Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юная крольчиха из семьи потомственных фермеров едет в город, чтобы поступить в полицию, и с первой минуты службы она ошарашена открытым презрением коллег... Молодой симпатичный лис занимается тем, чем, по общему мнению, и должны заниматься лисы – мелким криминалом... Вот зачин нового диснеевского мультфильма "Зверополис", несколько дней назад вышедшего в российский прокат.

Мы к нему еще вернемся, но пока сделаем большой шаг в сторону. В этом году "Оскар" за лучший фильм получила картина "В центре внимания" – история журналистского расследования сексуальных преступлений, совершавшихся католическими священниками Бостона. "У нас такой фильм невозможен. И действительно невозможен – не потому даже, что не умеют такое снимать и писать, но потому, что не умеют такое смотреть", – написал после присуждения премии кинокритик Антон Долин.

​Жалоба вполне распространенная и, в общем, понятная. Американцы действительно могут похвастаться общественно-политическим кинематографом, которого в России пока (надеюсь, только пока) просто нет. Но ведь и не может быть политического кино там, где нет политики.

Для череды блестящих фильмов разных лет, от "Душной южной ночью" до "Миссисипи в огне", США понадобился трагический опыт затяжной и, как многие считают, до сих пор не выигранной окончательно борьбы с расизмом. ​Чтобы снять "Всю президентскую рать", нужна история Уотергейта, чтобы снять "Спокойной ночи и удачи" – драматичная история маккартизма и сопротивления ему. "Афера Стивена Гласса" – реальный случай из жизни молодого журналиста, пойманного на подлогах и заплатившего за них своей карьерой. Как из этого сделать фильм в России, где на ежедневном вранье ловят целые телеканалы и государственные новостные агентства?

Если жизнь сама не дает этих сюжетов, то их не будет и в кино

"Пожнешь бурю" и "12 разгневанных мужчин" могли появиться в стране, где есть институт правосудия и привычка этим институтом дорожить, но, если этого нет, то вместо Сидни Люмета на экран выходит клюквенный ремейк Никиты Михалкова – много клоунады и ничего от психологически выверенного американского оригинала. Так что тут причину стоит поискать с другой стороны – если жизнь сама не дает этих сюжетов, то их не будет и в кино. Русская версия "В центре внимания" выглядела бы примерно так: автор громкого расследования избит прутом арматуры и истекает кровью на тротуаре, а по экрану ползет вереница твитов, в которых говорится, что он мразь, подонок и предатель своей страны, которому так и надо.

Но вот аргумент про "не умеют смотреть" я бы разобрал отдельно. Если честно, нет никаких причин думать, что предпочтения российской публики как-то отличаются от западных (если бы отличались, то, возможно, списки лучших фильмов на IMDB и "Кинопоиске" не увенчивались бы одним и тем же "Побегом из Шоушенка").

И вот хороший пример: российский прокат минувших выходных уверенно возглавил "Зверополис". От этого легко отмахнуться: да, россияне любят мультики и охотно их смотрят. Многие идут на мультфильмы с детьми, не особенно разбираясь, о чем эта анимация. Многие заведомо не считают мультфильмы серьезным искусством и относятся к ним соответственно – как к способу провести субботний вечер с большим стаканом попкорна.

Но "Зверополис" – это все же не простой мультфильм. За развлекательным сюжетом кроется большое и, вне всякого сомнения, политическое высказывание. "Зверополис" (в оригинале Zootopia – как уже давно подмечено, в русском названии исчезает очень важная игра слов) – рассказ о тех самых толерантности и политкорректности, которые так не любят и высмеивают в России. Это попытка авторов поговорить об обществе, в котором равенство стало главной ценностью на словах, но на каждом шагу видно, что оно еще не воплотилось в реальную жизнь. Об обществе, где вроде бы созданы условия для всех, но большинство по-прежнему старается отгородиться от чужих и непохожих. Об обществе, где шаг навстречу другому все еще может оказаться сложным и потребовать мужества.

Огромные кассовые сборы "Зверополиса" совсем не говорят о том, что российский зритель целенаправленно идет в кино за этими проблемами. Но это значит, что зритель к ним вполне готов. Русская публика "умеет смотреть" сложные вещи ничуть не хуже любой другой. Если же говорить о политическом кино, то Россия пока ждет своих Стэнли Крамера и Джорджа Клуни, – но, изменившись сама, обязательно их дождется.

Иван Беляев – журналист Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG