Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Необыкновенные американцы Владимира Морозова

Александр Генис: Герои нового выпуска авторской рубрики Владимира Морозова “Необыкновенные американцы” - провинциальные дети; Джону - 16, Стиви - 12, а Джейсу всего 9 лет.

Владимир Морозов: Эти трое пацанов заглядывают ко мне всякий раз, когда приезжают погостить к деду с бабкой, которые живут не так далеко от меня. Летом ребята приходят полакомиться на моем огороде клубникой или по заданию бабушки собрать у меня помидоров для салата. Зимой - просто посидеть и потолковать о жизни или о собаках, которые обычно приходят вместе с детьми. У дедушки с бабушкой два славных лабрадора. А там, где живут внуки, на север от нас почти на границе с Канадой, там у них аж три пса... Похоже, я знал этих ребятишек всегда. Помню их совсем маленькими. Старший Джон иногда так скучал по отцу, что не скрываясь плакал, а средний Стиви над ним потешался. Теперь роли переменились. Стиви всего 13 и он смотрит на Джона снизу вверх, а тому уже 16, это широкоплечий юноша, ростом выше не только приземистого деда, но и вполне рослого отца. Младший девятилетний Джейс обычно помалкивает. Но с недавних пор беседа у нас теперь начинается с него, точнее с его мотоцикла.Стиви, ты не опасаешься за Джейса... думаешь стоило дарить мотоцикл такому маленькому пацану?

Старший брат помогает младшему завести мотоцикл

Старший брат помогает младшему завести мотоцикл

Стиви: Нет. Почему не опасаюсь? А потому что Джейс с мотоциклом управится. Он пацан не очень смелый и осторожный.

Владимир Морозов: Мотоцикл Джейсу подарили на Рождество его дедушка с бабушкой — мои соседи Том и Роуз. Настоящий, с бензиновым мотором мотоциклет, только в миниатюре, для детей. Если на этого огнедышащего дракона сядет не слишком высокий Стиви, то его колени будут волочиться по земле. Но эта игрушка способна развивать скорость до 30 миль в час, а это под 50 километров. Юному мотоциклисту строго-настрого запрещено выезжать на шоссе. Езди по двору или по лесным дорогам, благо вокруг дома лес. Честно говоря, я бы на такой смелый подарок не решился. Но и это еще не предел щедрости и безрассудства моих соседей. Каждому из внуков подарено духовое ружье. А это серьезное оружие. Скорость пульки на выходе из ствола та же, что и у настоящей мелкашки. Так что, с духовой винтовкой можно охотиться на мелкое зверье — на лесных кроликов или на белок. Стиви меня просвещает.

Стиви: Да что там духовое ружье! У меня в классе несколько ребят имеют настоящее оружие. У некоторых не только мелкашки, но есть и дробовики 12 калибра. Да, ты прав, это оружие потяжелее, не каждый пацан поднимет. Но есть большие пацаны, вроде Джона. Они охотятся на оленей, на диких индеек. Я тоже охочусь. На разную мелкоту, на кроликов, на белок. Что я с ними делаю? У нас в деревне их едят. Так что, мы белок и варим и жарим.

Владимир Морозов: У меня в деревне Коринф белок тоже едят. Говорят на вкус зверек не хуже курятины. Хотя сам я не пробовал. Гусей и уток ем за милую душу, медвежатину, оленину — запросто. А вот белку - нет. Но в деревнях на севере штата Нью-Йорк это традиция.

Что до подарков, то остальные из них не столь экзотичны, как мотоцикл и оружие. Ноут-бук, неизбежные компьютерные игры, зимняя одежда и обувь, тяжеленный мешок, по которому молотят кулаками боксеры. По словам бабушки, в этом году на рождественские подарки внукам мои соседи истратили почти 3 тысячи долларов, ровно по тысяче на пацана. А что нам скряжничать, говорит она, мы оба работаем. Сама она - сиделкой в пансионате для душевнобольных, муж — плотник.

Перед приездом внуков дом Тома и Роуз обычно завален коробками с подарками. Точнее, не дом, а одна комната, как будто специально для этого предназначенная.

Стиви, замечаю я 13-летнему владельцу трети этого богатства, честно говоря, когда я вижу эту гору коробок, то опасаюсь, что дед с бабкой вас просто испортят подарками. Как ты считаешь?

Стиви: Да, я считаю, что они нас портят. Но это ничего. Когда я буду взрослым, я тоже стану дарить подарки моим детям и внукам. Сколько детей я собираюсь завести? Троих. Как буду наказывать, если нашкодят? Нет, никакого рукоприкладства. Меня никогда не били. Если что, поставлю в угол лицом к стене.

Владимир Морозов: Но, вот, представим, тебе уже не 13 лет, а 33 года и у тебя трое детей. И они, не дай Бог, натворят что-нибудь действительно нехорошее. Ну, стянут печенье в магазине. Что ты сделаешь?

Стиви: Я запрещу им все развлечения на целый месяц. Никаких походов в кино. Никакого телевизора, никаких компьютерных игр.

Владимир Морозов: Да, это будет для них тоска зеленая, говорю я. И тут открывает рот 9-летний Джейс.

Джейс: Таким и должно быть наказание!

Владимир Морозов: Сам Джейс утверждает, что его никогда не наказывают - не за что. Старший брат 16-летний Джон с этим не согласен. Если в семье кого и наказывают, говорит он, то только мелких, но не его старшего. А ты не заливай, вмешивается младший.

Джейс: Его часто наказывают. За что? За то, что Джон меня донимает. Он дает мне подзатыльники и выключает мои компьютерные игры. Почему он это делает? Он злится на меня. Почему злится? А потому что я выключаю его ноутбук.

Владимир Морозов: В общем, милые бранятся - только тешатся. В ответ на мой вопрос — не слишком ли задаривают их дедка с бабкой, старший Джон задумывается.

Джон: Не знаю... Они портят младших, а те и рады выпросить что-нибудь. Но я сам ничего на Рождество не просил. Правда, когда я был моложе, тогда и меня задаривали. Я еще под стол пешком ходил, когда они вручили мне мобильник, а до того - кучу игрушек. А в этот раз они подарили мне вот это серебряное распятие на цепочке. И еще борцовскую форму, я занимаюсь борьбой. А грушу - мешок для боксеров — это не мне, а Стиви. Кому в этот раз достался ноут-бук? Младшему Джейсу.

Владимир Морозов: Надо ли так много подарков?

Джон: Я не знаю. Сам не знаю. Да, подарки могут испортить детей, а могут научить их быть благодарными. И потом дедушка с бабушкой могут себе это позволить, они живут побогаче нашего. Мать у меня не работает. Отчим работает не всегда. А другой дедушка, с которым я живу, получает мало. Да, я с отчимом и матерью не живу. Я живу у дедушки. Нет, он не пенсионер, ему нет и 60 лет. Он работает консультантом в тюрьме. Рассказывает заключенным о наркотиках и прочей дури. Помогает людям бросить наркоту. Он сам все это прошел.

Владимир Морозов: Кстати, Джон, а многие ли ребята из твоего 10-го класса еще не попробовали марихуану?

Джон: Ну, не знаю. Наверное, большинство живет без наркоты. А четверть класса уже отведали или марихуану или другую дурь. А я? Я и не собираюсь. Что стану делать после школы? Пойду в колледж. Потом поступлю в полицейскую академию. Стану полицейским, потом - детективом. А то посмотришь на нынешних полицейских - многие из них толстяки, они и десяти метров не пробегут. Куда им тягаться с преступниками! А я надеюсь всегда быть в хорошей форме, постоянно заниматься спортом.

Владимир Морозов: В отличии от среднего брата Джон намерен завести не троих, а четверых детей. И кстати, подружка у него уже есть. Нет, до секса еще не дошло. Мы это дело отложим года на 2-3, говорит Джон. Откуда у тебя такие моральные принципы? Ты ходишь в церковь?

Джон: Да, я хожу в церковь. Но мои принципы не оттуда. Родители завели меня, когда сами были подростками. Потом они не ужились, пошли неприятности, развод. Я не хочу, чтобы это случилось со мной и моей подружкой. А то у моей матери были большие планы, она отлично училась в школе, хотела поступить в колледж. И ей, как отличнице, уже и стипендию назначили, но потом она забеременела мной и все пошло наперекосяк. Я не хочу всего этого повторять.

Владимир Морозов: Джон, сказать тебе честно... Когда я был в твоем возрасте, мои родители жили тоже очень недружно. Ругались, расходились. Иногда мне не хотелось из школы домой возвращаться. И я дал себе клятву, не быть похожим на родителей. Но потом так уж получалось, что я эту клятву нарушал и не раз. А ты не боишься, что нарушишь обещания, которые дал сам себе?

Джон: Да, иногда я этого побаиваюсь. Но буду держаться. Я стараюсь рассуждать рационально, а вот как раз этого мои родители не могли. Я буду держаться, чтобы у моих детей было детство получше, чем у меня.

Владимир Морозов: А как получилось, что ты переехал жить к дедушке?

Джон: До 11 лет я жил с мамой и отчимом. Он отец моих младших братьев. Потом я переехал к отцу. Но недавно отец снова взялся за наркотики. Так-то он нормальный добрый мужик, но под кайфом опасный, страшный человек. Побил свою подружку. Его забрала полиция, теперь ему тюрьма светит. Одному мне жить тяжело, а возвращаться к матери я не хотел, вот и переехал к дедушке.

Владимир Морозов: До следующего Рождества еще далеко, и сейчас Джон, Стиви и Джейс планируют летние каникулы, которые они обычно проводят с дедом и бабушкой в нашей деревне Коринф. Но в этот раз все пятеро собираются поехать в Диснейлэнд и на киностудию в городе Орландо, во Флориде.

Джон: Я уверен, что мы поедем машиной. Самолетом слишком дорого. А мой дедушка, у которого я живу, уже научил меня водить машину, так что, часть дороги до Флориды я надеюсь провести за рулем. Я сдал экзамен и у меня уже есть разрешение водить машину, если рядом сидит кто-то из взрослых. В этом году мне исполнится 17 и я получу настоящие водительские права.

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG