Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парижские теракты снова оживили дискуссию о том, как правильно и неправильно выражать свои скорбь и сочувствие в Интернете. Самые горячие споры разгорелись вокруг смены своих пользовательских фотографий в Фейсбуке.

Флешмобы с лёгкой "модификацией" аватаров случаются не впервые. Например, несколько месяцев назад многие пользователи перекрашивали их в радужные цвета. Собственно, сама популярность этого жеста связана с тем, что в Фейсбуке его очень просто сделать.

Но это Интернет. В нём ничего нельзя сделать, чтобы не столкнуться с упрёками.

Леонид Осолихин:

Ярмарка тщеславия - эта краткая как игла мысль колет сердце от фэйсбучных скорбей под копирку цвета французского триколора.

Павел Жеребин:

Реакция на теракты в Париже показала, что есть негласная мировая иерархия наций и стран. Сортность, так сказать.
Сорта также распределены, и у России сорт, как выяснилось, второй. Не первый, как у Франции, Израиля, США и т.п., но и не третий, как у несчастных Ирака, Сирии, Ливана, Турции, Африки...
Показала она также и то, что в России эту иерархию в общем и целом признает как большинство населения, так и элиты.
И вот это самое печальное. Европа остается столицей мира прежде всего потому, что таковой она остается в наших головах.

И эту ситуацию надо, конечно, менять.
Не нужно крайностей - злорадство и <шуточки> в духе: "Ну что там нарисует Шарли на этот раз?" абсолютно неприемлемы и отвратительны.

Но и офранцуженные аватарки и фото с цветами у посольства больше говорят не о скорби по невинно погибшим людям, а неком политическом жесте признания мировой иерархии наций, в которой французы, как настоящие европейцы, стоят на самой вершине. Выше русских.

Константин Рубахин:

В такие моменты начинаешь сопоставлять собственные реакции на жертвы. Более сотни погибших мирных жителей в Сирии за последнюю неделю, полсотни убитых террористами в Бейруте позавчера... Выходит, мы, европейцы, считаем себя ценнее других народов? Или дело в том, что это произошло в нескольких сотнях метрах от твоего дома?

Об особенностях нашей оптики пишет в "Слоне" Андрей Мовчан:

Мы эгоистичны. Мы делим людей на «нас» и «не нас», исходя из своего страха оказаться на их месте. Тысячи трупов в Азии нас не волнуют, пока это не туристы. А самолет с туристами и теракты в Париже (а кто же не любит ездить в Париж) – это ужасно, это вызывает сочувствие.

Что мы чувствуем, когда это случается не в «нашей зоне»? В 2014 году, когда в Европе в результате исламистских терактов погибло всего 4 человека, общее число жертв террористов в мире составляло 32 700 человек (и около 39 000 ранено). В месяц погибало по 2700 человек, почти по парижскому теракту в день. Правда, 78% погибших приходится на 5 стран: Ирак, Афганистан, Сирия, Нигерия, Пакистан. Но и в англоговорящей и рвущейся в развитый мир Индии в 2014 году погибло 426 человек. Сколько юзерпиков с индийскими флагами вы видели в Фейсбуке? Кто скорбел по пакистанцам или нигерийцам?

За время войны в Сирии погибло более 200 тысяч. Мы не только не в курсе, сколько мирных жителей погибает во время каждого налета российской авиации, мы даже не думаем на эту тему. Установление демократии в Ираке стоило 600 тысяч жизней. Сколько юзерпиков с иракским флагом это стоило?

Те, кто поставил французский триколор на юзерпик или хотя бы просто солидарны, защищаются.

Екатерина Винокурова:

1. В критические, катастрофические моменты каждый из нас является не просто ФИО, образование, работа, семья, политические убеждения и тд, но и представителем своего государства. Поэтому, например, когда случилась авиакатастрофа на Синае, французы, узнававшие, что я русская, выражали мне соболезнования. В свою очередь, вчера, мы выражали соболезнования случайным французам в очереди у посольства.
В масштабных ситуациях по Вам и Вашему личному поведению могут судить о стране. В такие моменты Вы имеете право принимать поздравления или соболезнования. И Вы должны вести себя как достойный представитель своей страны. Это - ваш личный акт патриотизма. Точка.
2. Про аватарки. В великой "Касабланке" есть момент, когда в кафе немцы поют свою песню, а муж главной героини просит музыкантов сыграть "Марсельезу", поет ее, ее подхватывает зал.
Так вот, муж главной героини - не француз, если вы забыли. Он, кажется, поляк, по сценарию. Почему же он не просит сыграть гимн Польши? Он не патриот? Как так?
А все просто - он хочет спеть "Марсельезу", чтобы продемонстрировать свою солидарность с Францией де Голля (на тот момент). Наверное, в том условном кафе были не только французы, но они тоже встали и из солидарности исполнили гимн не своей страны.
Сейчас - примерно то же самое.

Александр Кынев:

1 мне не нужно демонстрировать СОЛИДАРНОСТЬ с народом РФ так как я сам часть народа РФ
2 вообще то трагедия в Синае официально терактом самой РФ не признана

Ольга Алленова:

Люди, какая разница, сменил ли кто-то аватарку или нет и разместил ли он у себя французский флаг в блоге. Каждый сопереживает как может! Это делают от глубины переживания- хотят хоть как-то показать свою сопричастность, свое сострадание. Ну а как еще? Ну не все могут приехать в Москву к посольству. Ну многие дома с детьми, или живут в других городах, или за городом, где нет посольств. Не лишайте их права выразить свою боль. Когда упал самолет с нашими согражданами, тоже было много возмущения - зачем СМИ пишут о погибших, показывают их фото. Но ведь это был единственный способ показать, что там, в самолете, были живые люди, такие же, как мы и наши соседи, с мечтами, планами, надеждами, фотографиями в соцсетях. Все, кто считает, что в таких случаях надо молчать и скорбить молча - ну это тоже достойная позиция, вы так считаете, вы можете сочувствовать так. Но есть люди с другим мнением. Они не хотят молчать. Они считают, что важны слова, действия, флешмобы - потому что это может быть важно родным погибших или людям, живущим в той стране, городе. Зачем раздоры из-за форм сочувствия, Боже мой, мир разваливается на куски, о чем мы спорим?
Ужасно мне сейчас от мысли о том, что мы ничего не знали о терактах в Бейруте и Багдаде. Там вся эта цепь терактов началась, а в Париже продолжилась. Но мир настолько привык, что на севере Африки всегда война, что ценность жизни там стала совсем другой. Это ужасно, ужасно.
А то, что люди сочувствуют, разными способами, - это нормально, это правильно.
Всем людям, погибшим от рук террористов, - Царство Небесное.

Сэм Клебанов:

В ленте удивительно много желающих противопоставить сочувствие жертвам вчерашних терактов и солидарность с Францией с одной стороны и скорбь по жертвам крушения А321 - с другой. Скажите, а совмещать и то, и другое нельзя? Где вы тут увидели противоречие? Это что, две воющие с друг другом стороны в конфликте? Одни окрашивают автарки в цвета французского флага, другие гневно спрашивают их, почему 2 недели назад они не перекрасили их в российский триколор? Вы правда не помните почему? Потому что 2 недели назад вся лента метала проклятия в адрес владельцев "Когалымавиа", желала им гореть в аду и обсуждала ужасное состояние самолетов российских чартерных компаний. Версия теракта появилась не сразу, и тем более не сразу она стала основной. И даже сейчас мы не знаем точно, был ли это теракт - хотя сомнений все меньше. А то, что произошло в Париже, это явный и безжалостный акт террора, цель которого - убить как можно больше людей. Обычных мирных людей, таких же, как и мы с вами, а мы все теперь должны быть напуганы и деморализованы.
Солидарность с французами - это еще и выбор стороны в этом конфликте, это вызов тем, кто не только убивал вчера парижан, но и, скорей всего, закладывал бомбу в А321, а год назад расстреливал журналистов Charlie Hebdo и посетителей кошерного супермаркета, тем, кто перерезает горло пленным, сбрасывает геев с крыш домов и взрывает древние памятники. А если вы считаете, что и карикатуристы, и французы сами виноваты, то вы уже немного начинаете солидаризироваться с ИГИЛом, потому что допускаете, что в какой-то мере у них есть право решать кто прав, а кто виноват, и наказывать виновных. Но только учтите, что с вами они в этом вопросе советоваться не будут. Для них "сами виноваты" и пассажиры А321, и любой из нас, кто может в будущем стать жертвой такого же теракта в любой другой точке мира. Мы все - от российских чартерных туристов до французских карикатуристов и посетителей парижских клубов - члены одной современной западной секулярной цивилизации. Мы очень разные и можем очень сильно не любить друг друга (восхищаться творчеством Charlie Hebdo точно никто не обязан), но для религиозных фанатиков, с которыми столкнулась наша секулярная цивилизация, все эти тонкие различия не играют никакой роли, они их даже не понимают, и готовы убить любого из нас. Поэтому для нас всех они - общий враг, а мы все - какими бы разными мы не были - союзники в этой войне.

Константин Калачёв:

Я смотрю очень многие мои френды из разных стран окрасили аватарки в цвета французского флага. Ни в Индии, ни в Таиланде, ни на Филиппинах, ни даже в воевавшем с французами Вьетнаме нет никакого <спора> по этому поводу от недовольных типа "патриотов". Специально спросил. Нет. Всё спокойно. Кто-то выражает так сочувствие. Кто-то не выражает. Кто-то выражает, но иначе. Никто не ругается.

Илья Клишин:

Как-то стыдно и неловко за тех, кто хочет по-бухгалтерски подсчитать скорбь, кто как завуч с химией на голове ходит по фейсбуку и строго говорит: "Вы неправильно приносите соболезнования". Какая-то идиотская арифметика смерти: то есть если в два раза погибло больше, должно быть печали значительно больше. Такие люди винят "модников" с аватарками, что они не ценят человеческую жизнь. Все так, именно эти критики с адским гроссбухом наперевес подсчитали цену души. И орут: не по рынку работаете, товарищи. Ты цветы в метро в Москве возил? Ты в Пулково, сука, свечки ставил? Ты не отворачивайся. Французский флаг он налепил. Ты отвечай партсобранию. Не молчи

Мария Борисова:

Все эти упреки "французский флаг поставили на аватарку, а когда самолет упал, не ставили ничего", "день траура, а вы гуляете на вечеринке" наводит на мысль, что у некоторых людей под подушкой лежит собрание книг "как правильно скорбить", включающее том 25 "Терроризм".

Лев Рубинштейн:

Дорогие друзья и коллеги!

Я уверен, что и вы, как и я, заметили, что даже в среде тех, кого мы числим в "нормальных" и в "своих", любая мелочь, любой пустяк, вроде раскрашенной или не раскрашенной аватарки, становится поводом для взаимного раздражения (хорошо еще, что не для ненависти).

Понимаю, что "время такое". Но все же. Может быть, как-то попробуем все-таки время от времени хватать себя левой рукой за правую?

Ведь это взаимное раздражение, легко и незаметно перерастающее во враждебность, именно то самое, что от нас и хотят. Позволим?

Григорий Юдин:

Я предлагаю смело слать на хер всех, кто вылезает с претензиями «А где вы были, когда были жертвы в Ливане/автокатастрофе/Израиле/Палестине/Донбассе?»

В голове у этих людей странное представление, что между жертвами существует конкуренция. Как будто бы траур по жертвам одной трагедии может уязвить жертв другой.

Мы это всё уже много раз слышали.
- А почему вы вышли протестовать теперь и не выходили, когда…
- А почему вы возмущаетесь теперь и не возмущались, когда…

Мы это уже слышали, и слышали от тех же самых людей, которые сегодня лезут в душу и считают себя вправе объяснять окружающим, что горевать надо обязательно симметрично.

Цель этой атаки очень проста – заставить людей молчать. Что бы ты ни чувствовал – молчи. Чувствуешь сострадание? Негодование? Ярость? Молчи. А то вдруг ты окажешься непоследователен? Когда можно будет возмущаться и горевать, тебе об этом сообщит правительство.

Единственный нормальный ответ на это – не оправдываться – дескать, я и в прошлый раз горевал. И не ввязываться в спор о том, в чём разница между убитыми людьми здесь и убитыми людьми в ста километрах отсюда.
Единственный нормальный ответ – Кто ты вообще такой, чтобы меня об этом спрашивать?

Кирилл Шулика:

А те, кто сейчас сочувствует Кении за какой-то расстрел в христианской школе и требует поставить на аватарку флаг Кении, смогут без Гугла его описать?

Иван Филиппов:

я уже раз десять прочитал объемные тексты про то, что европейцы вот такие злые и ужасные, мы им соболезнуем в связи с трагедией в Париже, а они нам и слова не сказали про катастрофу MetroJet (которую кстати до сих пор никто официально терактом не назвал и непонятно когда назовет).

так вот для людей с короткой памятью. коротенький перевод новости AP от 8 сентября 2004 года:

"Десятки тысяч людей с зажженными свечами прошли в понедельник траурным шествием по улицам Рима в память жертв трагедии в Беслане и в знак протеста против всех актов терроризма. "Рим с детьми Беслана" и "Они не убьют наше будущее" - надписи на нескольких самодельных плакатах, которые несли люди. Шествие было организовано мэром Рима Вальтером Вельтрони и было лишь одной из траурных акций, прошедших по всей Италии. за субботу и воскресенье в траурных мероприятиях, посвященных жертвам теракта Беслана в Италии стали около 2 миллионов человек. по всей Италии прошла памятная акция, в рамках которой жители ставили в окна зажженные свечи в знак памяти о погибших в Беслане".

Денис Драгунский:

СТРАННО СЛЫШАТЬ ССОРЫ И УПРЕКИ - КТО ПО КОМ
сильней скорбел.
Якобы русский ФБ сильнее скорбит по жертвам парижского теракта, чем по людям, погибшим в результате крушения нашего самолета в Египте. И вот, мол, тогда аватары в цвета нашего флага не красили.
Во-первых, по жертвам российского аэробуса в русском ФБ скорбели в разы больше. Посчитайте посты.
Во-вторых, красить свой аватар в цвет своего флага в знак скорби по своим согражданам - как-то нелепо.
В-третьих, сама идея считать посты, перепосты и лайки в отрыве от конкретных обстоятельств места и времени - идея непродуктивная.
Ясно, что своих жалеют больше, это факт, это жизнь. Поэтому по жертвам резни в Руанде мы скорбим меньше - да, уж скажем сами себе эту ужасную правду - чем по жертвам теракта в России. Хотя "у них" погибло 800.000 человек, а у нас, например, 40. В двадцать тысяч!!! раз меньше. Но никуда не денешься.
Еще пишут, что по жертвам страшного теракта в Испании 2004 года так не скорбели, как теперь - по убитым в Париже. Но тогда, кажется, еще не было ФБ... И вообще такая манера - выставлять на аватаре скорбные свечки - появилась сравнительно недавно.
А если считать статьи в СМИ, лайки и перепосты - то получится, что по Пушкину Россия скорбела меньше, чем по Высоцкому, а по Высоцкому меньше, чем по Жанне Фриске.

Ольга Галицкая:

Почему не занавесили аватарки российским флагом, когда трагически погибли наши соотечественники во взорванном самолете, - звучат голоса во френд-ленте. Мне кажется, не от недостатка сочувствия, вовсе нет. Если не все, то уж точно большинство испытали шок, ужас, боль за невинно убиенных, страх перед будущим. Но веры нет российскому флагу - как знаку бездушного государства, которое без конца гнобит своих граждан, обрекает на нищету и раннюю смерть даже в мирное время, постоянно ворует и обманывает. За любым публичным заявлением правящей верхушки всегда видится, чувствуется очередная ложь, цинизм и манипуляции. А Францию мы любим за красоту, свободу, равенство, братство - пусть эти понятия не существуют там в идеальном виде, но они есть. Франция - символ уважения к культурному достоянию человечества, искренней любви к искусству и это не просто слова. Если нелюди пытаются уничтожить прекрасный город мира и любви, насадить там страх, сделать закрытым и несчастным - это боль для всех. Поэтому сквозь французский триколор мы смотрим сейчас на Париж - чтобы пусть издалека, но быть рядом в эти тяжкие дни. .

Елена Чудинова:

Пройдясь по блогам, я была огорчена текстами и даже уже демотами примерно такого содержания: ах, ставите сочувственные французам аватарки? А разве они нам сочувствовали - по Донбассу, по аэрокрушению? (Подтекст - вот и они теперь пусть дохнут). О великодушии говорить не станем, это кому уж дано, тому дано. Мне дано через раз, когда "раз" оказывается тем самым, то потом есть чувство победы над собой.
Но в данном случае это еще и несправедливо. Во первых, винить в том, что простые французы не знают ничего о Горловской Мадонне, надо прежде всего наше иновещание, бездарно (или предательски) сдающее нас в информационной войне. В сентябре меня слушали с невероятным изумлением в Тулузе. А откуда знать французам, которые, извините, ни слова по русски, про Дом Профсоюзов? Неоткуда. Мы - по вине иновещания - варимся в собственном соку.
А во-вторых, во Франции немало людей - правых взглядов, разумеется - которые на самом деле очень хорошо относятся к нам.

Алексей Шабуров:

Все эти дискуссии о скорби и аватарках в цветах французского флага внушают людям мысль о том, что есть некая моральная инстанция, которая имеет право спрашивать: а почему ты скорбишь по этому поводу и не скорбишь по другому?

И любой человек, который принимается отвечать на этот вопрос, признает существование этой инстанции (в том числе споря или оправдываясь перед ней).

А между тем никакой такой моральной инстанции нет. Каждый человек - сам хозяин своей скорби. Когда хочет, тогда и плачет.

Дмитрий Бавырин:

Мне в ленте не попался ни один человек с претензией "а вот когда самолет упал вы в триколор юпики не перекрашивали". Зато есть куча постов с возмущением подобными претензиями.

Ну, если люди с такими претензиями и правда есть (охотно верю), им можно посоветовать в момент, когда опять (не дай Господь!) рванет у нас зафигачить на юпик и триколор, и орла двуглавого, и гимн погромче включить, если они именно это считают выражением национального сочувствия и скорби. Будет импозантно.

Константин Кноп:

Об очень массовых реакциях "ну как же можно принимать участие в этом флешмобе, ведь вот раньше (упоминание конкретных случаев) никаких флешмобов не устраивали, аватарки не меняли, цветы не носили и т.п.". Меня поначалу удивила массовость такой реакции, а потом я понял ее смысл. Это чаще всего реакция обиженного ребенка, обделённого вниманием окружающих. И всё. Кстати, мое личное удивление по этому поводу - тоже характерная реакция ребенка, но не обида, а растерянность. И те мои друзья, которые уже выразили у себя недовольство засильем аватарок и прочих внешних проявлений эмпатии, - тоже прежде всего растеряны. Ничего, это пройдёт. Главное не давать своим детским реакциям выплескиваться наружу без контроля более взрослых чувств.

И, наконец, о журналистах. То, что некоторые из них, увы, публично расплёскивают ровно те же детские реакции, - это не просто глупость и безответственность, это вопиющий непрофессионализм. (Я вовсе не касаюсь попыток "с учёным видом знатока" возложить косвенную или прямую ответственность за теракты на Барака, Франсуа, Вову, Башара и пр. Я исключительно о попытках журналистов предъявить претензии к скорбящим и сочувствующим.) А непрофессионализм у медийных персон я переношу очень плохо.

Есть попытка найти примирительную позицию. Например, в Египте подсветили пирамиду Хеопса флагами Франции, России, Ливана.

Анна Лялякина:

Какой-то сеанс массового замещения истинного повода для переживаний спором про аватарки в фейсбуке. Завтра нам идти на работу, в школы, университеты, приезжать на вокзалы и в аэропорты, садиться в самолеты, электрички и метро. Завтра нам потребуется много мужества и веры, чтобы продолжать жить так, как жили. Не растрачивайте себя на глупые ссоры, дорогие друзья.

Илья Крамник:

носить цветы к посольству - нормально.

не носить - нормально.

красить юзерпик - нормально.

не красить - нормально.

осуждать шарли (высказывать возмущение публикацией в СМИ) - нормально.

поддерживать шарли - нормально.

игнорировать шарли - нормально.

и т.д.

ненормально - начинать гласно осуждать остальных за любой выше выбранный вариант или их комбинацию.

Татьяна Лентина:

Третий день умные, образованные, интеллигентные люди обсуждают какого цвета аватарки надо ставить на своих страницах. и на чужих. Третий день, блин. Аватарки, блин. Люди, вы в своем уме?

И на этом фоне очень уместным кажется вот такой вопрос.

Кирилл Рогов:

Все пишут: как теракты изменили Францию. Но если самолёт был терактом, то Россия пока лидирует в скорбном рейтинге по числу жертв. Как теракт изменил Россию? Никак.

Уместный вопрос и вполне правдоподобный ответ.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG