Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дверь на Лубянке давно погасили, а вот баталии в Рунете продолжают полыхать. Судя по разбросу мнений и ярости споров, художественная и политическая провокация Петру Павленскому явно удалась.

Валерий Соловей:

Художник П.Павленский. "Будущее стучится в двери"
Стрит арт (бензин, огонь, автошины (?)).

Начнём снова с лагеря сторонников.

Ксения Ларина:

Браво. Еще один гениальный театральный жест.

Татьяна Краснова:

Мне жаль, что я так НЕ МОГУ.
И возраст, и кишка тонка, и многое другое.
Но мне жаль.

Роман Волобуев:

а) Павленский — гений. б) Эти <чудаки> за собственной дверью не следят, тайная полиция, my ass. c) Павленский — гений.

Дмитрий Бутрин:

(что сгорело)

всевластное и всевидящее кгб, у которого даже собственная наружная охрана разбежалась по своим коммерческим делам.

Евгений Фельдман:

Звонок.
- Алло, это КГБ?
- Нет, КГБ сгорело.
Опять звонок.
- Алло, это КГБ?
- Нет, КГБ сгорело.
Снова звонок.
- Алло, это КГБ?
- Вам же сказали: КГБ сгорело!
- А может, мне это приятно слышать...

(старый советский анекдот, извините)

Остап Кармоди:

Павленский великий художник. 8 ноября - новая веха в истории России. Эта фотография может украсить оближки учебников "История России XXI века" и стать символом страны на десятилетия вперед. Я очень надеюсь, что до этого не дойдет.

Николай Кононов:

Пока не начался джаз под названием "ольгинские тролли реагируют на подожжённую дверь ФСБ" — предлагаю распространить памятку тем, кто ещё не определился с отношением к художникам-акционистам и Павленскому.

1. Акционизм — такое же искусство, как живопись, графика и т.д. Равноправное. Не маргинальное. Акционист использует в качестве холста любые объекты из окружающей его реальности, а также своё тело и судьбу.

2. Художники работают для себя, публики, вечности — каждый в разной пропорции. Акционисты не исключение. Утверждение, что они работают только на публику, ложное.

3. Акционизм может быть политизирован. Это актуальное искусство. Жест Павленского — не хулиганство, а художественная акция против коллективного мента, правящего Россией, и страха, который уничтожает человеческое достоинство и мешает послать этого мента подальше.

4. Для акциониста выставочный зал — это мир. Таковы правила игры актуального искусства. Часто оно творится вне галерей, чтобы внятнее, выразительнее, отчётливее достучаться до людей.

5. Поэтому акции Павленского — массовое искусство, а не "элитарное", "для двух процентов, которые ничего не решают в этой стране". Пожалуй, никто из современных художников не обращается к согражданам напрямую и не будоражит их так, как Павленский. В частности, в этом заключается его безусловная ценность для всех, кто не разучился думать.

Саша Сотник:

В акции Павленского есть самое главное: чутье художника. Они - художники - такие: сердцем чувствуют, что витает в нашем законопаченном клозете. Раньше-то хоть форточку приоткрывали: можно было в Египет слетать, в Турцию, Грецию. Теперь даже при всем желании этого не сделать - дорого, да и страшновато. А еще раньше было НТВ. Был бесконтрольный интернет. Что-то в стране работало - со скрипом, но крутилось.
А теперь - что? Войны да Путин из каждого утюга. Сплошные "низя". И угрозы: "Вякнешь - уволим, растопчем, отожмем..."
Большинство заткнуло носы и зажмурилось из последних сил. Сидят и не дышат. Но невозможно ведь сидеть так вечно - вдохнуть все равно придется. И стойкий аммиачный запах неизбежно вызовет рвотный рефлекс, и массы вырвутся наружу.
Это ощущение подавляемого изнутри, но зреющего протеста - и есть основной посыл художника. И он, безусловно, верен.
Конечно, выйдет не вся страна. Ее размеры - сдерживающий фактор. Из Хабаровска в Москву не налетаешься, а из Новосибирска - не наездишься. И дорого, и муторно. А проблема - в Кремле.
Наберется ли в Москве миллион Павленских? Наберется, несомненно. Вот сейчас "бригада" окончательно закроет больницы, перестанет выплачивать зарплаты, пособия и пенсии, сунется в каждый двор к автомобилистам, повысит цены на ЖКХ, раздавит бульдозерами последние продукты, заменив их пластмассой на прилавках - и все будет. И миллион павленских, и канистры с покрышками, и погромчики...
Когда параноик, захвативший власть, трясет на весь мир "радиоактивным пеплом" - глупо пенять на психическое здоровье художника. Художник-то как раз здоров, потому что главное для него - перевод тайных чувств в реальное смысловое воплощение. Что он и сделал - творчески честно и по-граждански бесстрашно.

Лев Рубинштейн:

Между прочим, эта дубовая Лубянская дверь уже не в первый раз подвергается символическому поруганию. До поругания огнем, уже было однажды совершено поругание водой. Давно уже…

Когда-то я немножко знал одного занятного типа. Его звали Витя. Фамилию его я либо забыл, либо и не знал никогда. Он был старше меня. Чем он занимался, никто особенно не знал. Неохотно говорил, что закончил (или даже не закончил) что-то художественное. И вообще он интересен был не этим.

В повседневном поведении он выделялся какой-то отдельной от всех свободой – свободой жеста, речи, неожиданных парадоксальных умозаключений.

И он был необычайно азартен. Играл в покер, играл на бегах. Иногда выигрывал какие-то по тем временам немыслимые суммы. И тогда был щедр и по-гусарски расточителен. Иногда проигрывался до нитки. И тогда неделями не выходил из дому, занимаясь какой-то никому не известной работой. Нехотя говорил, что какой-то «оформиловкой».<...>

В другой же раз, гуляя по столице в компании не очень трезвых, но очень веселых друзей, он снова предложил пари. На этот раз он предложил поспорить на несколько бутылок дорогого коньяка, что он написает на дверь КГБ. Ту самую.

И сделал! Видимо, спокойная наглость его в тот момент была настолько парализующей, что практически на виду у милиционера, стоявшего неподалеку, и кучи штатских топтунов он подошел вплотную к дверям, невозмутимо и неторопливо полил то, что обещал, вернулся к наблюдавшим все это издалека приятелям и вместе с ними спокойно удалился.

Тогда не было такого понятия и такого явления, как акционизм. Но история, постепенно превратившись в городскую легенду, довольно долго расходилась кругами по родному городу.

А Павленский молодец, конечно, что и говорить.

Аркадий Бабченко:

Глядя на акции Павленского, мне в голову каждый раз приходят одни и те же мысли.
Никакого «Монстра ФСБ» не существует. Захватив власть, получив в свое распоряжение гигантские ресурсы, гигантские бюджеты, абсолютную власть, сто миллионов крайне покорного согласного и готового на все населения, зомбоящик — пропагандистскую машину, не виданную доселе человечеством — и изо всех сил стараясь в этой захваченной кгбшниками стране построить полицейское милитаризованное государство — они не сумели даже этого.<...>

Ну то есть смотрите — человек подходит к самому главному зданию в стране, к сердцу этой системы, к той самой страшной мифической Лубянке, которая в полицейском государстве, по идее, должна охраняться так, как не охраняется ничто, самого могущественного ведомства страны, способного творить что угодно и с кем угодно, сажать кого угодно, как угодно и за что угодно, ведомства, от упоминания которого у большинства жителей этой страны случается слабость в коленях, ведомства, на безопасность и жизнеобеспечение которого выделяются средства, сопоставимые с бюджетом страны средней руки, ведомства, которому, по факту, и принадлежит вся наша страна — и вот этот человек подходит к этому зданию с канистрой бензина в руке, обливает его, поджигает, спокойно фотографируется на горящем фоне и вся реакция, которую мы видем в ответ на это — одинокий несчастный дпсник с криками «держи его».

Думаю, что если бы это был не Павленский, а кто-то более организованный — не было бы и дпсника. Разбежались бы все. Как тараканы.

Евгения Тимонова:

Раз за разом он проводит акции, суть которых в открытой жесткой конфронтации с властями. При этом проводит их так, что показывает — запугать его ничем не удастся. Что могут сделать в околотке человеку, который лежал в клубке колючей проволоки, зашил себе рот, отрезал себе ухо, пробил мошонку гвоздем? Бутылка от шампанского? Не смешите меня. Он ставит власть в очень некомфортные условия — условия, когда существует недовольный человек, который не боится и с которым совершенно ничего нельзя сделать.

Он в этом смысле совершеннейше one man army. Ему не нужен Ходорковский, Навальный, Госдеп. Он идет лично сам, один на Красную площадь. Он сам лично жжет покрышку и сам лично поджигает ворота КГБ. Он никуда не убегает — он стоит в свете пламени и говорит — вот он я, я не аноним, я не хулиган, это то, что я о вас думаю и я не боюсь. В этом смысле он сильно отличается от той же группы Война, которая всегда старалась скрыться, и от Пусси Райот в балаклавах. Павленский нарочито неанонимен. Он готов лично сказать, что он думает.

Что с ним делать — неясно. Объявить сумасшедшим? Но он не сумасшедший. Осудить? Он на суде говорит такие вещи, что лучше бы не судить — смотрите транскрипты заседаний. Можно себе представить, как он будет сидеть. Убить? Станет мучеником. Практически его произведение искусства — это он сам и его пример того, как индивид может противостоять властям, как может лишить их главного оружия — страха, и какими беспомощными они становятся, лишившись этого оружия.

Навальному нужны сторонники чтобы бороться, Ходорковский за границей, а Павленский — лежит голый в мотке колючей проволоки, его крутит наряд и поверьте — каждому из этого наряда страшнее рядом с ним, чем на любом оппозиционном митинге. Страшно судье, который его судит, потому что она ни разу не видела человека в зале, который не боялся бы.

Максим Кантор:

Когда мода на современное проникла в дремучие леса Отечества
- быть современными захотели все, усилий это не требовало:
один юноша занимался мастурбацией на вышке бассейна, другой молодой человек прыгал голым, привязав газовую горелку к пенису, третий зарезал барана в галерее, четвертый наложил кучу в музее, пятый нагишом бегал на четвереньках и лаял. Группы энтузиастов выезжали в лесопарковую зону и там фотографировались - иногда голые, иногда в одежде - среди берез.

Каюсь, мне они все представлялись болванами, а их проделки я относил на счет банно-дачных развлечений, свойственных распущенной молодежи.

В последние несколько лет появилось несколько произведений акционистов - глубоко осмысленных и подлинно гражданственных.
Это, безусловно, искусство.

Вчерашний перформанс художника, пытавшегося поджечь дверь ФСБ, - есть безусловное произведение искусства.

Дмитрий Волчек:

22 августа 1991 года я стоял в веселой толпе, которая готовилась штурмовать Лубянку. Ничего не вышло, и оскомина того дня не прошла до сих пор. И как же светло становится на душе от мысли, что рядом обитает настоящий святой, страстотерпец Петр Павленский, хранитель Благодатного огня, заступник наш перед Господом милосердным.

Не умолкают и хулители.

Михаил Дуда:

Что художественного в этом поджоге, сказать нормальному человеку тяжело. Зато понятно, что дверь именно в ФСБ, а не в пассаж рядом он поджег именно потому, что тогда бы его все ругали, а сейчас хотя бы свои будут рассказыват о "художественном протесте против кровавого режима".

Максим Кононенко:

Один художник решил такой выступить против террористической угрозы. Взял канистру с бензином, пришел к ФСБ, поджег дверь.

Вокруг собрались журналисты и блогеры, фотографируют, боятся, готовятся быстро бежать. Художник позирует.

Вдруг в двери что-то сгорело и она медленно, со скрипом открылась. Журналисты и блогеры напряглись. Художник обернулся.

Дверь, догорая, чуть слышно поскрипывала на ржавых петлях.

Художник подошел к двери ближе. Журналисты и блогеры с опаской приблизились тоже.

Художник заглянул в дверь.

- Темнота, - сказал он и решительно вошел внутрь.

Журналисты и блогеры не решились.

- Эй! - крикнул художник неизвестно кому.

Никто не ответил.

- Есть свет у кого? - крикнул художник на улицу.

Один из блогеров вздохнул и медленно вошел в дверь.

- У меня есть фонарь, - сказал блогер, достал фонарь и включил.

Узкий луч света выхватил из темноты огромный пустой двор, ограниченный внешними стенами здания. В окна, вделанные в стену, пробивался свет огромного города. Сверху был квадрат звездного неба, в центре которого светила Луна.

- А где все? - ничего не понимая спросил художник.

- Нас <обманули>... - пробормотал блогер.

Юрий Пронько:

В России набирают обороты два "параллельных" процесса - маргинализация власти и маргинализация протестного движения. Разум уходит на "второй план"!

На сайте "Антимайдан" можно найти комментарии Ильи Ремесло, Николая Старикова и Виталия Милонова. Вот последний:

Дело в том, что современная европейская цивилизация не может принять нашей богатой русской классики. Что сейчас является модным русским трендом? Пусси Райот. Такое «искусство» Запад принимает и любит. И Павленский действует абсолютно в этом тренде. Чтобы быть модным с точки зрения Европы и Америки, необходимо соединить вместе несколько компонентов: всевозможные психические, сексуальные девиации помножить на свободное творчество под лозунгом «Кровавая гэбня, Путин должен уйти».

На самом деле в Петербурге эти люди не пользуются никаким авторитетом, поскольку все их знают: это городские сумасшедшие Невского проспекта. Но, оказавшись в столичных местах, они пытаются сойти за смелых акционистов.

Павленский — это второе дыхание некоего Волан-де-Морта в угасающем теле Марата Гельмана. Если Гельман — это разрушающийся в прах фрик, то Павленский — его реинкарнация. Путин, как Гарри Поттер, победил всех оппозиционеров, и они уползли змеями в свои пещеры креативных пространств и выставочных залов. А теперь пытаются с помощью всех этих темных сил западного Мордора снова вернуться к нам во власть. Они — слизеринцы современных либеральных идей.

Дальше развитие темы идёт по спирали: появляются критики защитников и критики хулителей.

Антон Красовский:

Печалит не сам Павленский: в его стремлении сгореть красиво есть что-то провинциально-древнегреческое. Геростратовое. Чем еще может запомниться посредственный, но смелый мужчина с имперской периферии? Завтра, если его не посадят, он швырнет горящую бутыль в судью. Пожилая нехорошая женщина умрет на третий день после художественного акта с многочисленными ожогами кожи, вечно пьяные сорокалетние интеллектуалки будут стоя аплодировать художнику в Жан-Жаке, пока не упадут, как водится, под стол. Грустно от того, что публика не оставляет народу шанса поверить в свою нормальность. В то, что другие люди, в публику не затесавшиеся, могут оказаться и не хуже. А – иногда – Господи, ну этого не может быть просто – и лучше. Чекисты – все мрази, – жечь их. Военные – скоты. Менты – детоубийцы. В Кремле – кровопийцы. Народ весь – сволочь, и только Гаага нас спасет. Есть высший суд, он ждет. Вы – считающие нормой и красотой – прибитые к брусчатке яйца и подожженную дверь дома в центре Москвы, вы, нюхающие кокаин по сортирам недорогих пабов, вы – не платящие налоги, крайне мало и очень не интересно работающие за деньги какого-нибудь отъехавшего олигарха, вы, удовлетворенно наслаждающиеся красненьким за 150 долларов после смелого антипутинского шествия, вы жульничающие, мелко-подличающие, уходящие в запой, упивающиеся ленью, глупостью, своим пустозвонством, вы стареющие вместе со своими надеждами отказываете народу быть такими же, как и вы – нормальными. Обычными людьми. Пытающимися <украсть>, недоплатить, обматерить, пьяным сесть за руль, унизить слабого, сбежать от проблем. Вы, до рвоты заболтавшей чушью про Гаагу, отказываете народу и самим себе в праве судить своих собственных преступников. В праве быть страной. Нормальной страной. Вы, день ото дня орущие об отсутствии правосудия и справедливости, закона и чести, сами делаете все для того, чтоб этого тут не было никогда. Ибо честь, справедливость, совесть, закон, любовь – это норма. А вы все – психи. И я – увы – тоже.

Леонид Бершидский:

А в чем нормальность-то? В том, чтоб все запретить, а фриков посадить? Это, скажу я вам, не очень нормально.

Алексей Глухов:

Мог бы разделить печальный плач Красовского по нормальности, поскольку и сам считаю, что искусство еще не учит нас хорошей политике. Но настораживают два еще более печальных момента самого плача:
1) Автор почему-то стартует с того, что провинциалам нечему поучить московскую публику. Под провинцией, зацените, понимается СПб и Древняя Греция, точнее -- Эфес, родина не только Герострата, но и Гераклита. В 356 г. до н.э. город был под властью Персии, но Красовский явно имел в виду некую загадочную "древнегреческую империю". Нужно так понимать, что именно в здании на Лубянке в специальном яйце Фаберже хранится имперская скрепа нормальности, выгодно отличающей столичных жителей. Это просто нонсенс.
2) Жанр самоисполняющихся пророчеств пристал скорее вождям тоталитарной хунты, чем интеллигентному московскому мальчику. С какой стати Красовский пророчествует? Это настораживающий симптом. "Завтра, если его не посадят, он швырнет горящую бутыль в судью. Пожилая нехорошая женщина умрет на третий день после художественного акта с многочисленными ожогами кожи, вечно пьяные сорокалетние интеллектуалки будут стоя аплодировать художнику в Жан-Жаке, пока не упадут, как водится, под стол."
Значит так: у каждого есть свобода воли, каждый завтра может швырнет, а может и нет. Это утверждение ни о чем Красовский считает нужным превратить в свой ведущий аргумент. Это нонсенс. Но он делает даже больше, намного больше. Откуда у него берутся все эти подробные больные фантазии, которые забегают вперед реальности? Первый шаг к душевному спокойствую: посадите-ка, молодой человек, собственную фантазию на диету, ограничьте ее сурово хлебом насущным.

Виктор Шендерович:

В многочисленных комментариях акции Павленского в Сети доминирует мнение, что его надо лечить.
Пишут это психически крепкие россияне, легко пережившие бомбежки Грозного, Норд-ОСТ, Беслан и прочие массовые смертоубийтва своих сограждан, — как их отцы и деды, не приходя в сознание, легко пережили массовые смертоубиства ГУЛАГа, Катынь, Будепешт, Берлин, Прагу, «афган»...

Как много вокруг психически здоровых людей.

Слава Петру Павленскому.

Егор Просвирнин:

Касательно поджога приемной ФСБ скажу так. А вы о матери с ребенком в коляске подумали? Представляете, если бы в 5 утра мать с ребенком в коляске шла бы в приемную ФСБ? Чтобы написать заяву на соседа-скинхеда, который постоянно бьет ее мужа-таджика и кричит ему "<Проваливай> в Узбекистан"? А он даже не из Узбекистана - он из Таджикистана! Он не может уехать в Узбекистан! Он таджик! И не может защититься - потому что маленький и хилый, живет на детское пособие совместного ребенка! Он слабый! Ему не хватает витаминов! И ребенку не хватает витаминов! И скинхед их всех бьет, и кричит "Зик Хай!", и цинично отказывается праздновать 9 мая в ноябре! И бедную мать довели! С ребенком! И она идет писать заявление в ФСБ, а муж сидит дома, потому что ему не хватает витаминов, и еще потому, что он нелегал! И она идет в пять утра, пока терроризирующий их скинхед спит! С ребенком идет! В коляске! В приемную ФСБ, на Лубянку, к последней надежде на правду и справедливость! А там художник! Павленский! Облил дверь бензином! И поджог! И в этот момент в горящую дверь отчаявшаяся мать вкатывает коляску с ребенком! И бензин на нее падает! И поджигает мать! Коляску! Ребенка! Скинхеда! Таджика! Узбека! И их однокомнатную квартиру в Марьино! Таджикистан поджигает! Узбекистан! День победы поджигает! <...>

(краткий пересказ сегодняшнего консервативного фейсбука)

Роман Попков:

Ну вот пожалуйста. "Эхо Москвы" сейчас говорит о том, что Павленский "перешел черту". "Эхо Москвы" задается безумными (мягко скажем) вопросами о том, что "а если бы это была дверь вашей квартиры".

Да, еще было сказано, что Павленский "покусился на государственное и общественное имущество". Ясно вам? Лубянская дверь организации, полтора десятка лет ведущей войну против общества, уничтожающей общество - это, оказывается, общественное имущество.

Я сперва думал, что ошибся, на волну РСН или "радио Комсомольской правды" попал. Но нет.

О чем такие радиоэфиры свидетельствуют? Только о том, что если когда-нибудь несчастный русский народ созреет все же до настоящего Майдана (такого, как в Киеве), т.н. "либеральные СМИ" этот Майдан будут шельмовать также, как и прокремлевские агитаторы. Это и раньше в целом было понятно, но вот просто подтверждение еще одно.

Олег Кашин:

Читаю в ленте много раз повторяющееся "попробовал бы он в мичети" от людей, каждый из которых считает себя умнее Ваенги.

За одно это Павленскому можно сказать спасибо.

Леонид Волков:

Не готов обсуждать по существу акцию Павленского сегодня утром, это слишком сложно и многослойно. Акция только началась, собственно: за художественным высказыванием (оно же и, несомненно, акт хулиганства) последует его преломление в обществе, и оно-то и раскроет весь смысл произошедшего - и, вероятно, ни Павленский, ни мы все сейчас не представляем себе, чем все в итоге обернется.

Но что-то уже полезло из глубины коллективного бессознательного прямо сейчас, в первые минуты и часы. Вот 30-секундное видео с акции: демоническая фигура художника со скрещенными на груди руками на фоне пылающей двери главного символа репрессий и угнетения, и налетающий на него сотрудник чего-то правоохранительного, пытающийся смять, связать, свинтить, подавить.

Делюсь первым впечатлением в твиттере: "поразительно, сотрудник полиции пытается первым делом свинтить, а не потушить пожар". Получаю десятки реплаев - в том числе от совершенно внятных людей - на тему "ты чего, это ж полицейский, а не пожарный".

Уже ради этого (увы) стоило проводить акцию.

Друзья, вы чего? Какая должна быть реакция любого нормального человека на горящую дверь? Тушить, блин. Нечем тушить - звонить пожарным. Искать подручные средства. Какая должна быть реакция полицейского? Тем более тушить, звонить, искать. Работа полиции - защищать граждан. Полицейский, который видит пожар, но спешит свинтить спокойно стоящего человека - это же само по себе апофеоз происходящего с нами. "Пускай все горит синим пламенем, но чтобы не вякали".

Очень, очень много людей вокруг нас искренне считают, что работа полиции - винтить, а не защищать и охранять. Это стокгольмский синдром в чистом виде.

Антон Наумлюк:

Акции Павленского, - это, конечно, юродство в совершенно средневековом смысле. То есть он делает такие вещи, которые высвечивают то, что все остальные очень не хотят замечать. Он идет к зданию ФСБ, которое абсолютно символично для страны, все на полном серьезе обсуждают памятник на Лубянке, и совершает тоже символичное действие. Мы смотрим на этот огонь, на мужика с канистрой, который скорее всего сядет по какому-нибудь бредовому обвинению в терроризме, и от образа всесильного, всемогущего ФСБ не остается вообще ничего. За несколько дней до этого Бортников заявляет о приостановке полетов в Египет, а Путин это тут же подтверждает. Понимаете, в системе феодальных отношений кто первым озвучил что-то важное, что потом этот мировой феодал реализовал, - это очень важно для системы. И вот приходит сумасшедший человек и делает так, что вся эта система оказывается фикцией, иллюзией. Сложно испытывать ужас и послушание перед системой, дверь которой может поджечь любой человек с яйцами.

Целую подборку любопытных комментариев можно найти на сайте TheQuestion. Исходный вопрос - "Какое влияние на общество оказывает политический акционизм Петра Павленского?":

Сергей Смирнов:

Художник, чей акционизм привлекает такое пристальное внимание общества как Павленский, делает все правильно, исходя из своих задач. Ведь его задача как раз вызвать реакцию общества. Художественная акция, которая никому не интересна – плохая художественная акция.

Главная задача художника в подобных акциях – вызвать ответную реакцию общества, конечно. Что и мы наблюдаем весь сегодняшний день. Кто и как только об этой акции не высказались. Вообще мало кто остался равнодушным.

Уверен, что акционист Павленский понимал, какими рисками чревата его акция. Он в настоящее время находится в статусе обвиняемого по другому делу в Петербурге, его судят за подожженные покрышки на мосту по статье вандализм. Боюсь, что в данном случае его может ждать более серьезная статья уголовного кодекса. Тем не менее, он пошел на акцию как раз, чтобы вызвать реакцию общества, чтобы оно задумалось над теми вопросами, которые сам художник обозначил в своем обращении: он сам обвиняет ФСБ в запугивании населения и говорит, что акция как раз и направлена на преодоление страха.

Олег Кашин:

По большому счету, никакого, но так приятно после каждой акции наблюдать клуб стихийных защитников общественного порядка, нравственности или, как сейчас, ФСБ - каждый раз благодаря Павленскому в этот клуб вступают самые неожиданные люди, и прямо завораживает, когда в стиле Ваенги ("попробовал бы он сделать это в мичети") выступают какие-то совсем приличные люди не из традиционного круга наших фамусовых.

Когда начинают вращать глазами и брызгать слюной те люди, от которых этого не ждешь - это уже достаточный эффект от таких акций.

Виктор Корб:

Конечно, ни одна подобная акция сама по себе нынешнюю ситуацию не изменит, но они являются теми искорками, из которых может разгореться пламя гражданского протеста, без которых трудно даже мечтать о том, чтобы Россия когда-нибудь стала свободной.

Олег Козырев:

Отвечу кратко и по сути. Акционизм Павленского оказывает на российское общество к сожалению большее воздействие, чем политический акционизм Ганди

Юрий Сапрыкин:

а как было бы здорово не писать это многословное объяснение про перчатку в лицо системе, а просто поставить внизу маленький кэпшн — The Doors. Light My Fire.

Юрий Васильев:

Как принято, *флегматично*:

Никаких подходов с горючими предметами к главной двери Лубянки, ее поджогов и позирования на фоне огня — красиво, не спорю — не может быть без предварительного согласования с теми, к кому подходишь, поджигаешь и позируешь. Быть это может только в одном случае: если в России не существует спецслужб. Но, кажется, вопрос о том, кто бреет брадобрея, здесь несколько неуместен. Пожалуйста, имейте это в виду, когда будете говорить о смыслах и т.д. Это раз.

Два: вне зависимости от сущности указанного акционизма — свободу Сенцову.

Тем временем, место преступления уже скрыто от посторонних глаз.

Как настоящий художник, Павленский пролил свет на многие злободневные вопросы русской действительности.

Роман Шмараков:

судя по комментам, акция Павленского с небывалой силой напомнила нам, что в России есть не только тся / ться, но еще и жог / жег.

И справиться с этим, судя по всему, будет посложнее, чем с ФСБ.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG