брак претендовать на грин-карту.

– То есть вы приехали по программе лидерства и попросили убежища?

– Нет, после этого я вернулся в Россию, потому что на тот момент мне ничего не угрожало, хотя мне поступали предложения от некоторых американцев остаться в стране. Я сказал: нет, я останусь на родине, я приехал сюда учиться для того, чтобы применять эти знания в своей стране. Это и является целью той программы. Но когда загорелась земля под ногами, я, конечно, применил все знакомства в Соединенных Штатах для того, чтобы получить хоть какую-нибудь помощь по приезду.

– Многие геи в России сейчас размышляют, уезжать или оставаться. Что бы вы порекомендовали?

Уезжать нужно в любом случае. Я не вижу перспектив для геев в России. Даже если сменится режим, нужно несколько поколений для того, чтобы изменить отношение к ЛГБТ.

– Но речь идет о миллионах людей, все уехать не могут.

– Для тех, кто не может уехать, я в интервью для "Голоса Америки" возле посольства Белоруссии сказал: быть предельно аккуратными и осторожными. Потому что открытость в таких странах, как Россия и Белоруссия, может привести к смерти.

– Это была акция в связи со смертью избитого гомофобами гея в Белоруссии?

– Не со смертью — с убийством.

– Он долго лежал в коме и сейчас умер.

– Он лежал в коме. Сейчас мы направим письма с просьбой переквалифицировать это преступление. Потому что убийца на данный момент на свободе, он был осужден за нанесение тяжких телесных повреждений. Сейчас это тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть. Убийца должен быть наказан.

– А когда будет следующая акция против канала Russia Today?

– Через час возле одного из зданий Сената. Мы приходим с плакатом именно в тот момент, когда люди покидают рабочие места, сенаторы в том числе, чтобы они видели наш плакат, чтобы они думали об этом, чтобы это было в тренде и обсуждаемо. Все дни на этой неделе мы стояли у офисных зданий. И люди обсуждают, действительно говорят об этом.

– То есть вы выходите с плакатами каждый день?

– С огромным баннером. Дальше будут другие акции в рамках этого проекта. На данный момент всё работает, всё хорошо, и я думаю, что цели мы добьемся. Как минимум заставить рупор пропаганды Russia Today маркировать себя как "иностранный агент", как максимум – полный запрет вещания этого телеканала в Соединенных Штатах Америки.

По просьбе Радио Свобода эксперты, знакомые с деятельностью RT, отвечают на вопрос "Поддерживаете ли вы призывы запретить вещание этого телеканала в США?"

Александр Сытин, политолог, бывший сотрудник РИСИ:

– Да, безусловно. Российское информационное пространство следует сужать всеми возможными средствами.

Наталия Геворкян, журналист:

– Не вполне по-американски требовать закрытия СМИ. Что бы я безусловно делала на месте Запада, так это перестала продавать западную рекламу на пропагандистские каналы, как и сериалы и франшизы на телепрограммы (это относится не только к RT).

Андрей Мальгин, блогер:

– Двумя руками приветствую. Деятельность путинской пропаганды – это в чистом виде использование оружия массового поражения против населения.

Алексей Ковалев, бывший сотрудник "РИА Новости", автор проекта "Лапшеснималочная", посвященного активности кремлевских СМИ за рубежом:

– Ни в коем случае. Это ни к чему не приведет, кроме того что Симоньян получит очередной козырь в своей пропагандистской кампании за дискредитацию всех ценностей типа свободы слова. Она только этого и ждет и страшно радуется таким заявлениям, они помогают ей подчеркивать собственную важность и нужность. А вот больше всего она боится, когда ей указывают на реальные цифры. Они ей как черту ладан.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG