Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин: сеанс гипноза


Владимир Путин в Георгиевском зале 3 декабря 2015

Владимир Путин в Георгиевском зале 3 декабря 2015

"Русcкий должен понимать свою цену и знать, что главное для нас - Россия!" А что в России? Насколько послание Владимира Путин адекватно состоянию дел в стране? В студии автор серии романов "Метро" о будущем Дмитрий Глуховский. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Мы сегодня послушали послание президента Владимира Путина Федеральному собранию и всему российскому обществу. Представляю вам гостя нашей программы — с нами писатель Дмитрий Глуховский. Вы бы написали такое, Дмитрий, если бы вас попросили?

Полная видеозапись программы "Лицом к событию"

Дмитрий Глуховский: Нет, я не стал бы такое писать, я написал бы что-нибудь другое и поменял потом местами, чтобы зачитывали с трибуны нечто совершенно панковское и провокационное. Но, к сожалению, спичрайтеры у него уже есть, поэтому мне приходится довольствоваться своей скромной судьбой.

Елена Рыковцева: Судьбой комментатора этого послания. Начнем мы с того момента, который был обмусолен, конечно, специально был написан, чтобы мы его мусолили, но мы не будем разочаровывать Владимира Путина, мы поговорим про Аллаха. Он сказал следующее: один Аллах знает, почему турки сбили самолет, это Аллах решил наказать правящую клику, отняв у нее разум и рассудок.

Дмитрий Глуховский: Оценочное суждение. Мне кажется, давненько мы не называли никого кликой. Понятное дело, что на Украине всех назвали кликой сто раз, и то я не уверен, что Путин такие слова употреблял. А взять и в отношении, между прочим, избранного демократическим путем, честным голосованием с не таким уже большим перевесом правительства, применить выражение «клика», явно советский штамп, такой махровый политбюрошный штамп может быть из агитпропных времен. И сказать, что Аллах отнял у них разум. На месте Эрдогана, зная, что это довольно обидчивый человек, резкий и вспыльчивый, я бы сейчас встрепенулся.

Елена Рыковцева: Давайте проанализируем смысл. Он говорит так: Аллах решил наказать Эрдогана, представителя клики правящей, отняв у него рассудок, и вот с этим отнятым рассудком Эрдоган наказал российских летчиков. Если эту ступенечку убрать, получается, что Аллах решил наказать Россию тем, что он у нее самолет отнял, жизни летчиков отнял. Совершенно непонятно тогда, почему? Получается тогда, что на то была воля Аллаха.

Дмитрий Глуховский: Разумеется, это не подвергается никакому сомнению. В той парадигме, в которой мы существуем, все меньше вещей зависит от людей, все больше вещей зависит от Бога, одним из проявлений которого является Аллах, или названием.

Елена Рыковцева: Который наказывает Россию, наказав Эрдогана отнятием рассудка.

Дмитрий Глуховский: В супермаркете, где я продукты покупаю, стоял банкомат все время, потом он сломался, вместо него установили деревянный ящик — сбор средств на храм. Я понял, что это блестящая метафора происходящего в стране. Экономика не работает, она сломалась, ее не смогли починить и выкинули, вместо нее теперь собирают на храм. В этой парадигме ситуация с Аллахом, который теперь решает и вопросы нашей внешнеполитической повестки тоже, очень характерна.

Елена Рыковцева: А Эрдоган орудие в руках Аллаха, который таким образом почему-то решает вот так поступить .

Дмитрий Глуховский: Эрдоган наказан, мы наказаны. Нас все-таки не Аллах наказывает, за исключением отдельных регионов.

Елена Рыковцева: Он наказал Эрдогана, чтобы тот наказал нас. В том-то и дело, что это его оружие — лишенный рассудка Эрдоган.

Дмитрий Глуховский: Он сразу сказал, что мы с собой так поступать не позволим, и что помидорчиками, сказал Владимир Владимирович, турки не отделаются, или туризмом своим, или даже строительными проектами. Сейчас он их накажет как следует, перегруппируется и как кобра метнется, и ничего Эрдоган и его правящая клика сделать не смогут. То есть ждите возмездия, турки.

Елена Рыковцева: Итак, с Аллахом мы договорились, что теперь решает все Аллах, в том числе и у Владимира Путина.

Дмитрий Глуховский: Жалко, что не показали в этот момент руководство Чеченской республики, которое в лице трех человек присутствовало, там сидел Делимханов, Кадыров и у которого позывной «Лорд», его ближайший сподвижник. Когда говорили про коррупцию, в этот момент специально задержались на Чайке.

Елена Рыковцева: Проблемы с сельским хозяйством — на Лисовском.

Дмитрий Глуховский: Хотя надо было на Ткачеве. Почему-то не смонтировали Аллаха с представителями мусульманских республик. Потому что они могли бы начать немножко нервничать. Самое главное, что в принципе говорил Владимир Владимирович, было в той или иной степени, слава богу, прогнозируемо, слава богу, в целом предсказуемо. Он не предложил сажать на кол оппозиционеров, он не предложил расстреливать без суда и следствия представителей «пятой колонны», он не предложил испепелить Запад ядерным пламенем, ничего этого не произошло. Ничего крайнего и радикального не произошло, все было в

Павел Гусев и Владислав Фронин слушают послание

Павел Гусев и Владислав Фронин слушают послание

порядке нормы. Что было интересно, я с большим любопытством наблюдал за лицами слушавших. Вот сейчас на экране Павел Гусев.

Елена Рыковцева: И Владислав Фронин, главный редактор «Российской газеты» рядом с ним.

Дмитрий Глуховский: На этом закончилось количество людей с таким более-менее интеллигентным выражением лица в зале и сдержанными реакциями. Все остальные люди, в особенности тетеньки, тетеньки были просто жесткие, я таких тетенек, кроме как в участковых загсах больше

Первые лица страны ждут послания

Первые лица страны ждут послания

не видал, ну, включая, конечно, Валентину Ивановну, все остальные тетеньки были махровые, из каких-то советских суровых времен женщины. И мужчины были в зале им под стать, несмотря на свои хорошие итальянские костюмы, физиономии у них были довольно жэковские. Я внимательно следил за теми реакциями, которые последовали от этих людей в отношении различных пассажей, которые

А теперь они его слушают

А теперь они его слушают

себе позволил Владимир Владимирович. С большим энтузиазмом, когда он приложил Аллаха, вроде с таким экивоком в сторону терпимости, но это довольно шовинистское было высказывание. Я его субъективно оцениваю как пренебрежительное по отношению к исламской религии. И тут люди как начали рукоплескать, и рукоплескали, рукоплескали. Во-первых, потому что он приложил нашего нового врага, фашиста нового. Видимо, какие-то договоренности пошли с украинцами.

Елена Рыковцева: Они их так и называют туркобандеровцы.

Дмитрий Глуховский: С другой стороны великорусский шовинизм имперский, заодно пренебрежительный ко всем другим религиям и национальностям читался, слышался отголоском, такой шапкозакидательский. Это не могло не найти определенный отклик в душах всех этих людей, которые непростой жизненный путь прошли.

Елена Рыковцева: Не знаю, что бы мог сказать такое Владимир Путин, что бы не нашло отклика в их душах.

Дмитрий Глуховский: Когда он предложил изымать земли, они взорвались аплодисментами. Поскреби этого нового буржуа, а внутри у него сидит не только совок, а беднота, которая в комитете бедноты рвется раскулачивать кулака. Вот этот призыв изымать, они на слове «изымать» взорвались аплодисментами, как они стали этому радоваться, что можно у кого-то что-то изъять.

Елена Рыковцева: Они должны были показать свою реакцию, что они не боятся, что это относится к ним.

Дмитрий Глуховский: Там раскулачивать можно было Лисовского и Ткачева.

Елена Рыковцева: Я думаю, что там раскулачивать в этом зале много кого найдется. Мне еще кажется, что это защитная реакция, что посмотрите, как я хлопаю, это значит, что у меня ничего нет, то есть меня не раскулачат.

Дмитрий Глуховский: Знаете, что мне еще показалось забавным: интересно было, что решать проблему неэффективного землепользования и хозяйствования было предложено путем изъятия. Я думаю, что уже вся ваша аудитория видела документальный фильм, посвященный расследованию приключений одной семьи в правоохранительных органах и их друзей, которые как раз согласно этим обвинениям, подкрепленных компьютерной графикой, была связана с изъятием неэффективного использования хозяйствования, немедленно началось эффективное использование этого хозяйствования родственниками этого человека. Когда сидит Ткачев, министр сельского хозяйства, известный в прошлом плантатор, хозяин Кубани, предлагается теперь изымать сельскохозяйственные угодья, все это накладывается на предложение Чайки бороться с коррупцией, создает тревожную картину. Есть верхний уровень месседжа, который говорит, что все нормально, все хорошо, бизнес будем защищать, кредитовать, ограждать от правоохранительных органов, выдыхайте, мы хотим экономику всячески поднимать. И тут же идут какие-то на совершенно другом уровне законспирированные послания своим, что вы, которого давеча обвинили в изъятии незаконном и присвоении, будете бороться с коррупцией в прокуратуре, типа, держись, а вам, дорогие друзья, занимающиеся сельским хозяйством, предстоит раскулачивать тех, кто неэффективный собственник. Какое может быть законодательное обоснование? Вообще-то неприкосновенность частной собственности, никто ее не отменял. Если это землепользование, аренда, как бы человек ни распоряжался этой собственностью, как можно ее взять у него и отнять земли, которые он в нашей стране, допустим, честно купил. И то, что с таким энтузиазмом люди рукоплещут вот этому, а предложению заморозить налоговую нагрузку, я так обратил внимание, они немножко подались вперед, стали внимательнее вслушиваться, я думаю, и так эта налоговая нагрузка большинства из них не сильно касалась. А тут надо было как раз хлопать, что бизнес сможет дальше развиваться, дышать, никто не будет его вопреки многим полезным инициативам прессануть бизнес, выдавить, как в анекдоте алкоголик из мертвой кошки выдавливает последние капли водки, надо было этому рукоплескать. Но рукоплескали предложению изъять. Не выдавить из этих людей советского человека. За исключением того человека, которого мы видим в кадре.

Николай Валуев: послание президента

Николай Валуев: послание президента

Елена Рыковцева: Мы видим в кадре Николая Валуева.

Дмитрий Глуховский: Выглядит как пришелец, как один из гигантов, атлант.

Елена Рыковцева: Вернемся к началу разговора, там же очень интересно прозвучало по поводу наказания Турции. Он же сначала сказал, что мы не собираемся бряцать оружием, мы не собираемся совершать нервных действий. Но тут же он говорит: помидорами не отделаетесь, стройками не отделаетесь, мы все помним, мы вам еще несколько раз отомстим. Вопрос: каким образом это еще напомнят туркам несколько раз, если эта реакция не связана ни с нервами, ни с оружием, ни с силовым вариантом?

Дмитрий Глуховский: Приостановили «Южный поток», все эти газовые проекты подзаморожены. И вообще, чтобы они все время сидели сжавшись, нервничали.

Елена Рыковцева: А что с ними может случиться?

Дмитрий Глуховский: Дмитрий Киселев вам объяснит, что с ними может случиться в каждую минуту и вообще со всеми.

Елена Рыковцева: А, так это был анонс программы «Вести с Дмитрием Киселевым»! Он процитировал Карамзина: «Кто сам себя не уважает... Но русский должен знать себе цену». Цитата Карамзина на этом заканчивается, и дальше Путин говорит от себя: «Мы должны сохранить нашу сплоченность и помнить, что главное для нас — Россия». Руководствуетесь ли вы в своей обычной жизни пониманием того, что для вас главное Россия?

Дмитрий Глуховский: Вы знаете, тут позиция моя сложносочиненная. Потому что с одной стороны, когда тебе говорят, что ты должен себя как русский человек уважать, русский подразумевает и татар, и башкир, и евреев, и цыган, и всякие другие народности, и украинцев, которые являются в России самым большим национальным меньшинством, как известно, с этим как-то глупо спорить. Что Россия главная для русских на этапах кризиса и возрождения, тут с этим сложно спорить. Какой человек не скажет, что его страна должна быть для него важна?

Елена Рыковцева: Он сказал: в первую очередь думать о родине, а потом о себе.

Дмитрий Глуховский: Я считаю, что успех родины складывается из успеха всех тех людей, которые ее населяют. Когда каждый из них себя чувствует защищенным и в состоянии себя воплотить, реализовать, из успеха каждого из ее людей складывается успех целой страны. Как это работает в Соединенных Штатах Америки, например. Каждый человек, любя свою родину, прежде всего занимается не решением ее геополитических задач со своего дивана, а устройством своей собственной жизни. И за счет того, что улучшает неуклонно свой собственный уровень жизни, растет экономика всей страны. Не избежать контекста, в котором произносится это выступление. А контекст у нас таков, что с одной стороны происходит расследование Навального в отношении Чайки, с другой стороны бузят дальнобойщики по понятным причинам. Потому что построенные на наши с вами налоги федеральные трассы пока что для грузовиков предлагается передать концессионеру, который является сыном друга детства главы государства.

Елена Рыковцева: Чудовищная история, конечно.

Дмитрий Глуховский: 25% «Платона», принадлежит Ротенбергам, то есть четверть взимаемых доходов за право пользования федеральными трассами, которые построены на деньги налогоплательщиков, будет уходить частному лицу, который вне конкурса выиграл, получил это право, который является полностью зависимым от действующего президента человеком. Так, обеспечивая свое благосостояние, ты обеспечиваешь благосостояние родины. Ситуация такова, что нельзя с одной стороны говорить о процветании своей страны, о том, что родина прежде всего, а с другой стороны совсем вопиющие вещи происходят. Создал бы Ротенберг новый бизнес с нуля, не существовавший до сих пор, хотя бы построил новую трассу, с нее взимал деньги, как Берлускони делал в Италии, который тоже, видимо, являясь ролевой моделью для Владимира Владимировича во многом, он являлся и является обладателем части.

Елена Рыковцева: Еще бы Владимир Владимирович посидел по его примеру, было бы тоже неплохо.

Дмитрий Глуховский: Нет, у них своя политическая традиция, у нас своя. Не надо навязывать нам чуждую политическую культуру. У нас все-таки люди во власти священные, они неприкосновенные — это сакральная история. Мы договоримся, что уголовное преследование начинать, договоримся и до революции сейчас с вами. Давайте пресечем на корню всю эту историю.

Елена Рыковцева: Ближе к земле.

Дмитрий Глуховский: Так или иначе все красивые слова относительно того, что сначала о родине, а потом о себе, нужно ставить в контекст, а контекст не самый выигрышный. Знаете, что меня поразило — это люди в головных уборах. Два человека были в головных уборах — это, во-первых, Александр «Хирург» Залдостанов, главный байкер Всея Руси, а во-вторых, патриарх. Один, видимо, за Господа, другой за Дьявола может быть. Не было даже, по-моему, раввина главного.

Елена Рыковцева: Это могло символизировать, что в этом зале представлены все были буквально, все небесные силы.

Дмитрий Глуховский: И не только небесные. Мне кажется, все-таки он достаточно земная сила «Хирург». Занимательно, что ему служба протокола разрешила в шапке вязаной сесть.

Елена Рыковцева: Это интересно, потому что служба протокола, например, забрала у всех портфели.

Дмитрий Глуховский: Обратите внимание: все сидят как пионеры в галстучках, в однотонных костюмах, а этот в своей косухе, в жилетке. Друзьям все, врагам — закон.

Елена Рыковцева: Я по поводу коррупции хотела рассказать еще один эпизод забавный на самом деле. Перед посланием корреспондент «России-24» опрашивал политиков, губернаторов, чиновников, чего они ждут от этого послания. Тут он останавливает Амана Тулеева и говорит: «Как вы думаете, Аман Тулеев, он будет говорить о коррупции?». А тот говорит: «Что он может сказать о коррупции? Коррупцию надо уничтожать в Москве, потому что все остальное — это производное от московской коррупции». Корреспондент говорит: «Как, а громкие региональные процессы?». Тулеев по-простому говорит: «Все равно ноги из Москвы растут». Удивилась. В общем, я про московскую коррупцию в этом послании ничего не услышала.

Дмитрий Глуховский: Он сказал, что надо искоренять и коррупцию. Как будто коррупция у нас была заболеванием системы, а не системой самой по себе. Понятное дело, что невозможно у нас в стране искоренить коррупцию, на ней все зиждется — это есть материальная и идеологическая основа, как ее взять и искоренить. Ты отпилишь какой-нибудь кусочек этой структуры, все посыплется. Это мантра, которая повторяется из года в год совершенно бескомпромиссно, но дальше под этим знаменем перераспределяются либо определенные блага среди участников заговора или просто неугодные устраняются, которые, наверное, себя нехорошо повели по своим внутрипацанским понятиям.

Елена Рыковцева: Про экономику он сказал, что все очень хорошо. Я процитирую: «Ситуация действительно сложная, но говорил уже об этом, хочу повторить — не критичная. Уже сегодня мы видим позитивные тенденции, промышленное производство и курс национальной валюты в целом стабилизировались, наметилось снижение инфляции. По сравнению с 2014 годом мы фиксируем существенное сокращение оттока капитала. Но это не значит, что надо успокоиться».

Дмитрий Глуховский: С другой стороны, если подумать, Владимир Владимирович Путин здесь выступает и перед этой так называемой правящей нашей элитой, и перед всем народонаселением Российской Федерации, как гипнотизер, как человек, который напрямую общается с богами, он не может транслировать панический какой-то месседж, потому что иначе тут же все забегают кругами, Кащенко ограниченная пропускная способность и так далее. Поэтому он должен всех заверять, что все под контролем, все нормально. Окажись вы на месте президента Российской Федерации, вы тоже вряд ли смогли бы всю правду людям говорить. Люди вообще к правде не готовы у нас в стране, как известно, они хотят слушать сказки. Здесь есть некоторое совпадение, вернее, точка, в которой кривая спроса пересекается с кривой предложения в экономике, и ровно столько он говорит правды, сколько люди готовы услышать правды. Например, что мы отомстим Эрдогану. Ровно столько он говорит неправды, сколько люди хотят услышать неправды, например, что в экономике все хорошо. То есть люди хотят дальше, насколько им позволяет ассортимент и расценки в магазинах, оставаться в спячке. Очень тревожно из спячки выходить. Смотришь опять же фильм про Чайку, неприятно тебе думать, что вся прокуратура повально, Генеральная прокуратура и все прокуроры областные повязаны, что это звенья коррупционной цепи. Страшно себе такое представить. Потому что если так в прокуратуре, может быть и в следствии так, и в в спецслужбе то же самое. Вряд ли можно без какого-либо прикрытия или взаимопонимания с другими силовыми ведомствами такое себе допустить, иначе давно бы всех подывдергали и повязали, не совсем же они бесконтрольно действуют. Страшно себе представить, что происходит такое в стране, я три раза заставлял себя досмотреть до конца. Я читал отзывы других товарищей, которые тоже не могут слишком много читать новостей про то, как у нас ужасно обстоит с коррупцией в стране. Поэтому давайте сказки слушать. Я предлагаю на «Спокойной ночи, малыши» заменить.

Елена Рыковцева: А я предлагаю послушать совсем не сказочный опрос, который мы провели сегодня на улицах города Москвы.

Елена Рыковцева: Тут такая интересная история происходит. С Украиной какая была мантра, что это фашисты в Киеве сидят, мы к народу хорошо относимся, мы только относимся к фашистскому правительству, которое бомбит Донбасс, плохо и так далее. Причем совершенно упускается маленький нюанс, что народ себе выбирал эту власть, там были выборы, Порошенко законно избранный — это упускается. Я вам сейчас прочитаю цитату про турецкий народ, узнаете ли вы что-то знакомое и родное: «Между тем турецкий народ добрый, трудолюбивый и талантливый. В Турции у нас много давних надежных друзей, и они должны знать — мы не ставим знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки, которая несет прямую ответственность за гибель наших военнослужащих в Сирии». Похожая очень история.

Дмитрий Глуховский: Очень похожая. Но это чтобы хоть как-то избежать сравнений с другими более сомнительными режимами, которые целыми национальностями другие народы порицали. Совершенно очевидно, что такая небольшая оговорка для того, чтобы не приводить джинн национализма, который был выпущен из бутылки в виду того, что с моей точки зрения, была просто сланцевая революция, когда стало ясно, что нефть сейчас будет 50 и меньше, стало понятно, что других ресурсов для мобилизации населения, чтобы помочь проскочить кризис, смягчить моральное влияние кризиса негативное на душу населения нет, тогда был выпущен джинн национализма из бутыли. Тогда были найдены враги снаружи, объявлены поиски врагов внутри страны и так далее. Конечно, сыкотно выпускать по-серьезке дух национализма, шовинизма, русского империализма из бутылки, потому что его пытаются вполовину приоткрутить, как шампанское сначала чуть-чуть газ выпускают, потому что может и пробка в потолок, люстру сбить, весь пол будет залит чем-то липким, поэтому стараются не в полную силу выпускать. Вроде бы как мы против Украины, но на самом деле против фашизма. Вроде мы как против Турции, но на самом деле против исламистов, которые спонсируют международный терроризм. Мы не против турецкого народа, не против украинского народа.

Елена Рыковцева: Почему-то оказалось, что русские считают фашистами весь украинский народ. Почему-то турецкие рабочие не смогут здесь работать, они же представители талантливого народа.

Дмитрий Глуховский: Не отделаются они помидорчиками, понимаете. Надо исходить из того, что все, что говорится и делается, делается исключительно из соображений экономической целесообразности и какой-то политической целесообразности, внутриполитической. Нужен враг, украинцы по каким-то причинам, может быть идет торг очередной за условия газового транзита или еще что-то, Украина временно не подходит на роль внешнего врага, который нужен для того, чтобы мобилизовать, сплотить население и отвлечь его внимание от той задницы, в которой находится страна экономически. Идут поиски нового врага. Предложили Исламское государство, но оно слишком размазано, размыто, нет лица. Хорошо, когда был Хаттаб, хорошо, когда был Басаев и так далее — это были лица, в которые можно кидать дротики. А что такое исламское государство? Какая-то размазня, его по телевизору не показывают, разве что кадры с беспилотников снятые.

Елена Рыковцева: Там нет русского фактора, там нет убийства наших братьев, выжигания, вытеснения.

Дмитрий Глуховский: Скорее наоборот в ответ на то, что мы туда влезли, подорвали наш самолет. Он, конечно, это все пропускает, потому что это камень в его огород летит. Но Эрдоган прекрасный кандидат на демонизацию и на то, чтобы лично отождествлять собой мировое зло. Тем более, что это в каком-то смысле путинский клон и путинский антипод при этом. Но надо помнить, что жалкие полгода назад с Эрдоганом была прекрасная дружба, единственным камнем преткновения была судьба крымско-татарского народа, потому что Турция является региональной державой, тюркоязычное меньшинства соседних государств поддерживает. Небольшая часть крымско-татарской диаспоры находится давно уже, десятилетия, если не столетия в Турции. Вот был камень преткновения — права крымско-татарского народа в Крыму.

Елена Рыковцева: Но поскольку Турция не поддержала санкции, она считалась сбалансированным другом.

Дмитрий Глуховский: С ним дружили, руки жали, обнимались и шушукались на саммитах. Эрдоган, будучи человеком самолюбивым и к тому же, понятное дело, что мы, влезая в эту страну, которая нам по большому счету по барабану, ну да, последняя возможность заявить о своих мировых амбициях, но мы влезаем в такой клубок, в такое сплетение жизненных интересов всех соседних государств, у которых это не просто сопредельная территория, а сопредельная территория, в которой схлестывается их военный потенциал, экономический потенциал, для которых это идеологический очень важный конфликт, религиозный, для нас это участие левой ногой для того, чтобы очередное забомбить телевизионное шоу для вас, уважаемые телезрители, чтобы вас отвлечь от того, что рубль еще просел, что гречка еще подорожала. Вы смотрели про Украину, Украина себя немножко исчерпала, давайте теперь посмотрим про Сирию и про войну с международным терроризмом. А все это оказалось гораздо сложнее. Мы влезли в такую кашу, которая заваривалась тысячу лет назад, и которую не мы с вами сможем с огня этого снять, скорее наоборот она при нас выкипит и руки нам обожжет. Поэтому было понятно, что чьи-то ноги мы в этой давке обязательно отдавим. Турция ладно, там Саудовская Аравия, там Катар, там Иран. Мы достаточно решительно поддерживаем шиитов против суннитов, учитывая, что шиитов у нас небольшое азербайджанское комьюнити в стране, все остальные, татары, например, и Кавказ — это сунниты. Почему мы вдруг решили поддерживать в этой войне шиитов против суннитов, которая однозначно так видится всем исламским миром, я не понимаю. Вообще не надо было влезать — это их история, их споры. Надо быть арбитром, стоять над схваткой.

Елена Рыковцева: Он сейчас, бедный, все время пытается привязать каких-то граждан России…

Дмитрий Глуховский: Хотя полгода назад там не было никаких граждан России.

Елена Рыковцева: Откуда они взялись в таком безумном количестве, из-за которых нужно было отправлять самолеты, крейсеры и С-400.

Дмитрий Глуховский: Постоянный поиск внешнего врага. Хотя мне лично гораздо более подходящим в качестве внешнего врага кажется Исламское государство, чем законно избранная украинская власть. Для меня личной трагедий и причиной моей ссоры с несколькими людьми стала именно ситуация вмешательства, разжигания гражданской войны на Украине. У меня огромные симпатии к украинскому народу. Я считаю, полное суверенное право выбирать себе любых лидеров, полностью вершить свою судьбу, а мы должны с ними находиться в добрососедских отношениях, ни в коем случае себя им не навязывая. Изображать демократически избранных лидеров фашистами, хунтой — это нечто запредельное. Люди, которые казнят других людей, утапливая их в клетках и отпиливая ножовкой головы детям — это понятное очевидное зло.

Елена Рыковцева: Это понятное зло, но как ни странно, в русском народе оно не будет воспринято так же остро, потому что своих оно не касается.

Дмитрий Глуховский: Гораздо проще внушить, что твой брат у тебя хочет квартиру отнять. Согласен со слушателем, что мероприятие бессмысленное, что это все ритуал. Но с другой стороны Иосиф Виссарионович тоже созывал съезды партии, которые он потом обводил снайперской винтовкой, глядя в прицел оптический на лица кандидатов. Тем не менее, какая-то внешняя легитимация нужна этому процессу, даже если принятие решений максимально сфокусировано в одной светлой голове. Смысла никакого, конечно, здесь нет.

Елена Рыковцева: Но зато сколько потом смешного вокруг этого. Сегодня в шоу дневном одна дама сказала: он не хочет агрессии, он хочет наши товары на Запад продвигать в большом количестве. Хотя для Запада это может быть даже более страшная агрессия, чем военная.

Дмитрий Глуховский: Кстати, по поводу продвижения товаров на Запад, он же сказал про возрождение сельского хозяйства. Я сейчас поймал такси, доехал за 200 рублей от Смоленки. Мне таксист говорит: «Слушали послание?». «Слушал послание». «Что думаете?». «А вы что думаете?». «Я слышал, что он собирается изымать. Ну, конечно, про сельское хозяйство это вранье. У нас было сельское хозяйство под Актюбинском, мы выращивали репчатый лук, невозможно ничего делать, потому что приходят крупные картели, все забирают». Я говорю: «Кредитование, государство же поддерживает вас». «Как поддерживает кредитование: ты приходишь, просишь кредит на 50 миллионов, а у тебя 5 миллионов просят откат сразу. Не заплатишь 5 миллионов откат, тебе кредит никто не выдаст». В общем они в прошлом году закрылись, человек теперь таксует.

Программу целиком, со звонками зрителей и слушателей, вы можете посмотреть в видеоверсии или послушать в звуке

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG