Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Если вы интересуетесь работой британского парламента и когда-нибудь посетите Вестминстерский дворец, то обязательно обратите внимание на памятник второму виконту Фолкленда Люшиусу Кэри, установленный в зале Святого Стефана. Виконт был интеллектуалом и серьезным политическим деятелем, но он и представить себе не мог, какую важную роль в истории страны сыграет правый сапог его памятника. Именно к сапогу Люшиуса Кэри 27 апреля 1909 года приковала себя суфражистка Маржери Хьюм и здесь же она кричала: "Дела, а не слова!" При аресте Маржери была повреждена шпора на сапоге. Эта сломанная шпора и металлическая табличка на стене – памятник Хьюм и другим женщинам, которые боролись за право голоса в Великобритании.

Если же вам посчастливится оказаться в центральном восьмигранном зале Вестминстерского дворца, то, насмотревшись на великолепные золотые мозаики потолка, найдите дверь, через которую можно увидеть стенды, посвященные суфражисткам. Решетки прежде были установлены на отдельных галереях для женщин. В 1908 году суфражистка приковала себя к ним: "Мы слушали вас из-за этих оскорбительных решеток слишком долго!" Весь политический центр Лондона, все общеизвестные городские топонимы – это памятные места прошлых и нынешних протестов за права женщин.

В путеводителе по парламенту тексты о борьбе за право голоса занимают в общей сложности две страницы. Имя Маржери не упоминается, хотя история про памятник присутствует. На странице 17 размещен портрет суфражистки и журналистки Маргарет Хейг Томас, виконтессы Ронда, которая была лишена наследственной возможности заседать в палате лордов, потому что была женщиной. Упоминаются имена Констанции Маркевич – первой женщины, избранной в палату общин, и Нэнси, виконтессы Астор – первой женщины, занявшей место в парламенте. Рассказывается и про известный эпизод в шкафу. 2 апреля 1911 года суфражистка Эмили Дэвидсон переночевала в шкафу в подземной часовне Святой Марии, для того чтобы позже указать во время переписи населения в графе "Место жительства" адрес "Палата общин". Эмили погибла, протестуя против политического неравенства, бросившись под лошадь на скачках в Эпсоме.

После столетий безрезультатной мирной борьбы женщины нарушили мужскую монополию на насилие и перешли к радикальным действиям. Суфражистки отказывались сотрудничать с мужчинами, срывали политические заседания и светские мероприятия, приковывали себя к решеткам дворцовых оград, били витрины, бросали кирпичи, булыжники, бомбы, топтали клумбы, поджигали дома и почтовые ящики, нападали на политиков и полицейских, резали картины в Национальной галерее, выстраивались в девятикилометровую цепь, нападали на полицейских. Суфражисток отправляли в тюрьмы и на каторгу, они объявляли голодовки, подвергались пыткам, мучительным процедурам принудительного кормления.

Одной из традиционных тем для дискуссий о суфражистках уже столетие является вопрос, помешала или помогла их борьбе радикальная тактика. Подобная постановка вопроса предполагает, что угнетенные обладали альтернативными возможностями. Это отличный способ провести время – придумывать варианты героической деятельности, заниматься поисками идейно-политических ошибок, сидя в безопасности и наслаждаясь плодами чужих достижений.

Кроме того, пытаясь обесценить феминистское направление борьбы за права человека, часто высказывают мнение об изначальной изолированности и бессмысленности движения за женские права, о изолированности и бессмысленности современного радикального фем-движения.

Существуют сильные идейные и личные связи между женскими группами в разных странах, женское движение – часть борьбы за остальные ключевые права и вдохновляется успехами/методами/манифестами других групп. Как и прежде.

Суфражистки требовали политического и экономического равноправия: они хотели иметь возможность активного (избирать) и пассивного (избираться) участия в выборах, хотели иметь право распоряжаться собственностью, право на развод, право на образование, право выбора профессии, право на заработок, право на опеку над собственными детьми, право на достойные условия и оплату труда, право на свободу от физического насилия. Антиалкогольная социальная политика была одной из основных изначальных тем феминистского движения. Таким образом, требования женщин не исчерпывались правом голоса, это было лишь одно из требований, идея-таран, один из этапов борьбы. Каждый из лидеров интернационального движения за права голоса и столетие назад одновременно занимался двумя-тремя другими направлениями протеста, такими как антивоенное, рабочее, зоозащитное и другие.

Сейчас проходят мировые премьеры нового британского фильма "Суфражистка". Это первый фильм, который снимали в Вестминстере. В магазине парламента целая секция стеллажа отдана под атрибутику в зелено-бело-фиолетовой гамме – и на самом деле это здорово, такого никогда не бывало. Книги, чашки, банки, сумки, игральные карты, значки, брелки и даже настольная игра со слоганами "Голоса для женщин". Много поводов для общественного диалога.

Современное издание Pank-A-Squith, настольной игры, появившейся в 1909 году. Раньше игру продавали в магазинах Women’s Social and Political Union, а теперь её можно купить в Вестминстерском дворце. Цель игры - помочь суфражисткам добраться до здания парламента

Современное издание Pank-A-Squith, настольной игры, появившейся в 1909 году. Раньше игру продавали в магазинах Women’s Social and Political Union, а теперь её можно купить в Вестминстерском дворце. Цель игры - помочь суфражисткам добраться до здания парламента

Фильм кому-то понравится, кому-то откроет глаза на то, что вообще-то борьба за права женщин – явление не новое. Но феминистки будут этой лентой разочарованы. Да, мы должны быть благодарны авторам за то, что фильм существует, что они попытались отметить юбилейную дату и просветить публику, однако неясно, как на таком серьезном историческом фундаменте можно было выстроить столь слабую картину. Лидеры женского движения мелькают на заднем фоне, зато один из главных героев – терзаемый сомнениями полицейский, часть пожирающей женщин системы, – забирает огромное количество экранного времени. Фильм похож на первую серию малобюджетного сериала. Истории не выстраивается, мотивы главных героев неочевидны. Идеи рассыпаны на отдельные реплики, висят в воздухе, не имеют прошлого и будущего. После просмотра этого фильма обыватель вообще не поймет, чего хотели суфражистки.

Дискриминация феминисток, не обладающих ресурсами или привилегиями, наблюдалась в движении сто лет назад, и она остается актуальной проблемой сейчас

На лондонской кинопремьере 7 октября 2015 года присутствовали современные молодые феминистки из группы Sisters Uncut, они задержали начало мероприятия на 15 минут. Феминистки прорвались за ограждение, легли на красную ковровую дорожку, предназначенную для кинозвезд, сцепились локтями и начали скандировать: "Мы – суфражистки!", "Мертвые женщины не могут голосовать!", "Борьба не закончена!" Загорелись файеры трех цветов, было много плакатов и слоганов. Полицейские принесли части ограды с рекламой фильма и установили их вокруг протестующих. Это выглядело абсурдно, активистки встали и продолжили скандировать, подняв кулаки.

На фейсбук-странице Sisters Uncut (почти 12 тысяч лайков) ведется хроника акций протеста группы, ведущей борьбу с домашним и сексуальным насилием против женщин и сосредоточившейся сейчас на противостоянии с сексистской и расистской социальной политикой. Современные британские феминистки устраивали многочисленные демонстрации в центре города и митинги на площади перед парламентом, сделали "кровавым" фонтан на Трафальгарской площади ("Они режут, мы истекаем кровью"), вывешивали транспаранты на политических заседаниях. Sisters Uncut используют суфражистский триколор для своей символики.

Активисты Sisters Uncut пришли на кинопремьеру, чтобы сказать: каждую неделю в Британии из-за мужского насилия гибнут две женщины; чтобы заявить о сокращении финансирования служб помощи жертвам насилия и урезании социальных льгот, таких как юридическая помощь, жилье, психологические службы, приюты. О том, что в социальной поддержке отказывают в первую очередь наиболее уязвимым женщинам – представительницам этнических меньшинств и квир-сообщества. Sisters Uncut раскритиковали новый фильм, говорили о "белой" киносъемочной группе и попытке написать белую фем-историю.

Дискриминация феминисток, не обладающих ресурсами или привилегиями, наблюдалась в движении сто лет назад, и она остается актуальной проблемой сейчас. И это одна из причин, по которой совершенно необходимо смотреть и обсуждать новый фильм.

Интересна социальная позиция режиссера фильма Сары Гаврон, которая происходит из аристократической и чрезвычайно богатой семьи. Отец Сары, миллионер и филантроп барон Гаврон из Хайгейта и Боро Кэмден, являлся пожизненным пэром Палаты лордов, был награжден орденом Британской империи. Таким образом, у Сары с рождения было несоизмеримо больше ресурсов для самореализации и для политической борьбы на совершенно нерядовом уровне. Именно благодаря Саре Гаврон туристы, посещающие Вестминстер, могут приобрести чашку со слоганом "Голоса для женщин", символизирующую одно из самых радикальных британских политических движений. За этим девизом стоят миллионы женщин, которые пожертвовали всем, что имели, и посвятили жизнь феминистскому движению. Как же теперь пить из этой чашки?

Любава Малышева – гражданский активист, фотограф-документалист, живет в норвежском городе Берген

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG