Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Четыре года прошло со времени начала массовых выступлений оппозиции. Как давно и как недавно все это было! Думаю, что тогда, на пороге 2012 года, и в страшном сне никто не мог представить, как будут развиваться события в России и вокруг нее. Задним умом всегда легко анализировать и находить причины успехов или неудач, но когда ты находишься в гуще событий, часто не хватает времени остановиться, успокоиться и на холодную голову продумать свои дальнейшие шаги. За прошедшие годы мы стали очевидцами многих событий, накопили новый опыт, да попросту набили шишек – и сейчас с высоты этих знаний можно попробовать спланировать дальнейшие возможные действия.

Если посмотреть на картину в общем, то она такова: Россия ведет гибридные войны на два фронта, все больше изолируется, доходы падают катастрофически, официальный рейтинг власти вызывает улыбку. То тут, то там вспыхивают очаги недовольства – то парковки в Москве, то дальнобойщики по всей стране, то предприниматель выскажется неожиданно резко. После Нового года добавятся толпы потерявших работу и так и не нашедших ее за прошлый год. Когда обсуждались причины "слива" протеста, много говорилось об экономической ситуации и недостатке поддержки со стороны широких масс населения. Сегодня все это есть, ситуация, похоже, подошла к точке бифуркации.

В 2012 году была попытка не спустить перегретый пар народного возмущения в гудок, в череду митингов, которые, как мы теперь знаем, ни к чему не привели. Попытка тогда была смелой: попробовать создать альтернативный парламент – Координационный совет оппозиции (КСО), который позволит консолидировать протестное движение и общими усилиями добиться начала реформ. Мне тогда эта идея понравилась, и я решил участвовать в процессе. Входной барьер был невысоким – взнос в 10 000 рублей, и кто угодно мог самоделегироваться кандидатом в члены КСО. Какой-то опыт я получил, а самое ценное – посмотрел изнутри, как это происходит.

Идея создания такого органа не нова. Даже наоборот, наверное: это один из древнейших органов общественного управления. Старейшины племен собирались и решали насущные проблемы – с кем дружить, с кем враждовать, кому помогать, а кого прогнать. Институт сохранился до наших дней: это может быть и сходка авторитетов, и совет старейшин, и контактная группа представителей любых заинтересованных групп (этнических, профессиональных, деловых, спортивных). Ключевое в этом органе вот что: представители кого-то представляют, являются рупорами интересов групп, которые их выдвинули. На заре протестного движения кандидаты фактически представляли только самих себя, сами себя делегировали. Началась гонка за медийность, за цитируемость и упоминаемость, и в итоге все превратилось в дискотеку фриков, а не выборную кампанию.

Модель, которую пытается выстроить оппозиция, – замена супериерарха-модератора Путина на, например, Касьянова

Не мне одному пришла идея вспомнить про опыт КСО – создана новая Демократическая коалиция во главе с бывшим премьер-министром Михаилом Касьяновым. Вроде бы прошлые ошибки учтены: кандидаты хоть что-то собой представляют, коалиция создается не для участия в выборах в "потешный" парламент, а под настоящие выборы 2016 года, да и момент найден более удачный – во время кризиса и смуты перемены более чем возможны. Так что, на первый взгляд, шансов "начать" у Демкоалиции-2015 года на порядок больше, чем у КСО 2012 года разлива. Но уже пришлось поступиться принципом – внутрипартийные праймериз, для того чтобы дать возможность рядовым членам движения высказать свое мнение. Да и внеся в кассу 10 000 рублей, уже нельзя самоделегироваться. Что-то мне кажется: от прямой демократии пришлось-таки вернуться к демократии элит.

Следующая проблема таких органов – малая эффективность. После сложных переговоров удается с большим запозданием скоординировать какие-то действия, которые дают медленное продвижение к результату, удовлетворяющему большинство. Другими словами – после многих усилий все участники такой организации остаются в незначительном выигрыше. Тот, кто играет в компьютерные игры, сталкивался с такой ситуацией: группа админов с равными правами долго и мучительно пытается о чем-то договориться, но потом кто-то один банит всех остальных и получает полный контроль над сервером. Называется эта ситуация дилеммой бандита. На таком принципе построена следственная работа уголовного розыска: кто-то один из бандитов получает преференции и "сдает" остальных. К сожалению, так устроено общество – предательство доминирует над сотрудничеством. Таким образом, в любом координационном совете оппозиции 2.0 или 3.0 выиграет тот, кто первым удачно предаст всех остальных.

Решения этой дилеммы существуют. На корпоративных тренингах была такая игра – договариваться об уровне цен. Если всем договориться о высоких ценах, то у всех прибыль, допустим, по три миллиона; если у всех низкие – то по два миллиона; если все выберут высокие цены, а один – низкие, то он получит максимальную прибыль, а остальные убытки. В качестве решения проблемы предательства мы договаривались об уровне цен при помощи карточек для голосования и потом сдавали их тренеру. В процессе торговли никто не мог поменять цены; получалось, что ведущий выступал в роли модератора. Думаю, какое-то время Владимир Путин исправно играл эту роль, балансируя интересы различных олигархических кланов, что и позволило ему закрепиться у власти. Но и это тоже шаткий механизм: если в нашем случае ведущий всех предаст, то превратится в супериерарха, в диктатора. Он будет определять уровень цен, будет решать, кто какой доход получит. Страна переходит в режим "ручного управления". Дальнейшее развитие – это строительство империи…

Модель, которую пытается выстроить оппозиция, – замена супериерарха-модератора Путина на, например, Касьянова. Задачей такого модератора будет балансировка интересов различных групп, чтобы позиции одних чрезмерно не ухудшались и не улучшались за счет других. В идеальной ситуации эта коалиция не интегрирует в себя самых оголтелых коррупционеров-чиновников и олигархов. Однако, так или иначе, к движению примкнет часть тех, кого сегодня уличает и обвиняет Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. Иначе не будет сильной коалиции, и данная модель – это, по сути, ельцинская модель сдержек и противовесов под присмотром "тяжеловеса" Касьянова. К сожалению, в таких условиях обычно все решения принимаются кулуарно, на основе непубличных договоренностей, а уже потом легитимизуются путем публичного голосования, как во времена коммунистического Политбюро. Фактически произойдет – если произойдет – лишь декоративное обновление элит. С другой стороны, такой процесс может оказаться практически бескровным и не слишком болезненным для широких масс населения.

Возможна ли другая стратегия оппозиции – такая, которая позволила бы не декоративно подправить, а плавно, но твердо направить развитие общества на путь публичной демократии и регулярной сменяемости власти? Если у вас есть соображения по этому поводу – прошу высказаться в комментариях. В следующей статье разберем ваши идеи и обсудим реалистичность различных сценариев.

Арье Готсданкер – израильский бизнес-психолог, эксперт по управлению изменениями

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG