Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

​​"Сетевое сообщество и сети оправдывают свое существование только тогда, когда выливаются во что-то реальное".

В последнее время самой популярной формой воздействия на власть стало написание различных петиций, в конечном итоге обращенных к президенту страны. Поскольку судебные разбирательства долги и дороги, а митинги, даже в защиту образования, стали все чаще запрещать, письменное обращение, подписанное не одной тысячей человек, превратилось в едва ли не единственный аргумент в защиту социальных прав.

Петицию в защиту бесплатной продленки подписало около 70 тысяч человек, отдельная группа объединилась против руководителя Департамента образования Москвы Исаака Калины, требуя его отставки, и главной движущий силой протеста стали родители, получившие возможность объединиться с помощью социальных сетей.

Если учителя выносят свои проблемы в публичное пространство только в самых крайних случаях, когда уже нет сил терпеть, родительское сообщество использует интернет как способ консолидации, разбиваясь на группы и помогая друг другу в решении сходных проблем. Так, из общедоступной группы «В защиту образования!» выделилось еще несколько – например, «Управляющие советы», когда появилась необходимость в общественном управлении, или «Дополнительное и предпрофессиональное образование», как только начали массово сокращать школы искусств, секции и кружки. Родители по необходимости становятся экспертами в области образования, чтобы аргументированно отстаивать права своих детей на качественное обучение.

Пока профессиональное сообщество жалуется на сокращение зарплаты, увеличение нагрузки и бюрократизацию, «осознанные родители» забирают детей из школ и переводят на альтернативное образование. Замечательно, что в группе «Альтернативное образование в России», от которой тоже разошлось много дополнительных ветвей, на протяжении всего года сохранялся самый позитивный и оптимистичный тон, несмотря на все нововведения, с которыми пришлось столкнуться.

Подробнее о самых горячих темах, которые обсуждали в этом году в «Фейсбуке» Радио Свобода рассказали Сергей Заир-Бек ("Вести образования"), Алексей Семенычев ("Альтернативное образование в России"), Дмитрий Шаповалов ("В защиту образования!") и Игорь Филиппенков ("Дополнительное и предпрофессиональное образование")

Сергей Заир-Бек, ("Вести образования"):

- В нашей группе сейчас около 5-ти тысяч человек, и за последний год количество участников росло прямо-таки в геометрической прогрессии. Но рост происходил за счет притока тех людей, на которых изначально эта группа не была ориентирована. Пришли родители, пришли люди, которым просто интересно обсуждать события, связанные с образованием.

Поэтому и группа всегда шла следом за горячими новостями. Например, обсуждается единый учебник, значит, группа обсуждает единый учебник. Обсуждается вопрос о заработной плате педагогов, и у нас главной темой становится учительская зарплата. Возникает вопрос концепции преподавания литературы, (что происходит в последнее время), и в группе это одна из самых активных дискуссий.

Что касается педагогов, то они реагируют на все достаточно эмоционально. Но, в основном, они приходят в группу не для самоорганизации, не для организации каких-то совместных усилий, в отличие, кстати, от родителей, которые в случае возникновения серьезной опасности для учебного заведения объединялись, пытались вместе анализировать нормативную базу, как-то сопротивляться, организовываться. Учителя в меньшей степени склонны к такой самоорганизации. Чаще всего они просто приходят излить собственную боль, не особо даже рассчитывая на реакцию со стороны директора или учредителя.

Кроме того, поскольку в нашей группе не только московские учителя и директора, иногда случаются интересные и очень важные открытия, когда педагоги узнают, что происходит в других регионах. Хотя проблемы-то схожие - с зарплатами, с увеличивающейся нагрузкой, с новыми программами или с необходимость перехода на новый стандарт. Но они по-разному везде решаются - в зависимости от стараний педагогов, желания директора и воли чиновников в разных регионах.

учителя меньше склонны к самоорганизации, они просто приходят излить свою боль

Для учителя одна из самых серьезных тем, то, что в последнее время превратилось просто в крик учительский - это серьезная бюрократическая перегрузка. Огромное количество бумаг, которые учителя должны заполнять помимо тех обязанностей, которые они выполняют как учителя. Они пишут о том, что должны уже не столько уроки вести, сколько заполнять разные бумаги, планы, отчеты, мониторинги, проверки. Действительно, сейчас есть тенденция к увеличению числа проверок, но педагоги-то их воспринимают не как проверки качества знаний учеников, а как проверки своей работы. Потому что от этих проверок зависит заработная плата, зависит пребывание в должности в этом образовательном учреждении.

К сожалению, увеличение группы ведет к уменьшению профессионализма в обсуждениях и к размыванию акцентов. Разговор в большей степени ведется эмоционально. Не столько - что делать? - сколько - кто виноват?

Совсем недавно в нашей группе обсуждался вопрос, связанный как раз с участием родителей в жизни школы. Оказалось, что многие педагоги поддерживают позицию охранительства школы от родителей. Притом, что многие проблемы, которые там возникают, невозможно решить без участия родителей. Но у учителей, у представителей администрации все равно продолжает оставаться такое мнение, что есть школа, есть они, а по другую сторону - родители.

Дмитрий Шаповалов, ("В защиту образования!"):

- Наша группа была создана родителями в 2012 году в связи с кампанией по слиянию школ и детских садов в Москве. История эта продолжается – мы впервые провели несколько довольно масштабных митингов в Москве, когда протестовали против слияния таких школ, как "Интеллектуал" и Курчатовская.

К нашей группе, кстати, большой интерес проявил Департамент образования. Что очень хорошо, потому что позволяет держать участников группы в тонусе и добиваться определенной реакции. Иногда начальники отделов Департамента непосредственно отвечают на вопросы, поскольку они зарегистрированы. Конечно, возникают разные взаимоотношения, но у нас хорошая модерация в группе и этикет соблюдается.

Поскольку группа московская и, в основном, родительская, обсуждают то, что реально происходит в школах и в детских садах. Слияния, как мы знаем, успешно завершились. Но теперь вернулась проблема питания. В принципе, мы можем смотреть по петициям. Самая крупная и интересная тема с сентября прошлого года, которая, к сожалению, окончилась ничем и показала полную недееспособность общества и всех институтов, это введение платной продленки, особенно в Москве. А ведь петиция собрала 70 тыс. подписей.

Летние городские лагеря. В этом году была нарушена многолетняя система бесплатных летних лагерей при школах. Сейчас проблема, которая возникала и раньше, но станет острой - это родительская плата в детских садах, которая будет устанавливаться с 1 января. Но мы, как правило, с опозданием отслеживаем то, что происходит в Москве в сфере образования, просто реагируя на происходящее.

люди боятся или ленятся обращаться за защитой своих прав

Сетевое сообщество и сети - это внешнее, дополнительное к реальной жизни. Они вообще не имеют смысла, если у вас нет реальной жизни, и оправдывают свое существование только тогда, когда выливаются во что-то настоящее. Беда в том, что нас очень мало. Было несколько тысяч объединений, а имеем мы только 5 исков. Вот когда есть судебная статистика в каком-то регионе, тогда идет обобщение судебной практики. Я лично оспаривал присоединение моего детского сада, и оказалось, что судья Мосгорсуда не знакома с законом "Об образовании". Понятно, что у судей такой практики мало - люди боятся или ленятся обращаться за защитой своих прав.

До сих пор родители пытаются сами разобраться, тратят свое время, чтобы изучить нормативы, разобраться с законами. А управленцы и педагоги находятся как бы по другую сторону, хотя они могли бы обсуждать все это вместе и искать пути разрешения конфликтов. Тем более в Москве школы получили больше свободы. Учреждения нового типа подразумевают обратную связь в виде государственно-общественного управления. (Оно закреплено законом). Если мы возьмем пилотный проект - 86-е постановление 2011 года, которым начинало вводиться реальное подушевое финансирование, там критерием получения пилотных денег является наличие работающего органа самоуправления. Но родители не хотят в этом участвовать! Вы найдете, может быть, тысячу человек на всю Москву, которые действительно интересуются этим.

Политика большинства родителей – отведи ребенка в школу, сдай в камеру хранения, а образование он получит у репетитора. Так вот, в 2011 году во всех школах города Москвы в приказном порядке, принудительно были введены управляющие советы с очень хорошими полномочиями. Никто ими реально не захотел воспользоваться. Сейчас тихой сапой Департамент образования забрал все полномочия, которые он же дал 288-м приказом. Появились новые процедуры оформления уставов, которые сокращают полномочия Управляющих советов. А Управляющие советы настолько индифферентны, что со всем соглашаются. Мы обработали уставы 500 школ города Москвы и посмотрели, какие изменения произошли за этот год, какие уставы были, какие стали. Если бы они настояли, они могли бы эти полномочия сохранить. Но им не нужно, а за них никто насильно это не сделает.

Игорь Филипенков, ("Дополнительное и предпрофессиональное образование"):

- Дополнительное образование всегда позволяло ребенку в раннем возрасте найти себя. Здесь позанимался - не понравилось, здесь позанимался - не понравилось. Нашел себя, наконец. До 9 лет дети, как правило, определялись. На сегодня все стало жестче - один или два кружка бесплатно, а остальное за деньги. Мы мониторили цены, сколько стоит. Есть родители с хорошим достатком, которые могут себе позволить и 6 тыс. в месяц, и 24, 30 тысяч рублей. Поэтому на сегодня самая большая проблема - где найти остатки бюджетных мест? Как туда попасть? Как там учиться? Это первая тема.

Вторая тема, наиболее яркая - оптимизация. Когда дополнительное образование было федеральным и финансировалось за счет федерального бюджета, тогда местные власти просто говорили - на тебя есть смета, вот и работай. Да, были маленькие сметы, низкие зарплаты, но все равно это жило. Когда перевели на муниципальный уровень и сказали – определяйтесь сами, сколько вам чего надо. И все стали определяться.

Кроме многолетнего дополнительного образования - музыкальных школ, спортивных, в свое время еще были дворовые клубы, т. н. клубы по интересам. Так вот, если вы сегодня пройдетесь по Москве, там, где был дворовый клуб – парикмахерская или пекарня. Это все тоже сжалось. Так что гласная тема - ликвидация дополнительного образования.

сегодня самая большая проблема - где найти остатки бюджетных мест и как туда попасть

Самый большой скандал произошел со школой Танеева, которая располагалась в историческом здании. 1 сентября у школы не оказалось лицензии, и она не могла начать свою образовательную деятельность, притом, что она была просто выведена на временный капитальный ремонт! Она не ликвидировалась. Но им не оформили лицензию. И только публичный скандал и вмешательство сверху исправили эту ситуацию - 31 числа выдали лицензию.

Почему это показательно? Точно такими же методами действуют в регионах. Да, иногда родители суды выигрывают. Выясняется, что неправильно были реорганизованы, неправильно оформлены документы и т. д. Поэтому родительская общественность начинает читать, изучать, понимая, что не следует просто ждать. Надо заниматься активно выяснением - правы чиновники или не правы.

Когда мы смотрим закон "Об образовании", мы видим, что образование превратилось в услугу. Но чиновники не хотят описывать, что такое услуга. И родители пытаются понять, что такое качественная услуга, которую им должны предоставить. Мы имеем п. 14, где написано, что дополнительное образование - это без получения навыков и умений. Притом, что дополнительное образование находится в четырех департаментах - Департаменте социальной защиты, Департаменте образования, Департаменте культуры и Департаменте спорта.

Мне приходилось работать с уставами. Первоначально было два модельных устава. Один модельный устав - это автономная некоммерческая организация, вторая - просто некоммерческая организация. Так вот, в автономной организации законодатель расширил полномочия, сделал наблюдательный совет, т. е. по европейским понятиям все построил. Когда чиновникам это спустили, они, что называется, выкручиванием рук заставляли руководителей подписывать, чтобы было прямое подчинение ведомству. Потому что при возникновении автономии, при появлении наблюдательного совета директор может себе позволить не смотреть в глаза вышестоящему начальнику и отвечать - вы не правы.

Алексей Семенычев, ("Альтернативное образование в России"):

- Когда смотришь на нашу группу, не замечаешь, что в образовании происходит кошмар. Потому что основная масса постов - это счастливые учителя, они показывают фотографии своих счастливых учеников, которые ходили в театры, ходили в походы. Родители публикуют фотографии детей, которые выступают в музыкальных школах, посещают музей и т. д. И учителя, которые к нам ходят, они не пишут о проблемах бюрократии. Они пишут о том, как они с ребятами сделали новую проектную работу.

На самом деле, этот год прошел очень хорошо, на удивление. Что такое альтернативное образование? Это, условно говоря, все, что связано с семейным заочным образованием. Если вы хотите учиться вне системы, вне школы, если вы не хотите подчиняться каким-то определенным законам и не иметь этих проблем, вы выходите на семейное образование или заочное образование, что практически одно и то же. И вы учитесь так, как хотите, после чего сдаете аттестации. По сравнению с тем, что происходит в школе, это не сильно бюрократизированная система. За год количество групп, которые в той или иной степени имеют отношение к семейному заочному образованию, выросло невероятно. Кроме того, каждая тусовка, каждый клуб, который за этот год был создан, а их было создано очень много по всей стране, тоже имеют свои группы по 100 человек, по 50, по 20, но их очень много.

Что отличает наших родителей от многих других, от тех, чьи дети просто ходят в школу? Как правило, это социально активные люди не только в том, что касается школы, а в целом. Они неравнодушны ни к политике, ни к экономике, ни к искусству.

российские законы, которые позволяют учиться вне школы, либеральнее, чем американские

Если говорить об актуальных вопросах, то это все-таки методика преподавания. Потому что фактически, когда ты выходишь из школы и начинаешь что-то делать самостоятельно, возникает важный вопрос - а как же все-таки учить? На что опереться? Это может быть гуманная педагогика Амонашвили, это может быть куча других методик. И вот ты мечешься и создаешь что-то новое. Это, наверное, самое сложное - создать новую методику.

Вторая тема - не самая любимая, но, к сожалению, обсуждаемая - взаимоотношения со школой. 98% родителей, которые стоят на нашей стороне, условно говоря в "альтернативном образовании", очень хорошо чувствуют стену между государственным подходом и собственными устремлениями.

Я думаю, что, действительно, огромное количество людей очень пассивно относится к тому, что происходит в школе с детьми. А на самом деле, российские законы, которые позволяют нам выходить из школ и учиться вне школ, во многом либеральнее, чем американские. Но основная масса людей в социальном смысле воспитывается исходя из того, что образование не очень сильно нужно, мы все равно его купим. Кто-то другой решит за меня все - это вообще тенденция представления жизни в России на сегодняшний день.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG