Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Люди, которые не хотят взрываться


На снимке, сделанном турецким журналистом, – полицейский сопровождает задержанного гражданина России. Адвокаты утверждают, что трое россиян арестованы не после, а накануне теракта в Стамбуле

На снимке, сделанном турецким журналистом, – полицейский сопровождает задержанного гражданина России. Адвокаты утверждают, что трое россиян арестованы не после, а накануне теракта в Стамбуле

История задержания россиян в связи с терактом в Турции обрастает новыми противоречивыми подробностями

Противоречивая и неполная информация поступает из Турции о судьбе троих российских граждан, задержанных местной полицией на этой неделе – как полагают, в связи с терактом в центре Стамбула 12 января. Эксперты полагают: несмотря на проблемы в двусторонних отношениях, специальные службы Турции и России не сворачивают тесного сотрудничества и обмениваются информацией о тех, кого считают потенциальными террористами и их пособниками.

Айдар Сулейманов и Руслан Хайбуллов из Татарстана, а также дагестанец Камалудин Бабаев, по сведениям их адвоката и местных журналистов, задержаны за день до теракта в ходе операции, проводившейся сотрудниками турецких правоохранительных органов в нескольких городах страны. В результате этих рейдов за решеткой оказались семь человек, хотя вначале сообщалось о нескольких десятках задержанных. Турецкие СМИ при этом сообщили, что россияне попали в полицию 13 января.

В пятницу стало известно о том, что 31-летний Айдар Сулейманов отпущен на свободу. Днем ранее представитель МИД России сообщила о его возможной причастности к вербовке добровольцев в террористическую группировку (ее деятельность запрещена во многих странах мира) "Исламское государство". По данным министерства, в минувшем году Сулейманову было заочно предъявлено соответствующее обвинение в России (информация разнится – то ли прокуратурой Татарстана, то ли по линии ФСБ), он якобы объявлен в розыск по линии Интерпола, однако в открытой базе этой полицейской организации имя и фамилия Сулейманова, который уже около трех лет проживает вне территории России, не значатся. Корреспондент газеты "Коммерсант" сообщил в Twitter, что досье вышедшего на свободу Сулейманова "передано в турецкую миграционную службу".

Несмотря на усложнение отношений с Россией, здесь до сих пор предвзято относятся к "русским мусульманам", перебравшимся в Турцию – чаще всего из-за притеснений властей на родине

Хайбуллов и Сулейманов, по сообщениям с места событий, остаются в депортационном центре, куда их поместили после многочасового допроса 13 января в местной прокуратуре. Оттуда граждан России, вероятно, могут отпустить восвояси – а могут, как полагает адвокат из Антальи Нурали Читил, и депортировать из страны. Срок ареста 33-летнему Камалудину Бабаеву, похоже, продлен, но какого рода обвинения ему предъявлены и предъявлены ли вообще – непонятно. Есть также информация о том, что российская сторона передала в Турцию досье, в котором может сообщаться о связях Бабаева "с бандформированиями".

Знакомые Хайбуллаева и Сулейманова сомневаются в их причастности к террористическим организациям: это якобы спокойные верующие люди, ведущие семейный образ жизни. Сулейманов в коротких интервью российским газетам сообщил, что поводом для задержания стали хранившиеся в его мобильном телефоне фотографии и видеоматериалы, косвенно связанные с "Исламским государством" и обороноспособностью Турции. Россиянин, в 2014 году уже попадавший в зону внимания турецкой полиции, насколько можно понять из его путаных слов, остается под подозрением у местных спецслужб. О Бабаеве известно, что он практиковал ислам в одной из главных салафитских мечетей Дагестана. От общения с представителями консульской службы РФ все трое россиян отказались.

За судьбой задержанных турецкой полицией мусульман в Анталье следит парижский фотограф и документалист Ольга Кравец, уже более года собирающая информацию для cвоего мультимедийного проекта, рассказывающего о перешедших в ислам и переехавших из Россию в Турцию русских. Ольга записала более двадцати подробных интервью – о причинах смены веры, мировоззрения, о причинах, заставивших этих людей покинуть Россию.

В Анталью Кравец на сей раз приехала для наблюдения за открывшимся на уходящей неделе судебным процессом над Алексеем Алексеевым. В "прошлой жизни" Алексеев был активистом мусульманской общины в Тюмени, занимался продажей халяльных товаров и предметов исламского культа. В 2013 году за размещение в сети запрещенного в России фильма "Зов к мусульманской умме" его приговорили к 350 часам общественных работ, и после отработки наказания Алексеев вместе с женой перебрался в Турцию. В ноябре 2015 года его арестовали (тогда, накануне саммита "Большой двадцатки" в Анталье в числе задержанных полицейскими оказались двадцать выходцев из России), обвинив в причастности к терроризму. Как считает Алексеев – необоснованно. Поначалу по делу проходили восемь россиян, до суда "дошел" один только Алексеев, остальные отпущены на свободу.

Теракт в Стамбуле и задержание россиян на время переключили внимание Ольги Кравец на другую тему:

Ольга Кравец

Ольга Кравец

– Я несколько раз разговаривала с адвокатом задержанных 11 января россиян. Все они – практикующие мусульмане, проживающие на постоянной основе в Турции, двое помещены в депортационный центр, третий находится в тюрьме, так как в стране отсутствует система СИЗО. Видеозапись, широко распространенная в сети как видео ареста, на самом деле – съемка около того места, куда россиян доставили на допрос. Я общалась с местным журналистом, который живет и работает в Анталье, он показал фотографию, сделанную 13 января, и объяснил детали. По итогам допроса, продолжавшегося целый день, прокуратура постановила двоих задержанных отпустить, а третий подозревается в поддержке "Исламского государства", и в отношении него продолжается дело.

Два человека, которых суд отпустил, попали в руки миграционных властей и помещены в депортационный центр. Дальнейшая их судьба неизвестна; вероятно, их будут пытаться выдворить из страны. Адвокаты настаивают на том, чтобы задержание этих троих россиян "не привязывалось" к взрывам в Стамбуле, потому что они были задержаны за день до случившегося. Несмотря на усложнение отношений с Россией, здесь до сих пор предвзято относятся к "русским мусульманам", перебравшимся в Турцию, перебравшимся чаще всего из-за притеснений властей на своей родине. Подозрительно относятся к мотивам переезда, потому что знают: Турция действительно является транзитным коридором на пути в зону под контролем "Исламского государства". Все мои источники соглашаются в том, что здесь часто задерживают невиновных людей. В частности, вот почему: когда арестуют настоящего сторонника "Исламского государства", он отказывается давать показания, потому что не признает светский суд. Российские граждане исключения не составляют. Но таких немного – подавляющее большинство арестованных принимают суд как юридическую инстанцию и дают показания, выступают, участвуют в процессе.

– Вы собираете информацию о российских мусульманах, которые находятся в Турции. Какое у вас общее впечатление об этих людях?

– Проект, над которым я работаю, посвящен исключительно славянам, принявшим ислам. Можно долго говорить о причинах, они у всех абсолютно разные: у кого-то это духовный поиск, а у кого-то конкретные события в жизни, повлиявшие на выбор жизненного пути, встречи с другими россиянами, которые "родились в исламе" и убедили новообращенных в том, что это – лучшая религия. Российские спецслужбы традиционно очень подозрительно относятся к "русским россиянам", перешедшим в ислам, обычно видят в них прямых последователей "Исламского государства". Когда я начинала этот проект, термин "Исламское государство" еще нечасто употреблялся, но в России к таким мусульманам регулярно предъявляли различные претензии в связи с ситуацией на Кавказе. Тогда в Турции в русских мусульманах видели скорее вероятных шпионов, засланных спецслужбами России.

Депортационный центр в Анталье: игра кошки с мышкой. Фото Ольги Кравец

Депортационный центр в Анталье: игра кошки с мышкой. Фото Ольги Кравец

По многим причинам эти люди выбирают Турцию как место, где можно обосноваться: в этой стране перемешаны европейские и азиатские ценности, есть возможность свободно исповедовать ислам, женщины могут носить хиджабы и не подвергаться при этом унижениям. В последнее время, в связи с обострением ситуации в Ираке и Сирии, положение еще более осложнилось. Но задержания русских в Турции случались и раньше. В начале 2014 года один из россиян, Григорий Мавров, провел в миграционном центре несколько месяцев после того, как выступил по турецкому телевидению и рассказал о том, как преследуют мусульман в России. Он до сих пор оспаривает это задержание, которое считает незаконным, в стамбульском суде, и уже более двух лет не может выхлопотать документы для полноценной жизни в стране, хотя получил через суд право на убежище. Вообще сейчас к теме исламского терроризма привлечен гораздо больший общественный интерес, чем прежде, но на самом деле это ведь проблема далеко не новая.

– Можно ли определить количество "русских мусульман" в Турции?

Люди в нашей умме делятся на два типа: одни хотят жить тихо, а другие хотят взрываться

– В Турции переселенцев из России – пара десятков тысяч. Сколько этнических русских, перешедших в ислам, сказать сложно, никто такой статистики не ведет – вероятно, сотни. Более точных данных я вам дать не могу, хотя уже год спрашиваю об этом у всевозможных экспертов.

– Широко известен случай московской девушки Варвары Карауловой, которая пыталась попасть из России в районы под контролем "Исламского государства". Ее задержали в Турции, сейчас она находится под следствием в заключении в России. Несколько дней назад сообщалось еще об одной российской гражданке, которую тоже задержали на полпути к террористам. Наколько типичны такие случаи?

– Один из моих героев сказал: "Люди в нашей умме (общине) делятся на два типа: одни хотят жить и сидеть тихо, а другие хотят взрываться". Определенная часть выходцев из России использует Турцию как транзитный коридор на пути в "Исламское государство", поскольку это безвизовая для россиян страна. Люди, с которыми я работаю, – те, кто исповедуют "мирный ислам" (если можно употреблять такое выражение), люди, которые сделали Турцию своим домом. По данным последнего исследования, опубликованного американской Soufan Group, среди боевиков "Исламского государства" на территории Сирии находятся 2400 граждан России, хотя ранее другие эксперты приводили более скромные цифры – от 1200 до 1500 человек. Мы можем предположить, что большинство из них попали на территорию Сирии через Турцию. Я лично с вербовщиками не сталкивалась, потому что они не являются частью моего проекта, но знаю, что центры вербовки существуют.

– Расскажите, пожалуйста, о судьбах людей, с которыми вы встречались, – о принявших ислам русских, которые приехали в Турцию. Как складывались их судьбы?

– Ну вот один из таких людей – Максим Байдак, бывший националист из Санкт-Петербурга. Пока он являлся националистом, то не привлекал внимания ФСБ. После длительных размышлений о судьбах мира и под влиянием 11 сентября в США Максим начал изучать ислам и из русского националиста стал мусульманином. И очень быстро привлек внимание спецслужб, его арестовали "в чеченском стиле", жестко, доставили сразу в суд. А судья сказала: "Вы не имели права арестовывать человека только потому, что он мусульманин". Это дало Байдаку передышку и возможность убежать в Турцию, где он живет уже несколько лет, преподает в университете Эрзурума.

Максим Байдак в Турции. Фото Ольги Кравец

Максим Байдак в Турции. Фото Ольги Кравец

– Турецкие власти присматривают за такими переселенцами? Или они живут более-менее спокойно?

– Иногда еще как следят! Только что начался процесс по делу Алексея Алексеева, которого задержали перед началом саммита G-20, в ноябре минувшего года. Алексей – один из тех людей, который говорил мне так: "Если можно жить в Турции спокойно и никого не трогать, не привлекать внимания, то это хорошая для меня страна". Мы неоднократно с ним встречались, обсуждали происходящее в Сирии. Он заявил на суде, что действительно был в контакте с находящимися на территории Сирии соотечественниками, но является ли это достаточным доказательством членства в "Исламском государстве"? Я знаю многих людей, которые переписываются с теми, кто находятся в Сирии. Мне тоже неоднократно предлагали вступить с ними в контакт, но, поскольку я работаю с визуальным материалом, то для меня разговоры в скайпе и скриншоты представляют мало ценности.

Адвокат утверждает, что Алексеев невиновен, то же самое заявил судье и он сам, но процесс будет длиться еще неизвестно сколько. В других случаях (вот как Максим Байдак, которого я упомянула) русские переселенцы ведут себя более открыто, выступают в прессе, хотят сотрудничать с турецкими правозащитниками, рассказывать о проблемах мусульман в России. Понятно, что об их существовании и деятельности турецким спецслужбам прекрасно известно.

– Что им "предъявляют" в случае задержания? Пособничество "Исламскому государству?"

– Вы правы, именно таково трафаретное обвинение. Как правило, информационная, логистическая поддержка, членство в "Исламском государстве".

– Русские мусульмане живут по всей стране или сконцентрированы в крупных городах – в Анталье, которая лучше известна в России, в Стамбуле, Анкаре?

Русский, принявший ислам, зачастую поначалу оказывается один. Его отвергают родственники и друзья, его не до конца признают те, кого сегодня часто называют "этническими" мусульманами"
– В принципе, люди, которые приехали в Турцию, получили здесь вид на жительство, купили квартиру, имеют право жить где им угодно. Но есть такой момент: в более спокойных, нетуристических районах иностранцу сложнее обосноваться, купить квартиру, зарегистрироваться, поэтому волей-неволей все равно большинство выбирает крупные города. В Турции очень сложный механизм предоставления политического убежища, получить его практически нереально. Тот, кто предпринял попытку, и она оказалась успешной, получает предписание, где ему проживать. Он должен ходить отмечаться в полицию и без разрешения властей не может сменить место жительства, даже отправиться в путешествие по стране, за границу выезжать тоже запрещено.

– Расскажите чуть подробнее о формате вашего проекта. Что, собственно, станет итогом вашего исследования?

– С проблемами, которые могут возникнуть у мусульман, живущих на территории России, я столкнулась, работая в течение 10 лет в Чечне, в том числе и над групповым проектом "Грозный: девять городов", в котором мы, в частности, подробно разбирали "ислам от Рамзана". Не думала, что когда-либо скажу это, но у чеченцев есть неоспоримое преимущество: их мусульманская община проживает компактно. А русский, принявший ислам, зачастую поначалу оказывается один. Его отвергают родственники и друзья, его не до конца признают те, кого сегодня часто называют "этническими" мусульманами". В Турции я решила подробнее изучить эту тему, возникла идея фотопроекта: я решила выяснить, почему Россия преследует людей за их исламскую веру. Но когда мои собеседники стали рассказывать о том, как они приходят к исламу, как происходят духовные поиски, я поняла, что это не менее важная часть всей конструкции. Разговоры в этом моем проекте, может быть, гораздо важнее фотографий. Я планирую создать книгу, из портретов и прямой речи. Потому что каждая такая история неповторима.

Алексей Алексеев с семьей. Фото Ольги Кравец

Алексей Алексеев с семьей. Фото Ольги Кравец

– Вы уже около года занимаетесь этой темой и, видимо, на своем опыте могли понять, как изменилась атмосфера в Турции под влиянием последних политических событий. Я имею в виду и конфликт с Россией, и возросшую угрозу "Исламского государства". Вам сложнее сейчас работать в Турции, чем несколько месяцев назад?

Мои герои говорят: логику Турции абсолютно невозможно понять

– На себе я этого не ощущаю, в отличие от моих героев, а я со всеми ними поддерживаю постоянную связь… Собственно, так я и узнала о том, что Алексеева арестовали и что будет суд. Я готовила публикацию, хотела что-то у него уточнить. Он не отвечал на письма, я написала его супруге, спросила, как дела, и она послала мне голосовое сообщение. Срывающимся голосом рассказала о том, что Алексей арестован, а она депортирована в Россию, и что дальше будет, она не знает. У меня-то пока никаких проблем нет, и на этот раз я тоже спокойно пересекла границу, спокойно прошла в здание суда. Но мои герои говорят: логику Турции абсолютно невозможно понять. Многие из них – особенно те, кто просили убежища и защиты от произвола властей у себя дома, – рассчитывали, что охлаждение российско-турецких отношений во многом поможет их кейсам. Но на самом деле преследования продолжаются. И они сами, и эксперты, с которыми я встречаюсь, уверены: несмотря на конфликт на политическом уровне, российские и турецкие спецслужбы продолжают активное сотрудничество, – рассказала в интервью Радио Свобода работающая сейчас в Турции документалист и фотограф Ольга Кравец.

В Турции сохраняется относительно высокий уровень террористической угрозы, правоохранительные органы этой страны регулярно проводят рейды с целью арестов террористов и их пособников. Жертвами теракта на центральной стамбульской площади Султанахмет 12 января стали 10 человек, еще 15 получили ранения. Взрыв, как сообщили турецкие власти, устроил террорист-смертник из Сирии, боевик "Исламского государства". Он был зарегистрирован иммиграционной службой за неделю до взрыва, но в розыске как пособник террористов не числился. Сообщается также, что исламские экстремисты готовили нападение на американское консульство в Стамбуле.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG