Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сейчас, когда граждане и народы учат друг друга жить, самое время поговорить о том, что такое жизнь? Что мы сами знаем о жизни? Достаточно провести экспресс-опрос среди знакомых, как обнаружится великое разнообразие определений: роковые ("Жизнь – это смена черных и белых полос", "Судьба", "Борьба за существование", "Божья воля", "Война"), гедонистические ("Жизнь – это радость", "Жизнь – это песня"), пессимистические ("Жизнь – это тяжкий крест", "Жизнь прожить – не поле перейти"), динамические ("Вечное движение", "Водоворот"), созерцательно-эстетические, импрессионистские ("Жизнь – это красота", "Звездное небо над головой", "Жизнь – это большой красивый букет, в котором много разных красок – желтых, красных, белых…"), ценностные ("Семья", "Дружба", "Гармоничный союз", "Любовь и служение людям"), императивные, указывающие, как себя вести ("Результат собственных усилий", "Труд", "Знания").

Политика государства российского является преемницей отечественной традиции воспитания. Граждане постсоветского пространства, как дети, живут в мире навязанных определений жизни. Их правители (родители) только и делают, что транслируют в основном негативные образы мира с неизбежным наказанием: "Не пей из колодца, козленочком станешь!". Жизненный выбор ограничивается тремя вариантами ("Налево пойдешь… направо пойдешь… прямо пойдешь…"), из которых два заканчиваются фатально. Лучше, безопасней никуда не двигаться. Сильна и другая, развлекательная (литературная, телевизионная, сетевая) традиция забавлять, отвлекать внимание ребенка (гражданина) от реальной жизни, погружать его в мир прекрасных грез.

На пресс-конференции в конце 2015 года Владимир Путин рассказал о своем – фатальном – видении жизни как смены черных и белых полос. Мономания с бедным двоичным репертуаром: А – не-А – А, туда-сюда, как маятник во время сеанса куриного гипноза. В формате такой матрицы человек становится гипнабельным, психологически зависимым. Все силы души и организма направлены на то, чтобы вовремя отследить смену фаз, держать нос по ветру, а не управлять событиями. Так ребенок пытается уловить настроение строгих родителей, чтобы избежать наказания. Фатальная зависимость от волюнтаризма тех, кто сверху, деморализует и лишает воли. Как иронизировал Жванецкий, жизнь похожа на рояль: черная клавиша, белая клавиша, и – крышка!

Есть несколько способов непродуктивной адаптации: отморозиться (жизнь проходит как за стеклом; "Что воля, что неволя, все равно"); смириться (жизнь пройдет в ожидании конца; "Господи, когда же я уже сдохну?" – подумала цирковая корова под аплодисменты под самым куполом цирка); обесценивать реальность ("Не так страшен черт, как его малюют!"); отрицать важность ("А не больно-то и нужно!"); дистанцироваться ("Какое это имеет ко мне отношение? От меня ничего не зависит") и прочее. "Черно-белая" концепция жизни сужает горизонты.

Когда нет своей жизни, люди начинают проживать чужую, заимствовать из нее по чуть-чуть, подживаться, завидовать, отнимать, отжимать. Практика списывания в школе – первые уроки "отжима", и понеслось!

Наши жизненные установки в разных комбинациях складываются в технологии жизни. Этим занимается экзистенциальная психология. Российский психолог Владимир Дружинин выделял несколько технологий (вариантов) жизни, вам выбирать:

"Жизнь как предисловие" – это жизнь с откладыванием на потом. Все самое интересное произойдет "как-нибудь потом, когда выпадет случай". Синдром отстроченной жизни проявляется в том, что взрослый человек избегает рисковых решений, крутых поворотов и старается не брать на себя дополнительных обязательств. При этом его не будет мучить совесть или ощущение, что он чего-то недобирает в жизни. Когда-нибудь все сложится! Это мировоззрение или фаталиста, который ждет внешних событий как сигнала к действию, или конформиста, который считает, что не нужно напрягаться, бороться. "Кривая выведет!", "Течение вынесет!" – говорим мы себе и нашим детям. А потом удивляемся, почему они такие инфантильные, почему ни за что не хотят развиваться, активно менять свою жизнь, двигаться вперед.

"Жизнь по правилам" – это жизнь очень адаптивных людей, которые принимают правила окружения, даже противоречащие их собственным психологии и убеждениям. Такая стратегия страхует от нелепостей во многих ситуациях, но сдерживает любознательность и умение экспериментировать.

"Жизнь как сон" – это погружение в грезы, мечты о жизни, о том, какой она могла бы быть. Когда мы говорим нашим детям: "Не думай, не расстраивайся, давай лучше посмотрим кино, мультфильм, поиграем в компьютерную игру", мы приглашаем их в мир грез и мечтаний. Обломов, Манилов с их ванильными фамилиями – вечно живые русские персонажи, которые предаются сладким мечтаниям и грезам во сне и наяву; натуры бездеятельные, малоподвижные, услаждающие свой ум и сердце яркими живительными картинками и сладкими пряниками. Употребление наркотиков, существование в сети, разнообразные психоделические практики – техники ухода от реальности, простительные разве что поэту или музыканту. Я даже не вижу большой разницы между роботизированным человеком и человеком в состоянии прострации. И тот, и другой живут с выключенными мозгами.

"Жизнь – трата времени" – это жизнь как времяпрепровождение. Гедонистический подход к своей судьбе обязывает нас проживать жизнь в полную силу, "прожигать" ее, "ловить кайф". Массовая культура развлечений подсказывает, чем занять свободное время. Повинуясь давлению стандартов и моде, множество людей в одночасье вдруг начинают заниматься теннисом, конным спортом или гонять шары в боулинге. Удовлетворение и удовольствие перестают быть следствием приложенных усилий. Их можно получать напрямую – посетив аттракцион, посмотрев блокбастер, купив себе новую вещь.

"Жизнь как экзистенциальный конструктор" – это жизнь человека, способного к маневру

"Жизнь против жизни" – это мировоззрение убийц и солдат. Радикально настроенные люди не готовы принять альтернативы в жизни. "Убить мало!", "Попробуй только сделай так, я откажусь от тебя!" – говорит своему чаду-гражданину родитель-правитель. Эта модель жизни наиболее активно прививается с детства мальчикам. Мы готовим мальчиков к войне: "Настоящий мужчина должен уметь держать оружие в руках!". Самые агрессивные мотивы наименее насыщаемы: абстрактная, открытая установка на завоевание превратит вашего ребенка (гражданина) в универсального солдата, который не знает другой работы и других достижений, кроме вторжения на чужую территорию. "Выживает сильнейший!" – это закон джунглей, а не современного цивилизованного общества.

"Жизнь как достижение целей" – это жизнь целеустремленных людей, но с конкретными материальными целями, которые не всегда связаны с высокими идеалами. Такие люди поражают нас тем, что умеют ставить перед собой цели и достигать их. Они уверены: все, что происходит в их жизни, зависит только от них: "Человек – кузнец своего счастья", "Все зависит от тебя!", "Жизнь – это спорт, выигрывает только самый сильный и настырный". Вот что говорим мы своим детям: "Ты – лучше всех, ты победишь!" Жизнь превращается в гонку, соревнование – в жесткую конкуренцию. Установить с такими людьми теплый эмоциональный контакт удается с трудом. В душе "спортсмены" – чаще всего мизантропы, презирающие людей за их слабости. Они, как и все другие, нуждаются в эмоциональной поддержке, но никогда об этом не попросят, а проявив сентиментальность, тут же пожалеют о своей слабости. Поощряя в детях целеустремленность, мы должны не забывать учить их соотносить свои цели с мотивами, мыслями и ожиданиями других людей. Настоящее счастье – счастье, разделенное с другим человеком. Настоящий успех – успех, пережитый с самыми важными, самыми близкими людьми, которые за вас болеют, любят вас и верят в вас безоговорочно.

"Жизнь как творчество" – для людей, которые склонны проводить время в одиночестве, над рукописями или в мастерской, ломая голову над формулами или проектами новых автомобилей. Они могут поражать нас бытовой беспомощностью. Они могут раздражать нас своей неприспособленностью, несмотря на то что человечество все лояльней относится к гениям. Большинство из нас готово восхищаться гением издалека, но в реальной жизни предпочли бы держаться подальше от такого "ботана". Правда, говорят, теперь снова меняется мода – "ботаны" ходят на кружки рукопашного боя, чтобы отстоять свое право на творчество.

Владимир Дружинин видит выход в синтезе моделей жизни: "Жизнь как экзистенциальный конструктор" – это жизнь человека, способного к маневру. Такой человек не только держит свои мозги включенными, он постоянно решает проблему выбора тактик, их соотношения со стратегическими целями. Больше всего отличает таких людей способность комбинировать свои интересы с интересами других. Это люди-команды. Такой человек будет беспокоиться о развитии и продвижении своего окружения не меньше, чем о своем. "Надо подумать. Надо спросить остальных. Надо придумать что-то нетипичное", – говорим мы свои детям, приглашая внимательно изучать эту жизнь.

Трагедия современного человека в том, что он хочет прожить не одну жизнь, оставаясь как можно дольше молодым и желанным, а несколько жизней одновременно, по-детски веря, что при известной ловкости можно обмануть линейное течение физического времени и даже повернуть его вспять. Человек (от подростка до президента) захотел быть Богом, чтобы самому творить реальность, не отвечая ни перед кем за последствия. Перенос ответственности на других, карающая, контролирующая, судейская позиция – это и есть признаки экзальтации человека в Боге. Мономания приводит не к смене, а к ротации, когда палач и жертва только меняются ролями в проклятых российских эпопеях "Преступление и наказание", "Война и мир".

Дезавуировать и сменить режим в мировоззрении можно через конкретизацию слишком абстрактных тоталитарных образов.

С российской стороны:

– Украину захватили бендеровцы!

– Всю? Ваши родственники, любимые актеры, друзья – тоже? Запишите их первыми в список!

С украинской стороны, бумерангом:

– Каждый житель России отвечает за войну в Украине!

– Включая инвалидов, детей, стариков? Будем расстреливать?

Это если сменить установку "неотвратимое наказание" на установку "жить здесь и сейчас". И отвечать за себя, а не искать сакральную жертву по всему пространству бывшего Советского Союза. "Лишь бы не я!" и – шасть в другую, как потом оказывается, чужую жизнь, за чужую спину.

Ольга Маховская – психолог, автор бестселлеров для родителей. Это текст написан по мотивам книги "Как спокойно говорить с ребенком, чтобы он потом вам дал спокойно жить". Иллюстрации Геры Мурышкина

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG