Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Космос "по-русски"


Общий вид космодрома Восточный, 14 июля 2015 г.

Общий вид космодрома Восточный, 14 июля 2015 г.

То неудача при пуске ракетоносителя, то спутник на орбите потеряли… Что случилось с российской космической отраслью

Главный космический ньюсмейкер в России – вице-премьер Дмитрий Рогозин, человек с дипломом журналистского факультета МГУ. Трудно сказать, многими ли космическими знаниями наделил его журфак, но даже гуманитарно-филологическими, судя по речениям господина Рогозина, ­– немногими.

То он заявит, что "русский космос – это вопрос самоидентификации нашего народа, синоним русского мира", так как "Россия не может жить без космоса, вне космоса, не может притупить свои мечты о покорении неизведанного, манящего русскую душу". То объявит стратегической задачей России колонизацию Луны ("мы собираемся прийти на Луну навсегда"), а затем еще и "освоение ресурсного потенциала" Марса. Правда, в декабре 2015 года (видимо, под влиянием экономического кризиса) Рогозин вдруг сменил тон, сообщив, что отныне "главная задача это не Луна и не Марс, главная задача это дешевый космос".

Дело, конечно, не в языковых курьезах, а в том, что они адекватно выражают курьезы смысловые, главный из которых – отсутствие какой-либо внятной государственной стратегии деятельности в космосе и реальной концепции развития российской космической отрасли. Нет ответа на ключевой вопрос: для чего России нужен космос? Для решения задач глобальных и перспективных, планетарного масштаба? Или чисто военных, стратегического характера? Или сиюминутных, для осуществления некоего технологического прорыва? Или лишь для поддержания державного престижа?

Черные дыры космического бюджета

Дмитрий Рогозин

Дмитрий Рогозин

Четыре года назад Дмитрий Рогозин пообещал: "Мы к 2015 году сделаем космодром, зуб даю". Речь шла о космодроме Восточный в Амурской области. Завершение строительства стартового комплекса космодрома было запланировано на июль 2015 года, первый пуск – на тот же год.

Восточный призван заменить космодром Байконур, находящийся после распада СССР на территории Казахстана. Космодром Восточный строится согласно указу президента №1473с от 6 ноября 2007 года "О космодроме "Восточный" и распоряжению правительства №30-р от 14 января 2009 года. Указ этот секретный, до сих пор не опубликован, в банке документов сайта Президента России kremlin.ru его нет (распоряжения правительства в открытом доступе тоже нет), хотя некоторые его положения были обнародованы. Еще на раннем этапе ряд видных ученых и конструкторов с крайним скепсисом отозвались об этом проекте. В частности, академик Юрий Семенов, крупнейший на сегодня российский конструктор космической техники (один из создателей пилотируемых космических комплексов "Салют", "Союз" и "Прогресс", орбитальной станции "Мир", до 2005 года – генеральный конструктор НПО "Энергия"), на вопрос, как он относится к строительству нового космодрома, ответил прямо: "Отрицательно. Очевидно, что это будет кормушка для чиновников. И слишком существенная нагрузка для экономики".

Слушать "нытиков и маловеров" не стали: до них ли, когда на кону такие деньжищи – в 2007 году строительство космодрома оценивали в 130 миллиардов рублей. Потом прозвучала цифра 400 миллиардов, а в 2011 году Роскосмос представил в правительство смету уже на 493 миллиарда рублей – почти 16 миллиардов долларов. В августе 2015 года Юрий Коптев, бывший гендиректор Роскосмоса, а ныне председатель Научно-технического совета Госкорпорации "Ростех", заявил, что космодрому Восточный нужно еще "добавить" 560 миллиардов рублей.

Хотя деньги пошли нескончаемым потоком, сроки строительства стали срываться практически сразу. Уже в 2011 году в новостных сводках появились сообщения, что амбициозный проект под угрозой срыва, а руководство Роскосмоса проинформировало Владимира Путина, что его решение о запуске первой ракеты с космодрома Восточный в 2015 году не будет выполнено в срок. Как выяснили журналисты из РБК, на два года запоздала проектно-сметная документация, а когда сметы пришли, то прописанные расценки работ оказались в два раза ниже тех, которые Спецстрой уже оплатил, в итоге и денег потратили больше, чем было выделено, и отчитаться за выполненные работы не удалось. В 2013 году положение и вовсе стало критическим, отставание по ряду объектов достигало 18 месяцев. Именно за эти провалы в июле 2013 года был отправлен в отставку глава Спецстроя Григорий Нагинский, в сентябре того же года уволен руководитель "Дальспецстроя" генерал-лейтенант Юрий Хризман, в октябре снят с должности руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин.

И пошли уголовные дела: по размаху коррупции эта "стройка века" уже заткнула за пояс даже Олимпиаду в Сочи. По данным прокуратуры, на конец 2013-го – начало 2014 года в ходе строительства космодрома выявлено свыше 800 нарушений закона. Тогда же была спешно создана комиссия по вопросам строительства космодрома Восточный, во главе которой поставили вице-премьера Рогозина. Комиссия рьяно принялась копать, и первым козлом отпущения был назначен ранее уволенный Юрий Хризман: Следственный комитет РФ инкриминировал ему ни много ни мало, а растрату (или присвоение) 1,8 миллиарда рублей. К октябрю 2015 года сумма ущерба от действий Хризмана и его подельников при строительстве космодрома Восточный выросла, по версии следствия, уже до 5,16 миллиарда рублей, уголовное дело – до 230 томов. Правда, все эти аресты и задержания не изменили ни скорости строительства, ни масштабов продолжающихся хищений.

Первую ракету-носитель "Союз-2.1а" для первого запуска доставили по железной дороге из Самары на космодром Восточный 24 сентября 2015 года. Но после доставки выяснилось, что ракета… "великовата" для этого космодрома

Да и не могли. Журналисты из РБК, исследовав в июле 2015 года деятельность 112 негосударственных субподрядчиков и поставщиков Спецстроя с наиболее крупными договорами на поставки для космодрома, выяснили много интересного. В частности, что 40 из этих компаний практически не имеют ни собственных зданий, ни станков, ни оборудования. А 15 – управляются из офшоров или записаны на номинальных владельцев. Например, один из крупнейших субподрядчиков – ООО "Стройтрансгаз-М" – на 52% контролируется ОАО "СТГ", которое, в свою очередь, на 94,6% принадлежит STG Holdings Ltd (Кипр) – структуре, связанной с Volga Group Геннадия Тимченко. Эта компания "друга Путина" получила два подряда на строительство: один на 4,5 миллиарда рублей, другой – на 5,6 миллиардов рублей. Еще одна компания, ОАО "Дальмостострой", управляется через офшоры в интересах министра по вопросам "открытого правительства" Михаила Абызова. Другая компания, участвующая в космическом проекте, ОАО "Буреягэсстрой", до недавнего времени тоже принадлежала Абызову. По данным РБК, не менее 18 фирм из 112 имеют прямое или косвенное отношение к представителям власти, силовикам, а также бывшим или нынешним сотрудникам Спецстроя и не менее 29 фирм с общим объемом подрядов на 32 миллиарда рублей имеют два и более признаков сомнительной деятельности…

И все же первую ракету-носитель "Союз-2.1а" для первого запуска доставили по железной дороге из Самары на космодром Восточный 24 сентября 2015 года. Но после доставки выяснилось, что ракета… "великовата" для этого космодрома. Проектировщики "слегка" ошиблись, и строительно-испытательная часть монтажно-испытательного комплекса – сооружение, где должны были производить мойку и обогрев прибывающих на космодром блоков, – оказалась спроектирована и построена совершенно под другую модификацию носителя "Союз" и габаритам доставленной на космодром ракеты не соответствует…

Шестеро за пять лет

Провалов в курируемой Дмитрием Рогозиным отрасли столько, что руководство там тасуют непрестанно: за неполные пять лет сменилось шесть руководителей. До 29 апреля 2011 года во главе Федерального космического агентства (Роскосмос) семь лет стоял генерал-полковник Анатолий Перминов, ранее командовавший Космическими войсками, а до того служивший в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН). Но в связи с провалом запуска 5 декабря 2010 года ракеты с тремя спутниками ГЛОНАСС, Перминов получил выговор и вскоре был заменен на генерала армии Владимира Поповкина – первого заместителя министра обороны, ранее тоже командовавшего Космическими войсками. После аварии ракетоносителя "Протон-М", происшедшей 2 июля 2013 года, Поповкин получил от премьер-министра Дмитрия Медведева выговор "за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей" и в октябре того же года был снят со своего поста. На 15 месяцев его сменил генерал-полковник Олег Остапенко – бывший командующий Космическими войсками и войсками воздушно-космической обороны. Но в январе 2015 года сняли и Остапенко, вместо него главой Федерального космического агентства был назначен Игорь Комаров, никогда вообще не имевший ни малейшего отношения ни к ракетам, ни к космосу. Комаров – бывший советский плановик и бухгалтер, а с 1992 года менеджер

Игорь Комаров с Владимиром Путиным на космодроме Восточный, 14 октября 2015 г.

Игорь Комаров с Владимиром Путиным на космодроме Восточный, 14 октября 2015 г.

"Инкомбанка", "Национального резервного банка" и Сбербанка. Несколько лет был замом гендиректора "Норильского никеля" по экономике и финансам. Затем перебрался в "Ростех" в качестве советника Сергея Чемезова. Из "Ростеха" был десантирован на "АвтоВАЗ": сначала исполнительным директором, потом четыре года рулил в качестве президента ОАО. После чего в октябре 2013 года оказался в Роскосмосе – сначала заместителем руководителя, затем ненадолго стал гендиректором Объединенной ракетно-космической корпорации, откуда и пересел в кабинет руководителя Роскосмоса. Но уже в августе 2015 года его в этом кабинете сменил Александр Иванов, ранее служивший на космодроме Плесецк и недолго бывший начальником вооружения – заместителем командующего Космическими войсками по вооружению. Однако 28 декабря 2015 года своим указом №666 Владимир Путин упразднил Федеральное космическое агентство, его функции вобрала в себя созданная ранее Государственная корпорация по космической деятельности "Роскосмос", генеральным директором которой стал все тот же Игорь Комаров. Экономический факультет, Сбербанк, "Норникель", "Ростех" и "АвтоВАЗ" – этапы, безусловно, большого пути, только не в космической области.

Ни кузницы, ни кадров

Полагать, что специалисты по контролю над финансовыми потоками и "эффективные менеджеры", так и не сумевшие поднять ни "АвтоВАЗ", ни Уралвагонзавод, запускаются на орбиты космической отрасли исключительно ради распила бюджетного космического пирога, было бы излишне тенденциозно. "Эффективные менеджеры" – это та последняя соломинка, за которую в Кремле хватаются от полной безысходности: других руководящих кадров у них действительно нет. По словам главного редактора журнала "Новости космонавтики" Игоря Маринина, в руководящем составе этой отрасли резерва уже нет и катастрофически не хватает руководителей и главных конструкторов.

В первую очередь сказывается отсутствие 40-50-летних опытных руководящих кадров среднего звена. Конструкторские бюро зачастую возглавляют либо люди очень преклонного возраста, либо непрофессионалы, либо инженеры лет 30 с небольшим, явно не соответствующие должности из-за отсутствия практического и жизненного опыта. По факту они даже и не руководят, а все еще учатся, и такая ситуация, утверждает Маринин, в космической сфере повсеместная. Но еще хуже, полагает он, когда конструкторами назначают военных, потому что у них нет и быть не может за спиной ни конструкторской школы, ни конструкторского образования. Но сейчас даже и такими кадрами – из военного ведомства – обеспечить космическую отрасль невозможно. Остатки кадров военного космоса уже практически исчерпаны, а новых не будет – кузницы этих кадров ликвидированы в процессе так называемой "военной реформы", проведенной Анатолием Сердюковым и продолженной Сергеем Шойгу. Именно поэтому конструкторами теперь назначают граждан с бухгалтерским образованием и таким же практическим опытом. Но если финансовые потоки такой деятель еще и отследит, то ни космической ракеты, ни орбитальной станции точно не сконструирует.

С другими кадрами – теми, кто собственно, все эти ракеты и спутники своими руками собирает, – в отрасли тоже полная беда. Наиболее квалифицированные кадры, с огромным опытом, на которых всё и держалось, уходят из производства по вполне понятным причинам – возраст, издевательски низкие зарплаты. По столь же понятным причинам туда не шла и талантливая молодежь (система подготовки профессиональных рабочих кадров для производств в космической отрасли фактически уничтожена). В последнее время молодежь якобы пошла, но ведь так и не ликвидирован уже существующий провал – "золотых рук" 30-50-летнего возраста с наработанным опытом, то есть именно тех, на ком все и держится. Их нет или практически нет, их единицы.

Так или иначе, кадровая чехарда ответственных за развитие российского космоса лишь подтверждает, что отрасль трясет и дела там обстоят неважно. Аварии – это лишь самое видимое свидетельство. В 2015 году было три крупные аварии, сильно ударившие по престижу российских ракетчиков. 5 декабря 2015 года с космодрома Плесецк ракетоноситель "Союз-2.1в" вывел в космос два военных спутника, однако один из них не отделился от разгонного блока и был потерян. 16 мая того же года аварией закончился пуск с Байконура ракеты "Протон-М", которая должна была вывести в космос мексиканский спутник связи: третья и четвертая ступени ракеты вместе со спутником рухнули в Читинской области, как полагают, из-за отказа рулевых систем. Аварией завершился и запуск 28 апреля 2015 года с Байконура ракеты-носителя "Союз-2.1а", в результате был потерян корабль "Прогресс М-27М", который должен был доставить груз на МКС. Этот крах обошелся российской казне как минимум в пять миллиардов рублей.

В мае 2014 года был потерян спутник связи "Экспресс-АМ4Р", запущенный с Байконура ракетой-носителем "Протон-М". Очень "эффектно" выглядело крушение ракеты "Протон-М" на старте 2 июля 2013 года, показанное в прямом эфире. Носитель должен был вывести с Байконура в космос три спутника ГЛОНАСС, но через 10 секунд ракета вдруг изменила направление полета, комментатор успел выдать в эфир "кажется, что-то идет не так", и ракета взорвалась.

Ущерб превысил пять миллиардов рублей. Расследование этого ЧП привело к крупному скандалу: если верить официальной версии, еще в 2011 году, когда носитель собирали в ГКНПЦ имени М.В. Хруничева, там неправильно были установлены датчики угловых скоростей. Во всем виноватым объявили стрелочника, причем в буквальном смысле – электромонтажника специзделий Дениса Гришина, который только-только пришел на производство после окончания колледжа и всего лишь во второй раз устанавливал эти датчики. Попутно в саботажники записали мастера и контролера, а военпреда обвинили в халатности. Зато к "эффективным менеджерам" – руководству предприятия и "капитанам" отрасли – никаких претензий у следствия не оказалось.

"Счет" от Счетной палаты

Надо отдать должное Счетной палате, где давно и с вниманием присматриваются к трудам "продолжателей дела" Королева и Гагарина. Кажется, ее аудиторы раньше всех поняли, что российская космическая отрасль – самая настоящая "черная дыра". Еще в сентябре 2007 года председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин сообщил о выявлении массы нарушений в компаниях по линии Роскосмоса, подсчитав, что страна потеряла несколько сотен миллиардов долларов из-за того, что в этой отрасли неэффективно осуществлялась "защита прав интеллектуальной собственности". 14 декабря 2007 года Коллегия Счетной палаты расчехвостила работу Роскосмоса в пух и прах, сделав вывод, что космическая отрасль России выступает в качестве мирового донора технологий, но "прибыль от коммерциализации наиболее конкурентоспособных космических технологий остается за границей". Тогда же аудиторы нашли и офшорные фирмы, попутно выявив полный хаос в сфере ведения финансовой документации: из 83 подведомственных Роскосмосу структур в полном объеме отчеты и доклады представили лишь 19…

Вот несколько примеров из отчета о масштабной проверке в мае – августе 2009 года аудиторами Счетной палаты использования бюджетных средств для реализации Федеральной космической программы. В российской спутниковой группировке отсутствуют космические аппараты ретрансляции, на большинстве российских спутников связи "установлена полезная нагрузка производства иностранных компаний", орбитальная группировка геостационарных спутников недоступна для "пользователей обширных приполярных регионов Российской Федерации", что прямо привело к отставанию в этих регионах развития целого ряда технологий и услуг, доступных жителям остальной России.

Однако самые вопиющие факты из жизни российского космоса Счетная палата начала выявлять с 2013 года. Обнародованный в июле того года отчет о контрольном мероприятии Счетной палаты с длинным названием – "Проверка эффективности использования государственных ресурсов на развитие космической деятельности в Российской Федерации, а также соблюдения имущественных интересов Российской Федерации в процессе создания и функционирования совместных предприятий ракетно-космической отрасли" – звучал как приговор. По данным ведомства, которое в том году перешло от Степашина в ведение Татьяны Голиковой, несмотря на увеличение финансирования Федеральной космической программы России на 2006-2015 годы почти в 2,5 раза, "ее результативность крайне низкая".

Запуск "Ангары-А5" с космодрома Плесецк, 23 декабря 2014 г.

Запуск "Ангары-А5" с космодрома Плесецк, 23 декабря 2014 г.

Особенно возмутила Счетную палату эпопея с проектом ракетоносителя "Ангара". Как записано в отчете, этот проект разрабатывается беспрецедентный в мировой практике срок – более двадцати лет, средств в него вложено несчетно, а носитель, по сути, так и не готов. Не считая, конечно, экземпляра на показ. Да и о "космической" коррупции говорится уже вполне открытым текстом: аудиторы Счетной палаты полагают, что проводимые за счет бюджета мероприятия "определяются узкими коммерческими интересами отдельных организаций", характеризуются "непрозрачным механизмом распределения бюджетных средств" и "размыванием ответственности за результат инвестиций". Это, в свою очередь, зачастую ведет к поддержанию "морально и физически устаревших производственных мощностей", не позволяя обеспечить выполнение "поставленных перед ракетно-космической отраслью задач". Кстати, в том отчете осторожно обозначен и один из вариантов вывода средств за рубеж: по версии Счетной палаты, поставки российских двигателей для космических ракет через совместное российско-американское предприятие RD Amross приводят к тому, что прибыль там и оседает, не возвращаясь в страну. "Роскосмос, – делает вывод Счетная палата, – относится к числу наиболее крупных и наименее дисциплинированных заказчиков, откровенно игнорирующих требования законодательства и лучшие практики в сфере государственных закупок".

В январе 2015 года Татьяна Голикова заявила, что перерасход средств при строительстве наземной инфраструктуры Восточного составил более 13 миллиардов рублей. При этом зарплату рабочим-строителям космодрома, как оказалось, не платят месяцами, в марте 2015 года они начали забастовку, а в апреле объявили о голодовке. Наверное, поэтому к строительству космодрома и было решено привлечь… студенческие отряды. В июне 2015 года, когда Счетная палата обнародовала новый отчет про Роскосмос, общая сумма выявленных финансовых нарушений Роскосмоса зашкалила за 92,9 млрд рублей! С учетом того, что в 2014 году на космическую отрасль было выделено около 180 миллиардов рублей, получается, свыше половины этих денег были использованы как-то "не так".

Реквием по "русскому космосу"

Космическая коррупция – всего лишь следствие даже не общего состояния этой отрасли, а общего устройства государственной власти в России. В конце концов, из казны при первой же возможности тянули и при царях, и при Сталине – это неизбежная составляющая авторитарного государства. Но, тем не менее, при этом в России все равно всегда хоть что-нибудь придумывали и даже порой хорошо делали, пусть даже лишь в военной сфере – винтовки, танки, корабли, самолеты, ракеты. А порой учиняли и нечто действительно уникальное, взять хотя бы тот же прорыв в космос. И вдруг этот самый космос, некогда бывший предметом восторгов и гордости советской страны, "сдулся". "Россия перестала быть космической державой, – констатировал еще в 2007 году Сергей Иванов, переведенный тогда из министров обороны в первые вице-премьеры. – Отечественная промышленность практически утратила способность к разработке и изготовлению значительной части приборов и узлов", потому разработчики и вынуждены уже закупать их за рубежом, потому российские спутники уже почти на 80% состоят из импортных деталей.

Советская марка

Советская марка

Это все так, но в ключевом аспекте Сергей Иванов все же слукавил: Россия никогда не была космической державой, таковой был Советский Союз. Крах СССР означал не просто его распад на 15 новых государств, но и крушение всего советского аэрокосмического комплекса, разрыв связей не просто экономических, а всего комплекса меж- и внутриотраслевой кооперации. Главный космодром страны, Байконур, остался в Казахстане, и Плесецк оказался не в состоянии его заменить. А еще целый ряд КБ, НИИ, производств и источников сырья, без которых невозможно полноценно штурмовать космос, остались в Белоруссии, Украине, Казахстане, Киргизии… Вместе, кстати говоря, с соответствующими кадрами. РСФСР, разумеется, унаследовала значительную часть космического потенциала СССР, но все же только часть, а пусковая инфраструктура пилотируемой космонавтики, к примеру, и вовсе вся осталась за рубежами России. Конечно, какое-то время можно было продержаться за счет проедания советского запаса и паразитирования на советских наработках, что и делалось.

Не стоит забывать и то, что в СССР космическая отрасль, будучи составной частью ВПК, была неразрывно связана вовсе не с задачей освоения космоса как таковой. Как и весь советский ВПК, она была производным мобилизационной сталинской модели экономики и была заточена под глобальное противостояние с США. Когда советский колосс рухнул, у одного из его обломков, коим оказалась Российская Федерация, исчезли и возможность состязания с Америкой в космосе. Да и глубокая мотивация тоже испарилась. Остался могучий советский задел, но он же не вечен, пришло время, иссяк и этот ресурс. Тем паче, технологическое отставание производства и было налицо еще в 1960-е годы, дальше оно лишь усугублялось.

Во многом крах бывшего советского космического комплекса предопределило еще и то, что он был частью государственного ВПК. Американская космическая отрасль, невзирая на жесткую и направляющую длань государства, всегда была и остается колоссальным конгломератом частных производств и предприятий, для которых выгодные космические госзаказы – всего лишь составляющая их бизнеса, пусть и существенная. Но они вполне могут прожить и без этих заказов, да и государство может заказать то же самое у других производителей. В СССР же все было уникально, единственно, штучно, под дланью государства. Оно рухнуло, и все космические производители оказались никому не нужны, поскольку ничего, кроме той единственной "игрушки", для которой они и создавались, делать не умели и не могли. Да еще и замкнуты все они были на предельно узкий, установленный свыше, десятилетиями отшлифованный круг поставщиков сырья и компонентов. Но круг вдруг распался, а само социалистическое государство превратилось в рыночное. Точнее, в авторитарное корпоративное государство, где собственность "общенародная", в том числе практически вся космическая отрасль, оказалась растащена по частным лавочкам "эффективными менеджерами"…

В субботу, 12 марта, был отменен запуск ракеты-носителя "Союз-2ю1б". На сайте "Роскосмоса" сообщается, что во время старта произошло автоматическое отключение двигателя.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG