Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уже не один год петербургскую Российскую национальную библиотеку сотрясают публичные скандалы, связанные с деятельностью ее генерального директора Антона Лихоманова. Все эти годы я работала там, в старейшем отечественном публичном хранилище печати, и могла лично видеть изнутри многое из происходившего.

Широко известно, например, как в 2012 году Лихоманов, выполняя, по его словам, устное распоряжение Министерства культуры, полученное по телефону, энергично приступил к массовым увольнениям сотрудников библиотеки. Многим известно также, что соответствующий приказ был подписан тогда заместителем Лихоманова по административно-хозяйственной части Владимиром Александровым. Александров – не единственный, за чью спину постарался спрятаться тогда гендиректор. От заведующих отделами потребовали – в грубой, категоричной, не терпящей возражений форме – написать на имя гендиректора служебные записки с формулировкой: "прошу сократить" число работающих в таком-то отделе в связи с уменьшением объема работ. Чтобы, прикрывшись подобными документами, Лихоманов мог сказать, что действовал по просьбе трудящихся. Однако события вышли из-под его контроля, массовое увольнение сотрудников библиотеки тогда не состоялось.

И вот новый скандал. На сей раз в связи с предполагаемой отставкой генерального директора, срок контракта Министерства культуры с которым истекает в январе 2016 года, его подчиненные вступились за шефа. Непосредственным поводом для "открытого письма" от имени "коллектива РНБ" премьер-министру России стало появление 20 ноября в газете "Известия" информации о готовящейся отставке. То, что происходит с того момента, я назвала бы скорее кампанией, организованной группой активистов. Чтобы не обидеть никого из них, перечислю в порядке алфавита: Сергей Басов, Галина Михеева (она же инициатор и автор упомянутого "открытого письма"), Анатолий Разумов, Евгений Соколинский. Все люди авторитетные и уважаемые.

Странно читать в организованной теперь в поддержку гендиректора Российской национальной библиотеке прессе, что его сотрудники боятся сокращений в случае его отстранения от должности: они боялись сокращений на протяжении всего времени руководства Лихоманова. Хотя в 2012 году увольнений персонала в предполагавшихся беспрецедентных масштабах удалось избежать, были произведены слияния и ликвидации некоторых отделов. Когда Лихоманова назначили на его нынешнюю должность, штат библиотеки составлял более 1800 сотрудников, а сегодня в ней всего 1300 штатных единиц.

Заступники гендиректора ставят ему в заслугу знание библиотеки, объясняя это знание тем, что он работает в ней тридцать лет. Верно: Лихоманов давно, хотя и с продолжительным перерывом на освобожденную комсомольскую работу, является сотрудником РНБ. Однако ее устройство по существу, по назначению и функциям различных ее подразделений Лихоманов знает плохо. Особенно это стало заметно, когда он возглавил библиотеку. По всей вероятности, директора мало интересовала содержательная сторона деятельности учреждения, в стенах которого он провел многие годы. Однако у Лихоманова накопилось немало личных уязвленностей, претензий ко многим сотрудникам. Став директором, он, вместо того чтобы выстраивать внутреннюю и внешнюю деятельность библиотеки в соответствии с вызовами времени, стал сводить счеты со "старыми врагами".

Первыми жертвами Лихоманова оказались люди из ближайшего окружения Владимира Зайцева, которого он сменил на посту гендиректора. Не имея возможности уволить всех неугодных ему людей по каким-либо основаниям, он стал создавать такие условия, при которых сотрудники должны были уходить "по собственному желанию", и весьма в этом преуспел. Он выгнал из библиотеки заместителя гендиректора по финансовым вопросам Татьяну Ивлиеву, заместителя гендиректора по административно-хозяйственной части Владимира Александрова – человека, действительно знавшего, любившего библиотеку и сделавшего многое для нее и для ее сотрудников. Две эти ключевые с точки зрения деятельности РНБ фигуры были уволены в разное время, но с одинаковой поспешностью, в течение одного дня, без обеспечения какой-либо преемственности в работе или хотя бы передачи дел. У многих сложилось впечатление: все, о чем думал Лихоманов, вырывая из рук своих заместителей заявления об уходе "по собственному желанию", – как бы поскорее оформить увольнения, чтобы они не успели передумать. В производственно-техническом и хозяйственном отделах он провел тотальную кадровую "чистку", набрал новых людей, которые ничего не знали, не ориентировались в огромном и сложном хозяйстве библиотеки.

"Умелое руководство" Лихоманова, на которое указывают теперь защитники гендиректора, привело в 2013 году к протестному уходу из библиотеки целого отдела – Центра культурных программ. Двенадцать человек одновременно подали тогда заявления об увольнении "по собственному желанию", в знак протеста против административного произвола.

С подчиненными Лихоманов обращается как со своими крепостными, которых он по случаю выиграл в карты

Все кадровые вопросы – от приема и перемещения внутри библиотеки даже самого младшего персонала – Лихоманов сосредоточил в своих руках. Заведующие отделами и заместители Лихоманова были по сути лишены всяких прав, обретя только обязанности, главная из которых – беспрекословно выполнять волю шефа. Все позиции научного плана библиотеки, все решения о том, что будет издано РНБ, а что нет, директор принимает и утверждает лично. Но, как всегда, прячась за чужую спину. В данном случае за спину своего заместителя по научной работе Владимира Фирсова, который должен ставить свою подпись везде и на всем, что он, Лихоманов, решил по научной части.

Взять, к примеру, последние ликвидации отделов. В ноябре был ликвидирован Отдел библиотечных технологий, квалифицированно занимавшийся вопросами размещения фондов. В условиях РНБ, где эти проблемы стоят очень остро, ликвидировать такой отдел мог только безответственный руководитель. То же самое можно сказать и о ликвидации Отдела форматов представления машиночитаемых записей.

В библиотеке давно уже не принято открыто обсуждать решения генерального директора. Не угодить ему опасно: за это можно поплатиться не только премией, но и рабочим местом. Сотрудники библиотеки многого стали бояться. Как точно подметил один из них, с подчиненными Лихоманов обращается как со своими крепостными, которых он по случаю выиграл в карты. Всякий раз после очередного скандального, "по собственному желанию", увольнения сотрудники переглядываются между собой и задают друг другу один и тот же вопрос: кто следующий?

Как типичный чиновник известной школы, Лихоманов, попирая тех, кто стоит ниже, подобострастно и беспрекословно старается выполнять любые распоряжения, поступающие сверху, действуя, будто винтик системы. Но, видимо, винтик оказался бракованным, раз его захотели заменить. Письмо в поддержку Лихоманова, адресованное премьер-министру России, подписали "от имени коллектива РНБ" 430 человек. Это только треть сотрудников библиотеки, и едва ли даже среди них наберется половина тех, кто действительно искренне поддерживает нынешнего руководителя. Многие поставили свои подписи из опасения, что Лихоманов, если его оставят директором, расправится с теми, кто не подписался в его защиту.

Вместе с тем я могу понять тех, кто возмутился общей негативной оценкой деятельности РНБ, прозвучавшей в "Известиях". Я совершенно согласна с Евгением Соколинским: в национальной библиотеке России действительно работает все еще очень сильный коллектив, у нее есть серьезные достижения в разных областях, значимые не только для страны, но и для остального мира. Библиотека старается выполнять свою миссию, вопреки неблагоприятным обстоятельствам и по существу разрушительным усилиям своего неудачного руководителя. Трудно сломить такой коллектив.

В одной из публикаций последнего времени прозвучало и другое мнение, на которое нельзя не отреагировать: "Еще одно недовольство Минкульта связано с научной деятельностью библиотеки. В ведомстве недоумевают, почему большинство из 118 научных сотрудников РНБ занимаются “подготовкой и изданием продолжающихся библиографических указателей” вместо исследований". В РНБ есть Отдел общей библиографии и краеведения (ОБИК), в нем работает около тридцати сотрудников. Отдел, в соответствии со своим назначением, занимается составлением библиографических указателей, в том числе и продолжающихся. Это одно из основных направлений деятельности любой национальной библиотеки. Указатели, подготовленные ОБИК, имеют высокую научную репутацию, пользуются известностью и спросом в России и за рубежом. Кроме подготовки указателей, сотрудники занимаются исследованиями, результаты которых публикуют, проводят научные конференции, в частности один из крупнейших международных библиотечных форумов страны "Библиографический конгресс". Что же касается остальных (около 90) научных сотрудников, все они занимаются разработкой научно-практических и научно-исследовательских направлений, в соответствии с научными задачами своих отделов. Вот почему претензии к этим специалистам представляются несостоятельными и вызывают у многих совершенно обоснованную тревогу. Не вполне понятно, почему вообще возникла необходимость отстаивать огромную работу и репутацию Российской национальной библиотеки.

Тем не менее основной мотив публикаций в защиту Лихоманова сводится к опасению, что с его заменой станет еще хуже. Поэтому, вероятно, бывший заместитель директора библиотеки Галина Михеева сказала в интервью Радио Свобода: "Я не думаю, что Антон Владимирович так уж плох. Он – нормальный директор, мы к нему привыкли". Действительно, кто-то в РНБ привык к этому маленькому авторитарному хозяйчику. К чему только люди не привыкают. Но, может быть, немалая часть сегодняшних проблем славного учреждения культуры именно в этом?

Я пришла в библиотеку в 1979 году и проработала в ней тридцать пять лет, из них последние четырнадцать заведовала Отделом архивных документов. Библиотека стала для меня, как и для многих из нас, ее старожилов, вторым домом и храмом, которому беззаветно служишь, отдавая себя. Библиотеке посвящены многие мои публикации. Моя служебная история была простой и достойной, о таких обычно говорят – "безупречный послужной список". Так продолжалось до прихода к руководству в РНБ Лихоманова, у которого я оказалась в "черном списке". Последние годы службы были для меня отравлены методичным административным прессингом, необоснованными требованиями, претензиями, придирками, оскорблениями. В конце концов гендиректор своего добился, в минувшим летом я подала заявление с просьбой уволить меня по собственному желанию. Но не верьте, если вам кто-то скажет, что я ушла из РНБ по собственному желанию: меня, как и многих других, выжил из нее А. В. Лихоманов.

Ирина Зверева – кандидат филологических наук, бывший сотрудник Российской национальной библиотеки

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG