Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История поселка под Петербургом, ставшего вотчиной местного депутата и бизнесмена

В Ленинградской области, во Всеволожском районе, на берегу Ладожского озера есть поселок имени Морозова, для местных просто Морозовка. 14 февраля там должны состояться внеочередные выборы местных депутатов. В них не было бы ничего особенно необычного, если бы не предыстория борьбы за власть в этом маленьком населенном пункте – за последние годы он фактически превратился в "государство в государстве" и вотчину местного депутата от партии "Единая Россия".

Внеочередные выборы в поселке имени Морозова во Всеволожском районе пришлось назначать после роспуска совета муниципальных депутатов. Еще в ноябре 2015 года семеро депутатов сложили с себя полномочия, причем настолько тихо и скромно, что об этом поначалу просто никто и не узнал, как и о назначении новых выборов. По словам члена Совета общественной организации "Наблюдатели Петербурга" Галины Культиасовой, избирательная комиссия муниципального образования собралась в котельной практически тайно. О том, что выборы назначены на 14 февраля, стало известно только некоторое время спустя – из публикации, без которой избирком все-таки не смог обойтись, так как был обязан сделать ее по закону. "Первые шаги этой избирательной кампании прошли совершенно без участия местных жителей, которые были просто не в курсе. Да многие и сейчас не знают, что у них выборы через две недели".

Вот что пишет по этому поводу интернет-издание "Наблюдатели Петербурга": "Обычно в Ленинградской области полномочия муниципальных избирательных комиссий передаются территориальным комиссиям. Однако в поселке имени Морозова была сформирована собственная Избирательная комиссия муниципального образования (ИКМО), которая и назначила выборы, собравшись в конце ноября в котельной и никого не уведомив. Был выпущен лишь один номер газеты "Ладожские новости", достать которую для потенциальных кандидатов было очень непросто. Кандидаты не смогли даже открыть избирательные счета в Сбербанке, так как банк не был уведомлен о скорых выборах".

Избирком начал работать только в конце декабря, причем не в полном составе, а в количестве 3 человек – по часу в день, в помещении паспортного стола поселка Морозовка. Несмотря на все попытки скрыть факт выборов, кандидатов набралось больше 80 (на 15 мандатов). Процесс сдачи документов для них превратился в привычный советскому человеку бюрократический кошмар: в помещение комиссии зайти было нельзя, открывалось только маленькое окошечко, да и оно все время норовило закрыться, продолжает Галина Культиасова:

"Там только один информационный стенд на стене, к нему скотчем прикреплены какие-то документы без подписей и печатей, даже форма подписного листа не была заверена. Непонятно, на что люди могли ориентироваться. Да еще какой-то непонятный охранник там был, и хамство присутствовало, и даже нецензурная брань – такова была обстановка во время регистрации кандидатов".

А когда кандидаты – 80 из 81 – были все-таки зарегистрированы, начались суды. Группа кандидатов подала в суд на избирком, который якобы неправильно зарегистрировал других кандидатов. Районный суд начал регистрацию этих кандидатов аннулировать. По словам Галины Культиасовой, сделать это было очень легко, поскольку работа ИКМО не была открытой и прозрачной, и людям было очень трудно соблюдать правила, о которых им заранее не рассказали.

Откуда же взялась такая таинственность? Почему одна группа кандидатов из "Единой России" сражается против другой такой же? Почему вообще семеро муниципальных кандидатов дружно и тихо сложили с себя полномочия, спровоцировав тем самым досрочные выборы? Ответ на этот вопрос есть у главы МО "Морозовское городское поселение" Юрия Комарова:

"Конфликтная ситуация у нас возникла еще в сентябре 2015 года, совет депутатов был распущен. На выборы пошли две группы депутатов – те, что сложили с себя полномочия, и те, что не сложили. Мы – те, что не сложили полномочия, – пошли как самовыдвиженцы, а те, что сложили, от которых зависело формирование бюджета на 2016 год, пошли опять от "Единой России", через праймериз, о которых местные ячейки не знали. Решение о роспуске совета депутатов принял Ленинградский областной суд, но депутаты, не сложившие полномочий, написали апелляционную жалобу, которая еще рассматривается. В документах, подаваемых на регистрацию, надо было указывать, являемся ли мы действующими депутатами или нет. За разъяснениями мы обратились в Леноблизбирком, они нам прислали разъяснение со ссылкой на 131-й Федеральный закон – о том, что пока решение суда не вступило в законную силу, депутаты являются депутатами. Но два кандидата-самовыдвиженца подали в суд на всех остальных – на то, что у них якобы неправомерная регистрация. И Всеволожский районный суд начал снимать кандидатов с выборов – в частности, за то, что они указали в документах, что они являются депутатами. Мы указали судье, что она неправильно толкует закон, но эффекта это не возымело. В числе прочих мне тоже отказали в регистрации".

Юрия Комарова при этом удивляет тот факт, что политсовет Всеволожского отделения "Единой России" поддержал именно тех депутатов, которые сложили с себя полномочия:

"Они ведь дискредитировали себя этим перед местными жителями – значит, наверное, тут были какие-то личные договоренности. Полномочия с себя сложили Денис Захаров и те несколько депутатов, которые у него работают, а он сам является гендиректором компании "Хорс". Денис Захаров уже 10 лет был во власти, здесь многое строилось при его поддержке. Вот, например, котельная – говорили, что когда ее построят, снизятся коммунальные платежи, но этого не произошло. Построен Ледовый дворец, все его поддерживали, но финансирование дворца идет из бюджета. И вот этого финансирования депутаты его и лишили – не выделили 19 миллионов на ОАО "ЖКХ", которое тоже ему подконтрольно. То есть мы лишили Захарова бюджетных денег, и он решил совет депутатов распустить. Захаров – хозяин хоккейного клуба, и это хорошо, но, по моим сведениям, там занимается всего 15–20 детей из Морозовки, остальные – это жители других городов, проживающие в его же интернате. Рабочие места он создает, конечно, но опять же за счет выделения средств из бюджета. Понятно, что у него к нам личная неприязнь: он понимает, что если мы опять пройдем в депутаты, мы снова не дадим ему вывести деньги из бюджета. И если опять получится Совет, не подконтрольный ему, не исключено, что он снова сложит полномочия – и будет это делать, пока позволяет закон и пока он не получит тот совет, который ему необходим. Вероятно, из-за этого нас и пытаются снять с выборов".

Сейчас Юрий Комаров со своей группой подал апелляцию в областной суд Ленобласти. Если их все же окончательно снимут с выборов, они намерены поддержать группу самовыдвиженцев с завода имени Морозова, поскольку считают их достойными кандидатами:

"Если поселок не развивать, не строить дома, отсюда все разбегутся. Здесь живут 10 тысяч человек, а за последние 10 лет были построены только два дома. Здесь нужно развивать инфраструктуру, создавать новые производства, мы и хотели это делать, хотели выделить из бюджета средства для проектирования, вступить в программу по строительству детских садов, ведь у нас дети до 3-4 лет не могут попасть в детский сад. Но есть бизнес-интересы: зачем пускать конкурентов, чтобы снижались цены, чтобы кто-то строил какие-то дома, квартиры, если это можно сделать самому? Выждать 5 лет, построить дом, продать его, потом еще 5 лет подождать и еще дом построить".

Перспективы противостояния местному магнату не блестящие. По словам Юрия Комарова, сотрудники избирательной комиссии работают в структурах, принадлежащих Денису Захарову. Возможно, не стоит удивляться и тому, что Леноблизбирком дал конкурентам Захарова неправильные рекомендации по заполнению документов, и из-за ошибок их теперь снимают с выборов.

Член ИКМО с правом совещательного голоса Юлия Изюмова говорит о том, что на этих выборах она видит сплошные нарушения, даже регистрация кандидатов не являлась гласной и открытой:

– Комиссия располагается в таком помещении, которое изначально не позволяет нам знакомиться с документами. Комиссия постоянно принимает какие-то постановления, противоречащие 67-му Федеральному закону. Во время регистрации кандидатов мы не могли видеть их документы, не могли пройти в комнату, где работала комиссия, не могли вести фото- и видеосъемку, не могли делать копии документов, которые бы нам очень пригодились для суда. Сейчас постановили, что досрочное голосование будет проходить в музыкальной школе, директором которой является один из кандидатов, единоросс. А потом все документы перенесут туда, где находится комиссия. Это грубейшее нарушение: как проконтролировать сохранность бюллетеней? Все вопросы и возражения нам предлагается подавать в письменном виде – и это тоже нарушение. Очень странные вещи творятся и с полицией: здесь ее просто нет, вместо нее работает муниципальная охранная служба, принадлежащая Денису Захарову. А на принадлежащей ему автобусной станции были найдены 32 000 агитационных листовок, непонятно как оплаченных – это уже к вопросу о незаконной агитации.

– Получается, что Морозовка – что-то вроде крепостной деревни Захарова?

– Да, поселок так и называют – "Морозовка имени Захарова". Даже ИКМО располагается там, где находится его предприятие "ЖКХ" и абонентский отдел. А председатель ИКМО – это исполнительный директор МП "ЖКХ", вот в избирательную комиссию никому и не попасть. Можно считать, что весь поселок принадлежит Захарову. Вот, например, квитанции на квартплату: люди по 6–7 тысяч в месяц платят. Мы спрашиваем, почему так много, они говорят: надо счетчики на воду ставить, но их желательно заказывать все в том же МП "ЖКХ", а от другой фирмы могут не зарегистрировать. Вся коммунальная сфера под ним, автобусы тоже его, торговый центр его, Ледовая арена его. В Доме культуры работает брат одного из кандидатов, так у этого ДК расходы – по 20 миллионов в год.

Невесело здесь вообще. И то, что принято решение о досрочном голосовании, понятно: тут же работает политтехнолог Алексей Ломов, разработавший свою схему скупки голосов, он уже ходит по домам и заключает агитаторские договоры, это стандартная схема для Ленобласти. 500 рублей вы получаете, заполнив договор, а еще 1000 – проголосовав, не важно, за кого: вся досрочка все равно будет потом переписана. Именно потому комиссия и хочет сейчас бюллетени с одного места на другое таскать, чтобы легче переписать было.

Жители Морозовки продают свои голоса – и годами ждут новых домов, новых детских садов, новых рабочих мест. И ходят по улицам, заваленным снегом. А когда Юлия Изюмова поинтересовалась у ответственного за уборку снега, почему же все-таки ничего не убирается, он посмотрел на нее возмущенно и ответил: "Может, вам тут еще ковер постелить?"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG