Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аннексия Крыма и последующие за ней события обнаружили у многих россиян не самую лучшую черту – не только поразительную и весьма избирательную доверчивость к официальной пропаганде, но и довольно высокий уровень цинизма. Мы привыкли к тому, что подобным качеством отличаются силовики, политики, чиновники, правительственные аналитики – словом, те, кто знают больше рядовых обывателей, те, кто способны влиять либо на принятие важных решений, либо на жизнь многих людей. Однако практика показала: для того чтобы удариться в цинизм, вовсе не обязательно обладать специальными знаниями или полномочиями – достаточно лишь возомнить себя вершителем судеб.

Российский журналист и публицист Андрей Архангельский уже второй год ведет так называемый "радиодневник", целью которого является пересказ основных тенденций российских пропагандистских радиостанций и попытка понять сознание людей тоталитарной эпохи. В октябре 2014-го он обнародовал такую статистику: 73% слушателей радиостанции "Говорит Москва" в ходе опроса высказались за предложенный ведущим программы "Отбой" Владимиром Карповым вариант ответа по "газовому вопросу": "Пусть Украина замерзает". Поводом для обсуждения стало заявление замминистра энергетики РФ Александра Новака о том, что Россия готова поставить в Украину 10 миллиардов кубометров газа.

"Люди звонят в студию, большинство говорит: "А как же наша борьба с фашистами, с хунтой? Пусть замерзают, ведь это борьба. Это война, надо идти до конца". Меньшинство говорит: надо поставить им газ, потому что – внимание – "нас все равно обвинят", и только один человек сказал: "Мы должны быть благородными, в этом наша сила". При этом, как отмечал Архангельский, слушатели и ведущие размышляли вполне рационально, подчеркивая, что газ – "это наше самое мощное средство манипуляции", и рассуждали об этом так, как будто от них в самом деле зависело решение вопроса.

"Я не знаю, как это все комментировать. В общем-то, попытка быть рациональными внутри абсурда изначально дика. Но если говорить о моральной стороне вопроса, советская власть все-таки не ставила так вопрос. Она кого угодно воспитывала: злеца, милитариста, идеологическую машину, но вот так, чтобы воспитывать подлеца, именно такого конструктивного подлеца, расчетливого – такого не было. Теперь же воспитывают именно подлеца. Поощряют худшее, человеческое дно. Самое дно. Ил. Как это пережить?" – прокомментировал свои наблюдения Архангельский.

Лично мне в самом начале украинского конфликта не раз встречались люди (притом реальные, а не виртуальные), рассуждавшие о том, чьими жизнями Россия должна пожертвовать "ради своих интересов", и упрекавшие людей, поднимающих моральную сторону вопроса, в том, что они "ничего не понимают в геополитике". Один из таких доморощенных политологов заявлял, что умные политики "используют сначала местный ресурс" (то есть население Донбасса), а своих военных берегут. В ответ на замечания о том, что Украине ни на грош не нужна подобная "помощь", он дал понять, что мнение украинцев никого не волнует.

Другой разглагольствовал о том, что "великие страны всегда ведут войны на чужой территории", что "на Украину всем плевать", что "западные страны ее сольют", что "Россия уже поимела от этого свои бонусы, и больше никакой Донбасс ей не нужен", а потому и переживать нечего. Все они были уверены, что Россия все делает правильно, никого при этом не коробила ни война, ни пропагандистская ложь.

Никакими особыми познаниями, кроме почерпнутых из телевизора, упомянутые люди не обладали. Они, равно как радиослушатели, предлагавшие "заморозить Украину", даже не могли понять, что развязанная война не только преступна, но и совершенно невыгодна России, более того, способна разрушить ее экономику. Для того чтобы скатиться в банальную подлость, им понадобилось совсем немного – умело подброшенный властью суррогат под названием "геополитика".

Многие эксперты уже писали о том, что у россиян так и не сложилось независимых от государства опор в жизни: ни защиты со стороны закона, ни неприкосновенности частной собственности, ни независимых судов, ни качественных медицинских услуг. Никакой возможности себя защитить у обычного человека, попавшего под каток "беспредела", нет. Более того, бедолагу постоянно унижают: всесильные чиновники, требующие взяток, привыкшие к безнаказанности полицейские, такие же, как он, сограждане, хамящие на улицах и в общественном транспорте. Ответной реакцией становится хамство по отношению к своим соседям, к другим народам и странам, даже к целому миру – суррогат достоинства.

Когда в жизни нет ничего другого, остается хаять НАТО

Так же возникает и суррогат собственной значимости – рассуждения о геополитике. Человеку словно дают игрушку, он чувствует себя причастным к чему-то великому и значимому. Он не может или не хочет менять что-то вокруг себя – или меняет, понимая, что его усилия ничего не способны изменить по-настоящему. Зато у него возникает иллюзия: и от него что-то зависит в этом мире, он знает что-то такое, что в других странах является в лучшем случае достоянием спецслужб.

Помню, как один знакомый священник год назад уверял меня в том, что охранник из его храма знал о планах НАТО ввести флот в Черное море еще за полтора года до начала войны в Украине. В самом деле, зачем нужны разведки, военные аналитики, армейские специалисты и прочий вагон совершенно бесполезных людей, если по всем планам НАТО за много лет вперед и назад может проконсультировать храмовый сторож дядя Вася с рабочей окраины Екатеринбурга? Кроме того, в России нет уважения профессионализма и почти не работают социальные лифты, а потому не факт, что профессионал сможет чего-то добиться. Складывается ситуация, при которой непрофессионалам можно выступать на телевидении в подтверждение лживых гипотез, строить дома, в которых нельзя жить, лечить людей так, что потом они заболевают еще сильнее. Почему бы дяде Васе на этом фоне не выступить в качестве внешнеполитического эксперта?

Конечно, погоня за суррогатами не является главным мотиватором для большинства россиян. Заметную роль в поддержке внешней политики России играют внушенные пропагандой страхи, общая пассивность населения, неверие в возможность перемен. Вирус геополитики поразил в первую очередь маргинальные слои населения – тех людей, которые подсознательно искали способ вырваться из тусклой обыденности. Когда в жизни нет ничего другого, остается хаять НАТО.

Впрочем, кремлевские пропагандисты просчитались, полагая, что интерес к суррогатному миру можно подогревать постоянно. Народный энтузиазм по части внешней политики снижается, уступая место осторожному выжиданию, а то и вовсе апатии. Постоянная смена повестки дня, в которой Запад попеременно предстает то врагом, то союзником, также не придает уверенности "диванным аналитикам", а снижение доходов и рост цен заставляют переключать внимание на более насущные проблемы, чем анализ международных новостей. Но падение внешнеполитического энтузиазма не означает автоматического возвращения общества в нормальное состояние. Пассивность, приходящая на смену бурному подъему, скорее напоминает депрессию. Моральную деградацию автоматически не излечить. Человек, переступивший моральные нормы, пусть даже внутри созданной для него телевизором иллюзорной реальности, имеет опыт цинизма и подлости, а также очень опасную привычку жертвовать чужими жизням, даже если речь идет всего лишь о примитивных рассуждениях в радиоэфире.

Ксения Кириллова – журналист, бывший корреспондент "Новой газеты" (Екатеринбург), живет в США

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG