Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хвастаться вообще не очень интеллигентно. И все же – у меня по сравнению со многими аналитиками, политиками, журналистами и членами Совета безопасности РФ есть некоторое преимущество. Потому что я, во-первых, бывший офицер (дело в общем нехитрое и нередкое), а во-вторых, последние двадцать лет провел на Ближнем Востоке. Поэтому кое-что знаю лучше многих.

Сопоставим факты. В хронологическом порядке. Итак:

Премьер Медведев подписал постановление, разрешающее использовать стратегические запасы Росрезерва для нужд Вооруженных сил.

Россия начала военную операцию в Сирии. Только воздушную и кратковременную.

В первые же недели операции, доложили нам генералы, российские военно-космические силы уничтожили десятки баз, складов, военных заводов "Исламского государства". Как сообщали российские власти, "боевики деморализованы и массово бегут из Сирии".

Где-то к исходу третьей недели операции в Москву вдруг вызвали сирийского президента, контролирующего целых 20% процентов территории Сирии. Зачем вызвали – знает только сам Башар Асад, президент Путин и израильская разведка (в условиях коммерциализации российской власти эта разведка знает все).

Судя по всему, разговор был не из приятных для обеих сторон. Москва была неприятно удивлена тем, что российские удары с воздуха не стимулируют сирийскую армию победным маршем зачистить всю страну. Не хочет сирийская армия идти под пули боевиков "Исламского государства". Асад же был неприятно удивлен, что ему высказывают претензии и предлагают подумать о выборах. То есть об уходе. На следующий после визита Асада день высказался сирийский посол в Москве: российская операция в Сирии продлится максимум... год.

Если российские космическо-воздушные силы в сутки совершают по 70-80 вылетов и уничтожают 40-50 объектов "Исламского государства", а террористы массово дезертируют, то почему для окончательной победы армии Асада требуется еще 11 месяцев?! К тому же это означает, что за год российские соколы уничтожат 40х365=15600 военных объектов. Это как-то... загадочно: либо у "ИГ" вместо уничтоженной базы тут же появляются две новых, либо Генеральный штаб российской армии... слегка преувеличивает собственные успехи.

Затем высказался Сергей Иванов, глава администрации президента. Он заявил, что военная операция в Сирии практически ничего не стоит России. Правда, дотошные журналисты тут же раскопали, что один день операции в Сирии обходится в 4 миллиона долларов. В месяц это 120 миллионов долларов, а в год – 1 миллиард 440 миллионов долларов... "Чтобы я так жил", как говорят в Одессе, если для них это "практически ничего"...

Следующий факт – признание Министерства обороны в том, что Россия поставила в Сирию зенитно-ракетные комплексы. Объяснение звучит так: "...Чтобы предотвратить возможные угоны самолетов ВКС РФ и ответные удары, – сообщил главнокомандующий Воздушно-космическими силами Виктор Бондарев. - Мы просчитали все возможные угрозы. Мы туда поставили не только истребители, штурмовики, бомбардировщики, вертолеты, но и зенитные ракетные системы. Потому что могут быть различного рода форс-мажорные обстоятельства. Допустим, угон боевого самолета на территории сопредельного с Сирией государства и нанесение удара по нам. И к этому мы должны быть готовы".

Они там представляют себе, что будет, если эти самые "форс-мажорные" зенитные комплексы собьют американский или саудовский самолет?

Выходит, Россия боится, что террористы из разгромленного "Исламского государства" захватят самолеты СУ-34, на котором даже в российских ВВС не все пилоты умеют летать. И чтобы террористы не угнали самолет у российских космических бойцов, нужно будет этот самолет сбить. Только вот как узнать, что в этом самолете – террорист, а не наш родной летчик, не отвечающий на радиообмен? Как узнать, что над Сирией – не самолет коалиции, а захваченный террористами "в сопредельном государстве" истребитель, который нужно сбить? Они там представляют себе, что будет, если эти самые "форс-мажорные" зенитные комплексы собьют американский или саудовский самолет?..

Я бы предложил российским военным быть последовательными до конца и завершить логическую цепочку:

– сначала послали в Сирию самолеты и вертолеты для защиты законной власти от террористов;

– затем послали в Сирию зенитные комплексы для защиты этих самолетов и вертолетов от угрозы захвата террористами;

– теперь нужно послать в Сирию наземные войска для защиты зенитных комплексов от угрозы захвата террористами.

А потом для защиты наземных войск от угрозы нападения террористов нужно послать... Кого бы еще послать?..

Приведу еще один факт, точнее – высказывание президента России Владимира Путина: "Улица научила меня одному правилу: если драка неизбежна, бить надо первым". Наверное, жизненный опыт и привычка бить первым, применительно к управлению ядерной страной – это здорово. Вот только неплохо бы при этом опираться не на детское же правило "сначала делать, а потом думать". Лучше все же наоборот. В связи с этим – еще один факт, который обращает на себя внимание: указание президента Путина проверить состояние противоатомных убежищ и привести их в надлежащее состояние. Затем последовало еще одно указание – привести в порядок и обновить запасы средств индивидуальной защиты, противогазов в частности. А также – принять меры к защите населения от возможной инфекции и эпидемий из-за рубежа.

В том же ряду – внесенное в Госдуму предложение принять закон о краткосрочной (до 6 месяцев) контрактной службе в армии для тех, кто будет участвовать в операциях по борьбе с международным терроризмом. Надо понимать – не в России... Ну и, ключевое, на мой взгляд, – то, что объединяет все приведенные выше факты в единую картинку судьбы: "По поводу того, что нас кто-то может запугать, я с вами полностью согласен – российский народ... запугать вообще никогда никому не удавалось... А наша цель, действительно, и в Сирии, и где бы то ни было – борьба с терроризмом прежде всего".

Вот так. Национальная идея найдена, наконец. Цель определена. Это не увеличение производительности труда. Не улучшение больниц и детских садов. Не повышение пенсий и увеличение продолжительности жизни граждан России. Это "борьба с терроризмом где бы то ни было". Впрочем, еще и "...защита соотечественников за рубежом, в том числе в Йемене, Ливии и Сирии", как заявил президент на Всемирном конгрессе соотечественников. Если я правильно понимаю, то теперь, чтобы быть защищенным от лишений, произвола и нищеты, российскому пенсионеру хорошо бы какими-нибудь судьбами оказаться в Сирии. Можно также в Йемене или Ливии.

Намерение бить первым в сочетании с обновлением запаса противогазов грозит обернуться не только одним потерянным пассажирским самолетом. Президент это понимает, он к этому готов, он к этому с задором идет сам и ведет всех нас. У Льва Толстого купец Ферапонтов, поняв, что Москву, как и Смоленск, сдадут французам, с криком "Решилась Расея!" собрался сжечь собственную лавку – чтобы не досталась врагу. Ох, читал, читал президент Путин Толстого, судя по его "российский народ никогда и никому запугать не удавалось..." И что-то уже для себя явно решил... Ждите, дорогие россияне!

Владимир Бекиш – эксперт в сфере стратегической безопасности

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG