Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слава Рабинович – о сценариях в российской экономике на фоне низких цен на нефть

Каждое новое предположение заслуженного аналитика или же простого обывателя о том, когда именно для Владимира Путина и экономики России теперь наступит "Судный день", ежечасно и необратимо ускоряет приближение этого самого дня, ибо сегодня финансовые законы вступили в опаснейшую реакцию с законами психологии, считает Слава Рабинович.

"Кажется, совсем недавно это было: Россия являлась восьмой (!) по величине экономикой мира и самым большим экспортером нефти, а также третьим в мире государством по величине своих золотовалютных запасов. Такое положение было достигнуто благодаря сработавшим реформам 90-х и самого начала 2000-х, результатами которых в полной мере воспользовался Путин к 2006–2007 гг. Несколько триллионов нефтедолларов, полученных Россией за время правления Путина, полностью проедены или украдены. Правительство, инвесторы, аналитики, экономисты, население и даже простые домохозяйки теперь подсчитывают, когда "у Путина закончатся деньги". Правильно называют срок: осталось около полутора лет. Но мало кто понимает, что финансовые рынки так не работают. Финансовые рынки учитывают всю доступную информацию, и если известен "час Х", когда "у Путина закончатся деньги", то Бетонная Стена наступит задолго до этого. Задолго до "окончания денег" произойдет обвальная девальвация и рубль перестанет быть конвертируемой валютой. Задолго до "окончания денег" рубль прекратит свою функцию расчетной единицы для международной торговли. Задолго до "окончания денег" произойдет полный коллапс импорта. Задолго до "окончания денег" произойдут дефолты многих российских компаний по своим валютным долгам в совокупном размере около 500 млрд. долларов США. Как можно легко предположить, всё это вызовет полнейший хаос в банковской сфере, в реальной экономике и среди масс народонаселения. При "часе Х" стабилизировать российскую финансовую систему можно будет только при помощи МВФ: возвращаемся к "классике жанра", невиданной около 20 лет (для некогда восьмой экономики мира, крупнейшего экспортера нефти и третьей по величине ЗВР страны это весьма неожиданный и печальный сценарий). Но такая программа МВФ возможна только при смене российского режима власти, вогнавшего богатейшую страну в экономическую и финансовую катастрофу невиданного масштаба".

Это цитата из недавнего поста в социальной сети "Фейсбук" финансового аналитика и блогера Славы Рабиновича, очень критически оценивающего нынешнюю ситуацию в России – не только экономическую, но и политическую. Международный валютный фонд (МВФ) тем временем во вторник снова ухудшил прогноз по российской экономике на 2016 год. В новой версии прогноза ВВП России в 2016 году упадет не на 0,6 процента, а на 1 процент. "Развивающиеся рынки Европы продолжат расти в 2016 году, кроме России, которая продолжит приспосабливаться к низким ценам на нефть, а также остается под давлением из-за санкций Запада. Мы прогнозируем, что в России продлится рецессия, а вместе с ней и во многих странах СНГ, которые сильно зависимы от России", – говорится в январском докладе МВФ. В интервью Радио Свобода Слава Рабинович разъясняет, по каким сценариям могут развиваться события в российской экономике, и высказывает мнение, будет ли МВФ помогать России, если катастрофа все-таки случится:

– Вы говорите, что у Путина осталось денег на полтора года, но рынки реагируют раньше и катастрофа, получается, должна произойти раньше? Когда?

– Это предсказать точно невозможно, точно так же, как невозможно было предсказать, что банк Lehman Brothers взорвется в середине сентября 2008 года. Потому что это то, что называется в теории Насcима Талеба "черными лебедями". "Черный лебедь" или несколько "черных лебедей" – это какие-то события, которые не просто трудно предсказать, а невозможно предсказать. И эти события могут быть катализаторами какого-то целого "веерного отключения". Это принцип домино. Мы сейчас точно не знаем, какая будет цепочка событий, которая вызовет эти "веерные отключения", которые дальше будут распространяться на другие сектора и регионы по принципу домино. Например, выйдет какой-нибудь "условный" Андрей Костин, глава "условного" ВТБ, и скажет, что "условный" ВТБ – банкрот.

Они начнут падать. Падать не на следующий день – в тот же день одновременно

Дальше окажется, что много таких же банков, и более крупных, связаны в российской финансовой системе примерно так же, как были связаны американские и неамериканские инвестиционные банки с Lehman Brothers. И они начнут падать. Падать не на следующий день – в тот же день одновременно. Потому что при взрыве такого большого финансового учреждения сразу же все прекращают иметь бизнес с другими. Ведь никто не знает, кто будет следующий, и никто не знает, у кого какие риски и потери. В этот момент происходит падение российской банковской системы, что, в свою очередь, вызовет полнейший хаос в реальной экономике, и это будет катализатором падения уже реальной экономики.

При печатании рублей для спасения какого-нибудь ВТБ произойдет не плавная девальвация рубля. Она пойдет лавинообразным образом

В этом случае у правительства России есть единственный способ, как начать пробовать спасать хотя бы несколько самых крупных банков, – с помощью денежной эмиссии. По той же самой схеме, по которой это делали США в 2008 году. Но проблема в том, что долларовый эмиссионный центр находится в Вашингтоне, и поэтому единственное, что можно в теории начать печатать, – это рубли. Но при печатании рублей, например, для спасения какого-нибудь ВТБ произойдет не плавная девальвация рубля. Она произойдет лавинообразным образом. Экономика не может функционировать нормально при лавинообразных девальвациях. Все импортеры разоряются моментально. Совокупная долговая нагрузка всех российских компаний – мы говорим о совокупных корпоративных долгах – это полтриллиона долларов. После нескольких кварталов финансовых убытков инвесторы начнут оценивать эти компании как кандидатов на банкротство. Потому что они не смогут содержать свои валютные долги.

Сценарий хаоса может начаться и с другой стороны, он может начаться с какой-то критической массы банкротств в реальной экономике. Одна компания обанкротилась, вторая, потом еще 25 компаний крупных обанкротились, средних. И они при банкротстве делают дефолты по своим долгам. Большое количество этих долгов лежит на книгах российских банков. Начинаются невозвраты этих кредитов, и тогда уже взрывается банковская сфера из-за ситуации в реальной экономике.

– Взрыв произойдет до того, как исчерпаются резервные фонды России?

За социальными взрывами может последовать все что угодно: и отделение регионов, и сепаратизм, и стрельба, и кровь

– Рынок же не допускает доведения каких-то показателей до нуля и только потом реакцию. Рынок – это некий коллективный разум разумных инвесторов, которые обрабатывают всю информацию, которая доступна. И поэтому, как только Фонд национального благосостояния и Резервный фонд будут исчерпаны примерно за следующие 14–20 месяцев, то есть полтора года плюс-минус, – тогда уже поздно будет "пить боржоми". Потому что все уже случится с точки зрения ожидания рынков, и эти ожидания начнутся гораздо раньше. Собственно говоря, рынки и сейчас показывают многое. Конечно, могут различные деятели экономики и финансов, такие как Силуанов, Улюкаев, Шувалов, Медведев, сказать: "Мы хотим продлить агонию". Они, конечно, скажут не такими словами, а будут говорить: "Давайте будем приватизировать российские компании".

По этим рукотворным уровням цен они будут приватизировать, возможно, себе же в руки

Но дело в том, что если когда-то говорили о различных преступных махинациях и способах приватизации в середине 90-х, то сейчас схема приватизации будет преступной абсолютно! Потому что будет попытка приватизации по совершенно бросовым, депрессированным ценам, которые зависят от рукотворного кризиса, устроенного ими же, с помощью геополитических авантюр и преступлений. И по этим рукотворным уровням цен они будут приватизировать, возможно, себе же в руки. Потому что какое-то количество этих людей из окружения Путина, которые украли у России и российского народа, наверное, триллион долларов за последние 10 лет, уже как физические лица будут покупать доли в таких компаниях, как Сбербанк и, может быть, даже "Газпром", по тем ценам, которые депрессированы ими же.

Но все равно этот механизм не сработает, потому что они продлят свою агонию еще на полгода. А потом все равно произойдет глобальный взрыв всей экономики, и дальше будет социальная напряженность. Это будут уже социальные взрывы, а за социальными взрывами может последовать все что угодно: и отделение регионов, и сепаратизм, и реакция Москвы на отделение регионов, и стрельба, и кровь, а в самом худшем случае – что-то наподобие гражданской войны.

– Вы пишете, что, если катастрофа произойдет, МВФ будет оказывать помощь только при условии смены нынешнего режима. То, что вы описываете, может ввергнуть страну в хаос. МВФ, может быть, постарается помочь в любом случае? Просто чтобы не допустить серьезной дестабилизации России – политической и социальной.

– МВФ не будет помогать. Это абсолютно исключено. Дело в том, что МВФ имеет какие-то взаимоотношения только со странами, которые или капиталистические, или находятся в так называемом переходном периоде своей экономики, своего социально-политического уклада. Но с чем МВФ точно никогда не имеет никаких дел, – это с режимами, которые можно назвать "бандитским неофеодализмом". Программа МВФ не бесплатная, каждая программа имеет свои условия, и МВФ диктует свои условия достаточно жестко. Соответственно, ни одно из условий МВФ не может этим режимом быть выполнено. Никаких структурных реформ режим Путина проводить не собирается. Фактически было 16 лет на проведение структурных реформ у Путина, а когда страна пришла в это состояние, в которое пришла, тем более никаких структурных реформ проводиться не будет. Мало того, у нас не просто какие-то структурные реформы нужны, о которых мы бы могли объявить, как это было сделано в первые годы правления Путина, при премьер-министре Касьянове. Собственно, тогда и были проведены достаточно крупные структурные реформы.

– Какого рода реформы вы имеете в виду?

– Во-первых, была проведена достаточно масштабная налоговая реформа. При Ельцине практически не собирались налоги и бюджет был постоянно с дефицитом. Была введена плоская 13-процентная шкала на подоходный налог для физических лиц, ужесточена ответственность за неуплату налогов. И все начали платить налог 13 процентов. Россия стала неким таким налоговым раем, при этом не являясь офшорной зоной. Это было большое достижение, и оно было сделано как раз при первых годах Путина. Было проведено достаточно много подобного рода реформ. Эти вещи начали набирать ход, а потом были очень быстро свернуты. Потому что те люди, которые находились тогда в правительстве и в околоправительственных органах, были технократами и профессионалами. И их начали снимать с должностей или куда-то отодвигать, и на все эти ключевые должности начали приходить личные друзья Путина или его знакомые из КГБ.

Фактически все ветви власти превращены в одну – только в исполнительную власть президента

В этот момент начался очень быстрый демонтаж капиталистической системы, которая, как мы знаем, основывается на нескольких главных принципах, самый главный из которых – железобетонная гарантия частной собственности. Конечно, эта гарантия частной собственности должна основываться, в том числе, на наличии независимых, честных и справедливых судов. Путин демонтировал государственные институты, которые сами по себе образовывают государство, и на данный момент мы можем констатировать, что государства как такового в Российской Федерации не существует, а существует бандитский неофеодализм, сопряженный с некой формой диктатуры. Фактически все ветви власти превращены в одну – только в исполнительную власть президента, одного лица. Единственный человек решает в России все.

– Вы говорите, что рынки учитывают возможность тех или иных событий. Возможность отмены санкций против Ирана, видимо, тоже, должна была быть ими учтена. Насколько это событие может повлиять в ближайшее время на ситуацию с российским фондовым рынком, с рублем? "Отыграно" ли это уже рынками или это как-то серьезно повлияет на ситуацию в ближайшие дни или недели?

– Возможно, еще как-то повлияет. Но видно, что это уже повлияло. Когда произошла аннексия Крыма в марте 2014 года, мои источники в Вашингтоне рассказали мне о том, что у президента Обамы в так называемой "ситуационной комнате" было несколько встреч со стратегами как по политике, экономике и финансам, так и с представителями нефтяной индустрии США. Решались вопросы о том, каким образом можно выбить из рук Путина его "геополитическое оружие" – цены на нефть и газ, которые были на тот момент очень высокими. Неслучайно после всех этих встреч в ситуационной комнате Белого дома Обама отправился в ближневосточное турне с посещением Саудовской Аравии, Катара и так далее. И совершенно очевидно, что США воплотили в жизнь достаточно эффективную программу, которая привела к многократному уменьшению цен на нефть. И она выбила оружие из рук Путина, – полагает Слава Рабинович.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG