Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ты попадешь за это в рай"


Дом привратника, до того как за него взялся Евгений Балагин

Дом привратника, до того как за него взялся Евгений Балагин

Пообещали предпринимателю Балагину православные батюшки, когда отнимали у него дело его жизни

Тринадцать лет назад Евгений Балагин взял в аренду руину в центре Пскова – полуразвалившийся исторический памятник "Дом привратника". Вложил свой труд, свои деньги – и не получил взамен ничего.

Государство не позволило предпринимателю зарегистрировать право собственности на отреставрированное и восстановленное им за собственный счет здание. Восстановленный им по всем правилам реставрационных работ исторический памятник передали в собственность православной церкви. Только сейчас забрезжила надежда на компенсацию: в феврале 2016 года Псковский городской суд обязал "Росимущество" вернуть Балагину часть затрат. Но решение суда пока не вступило в силу.

Дом привратника передали РПЦ, он стоит разрисованный хулиганами

Дом привратника передали РПЦ, он стоит разрисованный хулиганами

В 2003 году Евгений Балагин (в то время – индивидуальный предприниматель) подписал договор с областной властью. Научно-производственный центр по охране памятников отдал ему руину в центре Пскова в аренду на 30 лет. Балагин взялся восстанавливать Дом привратника духовной семинарии, чтобы открыть в нем кафе. Обеим сторонам договор казался тогда очень выгодным.

За реставрацию объекта культурного наследия Евгений Балагин, техник-архитектор по образованию, взялся не из любви к искусству. В свои 28 лет он надеялся обеспечить себя "работой на 30 лет вперед", причем работой не "на дядю", а на себя. Чтобы Женя и его жена Маша могли открыть кафе, Машин дедушка, кинорежиссер Николай Дмитриевич Котов, продал дом в Самаре. Деньги ушли на проект реставрации, инженерные согласования и всю прочую документацию.

В стройку Балагин вкладывал весь доход от закусочной, которую тогда держал на Запсковье. В закусочной работали днем, вспоминает Мария, в Доме привратника – ночью. В реставрацию вложилась даже дочка Саша – на "родовые деньги" купили плитку для кухни. Когда стены и крыша были готовы, семья сдала свою квартиру и переехала жить в Дом привратника: это и охрана, и дополнительные деньги на отделку.

В истории Дома привратника особое значение имеет отношение к памятнику. За руины в историческом центре Пскова тогда брались многие, но чаще всего дело заканчивалось расчисткой площадки под элитный новодел. Балагин делал все по закону: оплатил весь комплекс исследований, и археологи смогли раскрыть кусок крепостной стены XIV века. Памятник федерального значения был оборудован навесом, и к нему тут же потянулись туристы.

Евгений Балагин и Владимир Рудаков

Евгений Балагин и Владимир Рудаков

Практически весь объем работ сделали два человека – сам Балагин и рабочий Владимир Рудаков. Им помогал автор проекта реставрации, архитектор Владимир Никитин, лауреат Государственной премии России. Под его руководством дипломированный техник-архитектор Евгений Балагин получил и рабочие навыки. Этот опыт Балагину теперь очень пригождается на стройке, где он зарабатывает на жизнь.

Раскопки у Дома привратника

Раскопки у Дома привратника

Как получилось, что Евгений Балагин лишился своего Дома привратника, до сих пор непонятно. Как будто бы существует подписанное им соглашение о расторжении договора аренды. Но у Евгения на руках нет этого документа, и представитель государства, то есть "Росимущества" также не смог предъявить его в суде.

Есть факты. В 2008 г. Балагину было отказало в регистрации права собственности на построенный им домик (потому что "объект культурного наследия"). В 2009 году Российская Федерация зарегистрировала свое право собственности на Дом привратника, используя тот же самый пакет документов – выданные арендатору разрешение на строительство и акт ввода в эксплуатацию. В 2010 году "Росимущество" передало домик в безвозмездное пользование Псковской епархии. Дальше – еще интереснее: в 2011 году Дом привратника был исключен из списка объектов культурного наследия, а в 2013-м он был передан Церкви в собственность.

Евгений Балагин в 2004 году

Евгений Балагин в 2004 году

За годы борьбы вокруг Дома привратника Балагины пережили и проверки, и хулиганские нападения, и бездействие милиции (потом – полиции), и безразличие власти. Но самым болезненным оказалось предательство со стороны тех, кому они верили больше, чем себе, – священников Русской православной церкви.

Евгений и Мария – не просто верующие, а воцерковленные люди. Даже свой брак они заключили сначала в храме, а только потом – в ЗАГСе. Все свои проблемы со стройкой Балагин проговаривал на исповеди у духовного отца, известного в Пскове священника Олега Тэора. В 2009-2010 годах отец Олег уговорил Женю перейти работать к нему на стройку и закрыть бизнес. А однажды, на очередную просьбу дать совет по поводу Дома привратника, выдал ему: "Мне бог открыл, Женя. Надо отдать".

На своей машине отец Олег отвез своего подчиненного к владыке Евсевию. Там Балагину что-то дали на подпись.

Еще год Евгений отработал на стройке у Олега Тэора, а потом ушел. И потом, говорит он, как будто морок спал – Балагин понял, как круто его "развели".

Главное, на что опирались в суде представители "Росимущества", это пропущенные сроки исковой давности. Они истекли в декабре 2013 года. Судья, изучив дело, сроки восстановил: Балагины действительно не имели возможности защитить себя в суде все эти годы.

Евгений Балагин, его жена Маша и их две дочери

Евгений Балагин, его жена Маша и их две дочери

В 2012 году семья ждала вторую дочку. На фоне бесконечного стресса беременность протекала тяжело, и на 31-й неделе Мария узнала, что у ребенка сложный порок сердца и еще целый букет недугов. Серафима родилась с синдромом Дауна и первые недели своей жизни провела в реанимации. Как и мама.

Евгений говорит, что они и сейчас не смогли бы пойти в суд, если бы "нам не помогли". Все-таки история Балагиных была популярна в псковской прессе. В 2014 году, в сентябре Евгения пригласил на прием губернатор Андрей Турчак. Затем Мария смогла дозвониться на прямую линию с президентом России, и дело сдвинулось с мертвой точки. Наконец, раздался звонок от Надежды Воловой, начальника нормативно-правового отдела Комитета по охране объектов культурного наследия: завтра в суд.

Когда памятник архитектуры был таким, "Росимущество" им не интересовалось

Когда памятник архитектуры был таким, "Росимущество" им не интересовалось

В июле 2015 года Псковский городской суд принял к рассмотрению иск к "Росимуществу" "о взыскании стоимости неотделимых улучшений". Истец просил компенсировать ему стоимость работ на памятнике архитектуры на сумму более 7 с половиной миллионов рублей – столько выходило по актам выполненных работ, но без учета инфляции, упущенной выгоды или морального ущерба. Из начальной суммы Женя согласился вычесть 2 миллиона рублей как платежи за аренду земли, затребованные "Росимуществом". Оставшихся денег должно хватить, чтобы как минимум вернуть "долги чести" – то, что вложили в безнадежную стройку члены семьи.

Иск Балагина поддержали Комитет по охране наследия и Комитет по управлению имуществом Псковской области. Не возражал против удовлетворения требований и представитель Русской православной церкви. Ответчик, разумеется, до конца стоял на своем и проиграл. Пока только в первой инстанции. Но наверняка будет апелляция, а возможно, и Верховный суд.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG