Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последней громкой темой 2015 года, обсуждающейся по сей день, стал социологический опрос в Крыму, проведённый по личному поручению Путина. Крымчан спросили, "готовы ли они потерпеть" (на самом деле, да).

Чуть серьёзнее - в новостях на "Эхе Москвы":

Российская сторона не согласна с формулировкой в контракте о том, что Крым — территория Украины. В связи с этим, президент Владимир Путин поручил провести опрос среди жителей полуострова. Об этом рассказал министр энергетики Александр Новак: «Мы ведем по предложению украинской стороны переговоры о продлении контракта на 2016 год. Но на днях украинские власти выдвинули условие заключения контракта. В нем, по мнению Киева, должна содержаться в обязательном порядке формулировка: электричество поставляется в Крым на территорию Украины. Президент поручил провести социологический опрос населения Крыма и Севастополя по следующим вопросам: поддерживаете вы или нет заключение коммерческого контракта с Украиной, если в нем будет указано, что Крым и Севастополь являются частью Украины. Второй вопрос: готовы ли вы ко временным трудностям, связанным с незначительными перебоями в энергоснабжении в течение ближайших трех-четырех месяцев».

Сама идея опроса вызвала критику с самых разных сторон и по самым разным основаниям.

Лев Рубинштейн:

Как вы думаете, если бы в году, допустим, 1942-м местная администрация города, например, Харькова или, скажем, Смоленска вдруг решила бы провести соцопрос местного, оставшегося в городе населения на предмет лояльности или нелояльности к Рейху и к его внешней и внутренней политике, каков был бы результат? В процентах?

Аркадий Бабченко:

И вот крымчане такие: да, мы согласны, чтобы Крым считался Украиной в обмен на электроэнергию, вот 93 процента проголосовал «за», давайте, подписывайте соглашение и включайте рубильник, чота не сложилось, устали мы тут мерзнуть — и Кремль такой: да, без базару, все, Крым — Украина, сливаемся, пацаны, выводим войска, ничего не было, Крым это опять Украина, мы по телефону спросили, врубайте электричество бандеры, это мы чота просто неотдуплили пару лет назад, непонятки просто вышли, нещитово, все-все, ша, уже все ушли и Севастополь тоже Украина, нехай щастыть, кто не скачет, тот эмэскаэль.

Николай Травкин:

Только очень крутой правитель может позволить себе ни с того, ни с сего задать вопрос подданным, а согласны ли они "потерпеть временные трудности...?"

И только тот народ, для которого временные трудности и есть единственно известная форма жизни отвечает без раздумий - "Да".

Марина Литвинович:

Опрос ВЦИОма в Крыму по поводу "готовности на жертвы" - это такой новый способ принятия политических решений, когда поддержкой жертв надо заручиться заранее. Так скоро, глядишь, ВЦИОМ будет опрашивать всю Россию и спрашивать: "Готовы ли вы к временным трудностям, связанным с незначительными перебоями в доставке продуктов в течение ближайших трех-четырех месяцев?»

Когда жертва заранее согласна быть жертвой - можно делать вообще все, что угодно.

Глеб Кузнецов:

Особенно трогательно, что "неправильный вариант" ответа - это прямое уголовное преступление, посягательство на территориальную целостность родного государства. И надо же - нашлось целых 7% идиотов, которые на звонок с незнакомого номера буквально одним своим словом совершили это самое преступление, предусмотренное ст 280 УК. Сейчас этим 7% это дело надо разъяснить (пусть и простив им глупость их по первоначалу), чтобы впредь на ясные вопросы люди давали ясные и однозначные ответы.

Очень будет здорово, если опыт будет расширен и углублен на другие разумные ограничительные вещи. Готовы ли вы потерпеть и не получать зарплаты\пенсии, закрыть больницы и школы, отдать Родине сбережения и собственность, учитывая сложность геополитической о обстановки и существование агрессивного блока НАТО?

Конечно, готовы. Обретение народом суверенитета можно только приветствовать. Государству в тяжелой ситуации суверенный народ встанет существенно дешевле. А именно недорогой народ сейчас нам и нужен. Без патернализма этого дурацкого - бараньего ожидания от государства того-сего, пятого-десятого - выходим из строя и громко говорим: "Не больно то и хотелось! Можем потерпеть. Делим с начальством риски и ответственность!"

Михаил Шнейдер:

С какого-то момента вдохновители этого маразма теряют бдительность и им становится пофиг, как они выглядят со стороны. При этом совершенно забывая исторические примеры СССР (август-1991) и Румынии (декабрь-1989)...

Андрей Десницкий:

- Здравствуйте, это номер 1234567890?
- Да.
- Мы проводим всероссийский опрос общественного мнения по срочному поручению президента. Скажите, вы готовы потерпеть ближайшие несколько эонов ради нашего конечного торжества?
- Ээээ... ну...
- Вы затрудняетесь с ответом, Иван Иванович?
- А откуда, собственно...?
- По номеру определили. Так вы готовы потерпеть?
- Ну это смотря...
- Так, не мямлите мне тут, у меня еще тут сто тридцать пять номеров для обзвона. Готовы или нет?
- Ну как бы в общем да...
- Я записываю: готовы. Правильно?
- Ну.
- Вы во всем доверяете и всё разделяете?
- Ну.
- Не ну, а отвечать как положено. Или затрудняетесь?
- Разделяю. Во всем.
- Большое спасибо за Ваш голос. Он обязательно будет учтен. У нас ведь демократия. Самая прямая. С новым годом, Иван Иванович!

Павел Святенков:

Несчастные невежественные постсоветские люди говорят: "Опрос по Крыму и Севастополю даст 90% за Россию. Зачем вы беспокоитесь?".

Важна, дорогие друзья, сама постановка вопроса. Пример. Если в монархическом государстве проводится референдум об отмене монархии, это значит, что монархия под ударом и рано или поздно будет отменена. Потому что референдумы можно проводить до бесконечности. Проиграют республиканцы на одном референдуме - организуют другой. В чём проблема? Народ суверенен, кто сказал, что результат вчерашнего референдума кого-то обязывает на будущее?

Иначе говоря, сам факт, что вопрос можно поставить на референдум, гораздо важнее результата референдума.

Да, на недавнем голосовании в Шотландии люди сказали "нет" независимости. Но прецедент создан и Шотландская национальная партия будет готовить новое голосование.

Австралия проголосовала против отмены монархии. Западными элитами решено, что при жизни нынешней королевы повторного референдума не будет. Но после её смерти возможны варианты.

Иначе говоря, сам факт, что РФ допускает на своей территории опрос о том, не являются ли её субъекты частью другого государства, гораздо важнее результатов опроса.

Значит, в РФ можно ставить под сомнение территориальное единство государство с помощью ничего не значащих "опросов". В "час Х" об этом могут вспомнить.

Егор Холмогоров:

Да с результатами всё понятно. Их можно было предсказать с точностью до процента.

Сомнения вызывает сама выставленная альтернатива.

На мой взгляд вопрос о принадлежности Украине не мог бы стоять ни в каком случае.

Впрочем, вот голоса в защиту опроса.

Ирина Алкснис:

Первое. Дефицит электроэнергии и веерные отключения - это очень плохо. И шапкозакидательство тут неуместно. Это существенные неудобства для граждан, и - что еще более важно - серьезный удар по экономике региона, которая, как известно, и так не процветает. Плюс сталкивается с существенными ограничениями из-за санкций.

Второе. Россия не могла подписать договор, в котором бы Крым назывался частью Украины. Но все "прелести" и последствия четырехмесячных перебоев в подаче электричества испытывали бы на себе не Путин и не Медведев с Новаком, а жители полуострова.

Именно поэтому ВВП дал поручение о проведении опроса. По существу, это разделение ответственности за решение, которое ухудшит и осложнит жизнь крымчан на ближайшие несколько месяцев.

В каком-то смысле это действительно повторный референдум, но уже без эйфории, розовых очков и представления о России как рае на Земле. Все это успешно выветрилось из представлений крымчан за последние почти два года.

Это "да" на "быть вместе в горе и радости, болезни и здравии", сказанное в ситуации "болезни". Наверное, можно сказать, что в каком-то смысле это "да" даже более ценное, чем сказанное в марте 2014 года.

Алексей Чадаев в "Известиях" восхваляет "прямую демократию":

Впервые со времён Земских Соборов глава государства при принятии важных внешнеполитических решений апеллирует напрямую к «гласу народа», за пределами «канонических» официальных институтов. И принимает решение на основании результатов полученной «обратной связи».

То, что для президента Путина данные опросов населения являются одним из важнейших инструментов при выработке управленческих решений, не новость для тех, кто давно следит за политическим стилем главы нашего государства. На вузовских лекциях по новейшей истории России я как-то предложил студентам перечислить случаи, когда принимаемые Путиным решения шли откровенно вразрез с социологически зафиксированным мнением большинства. Нашли ровно один: в вопросе о моратории на смертную казнь – президент ввёл его несмотря на то, что большинство выступало (и продолжает выступать) за сохранение высшей меры.

Других так и не вспомнили.

Павел Пряников:

Высшим непосредственным выражением власти народа является опрос ВЦИОМ

Глеб Павловский:

Прекрасная модель для президентских выборов: первый тур - днем 31 декабря. Вам звонят, пока вы готовите оливье с вопросом, кого из списка кандидатов вы предпочитаете. А второй тур - сразу наутро 1 января. Российская демократия должна выдержать такой расход, стационарные электоральные телефоны с двумя кнопками – «Да» и «Нет». И фамилия. Этот опрос ВЦИОМ – следующий шаг к превращению политической системы РФ в посмешище. Причем без всякой необходимости - это прихоть, и мы имеем дело с превращением прихоти в государственный институт.

Фёдор Крашенинников:

Зря мы все забыли о том, как в марте 2014 года масштабный опрос общественного мения в России по присоединению Крыма как бы заменил референдум. Зачем, мол, референдум, если большинство все равно за? Мы же аж 48 000 человек опросили! Невероятная выборка!
Между тем, социологический опрос - это именно что опрос, а референдум - это референдум. Для социологического опроса выборка не должна быть больше научно определенной. Зато для референдума или плебесцита важно именно массовое участие - потому что это, прежде всего, юридическая процедура с правовыми последствиями.
Так вот, теперь мы видим повторение фокуса: опросу придается не просто политическое значение, но он становится и основанием для решений в сфере экономики, которые как бы санкционированы «всем населением Крыма».
Если подобная практика будет применяться только в Крыму, то и фиг бы с ним, там нет хороших сценариев уже давно. Но вот если по такому же принципу будут приниматься решения для всей страны? Ни выборов, ни референдумов, ни плебисцитов не надо, есть ВЦИОМ и его прекрасная цифирь — так зачем же тратить деньги? Воля народа установлена, порукой тому - научные звания товарищей социологов из этой уважаемой организации, так какие же вопросы?
Об этом надо серьезно подумать. Под соусом «прямой демократии» нам тут такое подадут, что мало не покажется.

На многочисленную критику ответил наконец и руководитель ВЦИОМ.

Валерий Фёдоров:

Дерьмометам, возбудившимся по поводу нашего опроса в Крыму и Севастополе, отвечать не буду. Это всё персонажи известные, сто раз употребленные, проданные и купленные, так что разговаривать с ними считаю ниже своего достоинства. Тем же, кто искренне сомневается в полученных данных по разным соображениям, проведу небольшой ликбез. Надеюсь, он поможет привести мозги в работоспособное состояние. Итак:

1. Можно ли верить опросам людей, сидящим за новогодним столом, а то и лежащим мордой в салате? - не знаю. Наш опрос проходил с 14 до 19:00 31 декабря и с 10:30 до 15:00 1 января. Пьяных и мычащих респондентов - не зафиксировано.

2. Можно ли верить опросам, проводить которые поручил Путин? - Можно. Даже тем, которые Обама поручил проводить. Или Эрдоган. Не важно, кто поручает - важно, КТО проводит. Так что на кон мы ставим свою репутацию. Доверяете нам - верьте и этому опросу. Нет - идите дальше и не морочьте себе и другим голову.

3. Можно ли на основании опроса 3.000 крымчан говорить за весь Крым? - Можно. Даже на основании опроса 1.000 можно. Важно не сколько опрашивать, а как. Мы знаем, как. И наши коллеги, вне зависимости от убеждений, знают. А вы, скорее всего, не знаете. Так что, опять-таки, не морочьте себе и другим голову. Признайте за профессионалами право знать то, чего не знаете вы. Или учите свою жену щи варить.

Саша Сотник:

ВЦИОМ окончательно превратился в брехаловку из подворотни. Лексика главы ВЦИОМки достойна ее заказчика.

Сергей Пархоменко:

Кто увидит Федорова, передайте ему, что манера суетливо ерзать под клиентом всегда считалась вредной для профессиональной репутации шлюх.

Дарья Митина:

В последнее время мне по работе частенько приходится иметь дело с социологическими опросами.

Так вот, КМПКВ, мы запретим любые опросы населения.

Считайте это не злободневным комментарием к сегодняшним новостям, а выстраданной мировоззренческой позицией.

Олег Пшеничный:

В корне обсуждения лежит ошибка: как будто некий опрос действительно проводился и действительно что-то показал.

Станислав Яковлев:

И было, после сих происшествий Тиран искушал Крымчанина и сказал ему: Крымчанин! Он сказал: вот я.

Тиран сказал: возьми электричества твоего, единственного твоего, которого ты любишь, толстый кабель; и пойди в землю Алупка и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.

Крымчанин встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и толстый кабель электричества своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему Тиран.

На третий день Крымчанин возвел очи свои, и увидел то место издалека.

[простите, не могу, слезы душат, такая драматическая история]

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG