Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оборона автомойки: казаки против мэра


Здание автомойки Александра Качковского

Здание автомойки Александра Качковского

Московские казаки пытаются защитить от сноса свою собственность тракторами, траншеями и фотографиями Путина

В ночь с 8 на 9 февраля в Москве начался демонтаж торговых павильонов, которые московские власти объявили самостроем. Всего под снос, согласно постановлению столичного правительства, должны пойти 104 строения, 97 из них уже разрушены. До 23 февраля также должен быть демонтирован один из наиболее заметных "самостроев" этого списка – "Пирамида" на Пушкинской, арендаторы уже вывозят из торгового центра свое имущество. Среди других объектов, которые должны "пойти под ковш" в ближайшее время, есть и не столь знаменитый объект – автомойка на улице Красный Казанец. Ею управляет местная казачья община.

Автомойка, она же офис местного гаражного кооператива, расположена в спальном районе Вешняки. На здании висит большой плакат с надписью: "Внимание! Здание находится в частной собственности! Она неприкосновенна согласно ст. 35 конституции РФ! Снос только по решению суда. Гарант: Президент РФ Путин В.В." Ниже – фото "гаранта Конституции" в окружении казаков. Председатель кооператива – Александр Качковский, он реестровый казак в должности товарища атамана хуторского казачьего общества "Новые Вешняки". Он и решил вывесить портрет Путина на автомойке.

​–​ И что, вы думаете, на такой плакат ковш не поднимется?

– Да нет, не поможет это. Плакат – это так, крик души. Ну или элемент антуража. Ведь Собянин сейчас заменил все собой: суд, приставов, исполнителей. Всю цепочку он заменил одними оленьими рогами. Он один признал, что вы виновны, один вывел к стенке и расстрелял.

–​ Ну вот и глава президентской администрации Сергей Иванов назвал все сносимые постройки "гадюшниками"...

Ведь даже в военное время есть полевые суды. Уже там три человека, а не один Собянин

– Ну Кремль со всем согласен: там говорят, что все действия – вынужденная мера. Не знаю, как по мне, вынужденная мера – это когда Россию спасать надо. Мне кажется, Путин сейчас занят чем-то – другими делами. Администрация – это же не сам президент. Ведь даже в военное время есть полевые суды. Уже там три человека, а не один Собянин.

Пока мы разговариваем с Александром, его товарищи вовсю таскают мешки с песком – баррикадировать двери и окна. Прорваться к автомойке вопреки воле владельцев действительно довольно сложно – подъехать можно только по одной узкой дорожке. Рядом с ней стоит трактор 50–60-х годов выпуска, которым на ночь перекрывают подъезд к мойке. На небольшой парковке – еще несколько тракторов и экскаваторов поновее. Вокруг мойки собраны автомобильные покрышки.

Мыслят тут только в военных категориях

Но на вопрос, что казаки собираются делать, если подойдет спецтехника, Александр не отвечает. "Я вам сейчас расскажу, а они потом прочитают и как-нибудь по-другому зайдут, – улыбается он. – Они еще могут как-нибудь спровоцировать, пальнуть из пневматики в воздух, например, а потом штурмовать. Менты жестко действовать умеют – заламывают руки, на пол кладут – ключица только так вылетает".

Сейчас казаки просчитывают, сколько времени и сил займет у "противника" то или иное действие: сдвинуть трактор, выломать металлическую дверь, захватить здание. Мыслят тут только в военных категориях.

Александр Качковский

Александр Качковский

​"Еще Александр III говорил: у нас два союзника – армия и флот. А у нас союзник – железная дорога", – Александр показывает на железнодорожные пути, которые идут прямо за автомойкой. Они закрывают подъезд для спецтехники с тыла.

У нас же все как с революции пошло – все отнимать и по новой, отнимать и по новой

Александр построил эту автомойку еще в 90-е годы, ввел здание в эксплуатацию, получил свидетельство о собственности. Претензии от администрации появились к нему только недавно – сначала автомойку внесли в список зданий, "содержащих признаки самовольной постройки". Это решение он сумел оспорить в суде. Затем власти "обнаружили" под автомойкой силовой кабель и внесли ее в постановление № 829-ПП, согласно которому в ночь с 8 на 9 февраля и сносили "самострой" по всему городу.

– Все у нас работает, налоги платятся… Отжим, отжим, отжим, – разводит руками Александр. – Ну через десять лет придет новый Собянин и будет сносить новые палатки, которые на месте старых построят. У нас же все как с революции пошло – все отнимать и по новой, отнимать и по новой, так и успокоиться не могут. У нас это все на генном уровне уже.

–​ А за кого вы на мэрских выборах голосовали?

– Я на выборах взял свою семью и пошел голосовать специально против Собянина. Тогда не было никого приличного. Вот графа "против всех" для меня идеальный вариант. Тогда для меня "против всех" был Навальный. Я понимал, что его никогда в жизни не допустят никуда.

Уважаемый, Владимир Владимирович, прошу Вашей защиты", – говорилось в последнем письме

Сразу после "ночи длинных ковшей" Александр направил три письма: мэру Москвы Сергею Собянину, председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину, ну и, конечно, президенту Владимиру Путину.

"Исчерпав все правовые возможности по защите личной собственности, включая судебные, и столкнувшись с "беспределом" действий Московских органов власти, направленных на незаконное ее изъятие, вынужден обратиться к Вам, как к гаранту соблюдения конституционных прав граждан России – представителей мелкого и среднего бизнеса.

Уважаемый, Владимир Владимирович, прошу Вашей защиты", – говорилось в последнем письме. Ответа до сих пор не последовало. И теперь Александру Качковскому стоит рассчитывать лишь на собственные силы и поддержку неравнодушных граждан.

Тем временем Александр и его сторонники укрепляют оборону автомойки. В ночь с воскресенья на понедельник казаки уже вырыли вокруг нее траншею.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG