Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Театр музыкальных инструментов от XXI до XVI века


Рисунок Арнольда Шенберга

Рисунок Арнольда Шенберга

Эту музыку нельзя услышать, не увидев

Центр современной музыки Московской консерватории и Театральный центр имени Вс. Мейерхольда представляют музыкально-мультимедийный проект «Театр музыкальных инструментов от XXI до XVI веков».

Проект включает четыре вечера, в каждом из которых музыка по-своему взаимодействует с театральным пространством (Центр Мейерхольда) либо театральное действие переносится в концертный зал (Рахманиновский зал Консерватории).

Авторы проекта предлагают проследить историю взаимоотношений театра и музыки ретроспективно: начиная с рубежа XX-XXI веков, когда появился жанр инструментального театра (или театра музыкальных инструментов) – и до рубежа XVI-XVII веков, когда еще только зарождались традиционные формы музыкально-театрального синтеза.

В программах цикла будут представлены российские премьеры Dressur (1977) основателя жанра инструментального театра Маурицио Кагеля (31 января) – впервые в нашей стране этот жанр будет представлен в сценической режиссерской версии – и оперы «Медея» (1775) Иржи Бенды в концертной постановке (17 февраля).

В рамках проекта также пройдут лекции о «театре музыкальных инструментов» разных эпох.

30 января

ЦИМ

Мультимедийный проект «История любви»

Музыка Арнольда Шёнберга, Антона Веберна, Альбана Берга, Франца Шрекера, Ганса Пфицнера, Александра фон Цемлинского.

Автор проекта — Рауф Фархадов

Режиссёр и автор видеоряда — Рауф Мамедов

Вокал — Фарида Мамедова

Фортепиано — Гюльшан Аннагиева

Два рассказа, две не связанные между собой, два ряда - музыкальный и видео. Монолог женщины о своей жизни и судьбе, своеобразный Liederabend, музыка раннего экспрессионизма, и видео-история отношений мужчины и женщины, история от Адама и Евы до наших дней... кадры из фильмов Антониони, Бертолуччи, фон Триера, картины Магритта, Босха, авторская живопись и кинематограф Р.Мамедова...

Каждая из историй развивается по собственному сценарию, то один, то другой поворот сюжета выходит на первый план, а зритель пребывает между трагически-экспрессионистским монологом Женщины и экспрессивно-абсурдным ощущением, что «с самого начала что-то пошло не так».

31 января

ЦИМ

«Положение вещей»

Маурицио Кагель - «Dressur» для трех перкуссионистов (российская премьера)

Фарадж Караев - «Положение вещей» для инструментального ансамбля

Эту музыку нельзя услышать, не увидев.

«Студия новой музыки» начинает серию спектаклей в жанре театра музыкальных инструментов, где инструменты становятся «персонажами», а оркестранты – в буквальном смысле «действующими лицами». Композиторские «партитуры действия» становятся предметом режиссерского осмысления, а игры звука получают новое, пространственно-театральное измерение.

В двух частях спектакля будут сыграны «Dressur» основателя жанра Маурицио Кагеля и «Положение вещей» одного из пионеров этого направления в России Фараджа Караева.

17 февраля

РЗК

«О богах и героях – танцевальная и театральная музыка XVI – XVIII веков»

Мадригалы и канцоны XVI-XVII вв.

Г. Перселл - Сюита из музыки к театральным спектаклям (обработка А. Гроца для двух клавесинов)

И. Бенда - «Медея» (1775), мелодрама для четырех персон (чтецы, актеры) и оркестра, при участии ансамбля пантомимы (российская премьера)

Исполнители:

Ансамбль TIME OF DANCE

Художественный руководитель Наталья Кайдановская

АнсамбльMUSICA TEMPORA

Вокальный ансамбль студентов ФИСИИ

Художественный руководитель Андрей Андрианов

Камерный оркестр ФИСИИ

В театральном проекте противопоставляются две эпохи – музыка и танцы второй половины XVI века, когда придворный и театральный танец были идентичны, и высоко поставленные особы танцевали наравне с профессионалами; и музыка второй половины XVIII века, когда балет становится пантомимным зрелищем и на сцене – исключительно профессионалы.

В осуществляемой постановке соединяются музыкальная драма и текст, который читают актеры (работа над барочным текстом и жестом Джед Венц), а также балетная пантомима эпохи Новерра (постановка Наталии Кайдановской).

В концерте будет представлена российская премьера реконструкции оперы «Медея» чешского композитора XVIII века Иржи Бенды. Иржи (Георг) Антонин Бенда (1722 – 1795) – один из наиболее крупных композиторов, близких к Мангеймской школе, известный своими симфониями, инструментальными концертами, камерной музыкой и прежде всего операми и мелодрамами. Жанр мелодрамы, т.е. текста, рассказываемого на музыку, известный еще со средневековых мираклей и ставший модным видом музыкального театра в 18 веке, нашел в Бенде своего лучшего представителя. Его трагические мелодрамы «Ариадна на Наксосе» и «Медея» проходили с невероятным успехом по различным городам Германии, перевод «Медеи» с оригинального немецкого текста Фридриха Вильгельма Готтера (1746-1797), поэта из круга Гёте, появился на чешском, итальянском и датском языках, партитуры изданы еще при жизни Бенды. После премьеры «Медеи» 1 мая 1775 г. в Лейпциге, исполнения мелодрамы прошли в том числе в Берлине, Гамбурге, Мюнхене, Вене, Праге и проч. 12 декабря 1778 г. Моцарт писал отцу с восторгом от музыки и постановки в Мангейме. Бенда заявил о себе как мастер драматической формы, умелых музыкальных характеристик и изобразительности в музыке, наконец, идеальной синхронизации деталей речевого текста с сопровождающей музыкой.

В настоящем, достаточно экспериментальном, исполнении «Медеи» действующие роли разделены на актеров-чтецов и актеров-танцоров, т.е. мелодраматический текст декламируется – в полном согласии с принципами и техникой барочной декламации и риторики – а отсутствие театральной сцены компенсируется танцевальной пантомимой.

Русский текст: Федор Софронов

Консультант по мелодекламации и барочным жестам: Джед Вентц (Нидерланды/США)

26 февраля

РЗК

МЕНЯ ЗОВУТ ЭРИК САТИ, КАК И ВСЕХ

(Эрик Сати в слове, музыке и фильме)

В программе:

«Перезвон для пробуждения Великого царя обезьян», фанфары для двух труб

Гимнопедия No.1, Три мелодии, Ogives I-IV («Стрельчатые арки»), Прелюдия к «Сыну звёзд», «Детство Ко-ко» для фортепиано

«Привет, знамя», «Je te veux» для голоса и фортепиано

«Мебельная музыка» для ансамбля

«Сократ», симфоническая драма для тенора и фортепиано, на тексты из «Диалогов» Платона

«Спорт и развлечения», цикл фортепианных пьес, 1914, с текстами Сати и видеопроекцией.

Три песни любви (Trois chansons d'amour) для голоса и ф-но, тексты Сати, 1914.

«Предпоследние мысли», 3 пьесы для ф-но, тексты Сати, 1915.

«Эксцентричная красавица» (серьёзная фантазия) для фортепиано в 4 руки, 1920.

«Cinema», симфонический антракт из балета «Отмена» («Relache»), 1924, фильм Рене Клера с музыкой Сати (1924). В фильме участвуют среди прочих Эрик Сати, Рене Клер, Франсис Пикабиа, Марсель Дюшан, Ман Рей.

Программа сопровождается выдержками из литературных сочинений и писем Э.Сати.

Исполнители:

Екатерина Кичигина, сопрано

Доминик Плото (Dominique Ploteau), тенор, Франция

Алексей Любимов, фортепиано

Михаил Сапонов, рассказчик, чтец.

Видео: Фалько Ристер, Германия

Ансамбль «Студия новой музыки»

Дирижер Игорь Дронов

Появление Эрика Сати на музыкальном горизонте Парижа было не слишком заметным. Его воспринимали как странного маргинала-антивагнерианца, ироничного зубоскала, раздражавшего своими парадоксальными высказываниями практически все слои музыкального сообщества 1890-х гг. Работа тапёра в известном кафе Le Chat Noir («Чёрный Кот»), посещаемом всей музыкальной элитой Парижа, позволяла ему, наблюдая за горячими спорами между вагнерианцами и их противниками-импрессионистами, дистанцироваться в свою «добровольную», хотя и несколько экзотическую, бедность («в белом», «неподвижно» – гласят исполнительские ремарки в сочинениях тех лет). Ненадолго увлёкшись эзотерикой закрытой ложи Розенкрейцеров под предводительством Сара Пеладана и написав несколько мистических сочинений («Сын звёзд», «Готические танцы»), он вскоре разочаровался тамошней пафосной атмосферой и основал свою собственную воображаемую церковь Eglise Metropolitaine d'Art de Jesus Conducteur, для одного человека – себя. Именно Сати навел Клода Дебюсси на символистские драмы Метерлинка – так появилась опера «Пеллеас и Мелизанда» – импрессионистский ответ вагнеровским гигантам. Сати сразу увидел опасность следования по этому пути, лакомому для многих последователей и эпигонов Дебюсси, и ушел в иронию и самоиронию. Появляются пьесы с раздражающими, провоцирующими, хулиганскими названиями – «Три пьесы в форме груши», «Дряблые прелюдии (для собаки)», «Засушенные эмбрионы» и т.д. – которые ни один пианист в то время не решался исполнить в концертах, где царили возвышенно-поэтичные Соборы, Террасы в лунном свете, Золотые рыбки, Звоны, Альборады, Туманы и проч. Впрочем, одним из первых, кто обратил публичное внимание на творчество Сати еще на рубеже 1900​‑х, был Равель.

В самом начале 1910-х годов ситуацию в Париже резко изменила антреприза Сергея Дягилева Les Ballets Russes, или «Русские сезоны». Выстрелы по тогдашней музыке, произведенные «Петрушкой» и «Весной священной» Игоря Стравинского, поменяли курс моды; импрессионизм, как и предсказывал Сати, прекратил свое существование. Наступала эпоха гораздо большей радикализации экспериментов и быстрой смены эстетических и культурных позиций: один за другим появлялись конструктивизм, футуризм, дадаизм, сюрреализм. Сати, восхищенный новизной и мощью Стравинского, тем не менее дерзает двигаться в противоположном направлении – к музыке внеличных, аэмоциональных состояний, спокойной, отрешенной от борьбы и резких контрастов – «Сократ». В этом произведении впервые для пения используется античный материал – идея, подхваченная затем Стравинским, Мийо, Онеггером. Последние два композитора, вместе с четырьмя другими, образовали французскую «Шестерку», признавшую Сати своим вдохновителем и отцом их музыкальных идей.

В 1917 году Дягилев принимает к постановке кубистический балет «Парад» Сати/Пикассо – спектакль, эпатировавший буржуазную публику и вызвавший не меньший скандал, чем известная премьера "Весны священной" в 1913 г. Окруженный и превознесенный молодыми композиторами нового поколения Сати становится наконец признанным мэтром музыкального общества; однако это обстоятельство не нарушает его внутреннего одиночества: он продолжает жить в пригороде Аркёй, совершая полуторачасовые прогулки в Париж пешком. Его произведения начинают исполнять известные пианисты Рикардо Виньес, Марсель Мейер, певица Жанна Батори. Ему заказывают балеты, вокальную и сценическую музыку.

Последний опус Сати оказался пророчески мультимедийным и тоже вызвал скандал: в 1924 году Шведский балет Жана Борлина поставил спектакль «Отмена спектакля», в котором сцены чередовались на абсурдной, бессюжетной основе. Центром представления оказался «Симфонический антракт», к которому начинающий тогда Рене Клер создал удивительный сюрреалистический фильм «Cinema» по сценарию Ф.Пикабиа; в прологе фильма заснят сам Сати. А в финале балета Сати и дирижер Роже Дезормьер въезжали на сцену в роскошном «Роллс-Ройсе».

Сати скончался от цирроза печени в 1925 году. После его смерти в его комнате в Аркёе нашли множество нерассортированных партитур, дюжину одинаковых вельветовых костюмов и несколько десятков зонтиков. Через 20 лет Джон Кейдж организует в Америке первый фестиваль с исполнением всех произведений Сати, а в 1963 году тот же Кейдж проведет минималистский 24-часовой перформанс – исполнение пьесы Сати "Раздражения" (Vexations), сыгранной несколькими пианистами, согласно указанию автора, 840 раз.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG