Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли жить без санкций против себя?

Яков Кротов: У нас в гостях люди верующие и так или иначе связанные с медициной. Это Галина Масленникова, директор Института семьи, психотерапевт; священник и психолог, отец Евгений Пискарев и терапевт, врач общей практики Анастасия Тарасова.

Каждый год в это время у людей встает вопрос – как встречать Новый год? Вокруг рекой льется шампанское, салат оливье, шпроты, а у девяти десятых населения России идет рождественский пост. Это те девять десятых, которые в анкетах, как правило, отвечают: "Я в Бога не верую, но я - православный". Для них вопрос о воздержании особенно критичен. А верующему человеку даже часто некогда поститься... И тогда встает вопрос о смысле воздержания, ведь пост – разновидность воздержания. Попробуем понять глубокие внутренние, психологические основы воздержания. Воздержание – это для себя, для людей для Бога или все сразу?

Галина Масленникова: Я бы сказала, что воздержание – это путь к свободе. Это для себя. Это не подчинение импульсу, а управление импульсом.

Верующему человеку даже часто некогда поститься

Яков Кротов: Означает ли это, что в природе нет воздержания?

Галина Масленникова: Есть.

Яков Кротов: Но тогда это не относится только к свободе. Свобода – это не природное.

Галина Масленникова: В природе нет воздержания в пище, конечно. Лев, если найдет пищу, не будет обращать внимания, в какое время года он поймал теленка. Если говорить о сексуальном воздержании, то тут другие факторы.

Скажу про три уровня нервной деятельности – на уровне спинного мозга, рефлекса и инстинкта продолжения рода. Если тот же лев оказался в ситуации, способствующей продолжению рода, то есть рядом с ним - самка, которой он добивался, в репродуктивной фазе своего периода, тогда все остальные пункты не учитываются, он сделает все, чего требует инстинкт.

Евгений Пискарев: А если приходится выбирать, происходит борьба мотивов?

Галина Масленникова: Есть пищевой инстинкт. Я не знаю, например, у льва мотивов воздержаться от пищи по каким-то другим причинам, кроме опасности.

Рождественский пост – это огромная проблема для многих жителей России

Яков Кротов: Когда мы читаем толкователей Священного Писания и рассказы о грехопадении, то там ведь лейтмотив такой, что плод (имелся в виду, видимо, гранат) – символ еды, но это и символ сексуальной невоздержанности. То есть еда и секс в данном случае не то что взаимозаменяемы, они - синонимы. И рождественский пост – это ведь огромная проблема для многих жителей России. В Западной Европе или в Америке православные на эти темы даже не очень думают. А в России это большой вопрос: допустима ли в пост интимная жизнь? И это идет в пакете – секс и еда. С точки зрения врача, это близкие понятия?

Анастасия Тарасова: Рассматриваются ведущие инстинкты…

Галина Масленникова: Это соотносимые по силе инстинкты – инстинкт самосохранения и инстинкт продолжения рода, и еда обслуживает один инстинкт, а сексуальность – другой.

Анастасия Тарасова: Когда один начинает превалировать над другим, он и становится ведущим, доминирующим. Однако мне кажется, что инстинкт самосохранения будет на первом месте, а на втором - инстинкт продолжения рода. Нельзя отделить одно от другого, и одно идет за другим. Хищник наелся – дальше он продолжил свой род. Потом возник голод. И так далее.

Это соотносимые по силе инстинкты – инстинкт самосохранения и инстинкт продолжения рода, и еда обслуживает один инстинкт, а сексуальность – другой

Галина Масленникова: Я бы добавила, что инстинкт продолжения рода – это продолжение инстинкта самосохранения, только в следующих поколениях. Инстинкт самосохранения – здесь и сейчас моя жизнь, а инстинкт продолжения рода – инстинкт самосохранения моего рода, моего «я» (если говорить о человеке) в следующих поколениях.

У нас есть следующий уровень – субкортикальные центры, то есть те центры, которые обеспечивает побуждение к волевому импульсу. Это может быть желание, влечение, ориентация на удовольствие, на насыщение. И можно поддаться этим импульсам.

Яков Кротов: А человек начинается, когда он не поддается?

Галина Масленникова: Да. И следующее – это уже кора головного мозга, это высшая нервная деятельность. И вот эти импульсы - волевые усилия человека - как бы являются материалом для того, чтобы создать умиление, восхищение, творчество, восторг… Вы можете восхищаться прекрасной женщиной, но не вожделеть ее.

Яков Кротов: На дворе рождественский пост!

Галина Масленникова: Восхищение в пост допустимо, а вот вожделение…

Яков Кротов: А в чем разница?

Галина Масленникова: Здесь три уровня. И свобода заключается в том, что человек может сдержать первые два уровня ради третьего, ради какой-то цели. И все-таки самая главная цель для человека – свобода. Человек рожден быть свободным.

Анастасия Тарасова: И эти три уровня по времени возникновения… Есть более древние. Вот кора – это самое новое образование, и она как раз обладает сдерживающими функциями.

Яков Кротов: Тогда от имени широких атеистических масс ставлю вопрос ребром: верующие, вы что, все больные, что ли? Свобода – это значит, себя искалечить, не есть, не пить, не спать, становиться на колени, биться лбом об пол? Тогда вся религия – это что, свобода? Принести жертву, сломать, сжечь, от чего-то отказаться… Это не свобода!

Все-таки самая главная цель для человека – свобода. Человек рожден быть свободным

Галина Масленникова: Целесообразность. И тогда можно сказать еще о трех уровнях. Сначала человек – существо, способное преобразовывать реальность, преобразовывать то, что есть в природе, преобразовывать информацию. И он может использовать в своих преобразованиях все, что угодно, кроме другого человека. Второй уровень – это индифферентность. То есть, если я не могу изменить ситуацию, то я в нее не вмешиваюсь. И третий уровень – это максимализм. Если я могу изменить ситуацию, я сделаю по максимуму все, что приведет меня к моей конечной цели.

И на всех этих уровнях стоит главная человеческая цель. Для человека верующего главной целью является соединение с Богом, выполнение воли Бога. Для человека неверующего все равно есть какой-то уровень, более низкий, может быть, но тоже есть цель. И все равно и воздержание, и управление этими импульсами подчиняются какой-то цели. Если у человека нет цели, то он - раб этих импульсов.

Яков Кротов: Замечательный православный мыслитель Николай Зернов в эмиграции, уже в 40-е годы выпустил книжку "Русский религиозный ренессанс". Он писал, что неверующая, секулярная русская интеллигенция воспроизводила церковный идеал, и, прежде всего, это был идеал воздержания. То есть не кутить, не быть мещанином, жить аскетически - наверное, как Рахметов, герой романа Чернышевского «Что делать?».

Евгений Пискарев: А ради чего?

Яков Кротов: Ради людей, ради спасения народа, ради искупления вины. Ведь многие из них были из дворян.

Евгений Пискарев: И они испытывали чувство вины?

Яков Кротов: Да, конечно! Это воспоминания всех народовольцев, это общее место. Над этим сейчас принято, скорее, смеяться. Но, с другой стороны, вот сегодня в России – такое же резкое классовое расслоение, как полтора века назад: у одних - "Ламборджини" и контрабандная черная икра, а другим 6 тысяч рублей надо растянуть на месяц. И я думаю, что если у детей тех, у кого "Ламборджини", будет чувство вины, то это будет не греховно. И если они что-нибудь раздадут и от чего-то воздержатся, - это что, будет плохо?

Анастасия Тарасова: Тогда нужно классифицировать воздержание: например – вынужденное и добровольное.

Яков Кротов: А по совести – это вынужденное или добровольное?

Анастасия Тарасова: Совесть – это действие коры. Конечно, добровольное!

Яков Кротов: Изначальный смысл поста лучше всего сохранился у мусульман. Это не то что бы «ты не ешь мяса», а иудейский пост, исламский пост – «ты не ешь до звезды, а вечером ешь». И то, что ты сэкономил на еде, ты раздаешь нищим. То есть тут есть социальный смысл, это чувство вины, это совесть.

Анастасия Тарасова

Анастасия Тарасова

Анастасия Тарасова: Тогда классификацию можно развивать дальше: индивидуальное воздержание (наедине с самим собой) и общественное. То, о чем вы говорите, это воздержание немножко напоказ.

Яков Кротов: А рождественский пост – это что?

Анастасия Тарасова: А это смотря как человек для себя примет. Я могу индивидуально поститься, а могу…

Галина Масленникова: Это подготовка к празднику.

Яков Кротов: Вот почему люди там болезненно воспринимают расхождение в датах Рождества и Пасхи? 40 дней предшествуют празднику, как исход из Израиля. Отсюда этот 40-дневный пост. И люди болезненно воспринимают рассинхронизацию своего воздержания с чужим.

Для человека верующего главной целью является соединение с Богом, выполнение воли Бога

Галина Масленникова: Это действительно очень трудно. Хотя никто точно не знает, когда родился Христос – 25 декабря или 6 января.

Яков Кротов: Но почему тогда человеку важно, что воздержание может быть не только личным, но и коллективным, напоказ?

Анастасия Тарасова: Если у тебя нет склонности к коллективизму, то ты будешь сидеть дома, поститься и молиться в одиночку. Если человек приходит в церковь, значит, у него есть в этом потребность.

Евгений Пискарев: Человек – существо социальное.

Яков Кротов: Человек синхронизирует свою жизнь с чужой. Например, мы празднуем Рождество 7 января, до этого мы воздерживаемся от молока, мяса и рыбы, а атеист говорит: о, да это уже лицемерие, формализм и автоматизм!

Евгений Пискарев: А какое ему дело, от чего я воздерживаюсь?

Анастасия Тарасова: Атеиста напрягает публичное выражение? Но это мое личное дело, я это делаю у себя дома.

Яков Кротов: Напрягает наша коллективная религиозность.

Галина Масленникова: А атеиста не напрягает коллективное "мы болеем за "Спартак"" или "мы болеем за "Динамо""? Это команда. Мы – болельщики Иисуса Христа. Мы имеем право за него болеть.

Яков Кротов: Но как меня напрягает, когда в метро болельщики кричат и улюлюкают…

Если у человека нет цели, то он - раб импульсов

Галина Масленникова: А это уже границы, в которых мы выражаем свою солидарность.

Яков Кротов: Ну, да, кто-то кричат: ""Спартак" – чемпион", а кто-то кричит: "Христос воскресе". У кого-то бело-красный шарф, а у кого-то крест Господень.

Галина Масленникова: Человек – существо социальное, ему нужно быть в команде. И если там расходится по датам, то есть команда мусульман, команда католиков, команда православных. Бог один, а вера у каждого своя.

Яков Кротов: Возьмем другое дело – интимную жизнь. Как тогда сочетать то, что кто-то рождественским постом воздерживается от супружеских отношений, а кто-то - монах, он воздерживается целый год. Они что, в разных командах?

Галина Масленникова: Речь не идет о том, что они в разных командах. Нет единого предписания для монахов и для всех верующих. И главное в посте – не диета, не сексуальное воздержание, а любовь - во имя чего все это. Если это во имя любви, то это имеет смысл.

На заре моего христианства, когда я еще была религиозным фанатом, в Страстную пятницу мне довелось оказаться в доме одной простой деревенской женщины, которая очень серьезно постилась, сама сидела на хлебе и воде, а для меня, зная, что я приехала из голодного края, она специально пошла на рынок и приготовила мясо. Мало того, что Великий пост, я еще в то время была вегетарианкой, то есть у меня запах жареного мяса вызывал просто физическое отвращение. Но я подумала, что любовь важнее, и ради любви я съела все, что она мне приготовила. И я не считаю, что этим я нарушила пост. Я даже не каялась в этом.

Человек – существо социальное, ему нужно быть в команде

Однажды, опять же, в Великий пост, мы были с моим духовником на конференции, и после нее был банкет в ресторане. Но за нашим столом все были верующие, все заказали себе травки, и я тоже. А мой настоятель говорит: "У тебя пост целый год. Когда ты в последний раз ела мясо?" Я говорю: "Я не помню". – "Вот этой даме, пожалуйста, мяса". (смеется) И, опять же, это была Страстная пятница. Но это был священник, мой настоятель, мой духовник, и тут я из послушания съела это мясо. Ведь сама диета не является главной, а главное - ради чего происходит воздержание или даже его нарушение.

Яков Кротов: Я правильно понимаю, что воздержание не вредно, с точки зрения медицины?

Евгений Пискарев: Смотря, в каком объеме.

Яков Кротов: В объеме рождественского поста.

Анастасия Тарасова: А от чего воздерживается человек?

Яков Кротов: Молоко, мясо, рыба, интимная жизнь.

Анастасия Тарасова: Сколько ему лет? Какое у него здоровье? Какой образ жизни он ведет?

Яков Кротов: И где границы?

Анастасия Тарасова: В том-то и дело, что границы очень индивидуальны.

Яков Кротов: В церковном уставе, кажется, нет границ.

Галина Масленникова

Галина Масленникова

Галина Масленникова: Но даже в церковном уставе есть ограничения по возрасту… Я говорю о Католической церкви, о том, кто освобождается от поста.

Евгений Пискарев: Есть практика.

Галина Масленникова: Да, в практике освобождаются от поста дети до 7 лет и старцы после 60-ти.

Яков Кротов: Я протестую! Какие старцы в 60 лет? (смеются)

Галина Масленникова: Они не обязаны поститься, но имеют право на пост.

Есть здравый смысл, и он должен тебе подсказать, где границы твоего воздержания. Безудержное воздержание – это тоже очень плохо

Анастасия Тарасова: Есть здравый смысл, и он должен тебе подсказать, где границы твоего воздержания. Безудержное воздержание – это тоже очень плохо.

Яков Кротов: Монашество – это безудержное воздержание?

Галина Масленникова: Вот про монашество я бы сказала отдельно. Поскольку мне очень много приходится работать с монахами, с католическими священниками, которые живут в целибате, то есть в безбрачии, я заметила, что именно они сохраняют поло-ролевые признаки лучше всех остальных. Сейчас в нашем мире происходит смешение, уже бывает трудно отличить мальчика от девочки, мужчину от женщины, одежда – унисекс, поведение… Монахи и священники умеют главное – управлять сексуальным импульсом.

Если позволите, я расскажу о функциях секса - их четыре, и там нет главной, они все связаны между собой. Одна из них – детородная, но у человека она не является главной, для него очень важна психоэмоциональная составляющая. Зачатый плод должен быть не только рожден, но и выращен до 18 лет, когда он сможет жить самостоятельно. Еще есть социальная функция. Ради чего, например, подростки вступают в ранние связи? Не только потому, что у них играют гормоны, а потому, что "У Васьки из соседнего подъезда было уже пять девочек, а у меня - только две". Это социальная функция – догнать Ваську из соседнего подъезда.

Яков Кротов: Но Васька же врет! (смеются)

Галина Масленникова: Конечно, врет, но попробовать хочется. У них есть потребность в информации и в социализации. Если брать взрослых, то например, в любой анкете при приеме на работу есть графа «семейное положение». Если семейное положение "женат", то человек считается более надежным, то есть тут тоже социальная функция.

И конечно, удовольствие. Если бы не было этой функции, наверное, продолжение рода давно бы уже прекратилось. Если бы, например, чтобы зачать ребенка, нужно было прорыть траншею или наколоть дров… (смеются)

Монахи и священники умеют главное – управлять сексуальным импульсом

И вот эти четыре функции в полноте реализуются не у всех монашествующих и священников. Когда я спрашиваю священника: "Какова главная функция целибата?" – они начинают говорить какие-то богословские истины. Но главная функция целибата – продолжение рода. Если священник, отказавшись от своей личной сексуальности, не участвует в продолжении рода, то эта жертва не имеет смысла. То есть он должен помогать тем, кто не может или не хочет зачать или родить. Он должен помогать укреплению семьи, в которой зарождается жизнь. Если священники и монашествующие отказываются от этой функции и останавливаются только на каких-то своих истинах, то для них это будет разрушительно. Но священники и монашествующие, которые участвуют в детородной функции своей паствы, сохраняют свою мужественность. Почему девушки часто влюбляются в священников? Потому что они являют собой образцы мужественности, отцовства. Именно воздержание, периодическое или систематическое, дает им силу. Они умеют контролировать свои импульсы. Эта сила притягивает остальных

Яков Кротов: Что, женатый человек не может помочь? А как быть с принципом апостола Павла, что тот, кто был испытан, может помочь тому, кто проходит испытание?

Евгений Пискарев: Тут идея посвящения. Священник посвящен пастве, он - ее отец. Важно посвятить свою жизнь. Если я посвящаю свою жизнь потреблению, то это опасная ситуация. Есть же вдох и выдох, и важно понять, что я беру и что отдаю, каков баланс.

Яков Кротов: А что значит – посвятить жизнь потреблению?

Евгений Пискарев: Мне дано, я дышу, и с меня никто не требует платы.

Галина Масленникова: Есть даже такие слова – «духовные потребности». Можно и это потреблять.

Священник посвящен пастве, он - ее отец

Евгений Пискарев: И вот если в плотских потребностях есть перенасыщение, то в духовной сфере, видимо, этого нет. Хотя бывает по-разному.

Яков Кротов: А вот этот период неофитства, когда человек может целыми днями ходить по храмам, читать акафисты, не есть, не спать, воздерживаться от всего… И через полгода он станет таким атеистом, что Невзоров отдыхает!

Евгений Пискарев: И это может быть. Важно осознавать, что происходит.

Яков Кротов: Тогда вопрос от Льва Николаевича Толстого, из "Анны Карениной". Ведь его роман, как и вся его мысль, в огромной степени вертится вокруг того, что он страшно сочувствует женщине как существу, которое превращено в родильный автомат. Там, мне кажется, один из узловых моментов, когда одна героиня, родившая кучу детей, ставшая уродливой, встречает свою ровесницу Анну и вдруг узнает от нее… там идет такой подцензурный текст, но ясно, что ей вдруг объяснили, что можно и не рожать, есть такой способ. И у нее открываются глаза на мир, она чувствует ту самую свободу. Прошло полтора века, совершилась сексуальная революция, и в ее основе – противозачаточные средства. Вот она, свобода. И это, в то же время, - воздержание от деторождения.

Галина Масленникова: И в то же время, все противозачаточные средства – это рабство. Это подчинение импульсам. Дело в том, что детородная функция дана человеку в очень маленьком объеме. Есть 12 часов в цикле, когда женщина может зачать, и есть до 10 дней совместной плодности мужа и жены. 10-дневное воздержание в цикле не является трагедией, и, если супруги не хотят зачать, то они могут узнать эти дни и воздерживаться только в эти дни.

Яков Кротов: Это то, что называется «естественное планирование».

Анастасия Тарасова: Но, к сожалению, оно работает только в половине случаев.

Все противозачаточные средства – это рабство. Это подчинение импульсам

Галина Масленникова: Нет, оно не работает у тех, кто не знает. Все врачи проходили курс контрацепции, и там была одна страничка – "естественное планирование семьи". Там излагается метод Огино-Кнауса, который одновременно изобрели две доктора – японец Огино и австриец Кнаус. Это был 1928 год. С тех пор исследования в этом направлении продолжались, и на сегодняшний день существуют различные модификации методов распознавания плодности. Существуют научные школы, но их не так много – австралийская школа, американская школа "Лига «Супруги - супругам»", а также английская, итальянская, польская и австрийская школы.

И существует Европейский институт семейного образования, в котором раз в год собираются специалисты, рассказывают о новых достижениях. Гормональные контрацептивы дают показатель Перля – единичка. Это значит – 1 незапланированное зачатие на 100 супружеских пар в течение года.

Яков Кротов: Но воздержание – это мужская проблема. Почему женщина должна об этом заботиться?

Евгений Пискарев

Евгений Пискарев

Евгений Пискарев: Тут все совместно. Интимные отношения подразумевают взаимность, и когда в эти отношения внедряются идеи планирования, это уже нарушает какой-то естественный ход событий.

Яков Кротов: Воздержание в природе естественно или противоестественно?

Евгений Пискарев: Бывает естественное воздержание. Большое животное воздерживается от пищи, это биологический факт.

Человек воздерживающийся, постящийся говорит себе, Богу и окружающим, что он нуждается в выздоровлении

Яков Кротов: То есть в этом смысле человек воздерживающийся, постящийся говорит себе, Богу и окружающим, что он нуждается в выздоровлении.

Евгений Пискарев: Да. Вот постящееся животное каким-то образом ощущает, что лучше воздержаться. Это неосознанный механизм, но "по плодам узнаете их". Получается, что это ради здоровья, хотя вряд ли какое-то животное осознает это.

Анастасия Тарасова: Они еще иногда уходят от сородичей - когда понимают, что больны, что могут заразить.

Галина Масленникова: Животные не совокупляются с самками, когда те находятся в не детородной фазе, они их не замечают. Они не замечают и кастрированных самок, потому что у них работает только инстинкт продолжения рода. А наши мужчины вынуждены жить с неплодными самками, которые пьют гормональные таблетки.

Анастасия Тарасова: Но это, кстати, не работает с мартышками. У мартышек как раз есть неуемный инстинкт.

Яков Кротов: А мужское противозачаточное средство, презервативы - они естественны или противоестественны?

Галина Масленникова: Противоестественны.

Яков Кротов: Тогда что мы включаем в понятие естественного? Ботинки естественны или противоестественны?

Галина Масленникова: Ботинки естественны. Они не препятствуют вашей функции ходьбы, а помогают вам.

Яков Кротов: А естественное планирование разве не препятствует продолжению рода?

Галина Масленникова: Любая контрацепция – это искусственное бесплодие, временное или постоянное. Монашество – они остаются плодными, они не препятствуют зачатию.

Яков Кротов: А искусственное воздержание по циклам препятствует зачатию? Да. Оно естественно? Нет.

Галина Масленникова: Оно естественно. 100-процентных средств не существует. И естественное воздержание тоже не является 100-процентным средством. Саре, жене праведного Авраама, было 90 лет, и как написано в Библии, физиологически она была неплодна. Но у нее родился Исаак.

Анастасия Тарасова: Но я бы не сказала, что это чудо. Действительно, бывает: женщина думает, что у нее давно климакс, а потом оказывается, что она беременна.

Любая контрацепция – это искусственное бесплодие, временное или постоянное

Галина Масленникова: Если у супругов, которые используют естественное планирование семьи, происходит зачатие, они воспринимают это как чудо. Если презерватив, то это дырочка в презервативе.

Яков Кротов: Тоже чудо! Чудеса бывают разные.

Галина Масленникова: Совершенно верно. Я один раз была в православном храме. Там не знали, что я католичка, и я присутствовала на занятиях на эту тему, их вела матушка. И она говорит: "Мы не то, что католики, которые с карандашом и графиком пытаются обмануть Бога. Вот Бог захотел Нюрку и сделал дырочку в презервативе. Нюрка, где ты?" Прибегает девочка лет пяти. "Захотел Ваську – еще одну дырочку в презервативе сделал. Васька, где ты?"

Это дырочки в презервативе - чудо! Мы никого не обманываем, но дырочка в презервативе – это сбой технологии. Зачатие в естественном цикле – это чудо, реальное чудо, потому что здесь нет никакой технологии. Ребенок будет или плодом сбоя технологий, пусть даже дырочки в презервативе, сделанной самим Богом, или он все-таки будет чудом…

Анастасия Тарасова: Но ведь этот метод – продукт работы многих ученых с 1928 года! Это тоже технология.

Галина Масленникова: Этот метод впервые упоминается в Библии, в Книге Левит, конец 5-ой главы.

Дело монаха – молиться о своих грехах

Яков Кротов: Но если вернуться к теме, то воздержание бывает естественное, а бывает сверхъестественное. Вот православный монах, который дает пожизненный обет не есть мяса, - это естественное, сверхъестественное или противоестественное?

Галина Масленникова: Разница между сверхъестественным или противоестественным - в цели: ради какой цели это делается – ради любви или ради показухи. Или ради гордыни, чтобы показать – «вот какой я»…

Яков Кротов: И человек с презервативом избегает деторождения, и человек с карандашом - тоже. И монах избегает деторождения.

Евгений Пискарев: Ради того, чтобы стать отцом другим!

Яков Кротов: Нет, извините, если говорить уж совсем жестко, по-православному, то монах не имеет права быть учителем людей, он отрекается от мира.

Евгений Пискарев: Я имею в виду священника.

Галина Масленникова: Но он может молиться за эти семьи.

Яков Кротов: Вообще, дело монаха – молиться о своих грехах.

Галина Масленникова: Не только о своих, но и о наших тоже.

Яков Кротов: Если человек воздерживается от деторождения, он воздерживается от цели или нет?

Галина Масленникова: Смотря, ради какой цели он воздерживается. Иногда это бывает необходимо. Например, зачатие может наступить на 21-ый день после родов. Но разве нормально рождать по два раза в год?

Анастасия Тарасова: Не очень, конечно.

Яков Кротов: Поговорим про цель воздержания. Социологические исследования подтверждают: женщина хочет быть личностью, и поэтому она воздерживается от деторождения. Ее цель – освободиться, чтобы реализовать себя, как это столетиями делали одни мужчины. Простейший пример – Мария Кюри-Склодовская.

Анастасия Тарасова: Да. И таких много примеров.

Яков Кротов: Это легитимная цель для христианки?

Евгений Пискарев: Трудно сказать. Важно, что внутри. Наша сегодняшняя беседа посвящена больше внешним аспектам, а внутри – женщины стали счастливее оттого, что освободились? О счастье никто не говорит, в том-то и дело.

Яков Кротов: О счастье говорит внешний мир, светский мир, но это не совсем христианский критерий.

Евгений Пискарев: А любовь есть воздержание? Или уж тогда любовь есть, наоборот, совокупление? Я что-то не очень понимаю, в чем любовь.

Яков Кротов: Возрастание личности… Если я люблю человека, то хочу, чтобы любимая женщина окончила вуз, получила профессию. Я не хочу, чтобы она страдала от гормонов, поэтому я не буду просить ее принимать все эти абортивные гормональные препараты, а пойду в аптеку и куплю мужские противозачаточные средства.

Галина Масленникова: Презервативы очень эффективны в неплодной фазе цикла, но если презерватив использовать в плодной фазе, то зачатие происходит совершенно успешно. В моей практике не раз были случаи, когда приходит женщина и говорит: "Я очень хочу еще ребенка, а муж не хочет". Я говорю: "Как он не хочет?" – "Или презерватив, или ППА (прерванный половой акт)". Я говорю: "Нужно просто найти наилучший для зачатия день, а перед этим – воздержание, как минимум 14 дней". Если супруги встречаются в день овуляции, после 14 дней воздержания, то зачатие с презервативом происходит точно так же, как без презерватива. И с прерванным половым актом точно так же.

Анастасия Тарасова: У меня нет таких данных.

Галина Масленникова: Это на практике, я - практик. Презерватив дает 20 зачатий на 100 супружеских пар в течение года. А если еще смазать его ядохимикатами (спермицидные средства, пасты, гели), то 10.

Яков Кротов: Это естественно или нет?

Галина Масленникова: Это противоестественно! Прежде всего, это вредит здоровью мужчины. Для того чтобы надеть презерватив, он должен прервать самый важный для него процесс в достаточно ответственный момент. Точно так же ППА - это прерывание в самый ответственный момент. Мужчина вообще должен завершить любое начатое дело.

Анастасия Тарасова: Наши урологи не дают такой информации. Мне странно все это слышать. И никто не говорил, что воздержание – это однозначно вредно. Но никто и не говорил, что это полезно. Вся медицина – взвешивание вреда и пользы. Например, магазин закрылся, и все скоропортящееся увезут, положат в холодильник, а не скоропортящееся положат пылиться на полку. А потом вдруг магазин открывается, и срочно нужно хлеба, а хлеба нет. Грубо говоря, организм тормозит функцию, которая не используется. И так же получается с длительным воздержанием.

Яков Кротов: А 40 дней – это длительное воздержание?

Анастасия Тарасова: Длительное. Прежде всего, через 40 дней эта функция не сразу сработает, и она будет несколько ущербной по сравнению с тем, когда это регулярная половая жизнь. Я не скажу, что это плохо, но ты сам для себя решаешь, хорошо это или плохо.

Супружеская встреча – это праздник, и к этому празднику тоже нужно готовиться

Галина Масленникова: Это когда мы рассматриваем человека как тело, одномерно. В христианской позиции человек все-таки трехмерный – это тело, душа и дух. Воздержание имеет душевную составляющую, потому что это подготовка к празднику, в том числе, и в супружестве. Предрождественское воздержание – это подготовка к празднику. Вот мне вчера подарили шикарную коробку конфет, и я знаю, что мои внуки ее просто растерзали бы, но они мне сказали: "Давай откроем на Рождество. Внукам – 6 и 3 года. То есть для них это важно. И для меня это было знаком, что они хотят праздника.

И супружеская встреча – это праздник, и к этому празднику тоже нужно готовиться. Приведу пример из замечательной сказки "Маленький принц". Лис просил Маленького принца: "Приручи меня". – "А что значит – «приручи»?" – "Ты приходи и садись все ближе и ближе. Я буду привыкать к тебе и стану ручным". Маленький принц так и делал, но Лис был недоволен. "Почему же ты недоволен?" – "А ты приходишь, когда захочешь. Если бы я знал, что ты придешь в четыре, то в три мое сердце уже начало бы раскрываться, как бутон розы". И вот женское сердце – это тоже роза, и ему нужно время, чтобы раскрыться.

Яков Кротов: А мужское, извините, что - наковальня? (смеется)

Галина Масленникова: Мужчину, скорее, сравнивают с подсолнухом, он - сеятель.

Яков Кротов: Тянемся к солнцу. Отец Евгений, ваше мнение насчет воздержания: действительно ли мужчине вредно, если его "на скаку остановить", по словам Некрасова?

Евгений Пискарев: Вредно для чего? Можно воздерживаться от пищи ради фигуры, можно воздерживаться перед соревнованиями…

Яков Кротов: Перед битвой, согласно Священному писанию.

Физическая форма нам тоже для чего-то нужна, в ней живет душа, дух

Евгений Пискарев: Да. Это полезно и функционально. Есть некоторый невидимый мир, когда я понимаю, что лучше чувствую себя не сытым, когда у меня уже душа покрыта жиром, и головной мозг - тоже. Должен быть баланс, потому что физическая форма нам тоже для чего-то нужна, в ней живет душа, дух.

Яков Кротов: А вредно ли мужчине останавливаться в разгар супружеской жизни? Это же метафора воздержания в целом.

Евгений Пискарев: Тогда, может быть, лучше и не начинать?

Галина Масленникова: Об этом говорится в Книге Левит Ветхого Завета. Это конец 15-ой главы, там идут правила очищения и поведения супругов в дни очищения. Женщина считается нечистой 7 дней. Пусть отсчитает еще 7 дней – это 14, и тоже будет нечистой. После этого они пойдут в храм, принесут в жертву двух горлиц, получат благословение, и тогда она будет чистой. И написано, что это правило дается для сохранения сынов израилевых от нечистоты. Это было примерно за 300 лет до Рождества Христова. То есть 14 дней воздержания в каждом цикле (а это как раз время созревания сперматозоидов), 14-ый день – день овуляции.

Яков Кротов: Напоминаю, что Новый Завет отменяет Ветхий во всей этой части, и обычай католического безбрачия и целибата неведом Ветхому Завету, и Книга Левит сочла бы это безумием – священник, который вообще воздерживается от брака. И в этом смысле, конечно, Господь Иисус Христос совершил революцию – многих остановил на скаку, освободил человека от выполнения многих ветхозаветных правил для свободной жизни в Духе святом.

Мне кажется, после сравнения всех этих позиций мы можем сделать один вывод: каждый решает это для себя и понимает риск и ответственность, не осуждая другого. Как говорил апостол Павел, "для всех быть всем". И в то же время можно выбрать какую-то свою уникальную позицию. Но не пугать, не пугаться и помнить, что современный мир вырос из недр христианской цивилизации и продолжает питаться этими соками. В этом смысле воздержание – это, прежде всего, духовное состояние, отказ от агрессии, отказ от монополии на какую бы то ни было истину, кроме той, что у меня в сердце, отказ насиловать другого.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG