Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему предложение Кремля реструктуризировать долг Украины не очень заинтересовало Киев

Правительство России объявило о введении с начала следующего года продовольственного эмбарго в отношении Украины. Это решение Москва объясняет вступлением в силу соглашения об ассоциации Украины с ЕС и присоединением Украины к западным экономическим санкциям против России. По мнению украинских экспертов, Украина будет постепенно наращивать экспорт своей продукции в ЕС и другие страны, а взаимные санкции не вечны – объем торговли между Киевом и Москвой рано или поздно вернется к нормальному уровню, обусловленному соседством двух государств.

Запрет ввоза украинских продовольственных товаров на территорию России, как заявили в Москве, начнет действовать 1 января 2016 года, в день вступления в силу соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом. По словам министра экономического развития и торговли Украины Айвараса Абромавичуса, национальная экономика не понесет значительного ущерба из-за российского эмбарго. Однако это мнение министра не разделяет украинский экономист, руководитель проекта “Успешная страна” Андрей Блинов:

– Украинская экономика уже понесла этот ущерб, поскольку в лучшие минувшие годы взаимные объемы торговли между Украиной и Россией достигали $50 млрд. На сегодняшний день они стремительно снизились приблизительно в 5-6 раз. Что касается продовольственной группы товаров, то еще недавно Украина экспортировала таких товаров в РФ на сумму до $2 млрд в год. По итогам 2015-го экспорт продовольственной группы товаров составит не более $500 млн, а в целом это вот тот объем, который, по сути, с 1 января 2016 года исчезнет из взаимной торговли.

–​ С будущего года начнет в полную силу действовать Договор о свободной торговле Украины с ЕС, сможет ли он компенсировать Украине потери, связанные с прекращением поставок продовольственных товаров в Россию?

Флаг ЕС на Евромайдане в Киеве, 1 декабря 2013 года

Флаг ЕС на Евромайдане в Киеве, 1 декабря 2013 года

– Теоретически – да. Украина должна бы переориентироваться на более богатые рынки Европейского союза, но практика пока свидетельствует о другом. Дело в том, что по итогам первого полугодия 2015-го объемы экспорта из Украины в страны ЕС упали на 35%. Происходит это на фоне общих проблем мировой конъюнктуры, а также не очень больших возможностей на территории стран Евросоюза из-за большой конкуренции, в частности, по продовольственным товарам. Происходит это еще и потому, что европейские поставщики, производители продовольственной продукции не могут в последнее время поставлять товары в РФ в силу эмбарго Москвы в ответ на санкции Запада. Соответственно фактически идет большое давление со стороны аграрного лобби в европейских странах на свои национальные правительства, с тем чтобы они могли максимально заполнять внутренний рынок именно их товарами. И, естественно, вопросы импорта из таких стран, как Украина, отходят на второй план.

Если посмотреть украинскую статистику, то Украине удается наращивать свои поставки в первую очередь на рынки беднейших стран, с которыми у нас традиционно были низкие объемы торговли. И самое интересное, что там присутствуют такие беднейшие страны, как Маврикий, Ангола, Зимбабве. С ними наблюдается определенный взрывной рост в торговле в этом году, но объемы торговли там очень небольшие, они измеряются $10-20 млн с одной такой страной и, в принципе, это говорит о том, что вследствие девальвации гривны украинская продукция в долларовом эквиваленте оказывается достаточно дешевой, что позволяет даже части населения столь бедных стран предъявлять спрос на, в общем-то, неплохую продукцию украинского пищепрома, которую ценят на всем постсоветском пространстве.

–​ Тем не менее в правительстве Украины подъем национальной экономики связывают именно с рынком Евросоюза. Не будет ли разочарован украинский бизнес из-за разного рода барьеров в торговле с Европой?

К некоторым украинским товарам европейцы еще не привыкли

– Дело в том, что соглашение об ассоциации с ЕС в полную силу вступает с 1 января 2016 года, но давайте не забывать о том, что с мая 2014 года Европа для 92% украинской продукции открыла свои рынки, разрешив беспошлинно ввозить товары на территорию 28 стран – членов ЕС. Кроме того, по относительно небольшому ряду товаров было введено или сохранилось квотирование. Причем по ряду этих товаров Украина быстро выбирает квоты, в частности, по сокам, меду. По некоторым товарам квоты не выбираются, и это связано с ценовой конъюнктурой, а также со спросом. К некоторым украинским товарам европейцы еще не привыкли, а некоторые только пробивают дорогу в Европу. На мой взгляд, взрывного роста торговли с Евросоюзом уже не будет, а будет очень плавное, год от года, планомерное наращивание экспортных возможностей. Наверное, оно будет происходить по 5% в год, то есть, грубо говоря, для того чтобы отыграть многие миллиарды, потерянные на рынках Таможенного союза и СНГ, потребуется не менее одного десятилетия на рынках Евросоюза. Но у меня есть ощущение, что, в принципе, по мере работы ассоциации, по мере восприятия европейцами Украины как страны из их лагеря, будет происходить рост деловых связей, и соответственно, поставки товаров и каналы этих поставок будут расширяться.

–​ В одном из своих недавних интервью вы сказали: "Когда-нибудь в будущем, может, через два года, скорее через десять, а может быть, и через двадцать пять лет, у нас будет определенный всплеск и возврат к объемам взаимной торговли не только с Россией, но и с Белоруссией и Казахстаном. Мы выйдем на то, что Россия будет занимать как минимум пятую часть внешней торговли Украины". То есть рано или поздно как с Россией, так и другими странами СНГ будут восстановлены полноценные экономические отношения?

– Ответ на этот вопрос дает география. Как показывает опыт соседних стран, экономики которых дополняют друг друга, никто не будет отрицать, что экономики Украины, России, Белоруссии, Казахстана, других постсоветских государств дополняют друг друга как части некогда единого народно-хозяйственного комплекса. Если отбросить какие-то политические предпочтения или патриотические моменты, то обычно на взаимную торговлю между соседями приходится до пятой части общего объема торговли. Соответственно, на торговлю Украины с ее соседями, на ту же Молдавию, Белоруссию, а также Россию, должно приходиться приблизительно 20% внешнеторгового оборота. Это является естественной природной средой. Поэтому, на мой взгляд, да, после того как что-то произойдет в геополитике, будет каким-то образом решен конфликт между Украиной и Россией, а я верю, что рано или поздно это произойдет тем или иным способом, рынок вернется к своему естественному состоянию. И, конечно, товары будут поставляться в первую очередь по более короткому транспортному пути с минимизацией таможенных и прочих издержек. Мне кажется, что рано или поздно будет некий ренессанс в торговле. Мы не вернемся, наверное, на уровень, когда доля России в экспорте Украины составляла 30-40%, но тем не менее до 20% на соседние Молдавию, Белоруссию и Россию, на мой взгляд, сможет приходиться в так называемых "нормальных условиях", как говорят физики. Когда это произойдет? Безусловно, это зависит от дипломатии, политических договоренностей, не связанных с экономикой, это все уже геополитика.

–​ Серьезное давление на украинскую экономику оказывают внешние долги. На реструктуризацию части из них недавно согласились западные кредиторы. Москва до конца этого года требовала вернуть долг в размере $3 млрд, выданных Украине в период президентства Виктора Януковича. Но неожиданно по завершению саммита “Большой двадцатки” в турецкой Анталье российский президент заявил, что Москва не будет требовать всю сумму сразу и готова разрешить Киеву погашать долг по одному миллиарду в год, начиная с 2016-го. Почему, по вашему мнению, украинские власти, пригрозившие недавно ввести мораторий на выплату российского долга, до сих пор не отреагировали на это предложение Владимира Путина?

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард

– Во-первых, Украина не получала официального решения или предложения от РФ по реструктуризации долга. Во-вторых, заявление Владимира Путина на саммите G-20 в Анталье, скорее всего, было адресовано не Украине, а США, ЕС и Международному валютному фонду. Золотовалютные резервы Украины на сегодняшний день составляют около $13 млрд. Украина, в принципе, могла бы выплатить России кредит. Однако 12 из этих $13 млрд – заемные деньги, полученные от МВФ. 23 ноября состоится заседание совета директоров МВФ, на котором будет решаться вопрос классификации некоторых долгов и возможности дальнейшего кредитования некоторых заемщиков, имеющих проблемы с погашением своих обязательств. В данном случае речь пойдет и об Украине также как о стране, у которой существует, в частности, неурегулированная проблема выплаты долга РФ. Загвоздка состоит в том, что этот долг на сегодняшний день юридически совсем не выглядит как долг Виктора Януковича Владимиру Путину. Это долг, по которому отдельная группа частных кредиторов по британскому частному праву на Ирландской фондовой бирже купила суверенные еврооблигации, то есть облигации государства Украина. Таким образом, это долг государства перед частными лицами. Другое дело, что за этими частными лицами стоит Фонд национального благосостояния Российской Федерации и по своей экономической сути этот долг, конечно же, является межгосударственным. В чем, наверное, Россия права. Сейчас вопрос заключается в том, что МВФ в условиях, когда Киев и Москва не готовы вести диалог по целой группе экономических вопросов, выступает неким третейским судьей или арбитром. Именно МВФ фактически будет принимать решение о том, как классифицировать этот долг. Нужно ли, например, погашать этот долг в той или иной форме, по тому или иному графику за счет своих собственных средств в рамках той же программы МВФ по кредитованию Украины. И последний важный момент: Украина 12 ноября завершила реструктуризацию аналогичного частного долга по 13 выпускам евробондов. Были выпущены новые бумаги, причем с оговоркой, что претензии старых кредиторов по новым долгам не принимаются, то есть старые кредиторы – держатели старых бумаг – не могут заявить о кросс-дефолте (наложении взыскания на все счета ответчика. – РС) или попытаться каким-то образом раскачать эту процедуру по другим долгам.

Для украинского правительства в чистом виде это предложение невыгодно

Так вот, возвращаясь к долгу перед Россией: если будет принято решение, например, признавать этот долг обычным долгом по частным еврооблигациям и реструктуризировать на условиях, предложенных Москвой, то получится, что это нарушение прав других кредиторов, поскольку Украина клятвенно обещала всем участникам сделки, что их облигации будут реструктуризироваться на одинаковых условиях. Напомню, что предложение Путина не содержит списания 20% долга и не предполагает перенос первого погашения задолженности на срок после 2019 года, а это один из ключевых критериев, которые закладывались в программу МВФ. Поэтому для украинского правительства в чистом виде это предложение невыгодно, и оно не является тем, с точки зрения Украины, как его классифицирует Владимир Путин, то есть предложением, которое даже выгоднее, чем проведенная реструктуризация, – считает украинский экономист Андрей Блинов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG