Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шарли и бог


Обложка специального выпуска Charlie Hebdo, посвященного годовщине нападения на редакцию журнала

Обложка специального выпуска Charlie Hebdo, посвященного годовщине нападения на редакцию журнала

Почему многие французы разочарованы тем, каким стал Charlie Hebdo спустя год после теракта в редакции

Сегодня – ровно год с момента теракта в парижской редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo, унесшего 12 жизней. Несмотря на все еще действующий режим чрезвычайного положения, введенный после серии терактов 13 ноября в Париже, на воскресенье в центре столицы запланирован массовый митинг в поддержку республиканских ценностей, а редакция "Шарли" опубликовала в годовщину терактов еще один специальный выпуск.

"Спустя год убийца все еще в бегах" – гласит заголовок на обложке специального номера журнала. Под ним – карикатура. Но не на пророка Мухаммеда, а на сей раз – на самого бога. Такой выбор "Шарли" вызвал во Франции оживленную полемику, за которой следила корреспондент Радио Свобода в Париже.

7 января прошлого года на утренней редакционной летучке судьба одного из старейших сатирических изданий Пятой республики совершила крутой поворот. Под пулями двух фанатиков-исламистов погибли ведущие карикатуристы "Шарли Эбдо". Террористы стремились стереть с лица Земли газету, которая, по их мнению, систематически пятнала честь их пророка. Братья Куаши, учинившие бойню в редакции, не предполагали, что своим кровавым актом спасут Charlie Hebdo от гибели. Еженедельник находился на грани финансового краха: подписчиков оставалась горстка, продажи в киосках фактически не приносили прибыли. Трагедия "Шарли" сплотила не только его постоянных читателей, но и французский народ в целом. Из чувства солидарности и из стремления защитить свободу слова и республиканские ценности люди ринулись раскупать еженедельник. Спецвыпуск после терактов вышел тиражом более восьми миллионов экземпляров. Ситуация постепенно стабилизировалась, главным образом благодаря пожертвованиям, дотациям и подписке.

Акция в поддержку журналистов Charlie Hebdo, Торонто, Канада, 11 января 2015 года

Акция в поддержку журналистов Charlie Hebdo, Торонто, Канада, 11 января 2015 года

На сегодняшний день "Шарли" стабильно продает порядка ста тысяч экземпляров в киосках. Вместо двух тысяч подписчиков перед терактом, теперь их у "Шарли" 180 тысяч. Как сообщал ранее финансовый директор издания Эрик Порто, редакции удалось отложить порядка 20 миллионов евро, на проценты от которых газета сможет безбедно существовать долгие годы, даже если вновь останется без подписчиков.

"Шарли Эбдо" сегодня – одно из самых богатых, засекреченных и охраняемых изданий Франции. В сентябре команда "Шарли" перебралась из своей временной редакции в здании газеты "Либерасьон" в новое помещение, в 13-м округе Парижа. Казалось бы, жизнь наладилась, можно спокойно заниматься любимым делом.

И тем не менее, добившись финансового благополучия, "Шарли" с определенной точки зрения так и не оправился от понесенной утраты. Судя по отзывам читателей в социальных сетях, в минувшие после теракта месяцы карикатуры "Шарли Эбдо" стали куда менее глубокими, гораздо менее смешными и нередко граничат с самой обыкновенной вульгарностью. Неоднозначную реакцию вызвал у французов и спецвыпуск еженедельника, посвященный годовщине трагических событий.

Директор и главный карикатурист "Шарли Эбдо" Лоран Сурисо, более известный по своему творческому псевдониму Рисс, сделал главным антигероем этого выпуска самого бога. Но это становится ясно, только когда читаешь редакционную статью Рисса. На первый же взгляд просто бегущий бородатый старик с озлобленным лицом, в окровавленной одежде, с автоматом за спиной. Заголовок не проясняет ситуацию: "Год спустя убийца все еще в бегах".

В своей колонке директор "Шарли" выступает против всех религий, отстаивая светские ценности. "Да, многие надеялись, что нас убьют. В их числе фанатики, отупевшие от Корана, но также и святоши из других религий. Все они желали нам ада, в который сами верят, за то, что мы осмелились смеяться над религиозными", – пишет Рисс. Он завершает словами: "Убеждения атеистов и светских могут свернуть гораздо больше гор, нежели вера верующих".

Один из первых выпусков Charlie Hebdo после нападения на редакцию в январе 2015 года

Один из первых выпусков Charlie Hebdo после нападения на редакцию в январе 2015 года

Парадоксальным образом, спецвыпуск "Шарли", цель которого – продемонстрировать, что газета жива как никогда, для многих во Франции стал свидетельством ее фактической смерти. Нет, "Шарли" продолжит выходить в свет, но для многих это уже не то издание, в знак солидарности с которым год назад более трех с половиной миллионов французов вышли на улицы. На сей раз многие не нашли в сатирическом еженедельнике той тонкой колкости и интеллектуальности, которая была присуща старому "Шарли". Судя по реакциям в социальных сетях, немало людей считают, что на сей раз позиция "Шарли" может быть охарактеризована как "террор светскости".

Мнения разошлись и в рядах самих журналистов "Шарли Эбдо". В СМИ нелестную оценку спецвыпуску дала Зинеб Разуи, одна из авторов еженедельника:

"Я нахожу нынешнюю обложку слишком размытой. В том смысле, что она не дает конкретного обозначения тому, кто на ней изображен. Вещи не названы своими именами. Сложно понять, идет ли речь о боге, о масоне, или вообще о Санта-Клаусе. Меня очень беспокоит будущее редакции".

Оживленная полемика ведется и в политических кругах. В левом лагере все больше слышны голоса в поддержку "Шарли", а вот в правоцентристской партии "Республиканцы" экс-президента Николя Саркози многие порицают нынешнюю позицию издания.

По словам Флорана Буди, парламентария от "Социалистической партии", он "не был шокирован новым выпуском". "Это и есть свобода. Юмор, карикатуры, возможность свободно выражать мысль – это основа демократии", – говорит Буди.

Противоположное мнение высказывает в беседе с журналистами Рашида Дати, депутат Европарламента от "Республиканцев". "Мы имеем право временами быть шокированными. Никто не может запретить нам чувствовать и переживать. Никто не может сказать: нет, нет, нет, мы все единогласно "за".

Лидер центристского "Союза демократов и независимых" Жан-Кристоф Лагард назвал карикатуру на бога бессмысленной провокацией: "Я вовсе не уверен, что провокация – это лучший ответ варварам".

В этом суть свободы слова

В свою очередь, в праворадикальном "Национальном фронте" убеждены: цель оправдывает средства, каким бы ни был выбор редакции "Шарли". Об этом журналистам сказал вице-президент партии Флориан Филиппо: "Не совсем понятно, что хотел сказать автор этой карикатуры. Но, как бы то ни было, у "Шарли" должно быть право говорить об этом и рисовать. В этом суть свободы слова".

Незадолго до публикации специального выпуска директор Charlie Hebdo объяснил свою позицию в интервью радиостанции Europe 1:

"Тогда, в январе, люди не задавались вопросом, нравится им или не нравится юмор "Шарли". Были убиты свободные журналисты и карикатуристы: хорошо это или плохо, вот в чем вопрос. Спор идет не о легитимности "Шарли". Не всем нравится наша газета, и это абсолютно нормально. Но после терактов вопрос был в том, как сохранить право свободно выражать свою мысль в демократическом государстве, если это способно привести к подобному насилию".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG