Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О педагогическом подвиге и провокации


Мемориальная доска Янушу Корчаку, Киев

Мемориальная доска Янушу Корчаку, Киев

"Что-то с нами произошло – если даже Высшая школа экономики бросилась отстаивать реноме вуза, а не честь учителя"

Бурную реакцию в педагогическом сообществе вызвала напечатанная в "Учительской газете" статья Михаила Изотова "Конкурс великих: кто следующий?" Опубликованное позже опровержение, что никого конкурса не было вовсе, полемику не остановило – наоборот, подлило масла в огонь.

Как пишет автор статьи (между прочим, победитель первого Московского конкурса "Учитель года – 1991"), ссылаясь на организованный Высшей школой экономики конкурс, "в результате свободного голосования авторитетных экспертов – известных ученых, академиков РАО, видных профессоров и докторов педагогических наук определены имена ведущих педагогов ХХ века".

Далее следует разбор наследия классиков педагогики, довольно пристрастный. Например: "Выготский в принципе не педагог, а в лучшем случае талантливый организатор внешкольной студенческой деятельности эпохи ленинского нэпа". Или: "Педагогика Монтессори, на мой взгляд, – это педагогика очень богатой страны", "Дьюи не понимал возрастных особенностей ребенка".

С подобными утверждениями, несмотря на оговорку автора "я, как вы понимаете, не глубокий специалист в истории педагогики", могут не согласиться многие. Однако главной причиной общественного возмущения стали строки Михаила Изотова о Януше Корчаке.

Януш Корчак – выдающийся польский педагог, оставивший профессию врача ради создания "Дома сирот", которым он продолжал руководить на оккупированной территории, в Варшавском гетто. В августе 1942 года Януш Корчак вместе с воспитанниками, отказавшись от предложенной лично ему свободы, принял смерть в газовой камере. По свидетельству очевидцев, с ним было около 200 детей.

Заслуженный учитель России Михаил Изотов в своей статье трактует этот эпизод следующим образом:

"Он не сказал детям, которых гитлеровцы 6 августа 1942 года депортировали в лагерь смерти: "Ребята, нас всех гонят на убой, как скотов, давайте постараемся прорваться, в крайнем случае, умрем людьми". Не бросился первым на охрану, чтобы спасти своих детей. Охрана, когда их отправляли в Треблинку, по свидетельству очевидцев, была немногочисленна и, судя по тем же свидетельствам, даже отчасти сочувствовала им. Уверен, что кто-то прорвался бы и выжил. Нет, он взял доверяющих ему воспитанников за руки и повел их прямиком в газовую камеру. То есть, по сути, организовал оккупантам беспроблемное решение их жуткой бесчеловечной бандитской задачи. Я не уверен, что это педагогический подвиг. Да, он умер вместе с детьми, но он не боролся за них. Настоящий педагог будет за детей драться".

Против такой позиции публично выступил директор московской школы №109 Евгений Ямбург. Правда, его открытое письмо в "Учительской газете" не опубликовали, оно было размещено на сайте журнала "Директор школы". Зато в "Учительской газете" было напечатано опровержение Высшей школы экономики, в котором пояснялось, что произошла ошибка – никакого конкурса великих педагогов там не проводилось, а был объявлен дизайнерский проект "Линия жизни".

В здании Института образовании НИУ ВШЭ в Потаповском переулке на стенах разместили цитаты и фотографии известных ученых-педагогов, довольно произвольным, как рассказал директор института Исак Фрумин, образом. Обозреватель новостной службы корпоративного портала ВШЭ Борис Старцев, поясняя ситуацию, называет статью Михаила Изотова "провокативной".

Действительно, отклик на нее в социальных сетях разошелся широко. Тут же всплыла информация о скором закрытии Корчаковского центра в Центральной библиотеке имени К. Г. Паустовского в Петербурге. Директор московской школы №109, член Российской академии образования Евгений Ямбург также подчеркивает, что развернувшаяся полемика выходит далеко за рамки цеховых разногласий:

Евгений Ямбург

Евгений Ямбург

– Первое, что я должен сказать: вся эта полемика имеет огромную пользу. Во-первых, она показала, что вроде бы такая далекая сфера, как история педагогики, никакая не история, не мертвые портреты, а живая вещь, которая дышит и сегодня. Это первое. Второй вывод, который я делаю: перефразируя классика, можно сказать, что дело Корчака живет и побеждает. Потому что огромное количество людей встали из окопов и дали отповедь невежеству, хамству и просто моральному уродству. Это тоже радует. Третья позиция обозначена тем, что вся эта история, может быть, и неприятная, стала проверкой, как бы это сказать помягче, на педикулез очень уважаемых организаций.

Есть авторитетное учреждение – Высшая школа экономики, к сотрудникам которой я отношусь с уважением. Правда, там сейчас уверяют, что никакого конкурса не было. Не стану с этим спорить, потому что знаю, что конкурс точно был, и есть подтверждающие этот факт документы. Правда, теперь и "Учительская газета" задним числом говорит, что конкурса не было. Однако не в конкурсе, конечно, дело!

Если автор в "Учительской газете" пишет, что никакого подвига Януша Корчака он не признает и Корчак должен был прорываться, спасать детей через полицейские кордоны... Ну, это невежество, хотя пишет это кандидат наук, заслуженный учитель России, который должен был бы знать историю. Корчак к тому времени был уже обездвижен, дети истощены. Что, он с одним кистенем на автоматы пойдет? Такое, конечно, мог написать только нравственный урод.

Заметьте, вся эта история имеет самое непосредственное отношение к педагогике! Потому что педагогика – часть культуры, и очень серьезная часть, в какой-то степени она является прикладной культурологией. И здесь, конечно, возникают пересечения с фундаментальными вещами, связанными с вертикалью ценностей, без которой педагогика не живет.

Видимо, у людей накипело, и эта история – лакмусовая бумажка, очень многое проявила

Конечно, любая газета может ошибиться, мы все небезгрешны, но в таком случае газета приносит извинения читателям. Кроме того (и я об этом говорю с болью, потому что меня с "Учительской газетой" связывают десятилетия сотрудничества), надо иметь дефект политического зрения и нравственную глухоту, чтобы такое публиковать. Ведь здесь просматривается очень опасная история, потому что, если вы возьмете весь пул желто-коричневой прессы, проявится старый антисемитский тренд: мол, евреи сами виноваты, они не сопротивлялись, они, как бараны, шли в печи. И в этом тексте, про то, что Корчак помог немцам выполнить все функции, звучит то же самое.

И когда кто-то из редакции говорит о том, что "мы пропустили", возникает вопрос: ребята, какие же вы профессионалы? Главный редактор газеты Петр Положевец мне друг, но истина дороже! Была ли возможность у "Учительской газеты" с честью выйти из положения? Да, была – опубликовать мое письмо. И тогда они могли бы себя позиционировать как "Эхо Москвы", которое дает площадку всем: и тем, и этим. Но мой материал был снят.

Поверьте, дело не во мне, меня лично в этой статье никто не задел, и на личное я бы так не реагировал. Что-то с нами произошло – если даже Высшая школа экономики бросилась отстаивать реноме вуза, а не честь учителя. Согласитесь, это нравственный дефект. Там много людей – моих ровесников, и я глубоко убежден, что мы уже входим в тот возраст, когда одной из главных задач является не испортить себе некролог.

Как-то нам всем надо опомниться и понять, что наше поколение уходит, и мы действительно, как писал Шолом Алейхем, едем не на ярмарку, а с ярмарки. Новые поколения, которые многого еще не знают, вступают на педагогическую стезю, и поэтому ответственность людей, обремененных знаниями, степенями и прочими регалиями, возрастает многократно.

Таков предварительный итог этой дискуссии. Но я не ожидал, что столько людей по доброй воле вступят в обсуждение, и оно приобретет такой общественный резонанс. Видимо, у людей накипело, а эта история – лакмусовая бумажка, она очень многое проявила.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG