Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рубль после "часа Х"


В целом за последние 12 месяцев курс рубля к доллару снизился на 22%.

В целом за последние 12 месяцев курс рубля к доллару снизился на 22%.

Уже на второй день после решения ФРС США он упал до 18-летнего минимума

В пятницу, 18 декабря, официальный курс рубля к доллару, впервые за период с начала 1998 года, был установлен ниже уровня в 71 рубль – 71,32. Это случилось на второй день после решения Федеральной резервной системы (ФРС) – Центрального банка Соединенных Штатов – начать повышение своих процентных ставок, впервые с 2006 года. Само событие все последние месяцы называли на мировых финансовых рынках “часом Х” не только ввиду значимости для них, но и по причине длительного его ожидания, растянувшегося чуть ли не на год. Условно говоря, завершился очередной период дешевого доллара, что во многом определит теперь грядущую динамику мировых рынков – от цен многочисленных ценных бумаг до мировых цен на нефть. От последних, в свою очередь, напрямую зависит и курс российского рубля. Пока, даже пробив многолетний свой минимум по отношению к доллару и подешевев за неполных два дня примерно на 1,5%, к вечеру в пятницу рубль отыграл большую часть этих потерь. А его динамику в ближайшие месяцы, помимо цен на нефть, во многом будут определять и внутренние факторы.

Решение ФРС начать повышение процентных ставок давно ожидалось рынками. В течение двух первых дней также ожидаемо чуть повысился курс доллара к основным мировым валютам. И также ожидаемо снизились немного цены на нефть, оставаясь при этом заметно выше своих 7-летних минимумов, которые были отмечены буквально в начале этой недели.

Потенциал для оттока капитала существует всегда.

Реакция многих рынков оказалась даже более позитивной, чем ожидалось, отмечает главный аналитик шведского банка Nordea в Москве Дмитрий Савченко: “Динамика рубля также вполне соответствовала колебаниям и цен на сырье, и других “сырьевых” валют”.

Даже укрепление доллара к основным мировым валютам на решении ФРС было сравнительно небольшим, а его новый курс, например, к евро оказался меньшим, чем максимум двух последних недель, добавляет аналитик валютных рынков из компании “Уралсиб Кэпитал” Ирина Лебедева. Цены на нефть, по ее словам, также снизились в общем-то на “считанные центы”.

Насколько эти перемены определили последние колебания курса рубля, трудно сказать, говорит аналитик. “И повышение ставки ФРС, и некие колебания цен на нефть в связи с этим решением уже были заложены в курс рубля. И потому, на мой взгляд, текущая динамика на внутреннем валютном рынке в большей степени определяется внутренним спросом как на валюту, так и на рубли”.

Такое ослабление рубля может быть лишь умеренным даже при сохранении текущих цен на нефть.

Рынок сильно переоценил грядущий спрос на валюту в декабре и компании накопили немалые ее запасы, поэтому реальный спрос оказался весьма низким, что проявилось, например, и в весьма умеренных объемах валютных торгов, продолжает Лебедева. “В итоге нынешние колебания рубля, как мне представляется, больше определяются именно внутренними факторами”.

Но одним из наиболее значимых таких факторов является “рублевая” цена нефти, как принципиально важная для текущего наполнения государственной казны. Бюджет на 2016 год сверстан, исходя из цены выше 3000 рублей за баррель, тогда как сегодня она снизилась уже до уровней около 2500 рублей, даже меньше. И, по идее, столь внушительный разрыв указывает на сохраняющийся потенциал дальнейшего ослабления рубля.

И повышение ставки ФРС, и некие колебания цен на нефть в связи с этим решением уже были заложены в курс рубля.

Безусловно, нынешние рублевые цены на нефть комфорта финансовым властям не добавляют, однако бюджет – довольно гибкая система, напоминает Дмитрий Савченко. Если нефтяные цены будут и далее пребывать на текущих уровнях, то уже в первом квартале будущего года, не исключено, бюджетные доходы и расходы придется пересматривать в сторону сокращения. В результате снизится и “комфортная” для бюджета рублевая цена нефти. “Но, конечно, текущие цены не очень-то устраивают Минфин или Центральный банк России, - соглашается Савченко. – И, если нефть останется ниже 40 долларов за баррель, курс рубля может снизиться еще”.

С другой стороны, такое снижение может быть лишь умеренным даже при сохранении текущих цен на нефть, уверена Ирина Лебедева. Традиционно в первом квартале года растет профицит внешней торговли России, тогда как отток капитала, наоборот, сокращается ввиду того, что снижаются платежи по внешним долгам компаний и предприятий – просто так устроен их график в течение года. “Да и сейчас, на фоне декабрьского их пика, чем ближе к Новому году, тем меньше остается платить. И в общем-то пока нет каких-то особых причин для нового ослабления рубля”.

Безусловно, нынешние рублевые цены на нефть комфорта финансовым властям не добавляют, однако бюджет – довольно гибкая система.

Они могут появиться в случае дальнейшего снижения цен на нефть. После неожиданного решения стран ОПЕК в ноябре 2014 года не сокращать объемы добычи, несмотря на продолжавшееся уже пять месяцев снижение цен на нефть, они в течение всего трех последующих месяцев упали еще на 40%. А теперь представим, что получится, если просто перенести масштабы тогдашнего падения на нынешнюю ситуацию: после нового – и не менее неожиданного, чем прошлогоднее - решения ОПЕК отказаться, по сути, от каких-либо лимитов объемов добычи вообще, баррель нефти Brent, к цене которой привязана и цена российской экспортной нефти Urals, подешевел бы уже до 26 долларов!.. Пока же его цена остается на уровнях 36-37 долларов.

С одной стороны, участники нефтяного рынка, безусловно, ожидали решения центробанка США начать повышение ставок и давно заложили его в текущие цены. С другой стороны, мало кто исключает возможность дальнейшего укрепления доллара, в результате грядущего роста ставок в США. И, как следствие, нового снижения цен на нефть.

В целом роль рынков капитала для рынков сырья в нынешней ситуации все-таки менее значима, чем во время кризиса 2008-2009 годов, на первый план вышли фундаментальные факторы баланса спроса и предложения, отмечает директор московского нефтегазового центра международной аудиторской и консалтинговой компании Ernst&Young Денис Борисов.

В итоге нынешние колебания рубля, как мне представляется, больше определяются именно внутренними факторами.

Поэтому повышение ставки ФРС едва ли способно кардинально изменить расклад на рынке нефти. “Более важным, на наш взгляд, является прогноз последствий решений ФРС на бизнес самих компаний индустрии сланцевой нефти в Северной Америке”.

Речь идет о том, что многие из них успели накопить немалые долги по кредитам или займам, а повышение процентных ставок в США лишь сделает обслуживание этих кредитов более дорогим. Тогда как падающие цены на нефть сокращают объемы их текущей выручки. Но даже в этих условиях главный вопрос сводится к тому, насколько эффективным и гибким окажется в итоге бизнес этих компаний, продолжает Денис Борисов.

“Нельзя говорить, что, мол, повышение ставки ФРС однозначно сделает эти компании неконкурентоспособными. Важнее то, как они смогут сокращать собственные издержки и в дальнейшем, что определит их возможности конкурировать с традиционными производителями нефти в мире”.

В целом роль рынков капитала для рынков сырья в нынешней ситуации все-таки менее значима, чем во время кризиса 2008-2009 годов, на первый план вышли фундаментальные факторы баланса спроса и предложения.

Одно из главных опасений многих развивающихся рынков в связи с повышением процентных ставок в США сводилось к дальнейшему оттоку с них капиталов международных инвесторов и, как следствие, дополнительному ослаблению их национальных валют. Собственно, этот фактор никуда не делся, а по мере уже объявленного Центральным банком США и дальнейшего поэтапного повышения своих ставок в 2016 году, его значимость будет только нарастать.

В отличие от других развивающихся рынков, из России, как считается, такие капиталы в массе своей уже давно ушли. Тем не менее, полностью исключать усиление таких рисков не приходится, напоминает Ирина Лебедева. “Потенциал для оттока капитала существует всегда. Да, возможно, из-за большого оттока в прошлом году этот потенциал в России сегодня меньше, чем у других развивающихся стран. Однако планы ФРС и дальше повышать ставки будут поддерживать такие перетоки”.

В России пик оттока капитала действительно пришелся на 2014 год, соглашается Дмитрий Савченко. И теперь многое будет зависеть от темпов дальнейшего повышения ставок в США. Если, условно, они превысят ожидания рынка, отток капитала с развивающихся рынков ускорится. “С другой стороны, он ускорится и в том случае, если цены на нефть двинутся в сторону 30 долларов за баррель, - отмечает Савченко. - Но, на наш взгляд, Россия все-таки уже прошла пик оттока капитала. И в следующем году его объемы будут даже меньшими, чем в 2015 году”.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG