Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От "агента" президенту


Надпись "иностранный агент" у входа в офис “Байкальской Экологической Волны”

Надпись "иностранный агент" у входа в офис “Байкальской Экологической Волны”

"Байкальскую Экологическую Волну" Минюст объявил "иностранным агентом" за письмо в Кремль

Министерство юстиции России присвоило статус “иностранный агент” Иркутской региональной общественной организацию “Байкальская Экологическая Волна”. Поводом послужило то, что некоммерческая организация получала зарубежное финансирование и при этом якобы вела политическую деятельность. “Волна” действительно получала деньги из-за рубежа, этого общественники не отрицают. Но признать свою работу политической деятельностью они наотрез отказываются.

За что? За то, что я сходил на общественные слушания?

Руководство “Байкальской Экологической Волны” направило в Минюст РФ письмо с возражениями. Оно еще не успело дойти до Москвы, как общественники получили из Минюста документ, в котором изложены требования к организации как к “иностранному агенту”: сдавать отчеты о своей деятельности четыре раза в год, кроме того, раз в год проводить аудит. Что это такое – общественники пока не разобрались. Пока они пытаются все-таки понять, за что.

Озеро Байкал

Озеро Байкал

Минюст указал семь пунктов, по которым деятельность некоммерческой организации признана политической. Из них три пункта были посвящены работе Максима Воронцова, сопредседателя ИРОО “Байкальская Экологическая Волна”, выполняющей функции “иностранного агента” (так теперь звучит должность руководителей “Волны” в связи с последними событиями), которая не считает себя “иностранным агентом” и пытается это доказать в законном порядке. Минюст истолковал как политическую деятельность организации участие одного из ее руководителей Максима Воронцова в общественных слушаниях, на которых обсуждался проект по размещению полигона твердых бытовых отходов в городе Иркутске. Это было в феврале 2015 года.Там Максим Воронцов выступил с критикой проекта:

– Да, выступил с критикой проекта, потому что считаю, что тот проект сильно навредил бы окружающей среде и здоровью иркутян, потому что там предполагалось сжигание мусора. И еще, я все-таки критиковал проект частной фирмы, а государственную политику я там вообще не трогал. В чем здесь нарушение, где здесь политическая деятельность? Я не понимаю.

Лесные пожары на Байкале послужили поводом для письма Путину

Лесные пожары на Байкале послужили поводом для письма Путину

Политической деятельностью Максима Воронцова считают также его участие в общественных слушаниях, где обсуждали проект строительства завода по плавлению радиоактивных отходов в деревне Ширяева под Иркутском. После письма Минюста экологи поняли, что обращение к первым лицам России – это тоже политическая деятельность. Говорит Максим Воронцов:

– В апреле 2015 года я написал письмо Путину, Медведеву, Нарышкину с просьбой посодействовать в принятии закона о запрете сжигания сухой травы и наказании виновных. Получил ответы с разъяснениями. Обычная переписка. После этого кто-то, я не знаю кто, разместил это письмо в “Живом журнале”. Откуда он взял его – непонятно, потому что я отправлял его в закрытом конверте заказным письмом. И этот факт публикации письма в “Живом журнале” непонятно кем и непонятно зачем – тоже является политической деятельностью на иностранные средства. Хотя где тут иностранные средства? И где тут вообще моя деятельность?

Марина Рихванова

Марина Рихванова

“Байкальскую Экологическую Волну” уже второй раз пытаются признать “иностранным агентом”. Еще в 2013 году прокуратура Иркутской области усмотрела в работе экологов политическую деятельность. Общественники в судах безуспешно пытались доказать, что они не “иностранные агенты”. Но тем не менее, в тот раз этот статус им не был присвоен. Говорит эколог Марина Рихванова:

– На тот момент никто не мог насильно вносить некоммерческие организации в список “иностранных агентов”. Организация должна была сама включать себя в этот список перед выполнением деятельности, которая является агентской деятельностью. Мы, естественно, такую деятельность не планировали и не включали себя ни в какие списки. А сейчас законодательство изменилось и Министерство юстиции может само решить и включить любую некоммерческую организацию.

Максим Воронцов

Максим Воронцов

10 декабря представители организации должны явиться в Управление минюста России по Иркутской области. Максим Воронцов назвал происходящее театром абсурда:

– Там нам объявят о совершенном нами административном правонарушении. О том, что мы не включились в реестр “иностранных агентов” добровольно. И, видимо, вызовут в суд. А дальше будет суд, который будет решать, видимо, вопрос о штрафе. Нам угрожает штраф в несколько сотен тысяч рублей. Но у нас их нет, во-первых, а во-вторых – за что штраф? За то, что я сходил на общественные слушания и не сказал, что я – это агент.

Клеветать на самих себя, принимая клеймо “иностранный агент”, иркутские экологи не хотят. Это даже не обсуждается. Сейчас идет речь о закрытии организации. И все это происходит накануне юбилея. В этом году исполняется 25 лет со дня основания “Байкальской Экологической Волны” – всемирно известной общественной организации, обладателя престижной международной экологической Премии Голдмана, организации, которая в этом году получила Национальную экологическую премию “За развитие экологического образования в Российской Федерации”.

Хотя вера, пусть и небольшая, в здравый смысл и справедливость у иркутских экологов еще есть. Они надеются, что в Минюсте внимательно прочитают их возражение и изменят решение.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG