Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предел терпения Надежды Савченко


Надежда Савченко в Донецком городском суде Ростовской области

Надежда Савченко в Донецком городском суде Ростовской области

На судебном процессе в Ростовской области растет напряжение, следствие надеется на очень суровый приговор

В понедельник, 7 декабря, в Донецком городском суде Ростовской области продолжится судебное заседание по делу украинской военнослужащей Надежды Савченко, обвиняемой в причастности к убийству двух российских журналистов летом прошлого года под Луганском, где она якобы вела корректировку огня, а также незаконном пересечении российской границы. Все стороны процесса ждут скорого приговора, который, скорее всего, будет обвинительным и очень суровым, и в зале суда нарастает напряжение.

Приговор украинской военнослужащей Надежде Савченко может быть вынесен до конца 2015 года, и он "будет суровым". Это в прошлую пятницу заявил официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин в интервью радиостанции "Вести FM". В то же время защита Савченко еще даже не начала представлять свои доказательства – написал в своем Twitter адвокат Надежды Николай Полозов:

Слушания по делу Надежды Савченко продолжаются с 22 сентября. 3 декабря гособвинение завершило представление доказательств по делу, напоминает журналист Радио Свобода Антон Наумлюк, по-прежнему следящий за ходом всех заседаний:

– Сторона обвинения закончила представлять свои доказательства и опрашивать свидетелей, показания которых, по мнению прокуроров, должны были доказать вину Надежды Савченко. В первую половину дня последнего заседания были допрошены уже не свидетели, а авторы экспертиз, которые запрашивала сторона обвинения. Они касались совершенно разных вопросов – анализа взрывов, которые можно наблюдать на видеопленке того боя, когда Надежда Савченко была захвачена в плен, и еще другие. Вторая половина дня была посвящена перечислению документов, которые адвокаты хотят зачитать в суде. Впоследствии эти документы будут использованы во время прений. Те документы, которые не были оглашены до этого, в прениях учитываться не будут. Список их составляет 11 страниц. Скорее всего, именно этим займется сторона защиты на ближайших нескольких заседаниях. Но уже точно ясно, что в понедельник будет допрошен основной свидетель защиты – сестра Надежды Вера Савченко. У нее были проблемы при пересечении границы, когда она до этого хотела участвовать в заседании. Ее несколько раз останавливали на границе, не допускали в Россию. В итоге она все же здесь побывала, съездила в Чечню на процесс по делу Николая Карпюка и Станислава Клыха, также украинцев, которых судят сейчас в суде Грозного. И, наконец, она должна будет выступить 7 декабря в защиту своей сестры, в качестве свидетеля. Есть один нюанс: когда Вера Савченко была в Грозненском суде, в ее отношении было возбуждено уголовное дело за оскорбление суда. Грозненский судья, который ведет процесс Карпюка и Клыха, посчитал, что она оскорбила его публично в зале заседания. Это было занесено в протокол. И в соответствии с этим было возбуждено уголовное дело. Теоретически это может помешать Вере Савченко, единственному пока свидетелю защиты, выступить на процессе ее сестры.

Надежда Савченко и один из ее адвокатов Илья Новиков

Надежда Савченко и один из ее адвокатов Илья Новиков

Еще одним свидетелем защиты может стать специалист по обмену пленными Владимир Рубан, который предпринимал попытку обменять Надежду Савченко, когда она была в плену в Луганске у батальона "Заря", который тогда возглавлял нынешний глава самопровозглашенной ЛНР Игорь Плотницкий. Однако, несмотря на то что адвокаты заявляли его в этом качестве в самом начале суда, по всей видимости, что-то изменилось, и сейчас его выступление – под большим вопросом. Других свидетелей защиты, показания которых есть на руках у адвокатов, вызвать в суд представляется очень затруднительным, потому что это в основном военнослужащие украинского батальона "Айдар", в котором служила и Надежда Савченко до того, как была взята в плен. Ясно, что появляться им на территории РФ, мягко говоря, небезопасно. Адвокаты это понимают и, в общем, даже их не заявляют.

– Сторона защиты подчеркивала, что у нее есть большое количество документов, которые она готова предоставить, потому что не все они были обнародованы в суде. О каких именно доказательствах идет речь?

– В материалах дела есть документы, которые были получены от украинской стороны, но все они датированы (и были переданы в суд) до марта 2015 года. Вообще из анализа материалов дела создается впечатление, что в марте дело было переконструировано и обвинения были смещены. Были допрошены повторно практически все свидетели, переписаны протоколы их допросов во время предварительного следствия. И в итоге обвинительное заключение вышло совсем другим, чем, по всей видимости, предполагалось изначально. Появились несколько "беженцев" из поселка Металлист, которые тоже признаны потерпевшими от якобы действий Савченко. В марте месяце прекратилось следствие, которое велось до этого, и началась совсем другая история. В материалах дела есть все документы от украинской стороны, переданные по линии взаимодействия судебной системы двух государств и их следственных органов. А вот после марта ни одного документа в деле больше нет. Несколько сотен документов, которые имеются на руках у адвокатов, это документы, полученные уже после марта. Есть большая вероятность, и адвокаты этого опасаются, что судья не захочет их приобщить к делу. А это значит, что их невозможно будет использовать в прениях. И при вынесении решения они не будут учитываться. А это достаточно важные документы экспертизы, например, звонков Надежды Савченко Вере, ее сестре, звонков руководству батальона "Айдар" – по всей видимости, они были сделаны уже после того, как она была взята в плен и до того, как начался обстрел, во время которого погибли российские журналисты Игорь Корнелюк и Антон Волошин.

Надежда Савченко и один из ее адвокатов Марк Фейгин

Надежда Савченко и один из ее адвокатов Марк Фейгин

– Если вернуться к уже завершившемуся этапу судебных слушаний, а именно к представлению своих доказательств стороной обвинения, то какие наибольшие нарекания вызывает у стороны защиты то, то было сказано и показано в суде?

– Основные нарекания вызывает, во-первых, то, что ни один свидетель не заявил, что видел Надежду Савченко на телекоммуникационной вышке – в единственном месте, с которого, по мнению экспертов, можно было наводить огонь на перекресток у поселка Металлист в районе Луганска. А ведь Савченко предъявляется обвинение именно в корректировке этого огня, от которого погибли российские журналисты и могли пострадать мирные беженцы, находившиеся в тот момент на месте обстрела. Ни один свидетель не сказал, что она там была. По мнению адвокатов, это свидетельствует о том, что все доказательства вины, которые представляют прокуроры, носят косвенный характер. Сейчас место этого обстрела находится в зоне соприкосновения вооруженных сил Украины и вооруженных формирований самопровозглашенной ЛНР. Попасть туда практически невозможно. Несмотря на то что адвокаты делали такие запросы, ходатайствовали о проведении следственного эксперимента на месте. Вышка эта давно уже взорвана. Она лежит на земле, причем непонятно, когда она была уничтожена. Может быть, и до того, как Савченко попала в плен, случились эти события. Для того чтобы это выяснить, нужно побывать на месте. Естественно, что никому из адвокатов, несмотря на то что они пытались привлечь и ОБСЕ для сопровождения на место, никто этого не разрешил.

Надежда Савченко в суде

Надежда Савченко в суде

Вторая основная претензия, которая предъявлялась стороной защиты, – это, конечно, закрытый характер допроса главы самопровозглашенной республики ЛНР Игоря Плотницкого. Как выяснилось буквально на днях, суд приглашал Плотницкого выступить в суде аж 16 января 2016 года. Непонятно, почему именно такая точная дата была указана в приглашении суда. С чего судьи решили, что процесс продлится настолько долго и Плотницкому надо будет приехать именно в это время? Тем не менее, когда Плотницкий прибыл в Донецк Ростовской области в суд, он запросил закрытый характер его допроса. Ему было разрешено. Основания, которые он представил в письменном виде, касались защиты его жизни и здоровья. Он посчитал, что что-то ему здесь угрожает. Суд с этим согласился. Тем не менее, публично и в самом суде Плотницкий заявил, что никакой опасности он не видит, и это решение было чисто политическим, чтобы СМИ не могли осветить этот процесс досконально, как они освещают сейчас. А он был основной свидетель обвинения. Он мог рассказать очень многие подробности, нюансы, например, по факту якобы незаконного пересечения границы подсудимой – поскольку обвинение настаивает, что Плотницкий добровольно сам отпустил Надежду Савченко: приказал отвести ее к границе с Россией, отдать ей телефон и отпустить. После этого, по мнению прокурора, Савченко незаконно перешла границу, прикинувшись беженкой из Луганска. Но, по всей видимости, Плотницкий либо этого не сделал, либо сделал как-то так, что ему не поверили и не смогли донести до СМИ его высказывания в положительной форме. Совершенно непонятно, что он сказал на этом допросе конкретно.

– Судебное заседание идет уже долго, не говоря уже о том, сколько времени вообще Надежда Савченко находится в заключении. Любой суд такого рода – это всегда еще и некое организованное государством театральное действо, направленное вовне. Произошли ли за все время какие-то изменения в зале, в настроениях, в поведении суда, в поведении обвинения, в поведении защиты, в первую очередь, конечно, в поведении самой Надежды?

– Надежда Савченко ведет себя так же, как и с самого начала. Она очень жестко пытается пресечь все попытки обвинения или суда давить на нее. Но постепенно терпение ее явно иссякает, так же, как и терпение адвокатов. Начинаются словесные перепалки. Если до этого адвокаты, в принципе, терпели постоянные отводы ходатайств, которые они заявляли, то сейчас они прямо указывают на то, что суд и сам процесс носят необъективный характер. И судья заведомо стоит на обвинительных позициях. Несколько последних заседаний сопровождались постоянными отводами и составу суда и составу обвинения, причем это и адвокаты делали, и сама Надежда Савченко, периодически терявшая выдержку и кричавшая, что это судилище, а не суд, требовавшая удалить прокуроров и судей из зала суда.

Нарастание напряжения чувствуется

Нарастание напряжения чувствуется. Во всем остальном – в зале суда находятся все те же люди, которые с самого начала наблюдают процесс. Это журналисты нескольких российских и украинских СМИ, которые периодически приезжают на процесс, освещают его эпизодически, и украинские консулы из Ростова-на-Дону, которые практически каждое заседание в зале суда пытаются поддержать Надежду Савченко. Очень изредка приезжают сотрудники различных посольств и консульств европейских стран. Последние, например, были из Эстонии. Самое главное – это напряжение между защитой и обвинением, на стороне которого, по мнению адвокатов, стоит и суд, – рассказывает Антон Наумлюк.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG