Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гибель аэробуса


Россия. Замгендиректора "Когалымавиа" Александр Смирнов на пресс-конференции в Москве. 02.11.2015

Россия. Замгендиректора "Когалымавиа" Александр Смирнов на пресс-конференции в Москве. 02.11.2015

Участвуют Александр Шумилин, Зеев Ханин, Магомед Толбоев, Виктор Алкснис, Виктор Резунков

В компании "Когалымавиа", которой принадлежал разбившийся в субботу в Египте аэробус А-321, заявили, что "единственной объяснимой причиной" крушения самолета могло стать "внешнее механическое воздействие" на него. В Росавиации заявляют, что делать выводы о причинах крушения А-321 преждевременно. "Да, мы знаем, что очень большая площадь разброса элементов конструкции – это свидетельствует о том, что разрушение произошло в воздухе и на большой высоте. Но говорить о причине совершенно преждевременно", – заявил глава ведомства Александр Нерадько, отметив, что версия о внешнем воздействии на аэробус "не основана ни на каких реальных фактах".

Версии крупнейшей в современной России авиакатастрофы анализируют политологи Александр Шумилин, Зеев Ханин (Израиль), авиационные эксперты Виктор Алкснис, Магомед Толбоев, журналист Виктор Резунков.

Ведущий – Владимир Кара-Мурза-старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: На данный момент сохраняется неясность с версиями гибели аэробуса над Египтом. В компании "Когалымавиа", которой принадлежал разбившийся самолет, заявили, что единственной объяснимой причиной его крушения могло стать внешнее механическое воздействие. А в Росавиации заявляют, что делать выводы о причинах крушения А321 преждевременно.

Версии крупнейшей в современной истории России авиакатастрофы мы проанализируем с политологом Александром Шумилиным, директором Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Российской Академии наук.

Александр Иванович, я знаю, что сейчас нет недостатка и в конспирологических, и в технических версиях. Какой версии придерживаетесь вы?

Александр Шумилин: Я предпочитаю следить за информацией, анализировать факты. Мы видим, что набор существенных фактов меняется. Например, то, что представлялось в качестве факта поначалу, – что вскоре после взлета экипаж просил экстренной посадки или сигнализировал о каких-то неполадках, – спустя сутки было опровергнуто. Это говорит о том, что в ходе полета произошло что-то неожиданное, а прояснить, что именно, может только расшифровка "черных ящиков". Другого варианта на данный момент нет, мы должны говорить только о том, что происходило в самолете, как вел себя экипаж.

Владимир Кара-Мурза-старший: С нами на прямой связи из Израиля Зеев Ханин, профессор политологии израильского университета Бар-Илан.

Зеев, какие версии циркулируют в израильском профессиональном, политологическом сообществе относительно гибели российского борта?

Зеев Ханин: Прежде всего я хотел бы присоединиться к словам соболезнования российскому народу и всем, кто пострадал, семьям погибших.

Израильтяне, можно прямо сказать, в шоке. Израильтяне понимают, о чем идет речь. Нашему обществу не привыкать к такого рода вещам. На протяжении всего сегодняшнего дня все израильские СМИ говорили об этом тяжелом событии. С утра обсуждалась возможность технических неполадок. Но уже в середине дня большая часть комментаторов стали приводить соображения, цитируя международные СМИ и высказывания тех или иных экспертов, политиков, журналистов, которые все больше и больше говорили о так называемом "внешнем факторе". Израильское аналитическое сообщество говорит, что под "внешним фактором" следует понимать не только использование неких средств, вроде ракеты. Это мог быть и самолет, на борту мог находиться террорист-самоубийца, какое-то взрывное устройство в багаже. И израильские комментаторы приводят высказывания о том, что российский самолет развалился в воздухе.

Вне зависимости от того, каковы были причины – техническая неполадка или внешний фактор, о котором говорят очень многие, – большая часть комментариев касается того, кому это могло быть выгодно. То есть кто мог использовать эту ситуацию, получить от этого некие политические дивиденды или, наоборот, постараться дивиденды противоположной стороны по возможности купировать.

Уже известно, что "Исламское государство" тут же взяло на себя ответственность, а это работает на линию пропагандистскую, PR-кампанию, которую от имени этого движения пытаются вести различные круги. Якобы речь идет об акте возмездия России за вмешательство в сирийский кризис на стороне режима Асада и бомбардировки, которые ведет российская авиация, позиций, группировок и сил, которые идентифицируются с "Исламским государством". Но израильские аналитики пока не принимают подобную версию на веру. Более того, я слышал сегодня несколько скептических высказываний.

Сами египтяне, которых активно цитирует израильская пресса, всячески опровергают какую бы то ни было возможность террористического акта. Понятно, что это серьезный удар по египетскому туризму, который только-только стал приходить в себя после утверждения у власти режима светских националистов. А в израильской прессе активно цитировались египетские государственные деятели. На пресс-конференциях и в Египте, и в других местах, когда журналисты обращались к ним с вопросами о ходе расследования, с просьбами прокомментировать эти события, они начинают свой ответ с критики зарубежных компаний, которые отменили рейсы в Египет, пока не будут ясны предположения, идет ли речь исключительно о технической неполадке или все-таки о террористическом акте.

Владимир Кара-Мурза-старший: Три дня наблюдатели отмечали затянувшееся молчание российского лидера. Наконец сегодня он прервал молчание во время встречи с министром транспорта Максимом Соколовым и выразил соболезнование родным и близким погибших.

Владимир Путин: Хочу еще раз выразить свои соболезнования близким, родственникам погибших. Это огромная трагедия, и безусловно, мы сердцем и душой вместе с вами.

Хочу поблагодарить петербуржцев за такую реакцию, которую видит вся страна, всех жителей России за слова соболезнования и за сопереживание. В такие трагедии и в такие часы, безусловно, очень важно чувствовать плечо близких людей, сопереживание всей страны по поводу этой ужасной катастрофы.

Знаю, что работа государственной комиссии налажена должным образом. Вы сегодня ночью вернулись из Египта. Прошу вас доложить о том, как идет эта работа, как выстраиваются отношения с египетскими партнерами и с представителями других стран, которые выразили свое желание, готовность оказать содействие в расследовании этого происшествия.

Без всяких сомнений, должно быть сделано все, чтобы была создана объективная картина произошедшего, чтобы мы знали, что произошло, и соответствующим образом на это реагировали.

Владимир Кара-Мурза-старший: С нами на прямую связь вышел наш обозреватель в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.

Виктор, многие отмечают, что все 15 лет президентства Владимира Путина большая беда обходила город на Неве, – а вот на этот раз не обошла. Как вы считаете, это сплотило ваших земляков и приблизило беду, случившуюся в далеком Египте, ко всей огромной России?

Виктор Резунков: Конечно, сплотила. И это показала вчерашняя акция на Дворцовой площади, куда пришли почтить память погибших в авиакатастрофе тысячи петербуржцев со свечами, с цветами, с фонариками. Прошла "минута молчания". Буквально все сейчас об этом говорят, и все очень переживают.

И то, что президент-петербуржец два дня молчал, в Питере тоже очень широко обсуждается. Это вызвало очень серьезное непонимание не только у политически активных людей самых разных убеждений и взглядов, но и у простых людей, и в журналистской среде. Мы приехали в день катастрофы в Пулково, когда родственники в первые моменты были в шоковом состоянии, даже еще ничего не понимая, – это было неописуемое зрелище. Вот в этот момент надо было что-то сказать, хотя бы несколько скупых фраз, это очень бы помогло, передало бы какой-то внутренний заряд. Но этого не было сделано. Прошло два дня, и непонятно, чем он занимался эти два дня. Конечно, это поразительно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Александр Иванович, чувствовалась ли растерянность Кремля, а не только самого лидера?

Александр Шумилин: Пожалуй, да, шок ощущался. И то, что происходило в информпространстве, подтверждает эту версию. Безусловно, должно было прозвучать что-то человечное, и президент, конечно, должен был бы появиться. Наверняка это важный фактор не только для петербуржцев, но и для всех людей в России. Но, по-видимому, шок был настолько велик, что команда аналитиков наверху разрабатывала варианты, видимо, упустив момент необходимого всплеска человеческого чувства – в политическом ключе гораздо больше, чем в человеческом.

Ситуация действительно крайне сложная, ибо президент – это не просто человек, который должен передавать эмоции и внушать оптимизм согражданам. Президент – это политик, стратег. И по-видимому, стратегические аспекты, политические соображения, неясность ситуации на тот момент – все это возобладало над тем обстоятельством, о котором говорил обозреватель из Петербурга.

Если это теракт, с ним связаны серьезные моменты именно политического свойства. Естественно, должны быть сделаны достаточно решительные выводы, в духе президента, как это было в предыдущих ситуациях в годы его правления. Но применительно к Сирии, если речь идет об ИГИЛ, конечно, варианты ответных действий возмездия напрашиваются сами собой. Но это только одна из версий, озвученная нашим израильским коллегой, которую сейчас обсуждают в Израиле, может быть, больше, чем где бы то ни было. Эта версия влечет за собой очень серьезную серию политических, имиджевых последствий, стратегических выводов. Но о ней говорить рано, пока еще ничего не подтверждено.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте послушаем полковника запаса Виктора Алксниса, бывшего депутата Госдумы, члена группы "Союз" Съезда народных депутатов СССР. Он считает наиболее вероятной причиной падения самолета техническую.

Виктор Алкснис: Есть одна наиболее вероятная причина, по которой все это произошло, – это техническая неисправность или техническое состояние самолета, которое привело к подобного рода ситуации. Первое, что приходит на ум, – это ситуация с хвостом самолета. Судя по поступающей информации, по фотоснимкам, хвост самолета находится в 8 километрах от места падения основной части обломков. То есть хвост падал с высоты отдельно, он отвалился еще на большой высоте. А почему он вдруг отвалился?

Есть объективная информация, подтвержденная рядом документов официальных, о том, что в ноябре 2001 года этот самолет совершил грубую посадку в каирском аэропорту, задев хвостом взлетно-посадочную полосу. Как известно, когда самолет садится или взлетает, он задирает нос кверху, – соответственно, хвост опускается. Самолет чиркнул хвостом по полосе. А учитывая, что самолет весит сотни тонн, этот удар, конечно, очень серьезно повлиял на фюзеляж самолета, на его силовой набор. После этого самолет прошел ремонт. Объем этого ремонта, что там реально было выполнено, – этого мы пока не знаем.

В этой ситуации мне кажется наиболее вероятным то, что не были выявлены и в результате не были полностью устранены все последствия удара о землю. С течением времени накапливалась "усталость" конструкции. Все-таки в полете и при посадке самолет испытывает огромные нагрузки. И пришел день, когда металл не выдержал – и хвост отвалился. Это, на мой взгляд, одна из наиболее вероятных причин катастрофы.

Предполагается и экзотическая причина – то, что произошел взрыв турбореактивного двигателя. Там на огромной скорости вращается большое число лопаток. И при взрыве эти лопатки полетели во все стороны, часть из них попала в фюзеляж, разрушив его, а дальше уже пошло разрушение всего самолета. Вот это основные версии.

Владимир Кара-Мурза-старший: Зеев, насколько убедительно прозвучали доводы Виктора Алксниса?

Зеев Ханин: Об этом вчера и сегодняшним утром в Израиле также говорили. Обсуждали прежде всего техническую версию. Но сегодня в середине дня, по крайней мере, израильские СМИ стали все чаще давать трибуну людям, которые говорят, что самолет в наше время сам по себе не падает – при дублировании систем и так далее. И даже если в воздухе отвалился хвост, остается вопрос: почему же он развалился в воздухе на несколько частей? Если не принимать во внимание экзотическую версию, о которой говорил эксперт.

Но 60 процентов газетных площадей и эфирного времени было отведено не столько техническим сюжетам, сколько тому, почему именно появились структуры, группы интересов, которые немедленно взяли на себя ответственность. Мы живем в некоем виртуальном мире. "Информационная война" эпохи постмодерна, когда то, как это выглядит со стороны, – на экранах телевизора, на радиоволнах, на страницах газет, – существенно важнее, чем то, что было на самом деле. И дискуссия по поводу того, имел ли место теракт или не имел, имела ли место техническая неполадка, уже сама по себе является фактором раскола и противоречий.

Израиль в данном случае является одной из наиболее заинтересованных сторон. В данном случае, в зависимости от того, какая точка зрения утвердится в общественном мнении, это может оказать непосредственное влияние на расстановку сил у северо-восточной границы нашей страны – в Сирии. Важно не то, что является правдой, – техническая неполадка или террористический акт, – а то, во что поверит основная масса журналистов, политиков, дипломатов и представителей общественности. От этого во многом будет зависеть, как будут развиваться события. В том числе, с одной стороны, на фронте борьбы между различными группировками исламистов в Сирии. А с другой стороны, в том блоке, который сформировался в Сирии, в так называемом "треугольнике" – режим Асада, Россия и "Хезболла". Оппозиция ведет вооруженный конфликт. А изменение баланса в Сирии имеет непосредственное отношение к безопасности израильских границ.

Так что, помимо абсолютного, тотального сочувствия, никакого ерничества по этому поводу не один израильский комментатор себе не позволил. Несмотря на то что израильские журналисты, в общем-то, люди циничные, которые ничего не принимают на веру, но по этому поводу, кроме сочувствия и соболезнований, никто ничего подобного за последние дни не высказал.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте послушаем еще одну версию – это версия Магомеда Толбоева, бывшего депутата Госдумы, заслуженного летчика-испытателя. Он считает, что это был, безусловно, террористический акт.

Магомед Толбоев: Я свою главную версию озвучил с первой минуты после того, как я узнал о катастрофе. Есть три причины, которые приводят к катастрофе, – это человеческий фактор, то есть действия экипажа, это техническое состояние воздушного судна, и внешнее вмешательство. Я придерживаюсь третьей позиции, потому что другой причины падения самолета нет. Это кто-то натворил на земле. Кто-то внес неполадки в систему управления, что-то засунул в технические люки. А учитывая слабую систему безопасности Египта, бездарное отношение ко всему работников египетского аэропорта, это очень легко делать. И еще: учитывая, что все исламисты взаимосвязаны, все братья и сестры, исламисты запросто могут сказать: "Давайте заработаем деньги. Ты засунь эту штуку вон туда – и все". Это делается легко.

Я летчик-испытатель, высочайший профессионал, и я отвечаю за свои слова. Я участник многих расследований катастроф и аварий. Я знаю каждый винтик. Я даже могу сказать заранее, что случилось с самолетом. Поэтому я это утверждаю. Сегодня вечером или завтра утром будет сделан именно такой вывод. Вы в этом убедитесь.

Владимир Кара-Мурза-старший: Виктор, как относятся родственники погибших к версии, которую озвучил Магомед Толбоев? Или они гонят от себя подозрения, что это была расплата за соучастие России в конфликте?

Виктор Резунков: С родственниками погибших сейчас очень тяжело говорить. Они не строят никаких предположений. Они сейчас настолько погружены в свое личное горе, что у них даже нет, как мне кажется, желания осознавать причины этой авиакатастрофы.

Если говорить о том, какие версии обсуждают в Петербурге, то я обратил внимание вот на что. Я переживаю уже третью крупную катастрофу в Петербурге за последние годы. И всегда на следующий день высказывали свое мнение какие-то эксперты, в основном летчики, которые по себе знают, что это такое. А что происходит сейчас? Я посвятил половину вчерашнего дня и почти весь сегодняшний день поиску этих экспертов. Никто не хочет разговаривать с журналистами на эту тему. Это меня крайне удивило – они просто скрываются! Я считаю, что, наверное, существуют какие-то основания не давать комментарии, выходящие за рамки, скажем так, неполитического пространства. Скорее всего, это действительно так.

Владимир Кара-Мурза-старший: Виктор Алкснис счел нужным упомянуть о внешнем воздействии, как о вероятной причине крушения аэробуса.

Виктор Алкснис: Истинную причину катастрофы лайнера А321, конечно, можно будет установить только после анализа средств объективного контроля, данных "черных ящиков" и осмотра обломков самолета. Из той поступившей информации ясно, что самолет разрушился на большой высоте. Это могло произойти только в том случае, если было какое-то мощное воздействие на фюзеляж. Разрушение могло произойти или в силу каких-то внутренних причин, или внешнего воздействия. Но внешнее воздействие вряд ли возможно, потому что у террористов нет зенитных ракет, способных достигать высоты порядка 10 тысячи метров, на которой летел аэробус. А что касается больших зенитно-ракетных комплексов, – вроде "Бука" или американского Patriot, – я сомневаюсь, что у террористов есть такие комплексы. Такие комплексы есть у Израиля и у Египта, но я не думаю, что им зачем-то понадобилось бы сбивать российский пассажирский лайнер. Поэтому я не думаю, что это была зенитная ракета.

Владимир Кара-Мурза-старший: А почему террористы взяли на себя ответственность за трагедию? Может быть, они хотели эпатировать мировое сообщество?

Александр Шумилин: Нет. Эпатаж – это обязательный элемент в деятельности террористических групп в любом случае, они тем и отличаются от чисто бандитских группировок – им нужен резонанс, огласка, им нужно запугать других. Террор в этом и состоит – гласное и яркое запугивание, утверждение своей силы.

А то, что они взяли на себя ответственность, – это неудивительно. Но если бы я был верующим, то я бы назвал эту ситуацию "божьим проклятьем". Предположим, все это случилось по технической причине, – но случилось в удобное для террористов время и во вполне удобном месте. Эти два обстоятельства террористы, даже если они не имели к этому прямого отношения, не могли проигнорировать, но они должны были это раскрутить. Об этом говорится и в послании одного из лидеров ИГИЛ: это в наказание за участие России в операции в Сирии. Поскольку обещалось что-то подобное, если это произошло по технической причине, то это уникальное стечение обстоятельств, которое, несомненно, сыграло на пользу этой террористической группировке.

И мы видим цепную реакцию, которая пошла среди исламских радикалов и в террористических группах: когда в эту версию начинают верить, это живет своей жизнью. Мы видим, как руководители "Аль-Каиды" начинают сглаживать противоречия и разногласия с руководством ИГИЛ. Они заявили вчера вечером о том, что необходимо объединять усилия этих двух организаций. Смысл заявления аз-Завахири сводится к тому, на мой взгляд, чтобы прислониться к дьявольской славе ИГИЛ, которое взяло на себя ответственность за трагедию над Синаем, и показать, что "Аль-Каида" тоже не в стороне, что она не обезоружилась после смерти бен Ладена, что она готова действовать. И, возможно, более мелкие группировки провозгласили цели уже для совместных усилий "Аль-Каиды" и ИГИЛ.

Но вот что примечательно. В формулировках лидера "Аль-Каиды" аз-Завахири главным противником по-прежнему остаются Соединенные Штаты, затем Европа, а Россия на третьем месте, – и это было выдержано в данном заявлении. Но в заявлениях подобного рода, исходящих от лидеров ИГИЛ, Россия выдвигается вперед, а все остальные упомянутые страны следуют за ней. То есть ИГИЛ подчеркивает, что на сирийском поле боя оно борется в первую очередь с Россией. Так что цепная реакция уже пошла. И исламистские террористы, может быть, воспряли духом, независимо от того, было ли это результатом их конкретных действий или только информационным вбросом, интерпретацией событий, которые сейчас широко обсуждаются в мировых СМИ.

То есть террористы от этого выиграли. И в этом смысле я понимаю президента Путина, который взял некоторую паузу, ибо ситуация в этом плане чрезвычайно сложна. И сегодня в его заявлениях не было никакой конкретики. И это абсолютно правильно, ибо последствия поспешных, жестких формулировок могут быть еще более трагичными и менее взвешенными, чем это должно быть.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте послушаем мнение Магомеда Толбоева, который считает, что надо продолжать летать, несмотря ни на что, просто повышая безопасность полетов.

Магомед Толбоев: Не надо прекращать летать. Для этого в мире существуют системы безопасности. У них – ЦРУ, ФБР, у нас – ФСБ, МВД. В Египте, во всех странах существуют аэропортовые службы безопасности. Они должны работать. А у нас они "кушают" деньги.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы знаем, что теперь над Синаем почти ни одна авиакомпания не летает. Зеев, они что-то знают о том, что реально произошло, или это просто перестраховка?

Зеев Ханин: Конечно, перестраховка. Они отменяют рейсы для того, чтобы не пострадал имидж компаний. Если они сегодня будут посылать свои рейсы на Синай, начнется лавинообразный процесс отзыва билетов, причем не только на этом, но и на всех других направлениях. В ситуации, когда управление авиации тех или иных стран, и прежде всего западных, не знает, как эту ситуацию прокомментировать и что со всем этим делать, на всякий случай они выдают предупреждения авиакомпаниям, а те уже интерпретируют, как могут.

Мы, как говорят в Израиле, "в этом кино уже были". Когда шла антитеррористическая операция Армии обороны Израиля в секторе Газа, так называемая "Несокрушимая скала", с подачи американского управления гражданской авиацией часть американских авиакомпаний на пару дней отменили свои рейсы в Израиль. А затем, беря пример с американцев, это сделали несколько европейских компаний. Российские компании, кстати, свои рейсы не отменяли. И это при том, что, слава Богу, никакого ущерба не было нанесено ни израильским, ни зарубежным самолетам. Поскольку уровень и репутация служб безопасности в израильском аэропорту Бен-Гурион хорошо известны. А что касается обстрелов израильской территории, которые велись со стороны сектора Газа, израильская система противоракетной обороны "Железный купол" перехватывала 95 процентов ракет, которые могли нанести какой-то ущерб. Короче говоря, никакой угрозы безопасности не было. Но была лавинообразная паника, имели место попытки в этой ситуации получить политические дивиденды, оказать некое давление на ту или иную сторону.

Я думаю, что в данной ситуации совершенно неважно, что там было на самом деле, как ни ужасно это звучит. Важна та версия, которую, исходя из тех или иных интересов, – политических и дипломатических, информационных, террористических и каких угодно еще, – будут продавать общественному мнению. Сам факт того, что западные авиакомпании отменили рейсы на Синай, говорит только о том, что политическое руководство этих стран пока еще не сформулировало свою точку зрения на это событие. Авиакомпании не получают точные указания, предпочитая, как это чаще всего бывает, лучше что-нибудь не делать, чем что-нибудь делать.

Владимир Кара-Мурза-старший: Виктор, в 2002 году в московском "Норд-Осте" погибло 130 человек, которые были в заложниках. Сейчас погибли 132 жителя Петербурга. Лежит ли на ком-то политическая ответственность? Или петербуржцы никого не винят?

Виктор Резунков: У меня такое впечатление, что сам факт того, что существует и обсуждается версия о террористическом акте, очень сильно играет в сознании людей против Владимира Путина, против его последней авантюры – войны в Сирии. Это внешнеполитический фактор. И постепенно, я думаю, решением, которое будет принято российской комиссией, которая расследует эту авиакатастрофу, власти постараются, как я понимаю, свести к минимуму версию террористического акта. Потому что политически она во всех отношениях очень невыгодна Владимиру Путину. Они попытаются ее скрыть в любом случае, как я предполагаю. Рано или поздно закончится шлейф глубочайшего внутреннего переживания, и все начнут пытаться понять, что происходит. Все будут очень долго ждать результатов расследования. А это очень важно политически, важно для атмосферы внутри страны, и это имеет самое прямое отношение прежде всего к Владимиру Путину.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте послушаем Виктора Алксниса, который тоже напоминает о возможности террористического акта.

Виктор Алкснис: Внутреннее воздействие – на борту что-то произошло, что привело к разрушению самолета. Во-первых, рассмотрим ситуацию с терактом. Возможно, взрывное устройство находилось, например, в багаже. Осмотр багажа в Египте осуществляется достаточно поверхностно, судя по комментариям в социальных сетях. И тот бардак, который царит в египетских аэропортах, конечно, вполне позволяет отправить на борт самолета какое-то взрывное устройство. Неспроста Египет так болезненно реагирует на любые намеки на возможность теракта.

Во-вторых, наличие "смертника" на борту с зарядом взрывчатки. Судя по списку пассажиров, там были только российские туристы. Я очень сомневаюсь, что российские туристы вдруг решили отдать свою жизнь за ислам.

Владимир Кара-Мурза-старший: Александр Иванович, вы тоже предположили, что не было необходимости в "смертнике", что можно было это оформить более простым способом.

Александр Шумилин: Существует набор способов доставки взрывчатки на борт самолета. И во всех аэропортах Европы, Америки и России ужесточены меры контроля. Но меры контроля багажа мы проверить не можем. То есть насколько основательно проверяется багаж в аэропортах, у таких нас сведений нет. Кстати, над Локерби был именно этот случай, в багаж была подброшена бомба.

Владимир Кара-Мурза-старший: Террористы сдали багаж, а сами не полетели. И это было подозрительно.

Александр Шумилин: Это была радиола с боевой начинкой, которая взорвалась над шотландским городом. В этом случае следствие длилось около трех лет, пока собирали все обломки и останки самолета, совмещали, выстраивали конструкцию. Обнаружили пробоину в определенном месте, и тогда картина стала ясна. Сейчас некоторые специалисты, которые склонны расследовать террористическую версию данной трагедии, указывают именно на этот аналог.

Я, как человек, занимающийся политическим анализом, в том числе и деятельностью террористических групп, не столько обращаюсь к технической стороне, сколько именно к информационной, политической. Я изучаю изменения, которые происходят в этих структурах, организациях на различных этапах. Сейчас они уже находятся на поле боя. Если раньше это были чисто сетевые структуры в стиле "Аль-Каиды", то теперь это ИГИЛ, открыто сражающийся под своим флагом. Но ИГИЛ тем и отличается от "Аль-Каиды", что это армия, центр притяжения для наиболее радикально настроенных исламистов, можно сказать, во всем мире благодаря своей информационной работе, и в первую очередь в интернете. ИГИЛ способен сейчас мобилизовывать довольно креативные силы. И об этом говорит сама структура информационной работы этой организации. Любопытно, что они сами называют себя "продвинутым молодым человеком по сравнению с дедушкой аз-Завахири, олицетворяющим "Аль-Каиду". И в каком-то смысле это так. Но очень не хотелось бы верить, что они могут продвинуться и в технических аспектах, сами изобретать что-то смертоносное, по большому счету, для человечества в целом. Или иметь возможность получить доступ к орудиям, несущим смерть не только в регионе. То есть это совершенно новая структура модернистского типа, и от нее можно, конечно, ожидать многого.

А потому важно заметить в этой связи в политическом плане, что на прошлой неделе на Венской встрече и арабские страны, и ведущие страны Запада, и Россия, и Иран поставили свои подписи под коммюнике, в котором ИГИЛ провозглашается врагом человечества, который подлежит уничтожению, и с которым не может быть никаких сделок, договоренностей – ни открытых, ни скрытых. Это принципиально важное обстоятельство во многих аспектах, но в контексте того, что произошло в Синае, поскольку ИГИЛ инициативно себя связывает с этой трагедией. Но нам еще предстоит доказать, действительно ли они связаны или нет. Ибо из результатов такого анализа последует очень много серьезных заключений, которые скажутся и на политике, и на жизни наших сограждан, равно как и граждан всех ближневосточных государств.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я хотел бы напомнить, что судьбу малайзийского "Боинга" так еще и не определили, не назвали виновников этой катастрофы, хотя после аварии прошел уже год. Надеемся, что в этом случае процесс не затянется.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG