Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Буря в пустыне": четверть века спустя


Война была быстрой и кровавой для Ирака. Передача останков погибших иракских солдат на границе с Кувейтом. Снимок марта 2010 года

Война была быстрой и кровавой для Ирака. Передача останков погибших иракских солдат на границе с Кувейтом. Снимок марта 2010 года

Международная военная операция в Кувейте принесла США блестящий военный успех и чувство "пагубной гордыни"

Исполнилось 25 лет со времени начала военной операции "Буря в пустыне", которую международная коалиция из 34 стран во главе с Соединенными Штатами предприняла с целью освободить Кувейт от иракской оккупации, происшедшей пятью месяцами ранее, в августе 1990 года. Операция состояла из двух частей – воздушной и наземной. Первая заняла пять недель и была настолько сокрушительной, что сухопутным соединениям потребовалось всего сто часов, чтобы полностью очистить эмират от полумиллионной иракской военной группировки. Значит ли это, однако, что операция была успешной не только с чисто военной, но, что несравненно важнее, еще и с политической точки зрения?

2 августа 1990 года иракский диктатор Саддам Хусейн ввел в Кувейт огромный воинский корпус. Вскоре эмират был официально аннексирован и объявлен 19-й провинцией Ирака. Саддам оправдывал вторжение тем, что Кувейт ворует иракскую нефть с пограничного месторождения, нарушая квоты добычи, установленные ОПЕК, а также отказывается списать долг, который накопился у Ирака за время затяжной и кровопролитнейшей войны с иранцами, которую он вел якобы во благо своих "арабских братьев". У администрации Буша-старшего было на этот счет иное мнение: безрезультатная схватка с Ираном не остудила пыл Хусейна и он, главнокомандующий четвертой по численности армией в мире, намерен продолжать экспансию, на сей раз на юг Аравийского полуострова в направлении углеводородных залежей Саудовской Аравии, ключевого производителя нефти. Уже через шесть дней после вторжения, 8 августа, Буш обещал, что мытьем или катаньем, дипломатией или силой, заставит Саддама уйти из Кувейта. Тогда же начался первый этап кампании, получивший название "Щит в пустыне", имевший своей целью защитить саудовцев от амбициозного соседа.

Саддам Хусейн

Саддам Хусейн

"Буря в пустыне" – строго говоря, вторая фаза кампании, воздушная, которая продолжалась с 17 января по 24 февраля 1991 года. Заключительная четырехдневная сухопутная часть операции известна как "Сабля в пустыне". За время кампании боевые потери США убитыми и ранеными составили 615 человек, Ирака – 110 тысяч человек, еще 300 тысяч человек дезертировали или сдались в плен. Коалиция в общей сложности потеряла менее 20 единиц бронетехники, Ирак – без малого 6 тысяч. Соотношение потерь артиллерийских орудий – 1 к 2140. В этом контексте потери самолетов и вертолетов выглядят почти что паритетными: 71 единица против 247.

Ничего из ряда вон выходящего в оккупации и аннексии Кувейта Ираком с исторической точки зрения не было. А вот то, что Соединенные Штаты, несмотря на бесспорное военное превосходство над армией Хусейна, решили воевать с ней в составе коалиции, а не в одиночку, историки считают примечательным. Причем американская администрация проявила недюжинный дипломатический талант в отражении попыток Багдада расколоть альянс. Для этого пришлось посулить одним списание их внешнего долга, другим, наоборот, пригрозить лишением финансовой помощи. В самый разгар воздушной кампании значительные военные силы были отвлечены на то, чтобы обнаружить и уничтожить в пустыне на западе Ирака мобильные ракеты, которые непосредственно не угрожали войскам коалиции, но которыми иракский диктатор обстреливал Израиль в надежде спровоцировать его на вмешательство в конфликт и таким образом вызвать трения между Вашингтоном и его арабскими союзниками.

Собеседник Радио Свобода – историк и военный теоретик, профессор Иерусалимского университета Мартин ван Кревельд:

Eсли бы Россией на тот момент по-прежнему правил Брежнев, Соединенные Штаты могли бы и не решиться прибегать к военным мерам

– Почему США посчитали необходимым создавать коалицию, вместо того чтобы действовать самостоятельно? Потому что на тот момент в западных странах укоренилось мнение, что война как средство решения политических споров неприемлема, кроме как в целях самообороны. Во всех прочих ситуациях на использование военной силы требуется санкция некоего авторитетного органа. Администрация Буша-старшего посчитала, что Совет Безопасности ООН не проголосует за военные действия, если Америка сама не проявит твердую решимость воевать с агрессором. Но обязательно с союзниками, в том числе, желательно, из числа арабских стран. Таким образом, сложилось нечто, похожее на международный консенсус, наличие которого Совбез подтвердил, приняв резолюцию, одобряющую принятие "всех необходимых мер", направленных на освобождение Кувейта. Никаких иллюзий насчет сложностей сохранения целостности коалиции или ограничений, которые столь разношерстный по составу международный контингент накладывает на выбор Соединенными Штатами политических целей в войне с Ираком, у Буша не было. Тем не менее международные нормы исключали односторонние силовые действия, и нарушить их он не мог. Справедливости ради добавим, что историческая ситуация благоприятствовала Вашингтону: если бы Россией на тот момент по-прежнему правил Брежнев, Соединенные Штаты могли бы и не решиться прибегать к военным мерам. Аналогично: если бы иракское вторжение в Кувейт пришлось на поздний ельцинский период, то США и их союзникам по НАТО было бы трудно осуществить воинскую операцию ввиду значительного ослабления боеспособности их армий, происходившего на всем протяжении 1990-х. Не будет преувеличением сказать, что Саддам выбрал самое худшее время для того, чтобы напасть на Кувейт.

– Несмотря на существование коалиции, воинский контингент, который Соединенные Штаты направили в зону Персидского залива перед той, первой кампанией, намного превышал по численности силы, участвовавшие во второй войне с Ираком 2003 года. Почему?

Мартин ван Кревельд

Мартин ван Кревельд

– Потому что в начале 90-х у американцев еще не было полной уверенности в том, что они могут победить Ирак исключительно за счет технического превосходства, потому количество было призвано компенсировать неполную веру в качество. Общее количество личного состава, принявшего участие в кампании, – 543 тысячи солдат и офицеров. На Буша-старшего большое впечатление произвело также то, что несмотря на неприкрытую агрессию со стороны Саддама и на наличие широкой антииракской коалиции, 47 сенаторов из 100 проголосовали против войны с Ираком – столь сильно в коллективном сознании американского истеблишмента укоренилась травма вьетнамского фиаско. После триумфа 1991 года американцы изжили вьетнамский синдром, уверовав в свое всемогущество, и двенадцать лет спустя допустили обратный и куда более дорогостоящий просчет, отправив в Ирак контингент, которого хватило для военной победы, но не для реализации более честолюбивого замысла, состоявшего в свержении режима Саддама, оккупации страны и изменении ее политического устройства. Разбалансировка военной и политической составляющих второй войны в зоне Залива была вопиющей. "Сокрушив иракскую армию, американцы распахнули врата ада и спустили с цепи бесов", – заявил тогда египетский президент Мубарак. Цена гордыни очень высока, и Америка сполна уплатила ее за свой первоначальный успех.

– "Буря в пустыне" оказалась тем полигоном, на котором, к изумлению и, я бы даже сказал, чисто детскому восхищению всего мира, был впервые продемонстрирован потенциал современной электронной военной техники. К тому же продемонстрирован вживую и с картинками, чего в истории войн никогда прежде не было, благодаря возникновению совершенно нового феномена доля той поры в сфере СМИ – круглосуточного новостного телевещания.

"Буря в пустыне", если хотите, заложила материально-техническую базу пагубной американской гордыни

– Возможности аэрокосмической разведки благодаря быстродействующим компьютерам и средствам связи невероятно впечатляли. Штабы командования американских ВВС в зоне залива и в Вашингтоне, опираясь на данные спутников, быстро обновляли список приоритетов бомбардировок. У них была точная информация о том, какие цели уничтожены и какие требуют дополнительных авиаударов, какие новые цели появились со времени последних боевых вылетов. Впечатляли также самолеты-невидимки и точность "умных" авиабомб. Эффект новаций превзошел самые смелые ожидания. После завершения военных действий специалисты заговорили о революции в военном деле, о гипервойне. Боевая авиация со всеми ее гаджетами казалась идеальным средством решения военно-политических задач: риск потерь, в отличие от сухопутных операций, минимальный; побочный урон благодаря точности бомбометания минимальный; зато мобильность и способность наносить удары на большом удалении от целей максимальная; свобода в варьировании интенсивности военных действий полная. Перспективы самые радужные: учитывая лидерство США в области информатики, ключевого компонента новой войны, потенциальные соперники их еще долго не догонят. И так далее. "Буря в пустыне", если хотите, заложила материально-техническую базу той самой пагубной гордыни, о которой я говорил.

– В дальнейшем против небольших подразделений югославской армии и сербской полиции в Косове или повстанцев в Ираке технические гаджеты оказались куда менее эффективными. Поэтому, насколько я знаю, существует мнение, что залогом успеха "Бури в пустыне" явилась все же не столько техника, сколько новая концепция воздушной войны, разработанная американскими ВВС. Благодаря ей исход всей кампании был определен на 99 процентов авиацией, сухопутная же ее часть свелась, по сути, к прогулке на свежем воздухе.

Главнокомандующий силами международной коалиции американский генерал Норман Шварцкопф

Главнокомандующий силами международной коалиции американский генерал Норман Шварцкопф

– Да, полковник Джон Уорден и горстка его единомышленников сумели преодолеть консерватизм начальства в Пентагоне и убедить политическое руководство в правоте своей позиции, которая заключалась в следующем: в Ираке всё – и в гражданской, и в военной областях – выстраивалось по жесткой вертикали и "замыкалось" на Саддама Хусейна, и это важное обстоятельство надо было непременно учитывать в определении очередности целей, подлежащих уничтожению. Вместо того, чтобы, обретя господство в воздухе, начинать, по обыкновению, с бомбардировок личного состава и развернутой боевой техники на театре военных действий, ВВС следовало со стартового свистка сосредоточиться на ударах по штабам и пунктам управления войсками в Багдаде и других городах, чтобы приоритетно вывести их из строя и фактически парализовать иракские дивизии, укрепившиеся в Кувейте. Контраст со Второй мировой войной был поразительным: Берлин лежал в руинах, но Гитлер мог отдавать приказы армии, до конца сохранявшей свою боеспособность. В январе-феврале 1991 года гражданская инфраструктура в иракской столице была почти не задета бомбами, но военные коммуникации практически перестали функционировать, и иракский оккупационный корпус был деморализован. Между прочим, полковник Джон Уорден и его соратники, опрокинувшие традиционную концепцию воздушной войны, поплатились за свою дерзость: они так и не стали генералами.

Профессор ван Кревельд, я слышал, что у операции "Буря в пустыне" было две цели: официальная – освобождение Кувейта – и подспудная: вообще избежать сухопутной операции с ее, как казалось, неизбежными крупными потерями и добиться ухода иракской армии из оккупированного эмирата в контексте решения более общей стратегической задачи, а именно смены власти в Багдаде, каковая должна была случиться под градом авиабомб вследствие дворцового переворота либо народного восстания.

Если вы хотите воевать с Соединенными Штатами, обзаведитесь для начала ядерным оружием

– Я бы сказал так: важнейший успех операции "Буря в пустыне", которую провели генералы Буша-старшего, заключался в том, что они остановились у границ Ирака и не пошли дальше. Буш-младший пренебрег этим уроком, он втянул Америку в новый Вьетнам. Справедлива критика, что операцию в 91-м году, по-видимому, следовало продолжать еще день-два, чтобы основательнее потрепать части саддамовской республиканской гвардии. Однако то, что американской армии нечего было делать в самом Ираке, – непреложная истина. Добиться смены власти в стране, не заняв Багдад, только за счет воздушных ударов, было нереально, хотя как раз о такого рода результатах применения авиации мечтали все теоретики воздушной войны. Население, дескать, не выдержит ужасов и лишений, возложит вину за них на своих правителей и взбунтуется, что приведет либо к отставке руководства, либо к полной анархии. Я не знаю, однако, ни одного примера дворцового переворота или народной революции в стране, подвергающейся бомбардировкам. Ни нацистская Германия, ни Япония, ни Сербия при Милошевиче этого не испытали. Добавлю, что и ни Северный Вьетнам, хотя ни одну страну никогда не бомбили столь отчаянно, – сказал в интервью Радио Свобода американо-израильский историк и военный теоретик Мартин ван Кревельд.

"Буря в пустыне" с большой вероятностью окажется последней крупной конвенциональной военной операцией современности", – сказал в заключение наш собеседник. И привел слова, произнесенные 25 лет назад начальником генштаба вооруженных сил Индии: "Если вы хотите воевать с Соединенными Штатами, обзаведитесь для начала ядерным оружием".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG