Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оппозиция на выборах и на НТВ


Кадр из анонса "Новых русских сенсаций" канала НТВ

Кадр из анонса "Новых русских сенсаций" канала НТВ

Оппозиция формирует список на выборах в Думу. Канал НТВ формирует передачу об оппозиции с участием сотрудницы "Эха Москвы". В гостях: журналисты Илья Кизиров и Александр Мельман и политолог Валерий Хомяков. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Вокруг оппозиции происходят некоторые события. Во-первых, сегодня она пыталась определить принципы того, как будет формироваться список от оппозиции на выборах в Государственную Думу 2016 года. Во-вторых, фильм НТВ готовится новый завтра, точнее сказать, сюжет в цикле "Русские сенсации" с участием бывшей сотрудницы радио "Эхо Москвы", которая тоже решила высказаться об оппозиции. Я представляю вам наших гостей: с нами мой коллега Илья Кизиров, Илья сегодня побывал лично на этом собрании оппозиции. С нами Александр Мельман, обозреватель газеты "Московский комсомолец", Александр все знает и про оппозицию, и про НТВ, и про сотрудницу радио "Эхо Москвы". Илья, вы там были сегодня с оппозицией. И как вам?

Полная видеозапись программы "Лицом к событию"

Илья Кизиров: Они решили устроить этот форум, который сегодня проходил, в стиле классических американских шоу, как Конгресс Демократической партии.

Елена Рыковцева: С флажками, с криками. А девочки в юбочках?

Илья Кизиров: Девочек в юбочках, к сожалению, я не увидел.

Елена Рыковцева: Девочку в юбочке завтра на НТВ посмотрим.

Илья Кизиров: Во-первых, первая тройка. Одно место в первой тройке уже понятно – это Михаил Касьянов. Об этом было объявлено, по-моему, вчера. И вчера же появилась информация о том, что в списке будут поделены первые три места, то есть без праймериз будут определены первые три места. Сегодня, судя по сегодняшним заявлениям, было определено только одно первое место, его займет действительно Михаил Касьянов. Об этом шли споры в интернете, но даже в кулуарах форума никаких разногласий фигура Касьянова не вызывала. Все идут на базе ПАРНАСа, потому что они могут выдвигаться в Думу, не собирая подписей, благодаря предыдущим успехам партии. Туда также входят "Демократический выбор", Либертарианская партия и ряд демократических сил, поэтому это, собственно, коалиция.

Елена Рыковцева: С нами на связи Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии. Вы, пожалуйста, объясните, можно ли грубо сказать, что, в сущности, в этом списке оппозиции, которая пойдет на выборы, представлены все либеральные силы, кроме партии "Яблоко"?

Валерий Хомяков: Я бы не применял такой термин, как "силы", демократические силы. Я думаю, что здесь лучше говорить о том, что там могут быть представлены, поскольку впереди праймериз и определение списка где-то в апреле, наиболее значимые политики политического спектра, который мы с вами называем либеральным. Я думаю, много вопросов, почему там вряд ли окажется Владимир Рыжков, наверное, там не будет отца и сына по фамилии Гудковы, что, на мой взгляд, очень жаль, достаточно интересные люди. Я думаю, если партия подойдет достаточно серьезно к этому списку, то, наверное, было бы неплохо, на мой взгляд как стороннего эксперта, если бы там оказалась, допустим, Жанна Немцова – это в какой-то степени была бы некая преемственность. Отец был лидером этой партии и признанным лидером, и Жанна как некий продолжатель. Я не знаю, как Навальный, каким боком он там будет участвовать, поскольку ему самому лично в список входить нельзя. Может быть, можно было подумать, к примеру, чтобы включить его супругу. Тут очень много деталей технологических, которые могут в конечном итоге повысить результат, о котором сегодня Михаил Михайлович сообщил. Насколько я знаю, он объявил о том, что потенциально у ПАРНАСа шесть миллионов избирателей, вопрос, как эти шесть миллионов выберут. Главная задача, чтобы очень технологично сформировать и федеральную часть списка, и главное – региональную часть списка.

Елена Рыковцева: Рыжков в каком списке пойдет?

Валерий Хомяков: Не знаю. Я бы хотел его видеть там.

Елена Рыковцева: В этом он не пойдет, в "яблочном" едва ли пойдет, но где-то он, может быть, все-таки пойдет? Можем ли мы пока говорить о двух списках нам известных либеральных – это список ПАРНАСа, который формировался сегодня, и "яблочный"?

Валерий Хомяков: Собственно говоря, да. В первом приближении это действительно так.

Илья Кизиров: Действительно Навальный в списке не проходит, судимость мешает ему, но там будут представлены сотрудники Фонда борьбы с коррупцией от "Партии прогресса", если я не ошибаюсь, Любовь Соболь будет в этом списке и еще ряд сотрудников.

Елена Рыковцева: Правильно ли мы понимаем, что он бы пошел в этом списке, если бы не судимость?

Илья Кизиров: Да, скорее так.

Елена Рыковцева: Можем ли посмотреть, как это происходило?

Илья Кизиров: Да, мы сняли небольшое видео.

Елена Рыковцева: Спасибо за эти съемки, было очень интересно.

Илья Кизиров: Да, это было интересно. И мы в принципе услышали, как будет формироваться список: одно место за Касьяновым, остальное все разбирается на праймериз. Праймериз – это следующий этап этой волны перемен.

Елена Рыковцева: Вам не показалось, что что-то похожее мы видели при формировании Координационного совета оппозиции?

Илья Кизиров: Что-то похожее, с меньшей, наверное, помпой, сейчас они сделали это красивее.

Елена Рыковцева: Александр, как вам понравилась с точки зрения телевидения картинка, которую вы сейчас увидели?

Александр Мельман: Честно говоря, к сожалению большому моему, это какое-то жалкое, немножко душераздирающее зрелище. Мне самому жаль, что это так все происходит. Не знаю, кто в этом виноват. Власть, которая с помощью своего пропагандистского телевидения таким образом формирует мнение об оппозиции, причем мнение не только так называемого народа, электората, но и вообще мы здесь смотрели, почему-то немножечко похохатывали, что и я такой же, мне жаль, что и у меня такая же реакция. Или сама оппозиция, которая выглядит на фоне некоего антуража внутрироссийского и того, что происходит вне наших границ, такая американская заставка выглядит довольно, честно говоря, поверхностно и смешно. И сама оппозиция, к сожалению, всегда легко кивать на власти, говорить, что власти принадлежит телевизор, нас на обочину выкинули, мы теперь маргиналы. Если посмотреть на себя со стороны, если оппозиция посмотрит, что она делает и как она формировалась, какие идеи она выдвигала. Вы упомянули Координационный совет, когда люди были выбраны, я помню, какой был энтузиазм у тех людей, которые ходили выбирать, – это были люди довольно умные, из научной среды. Я им говорил: ребята, они переругаются буквально через несколько месяцев. Ровно так и получилось. Наверное, нужно сделать какой-то серьезный анализ, все проанализировать, почему это происходит. При этом были выборы в московские мэры, где господин Навальный замечательно выступил. Поэтому у меня очень противоречивые чувства. Жаль, что они в основном такие комические.

Елена Рыковцева: Живьем эта необычная картинка, когда такой заводной Касьянов непривычный и т.д., в жизни она производит немножко искусственное впечатление, как в вашем видео, или нет?

Илья Кизиров: Скорее искусственное впечатление. Но, наверное, ролик из этого они слепят красивый. Что касается того, что это смотрится порой забавно, самая забавная фраза, которая там прозвучала, что на выборы пойдут старые люди, старый Зюганов от КПРФ, старый Жириновский от ЛДПР. И тут же выдвигается Касьянов, который, в общем-то... Ну, понятно.

Елена Рыковцева: Валерий, вы как оцениваете ту картинку, которую мы сейчас наблюдали, по звуку, по краскам и по энергетике Михаила Касьянова?

Валерий Хомяков: Для начала это неплохо, продемонстрировали бойцовские качества. Люди говорят о борьбе, что всегда правильно для старта избирательной кампании. Сравнивать праймериз с тем, как формировался Координационный совет, принципиально неверно, поскольку там была совершенно иная технология, там были какие-то квоты, патриоты, либералы, еще кто-то. Здесь совершенно иная технология. То, что они его запускают, то, о чем сказал Алексей Навальный, что мы сами не знаем список, знаем первую тройку, может быть, не более того – это вызывает интерес, в том числе у средств массовой информации, в том числе у потенциальных избирателей. Да, это будет непросто. Я помню, какие были скандалы с праймериз, связанные с выборами в законодательное собрание Калужской области. Но я надеюсь, что эти ошибки, которые были там совершенно очевидные сделаны, они будут учтены. Надо минимизировать эти скандальные ситуации. Я думаю, старт неплохой, посмотрим, что дальше будет.

Елена Рыковцева: Имеет ли смысл оппозиция, когда в ее рядах уже нет, к большому сожалению, Бориса Немцова, спрашивает наш слушатель. Что вы, Александр, скажете, как человек, который наблюдает за этим политическим процессом, хотя и через призму телевизора, где ее нет?

Александр Мельман: Я только что встречался с Леонидом Гозманом, он до последнего времени там был. Еще два человека в виде господина Надеждина и господина Станкевича – это все такая относительная оппозиция, допущенная до телевизора. Бориса Ефимовича Немцова уже давно там не было. Хотя я помню времена, когда он был в программе "К барьеру" у Владимира Соловьева. В последние годы действительно его не допускали, потому что он очень резко, честно и правдиво высказывался о власти, а это делать в телевизоре нашем нельзя. Туда допускают из оппозиции тех, кто понимает правила игры. Тем не менее, я считаю, что белой вороной Борис Ефимович стал именно потому, что его убили. Я не думаю, что власть центральная была заинтересована в этом. Дальше идет некоторое расследование, о котором мы знаем и так далее. То есть это не входило в планы власти устранить этого человека, потому что, мне кажется, когда он был жив, он был не опасен. Власть системно подходила к устранению оппозиции, именно устранению политическому, визуальному, виртуальному и так далее. Это было сделано довольно умно. Но кто-то помешал и убил этого замечательного человека. И он теперь, кстати, как уже неживой, более опасен в чем-то.

Елена Рыковцева: Вы прямо как Путин про Политковскую, один в один.

Александр Мельман: Я не думаю, Борис Ефимович, когда он был жив, он был опасен.

Елена Рыковцева: Я с вами не соглашусь, потому что он очень резкий и очень последовательный критик власти. Те расследования, которые он делал, не делал никто, они были крайне неприятны. Я не знаю, насколько опасны, но то, что они были неприятны – это совершенно очевидно.

Александр Мельман: Очень много делается расследований.

Елена Рыковцева: Не очень много делается расследований.

Александр Мельман: Господина Навального, например. Тем не менее, власть их как бы не замечает. Это такой прием, безусловно.

Елена Рыковцева: Давайте их не будем смешивать. Господин Навальный расследует какие-то вещи, связанные с окружением Путина, этот лупил непосредственно по нему. Вы вспомните названия докладов: "Путин. Итоги", "Путин. Сочи". Там немножко разные все-таки истории их целей.

Александр Мельман: Я не знаю, кто их замечал, потому что все информационное пространство основное для массового зрителя, там этого ничего не было. Есть люди, которые почувствовали в воздухе, что это нужно сделать, они это сделали и устранили главного оппозиционера.

Елена Рыковцева: Пока мы имеем представления о двух списках – это "Яблоко" и список ПАРНАСа. Вот какие ответы мы получили в "Твиттере" от наших читателей на вопрос, кого бы они предложили в первую оппозиционную тройку, если бы они шли одним списком. Один шуточный – Зюганов, Жириновский, Миронов. Я буду читать все фамилии подряд, некоторые мне не знакомы: Мальцев, Краснов, Навальный. Явлинский, Шлосберг, Ширшина. Явлинский, Гнездилов, Шлосберг. Явлинский, Шлосберг, Гудков-младший. И еще несколько таких сочетаний, в которых часто встречается Явлинский, Шлосберг, Гудков. Ни разу, правда, не встретился Касьянов. Но это не слишком репрезентативно.

Валерий Хомяков: Любопытный набор, он в основном связан с известностью этих людей в средствах массовой информации. Конечно, Галина Ширшина хороша была бы не в тройке, а она бы хороша была по северо-западу, в Карелии она известна и не только. Наверное, через пару недель ее снимут с поста мэра Петрозаводска. Есть еще Эмилия Слабунова, она тоже известна в Карелии, очень серьезный человек. Есть серьезные люди на региональном уровне. Например, герой России Михаил Малахов, который был членом СПС, сейчас он отошел от политики. Да, первая тройка очень важна, очень важно, чтобы там были люди, на которых ориентированы разные сегменты либерального электората, я уже назвал, Жанна Немцова, предположим, и кто-то от Навального, чтобы была ассоциация.

Елена Рыковцева: То есть для вас оптимальная тройка – это Касьянов, Жанна Немцова и кто-то от Навального?

Валерий Хомяков: Но очень важны те тройки, которые будут в региональных списках, чтобы человек, который пришел где-нибудь в Рязани или в Казани, он видел: впереди Навальный, а у нас кто? А у нас тоже уважаемый человек. А если он смотрит, что там вроде уважаемые люди, к которым он готов прислушаться, а у себя видит, извините, какого-нибудь придурка, тогда он скажет: да пошли вы куда подальше. Это вещи технологичные, очень тщательно, это тяжелейшая работа, этих людей, которые не просто могли бы, а которые согласились бы войти в этот список. Поэтому работа тех, кто будет заниматься организацией в ПАРНАСе, огромная. Это не пиар – это тяжелейшая организационная работа.

Елена Рыковцева: Только что, уважаемые коллеги, вы увидели анонс сюжета НТВ, который будет показан завтра в программе НТВ "Русские сенсации. Для тех наших слушателей, кто не знает, кто эта девушка, которую вы в нем увидите – это такой аналог Светы Курицыной на радио "Эхо Москвы". На НТВ была Света Курицына, на "Эхо Москвы" была Леся Рябцева. Фамилии у них удивительным образом, фантастическим перекликаются, переходят одна в другую органично. И теперь перетекла еще одна в ту телекомпанию, в которой работала первая из этих двух Курицыных. Но она перетекла пока еще сюжетом, она пока еще не работает там, но в отдельном сюжете она будет участвовать, эта милейшая девушка. Давайте начнем с того, что спросим прохожих на улицах Москвы, знают ли они вообще, кто эта девушка, фамилию которой вы только что слышали.

Елена Рыковцева: Почему мы задаем вопрос, знают ли, что это за человек? Потому что декларировалось руководителем радиостанции, что это такой проект, специально настроенный, заточенный на раскрутку радио "Эхо Москвы", это такая специальная провокация. Когда ему много раз говорили, что это безграмотно, это грубо, это невежливо, это некорректно, самое главное, непрофессионально то, что делала эта девочка, он говорил, что зато это привлекает внимание к радиостанции, и это нам приносит новую аудиторию. Это была в каком-то смысле палка о двух концах, потому что я не знаю, что это им приносило, но то, что это унесло от них известных авторов, таких как Борис Акунин, ушел Сергей Корзун, сооснователь, со своей программы с "Эха", ушли еще какие-то уважаемые блогеры и увели с собой часть аудитории.

Александр Мельман: Господин Касьянов обиделся и тоже на какое-то время ушел.

Елена Рыковцева: За что он и получит завтра из эфира НТВ, за свои уходы от Леси Рябцевой. Вот этот пиар обернулся анти-пиаром. С вопросом, чего было больше для радиостанции, пользы или нет, наверное, когда-нибудь будут разбираться психологические медиа-эксперты. Как вы считаете, Валерий, вот эта полуанекдотическая история с Рыковым, с кремлевским пиарщиком, который заявил, что так они внедряют шпионов на радиостанции, наверное, это фейк, наверное, это бред, наверное, это смешно, но тем не менее, как вы отреагировали на эту историю с политологической точки зрения?

Валерий Хомяков: Чисто по-человечески, я бы сказал по-мужски – сдали Алексея Венедиктова. Он вляпался, вляпался серьезно, ушли люди достаточно интересные. У меня теперь один вопрос к Алексею: у него хватит сил покинуть пост главного редактора, покаяться перед тем же Сергеем Корзуном, попросить его вернуться, если не на должность главного редактора, то хотя бы в эфир этой передачи или нет. Вот это, что касается этой истории. Что касается анонса, там явно все, по-моему, слишком резко сказано: тайны об оппозиции знает эта девочка по фамилии Рябцева. Не знает она этих тайн, тем более всех. Это просто желание привлечь зрителя, побороться за рекламу и так далее. Я думаю, никаких тайн она серьезных не откроет, оценочные суждения об отдельных людях, будто то Навальный, Ходорковский, Касьянов, кто-нибудь еще – это ее личное мнение. Последнее в связи с завтрашней передачей, я представляю этот анализ, который там будет, это вряд ли ударит по репутации оппозиции в целом, демократической оппозиции я имею в виду, поскольку все прекрасно понимают, тот электорат, о котором, в частности, говорил Касьянов, их там 6 или 5 миллионов. Они либо не смотрят такое, либо в очередной раз это сконсолидирует электорат вокруг демократической коалиции. Поэтому это тоже будет палка о двух концах. Я думаю, что подобного рода акция – это может быть некое желание раскрутить Лесю Рябцеву до Светы из Иваново или что-то в этом духе.

Елена Рыковцева: Свету нужно еще догнать и перегнать – это не так просто, Света много труда вложила в то, чтобы достичь своего уровня известности. Я думаю, что если бы мы провели такой же опрос про Свету Курицыну на улице, конечно, у нас было бы гораздо больше людей, которые ответили бы, что они ее знают.

Александр Мельман: Но ее больше нет на телевидении, ее забыли. Попользовались на канале НТВ и выбросили к себе домой, и до свидания.

Елена Рыковцева: Что вы скажете об этой истории с точки зрения медиа-бизнеса, медиа-раскрутки? Берется такой способ привлечения аудитории шокирующий, эпатирующий, и в конце концов мы приходим к этому результату.

Александр Мельман: Пока я не увижу, что получилось в результате, я не буду окончательно делать какие-то выводы. У меня какая-то давняя история отношений с Лесей, начиная еще с тех пор, как она, будучи помощницей Алексея Венедиктова, приглашала меня на эфиры. Потом я прочитал некие интервью, высказывания, и мне это, честно говоря, было очень симпатично, как-то близко, как-то я тоже немножко Леся Рябцева в этом смысле. Я ей желал удачи. Мы с Алексеем Венедиктовым говорили, о многом говорили и о ней тоже, как-то я принял отношение Венедиктова к этой девочке, понимал Алексея Венедиктова, для чего ему это нужно, я ему абсолютно доверял и верил в этом смысле. Они мне была интересна в своем развитии. Все, что она писала по поводу оппозиции у себя в блоге – это, мне кажется, допустимо, это ее точка зрения. Другое дело, я вспоминаю наш советский фильм "Москва слезам не верит", героиня говорит: "Говори то, считаешь нужным – это сейчас называется точкой зрения". Вот примерно Леся такая и была, она у меня вызывала симпатии. То, что вдруг она сначала ушла, хотя говорила, что уйдет через несколько лет, а теперь вдруг оказалась на этом канале абсолютно пропагандистском, абсолютно прокремлевском "газпромовском" канале НТВ, где выходили все эти "Анатомии протеста", вот этого я не понимаю. Потому что одно дело писать у себя в блоге про господина Касьянова, господина Навального и так далее, что я считаю, совершенно нормально и в пределах правил, высказывает человек свое отношение, свободу слова никто не отменял на "Эхе Москвы", я надеюсь. Другое дело оказаться в этом антураже, когда явно понимать нужно, что тобой пользуются, значит сомнения у меня вызывает персона госпожи Рябцевой в этом смысле. Но надо окончательно это посмотреть и тогда я сделаю выводы, был ли это такой лазутчик, свой игрок в чужой команде, как пишут теперь, или что-то другое. В любом случае появление в такой программе – это слишком, такого, мне кажется, для нормального приличного человека быть не должно.

Елена Рыковцева: Я хочу вас поправить, ведь эпатировали не тексты ее. Я знаю, что вы тоже любите эпатировать аудиторию, все шагают в ногу, а я, Александр Мельман, не в ногу. Но вы это делаете грамотно с профессиональной точки зрения. Там в этой ситуации я понимаю, что раздражало людей в сетях, в сообществе – это то, что это было крайне беспомощно с точки зрения журналистской.

Александр Мельман: Это ваше оценочное суждение. Она девочка растущая, ей только 23 года было на тот момент.

Елена Рыковцева: Может быть, эту деляночку надо было задвигать в тот уголок, в котором этот цветочек будет расти более органично, чем на огромной клумбе в центре этой дачи. Думаю, что с этим была проблема восприятия качества писаний – с их подачей такой развернутой и шумной.

Александр Мельман: Если почитать, что другие люди, качественные журналисты пишут у себя в блогах, наверное, там есть, с чем сравнивать, Леся Рябцева даст сто очков вперед некоторым из них.

Елена Рыковцева: Вам известно это имя, Илья?

Илья Кизиров: Конечно, известно. Наверное, после нескольких ее эфиров я выключил кнопку "Эхо" в машине у себя. Это было грубовато, невежливо.

Елена Рыковцева: Я это могу понять. Выключились не только слушатели, как Илья, выключились гости, которые отказались ходить в такого рода эфиры. То есть с точки зрения пиара вы не считаете, что это добавило?

Илья Кизиров: По крайней мере, в моем случае это не сработало.

Елена Рыковцева: Валерий, у вас создалось впечатление, что заканчивается история взаимоотношений со станцией или это еще не конец?

Валерий Хомяков: Я думаю, да, начинается какая-то новая история. Я думаю, попользуются немножко, а потом отправят, откуда она приехала. Таких историй было много, когда человек всплывал, неважно, на предательстве, на провокациях, был всем интересен, за ним журналисты бегали, а потом он уходил и переставал быть интересен. Я думаю, немного осталось нам слушать Лесю Рябцеву, будь то НТВ или что-то еще, может быть до конца избирательной кампании, не больше.

Елена Рыковцева: Как вы считаете, эти два события связаны, сегодняшнее собрание по части формирования принципов списков оппозиции и завтрашняя передача или это случайное совпадение?

Валерий Хомяков: Нет, это совпадение совершенно случайное, на мой взгляд, просто так совпало. Начало старта избирательной кампании, поэтому начали с этого, что оппозиция у нас такая, сякая. На кого это повлияет? На электорат Демократической коалиции, ПАРНАСа никакого влияния просто не окажет.

Елена Рыковцева: Вы тоже считаете, что такие фильмы и шоу, которые открывают избирательную кампанию, едва ли с точки зрения электоральной играют какую-то роль?

Александр Мельман: Я свое отношение к оппозиции, то, что я сказал в начале, подтверждаю, поэтому то, что на сегодняшний момент, мне кажется, нельзя дискредитировать, потому что этого нет пока, то и не подвергается этому дискредитированию. Другое дело, что бюджет на канале НТВ хороший, деньги выделены, вот фильм и появляется. Действительно он появляется как раз вовремя. Что он ни на кого не повлияет – это безусловно. Наша тусовка, извините, будет об этом некоторое время говорить. Спасибо, такой хлеб нам дают, и мы его немножко пожуем.

Елена Рыковцева: Конечно, а как же. Что же касается мнения слушательницы, которая нам только что позвонила, то Александр брал интервью у Алексея Венедиктова на эту тему. Поделитесь.

Александр Мельман: "Эхо старика Рябцева" – такое интервью. Мы что, разбираем личное дело господина Венедиктова? Господин Хомяков говорит, что он должен чуть ли не подать в отставку, покаяться. С чего это вдруг? Во-первых, у всех бывают ошибки. Была ли это ошибка, мы пока еще не знаем. Алексей Венедиктов пока не комментирует новые взаимоотношения с госпожой Рябцевой.

Елена Рыковцева: Какие новые отношения?

Александр Мельман: То, что она ушла.

Елена Рыковцева: Мы тоже звонили сегодня Алексею, чтобы он участвовал в нашем эфире, но у него не нашлось такой возможности. Газете "Комсомольская правда" он прокомментировал все, что касается рыковских предположений. Он говорит, что это чистый светлый человечек, ничего подобного такому, как быть засланным казачком, он в это не верит. Ушла и ушла делать проект.

Александр Мельман: Это очень хорошо говорит об Алексее Венедиктове, к которому я отношусь с большим уважением и хочу всегда его защищать в любой ситуации, хотя у нас с ним довольно непростые бывали отношения. Это его право, кого приближать, кого проталкивать, кого пиарить, с кем работать, – это абсолютно внутреннее право "Эхо Москвы" и главного редактора. Он так делал, дай бог ему здоровья. Случилось может быть не то, чего он хотел, так бывает в жизни. Это жизнь, взаимоотношения людей очень сложные.

Елена Рыковцева: Валерий, уговорил вас Александр, что не нужно сердиться на эти слабости?

Валерий Хомяков: Я считаю, что Венедиктов совершил принципиальную грубейшую кадровую ошибку, в результате этой ошибки случился уход людей, которые действительно были лицом "Эха". Люди, совершающие в своем коллективе такие кадровые ошибки, задумываются – а не уйти ли мне в отставку, чтобы не сгубить окончательно эту радиостанцию.

Елена Рыковцева: Вы не уговорили друг друга. Александр не согласен с этим, он не считает это ошибкой.

Александр Мельман: Потому что это личное дело господина Венедиктова. Мы посмотрим, что будет завтра, если я сам сделаю вывод, что так человек поступает, находясь в эфире четвертой кнопки, абсолютно прокремлевской, то я выскажу свое мнение. Пока я до конца не хочу это делать.

Елена Рыковцева: Я хочу закончить на том, что мы очень любим радиостанцию "Эхо Москвы", чтобы не создалось впечатление, что у нас какие-то к ней претензии. То, что мы не слишком одобряем один из кадровых выборов руководителя этой компании, ничего не говорит. Поэтому будь здорова, станция "Эхо Москвы", у вас все будет хорошо, дорогие коллеги.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG