Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Репортаж Владимира Морозова

Александр Генис: Сегодня, накануне Рождества, когда принято вспоминать тех, кому жить труднее, чем нам, Владимир Морозов рассказывает о собаках-поводырях, благородных помогающих жить слепым.

Владимир Морозов: В большом зале библиотеки города Гленс-Фоллз, штат Нью-Йорк, собрание собаководов-любителей и их питомцев. Хотя точнее сказать не питомцев, а учеников. Потому что этих собак готовят для поступления в школу поводырей (guiding eyes dogs). Вот этого лабрадора зовут Самсон, хотя размером он пока с ягненка. Но в семье своих воспитателей Самсон уже успел занять настолько важное место, что хозяин представляет мне его раньше, чем жену.

Гэри: Меня зовут Гэри, а моего любимца Самсон. А это моя жена Лорейн. Мы здесь потому, что участвуем в программе подготовки собак для поступления в школу поводырей. Самсон у нас два месяца. Ему всего 4 месяца от роду. Мы встречаемся с другими владельцами собак и с их питомцами каждые две недели. На таких встречах животные имеют возможность пообщаться с другими собаками и с их владельцами. Кроме того, сюда могут придти и те люди, которые просто хотят завести питомца, тут они узнают, что такое воспитание собаки.

Владимир Морозов: А что же такое - воспитание собаки? И как вы этим занимаетесь, не будучи собаководом?

Гэри: Мы встречаемся с инструктором два раза в месяц. И все время находимся с ним в контакте. Он постоянно делится с нами своими знаниями. Например, напоминает, что надо постоянно следить за тем, какие сигналы подает вам собака. Ее глаза, хвост. По этим и другим признакам вы можете понять, доволен ли ваш питомец, понимает ли он, что вы от него хотите. Периодически инструктор звонит нам и проверяет, как идет обучение нашего питомца. Для этого мы ведем дневник, так сказать, собачьей успеваемости. Записываем, как Самсон вел себя, что ел, не гонялся ли за кошками. Мы водим его не только погулять, но берем с собой в общественные места, в магазин, в парк, в ресторан.

Владимир Морозов: Никогда не встречал собаку в американском ресторане, даже такую симпатягу, как Самсон. Но, оказывается, речь идет только о собачьей элите, о тех особях, которые собираются поступать в школу поводырей. Об этом благородном намерении сообщает крупная надпись на специальном ошейнике.

Гэри: Самсон учится, как себя вести, когда вокруг незнакомые люди и другие собаки. Да, вы правы, собаки обычно гоняются за кошками и за белками. Как их отучить? Надо начинать со щенячьего возраста. Мы учим Самсона с тех пор, как его взяли. Понятно, что сначала, увидев в парке белку, он рвался за ней. Но мы говорили ему - нет. Гладили его, давали команду сесть и угощали собачьими деликатесами. Так у щенка вырабатывалась привычка, что, если он будет паинькой и не погонится за белкой или кошкой, а вместо этого сядет в у наших ног, то его погладят, его похвалят и чем-то угостят. Сначала тренировка идет, когда щенок на поводке, потом без поводка.

Владимир Морозов: А в каком возрасте ваш Самсон пойдет в школу поводырей? Готовы ли вы отдать своего питомца в чужие руки?

Гэри: Когда ему будет 14-16 месяцев. В этом возрасте щенок начинает учиться на поводыря. У нас с женой всегда были домашние животные. Бог не дал нам детей, и собаки нам их отчасти заменили. А ведь эти животные, как вы знаете, старятся гораздо быстрее, чем люди. И вот ваша собака умирает. Я вам скажу безо всякого пафоса, что это как смерть близкого человека. Ну, а когда мы будем отдавать Самсона — это совсем другое дело. Да, он уже успел стать членом семьи? Но мы с самого начала знали, что придется расстаться. И моя жена Лорейн говорит, что это будет не только грустный день, но и счастливый тоже. Ведь Самсон, так сказать, пойдет на повышение, мы воспитали его, с нами он закончил обычную общеобразовательную школу, и теперь поступает в университет - в школу собак-поводырей и, закончив ее, станет помогать слепым людям.

Владимир Морозов: Гэри, вы, вероятно, оба работаете. Значит, щенок большую часть дня проводит дома один?

Гэри: Жена медсестра, я сижу за компьютером в небольшом частном бизнесе. Спросил разрешения у начальства и коллег, не возражают ли они, если Самсон будет ходить со мной на работу. Он очень ласковый и послушный пес, так что никто не возражал, все его любят.

Владимир Морозов: Супруги Гэри и Лорейн - собаководы с большим стажем. У моего следующего собеседника стаж гораздо короче, но он сразу же и категорически пресек мою попытку назвать его начинающим собаководом.

Чарли и его воспитаница Джеди

Чарли и его воспитаница Джеди

Чарли Дера: Меня зовут Чарли Дера. Мне 12 лет. Это собака моего дяди. Мы с ней выросли вместе. Я помогал ее воспитывать, обучал разным командам. Разговаривал с ней. Как надо разговаривать с собакой? Так же, как с ребенком. Никогда не говорите злым голосом, она подумает, что вы на нее рассердились. С ней надо говорить весело и дружелюбно. А лицо у вас должно быть, как если бы вы говорили с близким другом. Улыбайтесь собаке.

Владимир Морозов: Хорошо, Чарли, я согласен улыбаться. А что ты сделаешь, если собака разжевала твои кроссовки?

Чарли Дера: Ну, она не жует мои кроссовки, потому что они плохо пахнут. Но если она станет жевать чей-то ботинок, то я отберу его у нее и скажу ей - «нет, нет!» Ты плохая девочка. Больше никогда этого не делай. И она не будет. Накажу ли я ее? Конечно, нет. Наказание плохо на них действует. Собака обидится на вас. Даже команду — нет! - надо произносить добрым голосом. Собака лучше тебя поймет и послушается.

Владимир Морозов: Скажи мне, Чарли, кто к кому лучше относится - ты к собаке или твои родители к тебе. Вот, скажем, ты нечаянно разбил окно в соседнем доме. Тебя надо наказать или нет?

Чарли Дера: Да. Но это другое дело. Меня можно наказать, я ведь почти взрослый, мне можно все объяснить. И я пойму, за что меня лишили мороженного или похода в кино. Но вот у меня есть сестра Джессика, ей 4 года, и ей всего не объяснишь. Ее надо не наказывать за проступок, а поощрять за хорошее поведение. Например, она насорила на полу и не подмела за собой. Если я отчитаю ее злым голосом, то она рассердится и в следующий раз сделает что-нибудь нарочно, чтобы меня позлить. Но, если я не буду сердиться, а спокойным голосом попрошу ее убрать и больше не сорить, то она меня послушает и сделает все как надо.

Владимир Морозов: Чарли, тебе 12 лет. А чем ты станешь заниматься, когда вырастешь?

Чарли Дера: Я играю в бейсбол, и у меня хорошо получается. Так что, собираюсь стать бейсболистом и выступать за команду «Рэд сокс». Хочу ли заниматься собаками профессионально? Нет. Но, когда я вырасту и у меня будет своя семья, дома обязательно поселятся собака и кошка. И еще я стану жертвовать деньги на собак-поводырей. А в свободное время буду работать добровольцем в SPCA (Американская ассоциация помощи слепым людям).

Владимир Морозов: В зале библиотеки городка Гленс-Фоллз человек 60. Это и местные жители, и приезжие из окрестных деревень. У многих с собой собаки. В основном - лабрадоры. Это добрейшие ласковые существа. И если я когда-нибудь заведу собаку, то это будет лабрадор, черный или золотистый.

Шерил Лоэр: Да, это самая популярная собака-поводырь. Но где-то процентов 5 - немецкие овчарки. Сегодня в зале только одна овчарка, но спрос на них растет, их становится все больше. Почему? Потому что большинство слепых людей живет в городах, где есть поезда, автобусы, метро. И большинство моих слепых друзей рассказывают, что люди, особенно дети, постоянно подходят к ним и норовят погладить их поводыря. Этого ни в коем случае нельзя делать. Ведь поводырь на работе, он занят серьезным ответственным делом, заботится о слепом человеке. Поводыря нельзя отвлекать. Этим мы поставим слепого в опасное положение. Но совершенно другое дело - немецкая овчарка. Не много найдется и детей и взрослых, которые смогут запросто подойти и погладить овчарку. Большинство боится овчарок, их считают свирепыми полицейскими собаками. Хотя овчарка-поводырь это - дружелюбное существо, которое котенка не обидит. Но это как раз тот случай, когда внешность обманчива. Люди видят овчарку и заранее ее побаиваются.

Владимир Морозов: Шерил, а какая собака у вас?

Все уже разошлись, и Шерил Лоэр отвечает на вопросы самых последних энтузиастов

Все уже разошлись, и Шерил Лоэр отвечает на вопросы самых последних энтузиастов

Шерил Лоэр: У меня черный лабрадор. Ему 11 недель. Нет, сюда я его не привела. Он дома. В этом возрасте щенок ведет себя, как подросток, то есть он еще не обладает самоконтролем. Кроме того, он у меня всего 3 недели, и мы пока привыкаем друг к другу. Так что, здесь, при таком скоплении народа мой щенок наверняка перевозбудится. Я приведу его на такую встречу, когда он выйдет из подросткового возраста, немного повзрослеет и успокоится.

Владимир Морозов: Шерил Лоэр работает в ассоциации помощи слепым в столице штата Нью-Йорк, городе Олбани. Она инструктор. А сама общественная организация существует на пожертвования.

Шерил Лоэр: Езжу во разным городам и деревням, рассказываю людям, что такое быть слепым и как можно помочь этим инвалидам. Посещаю дома для престарелых, ищу людей, которым мы могли бы помочь и предоставить собаку-поводыря. Дорого ли это стоит? Ничего не стоит. Все люди, которых вы тут видите — добровольцы. Большинство крупных школ для поводырей дают слепым людям своих животных бесплатно. Например, школы, где я побывала, в штатах Нью-Джерси, в Калифорнии дают собак бесплатно.

Владимир Морозов: На сегодняшней встрече Шерил Лоэр предупредила собравшихся в зале библиотеки, что не все их питомцы попадут в школу поводырей. Обычно какая-то часть абитуриентов экзамены не выдерживает.

Уолтер, Мелинда и Сузи

Уолтер, Мелинда и Сузи

Уолтер: Меня зовут Уолтер. Вот это Мелинда, ей 3 года и 4 месяца. А вон та постарше — Сузи. Я воспитывал их как положено и надеялся, что они станут поводырями. Но ни Мелинда, ни Сузи не прошли экзамен и их вернули мне. Сузи была на последнем этапе обучения. Проходила его в Нью-Йорке и вела себя беспокойно. Но ведь она выросла в маленькой деревне, и не привыкла к большому городу, у нее совсем другой жизненный опыт. То же самое случилось и с Мелиндой. Я и сам-то не смог бы и неделю прожить в Нью-Йорке, не переношу тамошнюю суету и страшный шум. Вот и мои собаки не смогли. Так что, их ругать не за что.

Владимир Морозов: Уолтер по-прежнему ходит на собрания будущих собак-поводырей и их хозяев. Рассказывает про свой опыт, который, по его мнению, нельзя назвать печальным: ведь обе собаки остались с ним и вполне-себе счастливы.

Уолтер, а каково держать собаку в деревне? В наших краях на севере штата Нью-Йорак полно койотов. Зимой их следы на снегу встречают тебя, как только ты выходишь из дома. В лесу их полным полно. Человека они боятся, а вот собаку могут разорвать несмотря на ее размер, потому что койоты охотятся стаей.

Не будят ли вас собаки ночью, если почуют на улице койота?

Гэри: Да, у нас вокруг полно койотов, но если умная собака сидит дома, то она на них не лает. Пока собака молодая и неопытная мы ее одну в лес не выпускаем, а когда она подросла, то она туда без хозяина и сама не пойдет. У нас было несколько собак. И никаких проблем с койотами.

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG