Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошло уже два года с момента крымского референдума, после которого полуостров бы аннексирован Россией.

Судя по сегодняшним постам в социальных сетях, годовщину сопровождает лёгкое уныние. Энтузиасты "русской весны" тоскуют, что она так скоро оборвалась, а противники аннексии всё чаще пишут о том, что "Крым не бутерброд" и просто так эту проблему не решить.

Ярослав Белоусов:

Ровно два года назад, 16 марта 2014 года, в Крыму прошел референдум о присоединении к России. Это самое знаменательное событие постсоветской России. Русские люди, которым 20 лет втолковывалось, что они должны смириться с тем, что миллионы соотечественников брошены на произвол судьбу в новых национальных республиках, пробудились и воспряли.

Воспряли на удивление российской власти, не ожидавшей такого колоссального всплеска национальных чувств и гордости за свою страну.

Воспряли на удивление протестной богемы, тут же окрестившей русских "ватниками" и "колорадами" и отказавшейся признавать в их гражданском подвиге право на достоинство.

Воспряли на удивление новых украинских властелинов и дикарей с Майдана, привыкших считать русских быдлом ("У вас молчание - золото, а у нас жгут коктейли Молотова").

Воспряли назло всем.

С праздником, друзья!

Сергей Марков:

Крым Наш! Это и радость россиян, что Крым в России с нами. Но это и чувство ответственности россиян за Крым, чтобы не отдать его на растерзание озверевшей банде бандеровцев, захватившей власть в Киеве при поддержке иностранных спецслужб. И это и гордость россиян, что Россия уже достаточно стала сильна опять, что на этот раз не согнулась, что Россия выдержала страшное давление Запада и отстояла свою гордость и свои национальные интересы и свою независимость. Это и готовность россиян бороться и терпеть и санкции и давление, за крымчан, потому что они наши.
Поэтому Крым наш! - Это не аннексия, не восторг вора. Крым наш! - Это проявление ответственности за страну и ее судьбу.

Андрей Разумовский:

Крымский референдум - все, на что хватило политической воли Кремля во время Русской весны 2014.

На этом кремлевская РВ была закончена, все остальные шансы на русскую ирреденту успешно про.баны, огромный потенциал поднявшейся волны русского романтического национализма задушен на корню как опасное для режима явление.

Так что же мы, русские, имеем два года спустя, что называется, в сухом остатке?

1. Ослабший за неспокойные 11-12 годы режим укрепился, продлив собственное существование еще на пару-тройку лет.

2. Начавшись в Крыму, Русская весна в нем же и закончилась. Если кто забыл, напомню, что к началу 2015-го Кремль заговорил уже не о Русской, а о "крымской" весне.

3. Русская ирредента отложена до после падения сами знаете кого/чего. И платить за неё нам придется уже втридорога.

4. Про кризис, санкции и ‪#‎жратьскоробудетнечего‬ даже начинать не буду. И так все сами видите.

Так в чем же смысл, спросите вы, если все настолько хреново?

И я еще раз повторю. Самый важный результат Русской весны заключается в том, что в начале 2014-го система была выведена из равновесия. Причем, навсегда.

Не случись Крыма и Донбасса, режим (и мы вместе с ним) гнили бы и дальше. И сгнили бы, без сомнений, полностью.

Ну а так у нас появился, пусть слабенький, но шанс. Шанс на возрождение, на обретение собственного государства, на ту же ирреденту, в конце концов.

В общем, игра продолжается. И это, господа, при наших раскладах, уже дорогого стоит.

Борис Межуев:

Среди всех кандидатов всех политических партий, пока нам известных, нет ни одного, кто хотя бы косвенно ассоциировался с русской весной. Ни одного. Не знаю, был ли участником РВ Олег Николаев из Севастополя, вступивший в Правое дело? Но это все.

Понятно, что многие - не граждане России, но тем не менее, тут ведь была какая-то инфраструктура поддержки, есть Крым в конце концов. Небольшой кружок интеллектуалов из Симферополя занимается своими делами, Чалый посвятил себя троллингу Меняйло и его сторонников в ЗС, Пургин собирает правительство Юга России, Стрелков ждет, когда рухнет режим и он сразится с либералами, Бородай посещает бои без правил... И уж, извините, личное: газета "Известия" из рупора РВ превращена не скажу во что...

Царская Россия в свое время так же проспала славянский подъем 1870-х годов, который буквально ушел в свисток. В 1990-е годы для России точно также пропало в никуда Приднестровье.

Николай Травкин:

Послезавтра на Васильевском спуске в Москве состоится публичный акт жёсткого политического мазохизма.

Руководители Обществ палаты, функционеры ОНФ, депутаты ГД и прочие хорошо обеспеченные патриоты, не почувствовавшие на себе кризиса, будут заходится в экстазе, биться в конвульсиях восторга и просить, просить, просить чтобы в отношении России продлили санкции.

Госдума даже сделала для себя полдня пятницы выходным, чтобы оттянуться по полной у стен Кремля в связи с 2-х летием "крымнаш" и ещё разок показать Западу средний палец… Это же так прикольно, так заводит…
Ну, а если что, то можно ещё чуток электорату прожиточный минимум подрезать и себе добавить…

Дмитрий Гудков:

Между тем в Думе о Крыме в кулуарах практически никто уже не говорит. У кого и был энтузиазм — пропал после сбитого Боинга. Если же идут в телевизор, где приходится изображать восторг, то играют в этакого адвоката дьявола.

Не знаю, как сейчас, а в первой половине двухтысячных были очень популярны игровые дебаты: так тренировались молодые политики. Предлагалась какая-нибудь заведомо абсурдная тема, например — плох или хорош в городе зоопарк, участники делились на две команды и спорили, придумывая аргументы «за» и «против». Вот и с Крымом так сейчас.

Конечно, к Крыму отношение нормальное (оно и у противников власти нормальное), но цена, которую страна платит за присоединение такими методами, несоизмерима велика. Все понимают, что санкции, бегство капиталов, падение инвестиций - все это уже сегодня измеряется сотнями миллиардов долларов, и это не предел.

Тимур Олевский:

Про Крым я помню, что в один из дней к Верховному совету вышла девочка лет пятнадцати в куртке, кажется с чужого плеча, с флагом Украины одна. На нее сразу набросились разогретые тетки. Она одна стояла и плакала. Я у нее спросил, разве не страшно, а она ответила, что страшно, но все равно осталась там. Эта история выглядит, как дешевая слезовыжималка, но это было так.

Илья Барабанов:

К второй годовщине голосования в Крыму меня неожиданно позвали не куда-нибудь, а на НТВ.
- У нас есть программа "Большинство" с Максимом Шевченко и Сергеем Минаевым, - сообщила мне вчера вечером девушка-продюсер. - В первом раунде обсуждаем тему с гостями, во втором с экспертами, среди которых можете быть вы, в третьем включаются зрители. Мы посмотрели, что за последние два года вы немного (!) писали про Украину и хотели пригласить обсудить тему "Когда Запад признает присоединение Крыма?". Как вам наше предложение?
- Предложение ваше мне подойдет вряд ли, - честно ответил я продюсеру. - Во-первых, Запад, как вы говорите, никогда не признает то, что вы называете присоединением, принципиально считая это аннексией. Во-вторых, последнее место, где мне хотелось бы оказаться, это программа Сергея Минаева. Ну и, в-третьих, с нынешним НТВ в принципе ничего общего иметь не хочется.
- Да, - признала девушка, - неудобно как-то по всем пунктам получилось.

На "Медузе" - большой репортаж Ильи Азара, точнее - просто подборка монологов местных жителей:

В 2014 году я, которая никогда не говорила на украинском языке, вдруг стала «фашисткой» и «бендеровкой», и мне кричали, чтобы я валила в свою «Хохляндию». Я отвечала: «А ничего, что я тут родилась, а ты приехал сюда 15 лет назад, надел на себя бушлат, бьешь себя в грудь и орешь, что ты севастополец?» Пришлось разорвать отношения с многими друзьями. Моего мужа даже родители, у которых он прописан, сдали судебным приставам, сообщив им, что он бандеровец.

Спустя два года я к России отношусь как к стране агрессору и предателю, вору и обманщику. Но я знаю достаточно порядочных [русских] людей, к которым я не испытываю негатива, а, наоборот, благодарна им за то, что они пытались поддержать меня морально.<...>

Жить стало легче? Нет. Если говорить об отношении к крымским татарам, а я крымский татарин, то Россия — неправовое государство. У меня лично пока проблем не возникает, но в зоне риска — мы все, особенно те, кто ходит в пятницу в мечеть. Из-за этого я даже уже не так переживаю о работе.

Если говорить обо всех этих запретах, судебных делах, то похоже, что нас просто хотят выдавить из Крыма. Причем не только крымских татар, но и всех инакомыслящих. Депортировать как в 1944 году они не могут, время другое. Но уезжают сами многие — кто на Украину, кто в Турцию. Но, по-моему, мы не для того в Крым возвращались, чтобы уезжать.<...>

Конечно, для меня это праздник! Все у нас хорошо, главное, что войны нет, и есть уверенность в завтрашнем дне. Я очень рада, тем более что у меня родители русские, они очень долго ждали этого момента.

Разочарования нет. Понятно, что не все сразу, но никто нам золотые горы и не обещал. Мы понимаем, что сейчас переходный период. Свет в моем районе не выключали, поэтому мне очень хорошо было и [во время блэкаута]. Сейчас у нас ни люди не поменялись, ни система, так что все точно также.

Максим Кононенко на русскоязычном сайте RT сетует на несправедливость "прогрессивного человечества":

В истории человечества есть немало загадочных несуразиц. И одна из них такова: почему «прогрессивное человечество» столь спокойно отнеслось к присоединению Крыма к России в конце 18 века и столь болезненно восприняло возвращение Крыма в Россию в начале 21 века?

Ну действительно: ведь тогда, при Екатерине Великой, Крым был именно аннексирован. Христианское население полуострова было выселено на побережье Азовского моря и в устье Дона, восстания крымских татар жестоко подавлялись, а мнения местных жителей никто не спрашивал. Потёмкин прямо писал императрице: «Сей полуостров ещё будет лутче во всём, ежели мы избавимся татар на выход их вон». И что же? Европа признала.

Теперь же, когда жители Крыма чуть ли не единогласно выступили за присоединение к РФ, Путин подписал указ о реабилитации крымского-татарского народа, а язык крымских татар вошёл в число государственных языков Республики Крым, — никто не признаёт легитимность воссоединения полуострова с Россией.

Сайт "Открытой России" предлагает большой разбор ситуации от Владимира Пастухова:

Когда-то Гегель написал, что люди, полагающие, что «человек по натуре добр», в конечном счете оказываются ничуть не более правы, чем те, кто полагает, что «человек по натуре зол». Если вдуматься, то формула «Крым не наш» является не менее ущербной, что формула «Крым наш». Просто жизнь диалектична и не вмещается ни в одну простую схему. Валун может бесконечно долго неподвижно лежать на вершине скалы, но уж если он покатился вниз, то обратно его не закатишь. Придется искать для него какое-то другое место.

Сначала коротко обозначу то, в чем у меня нет никаких расхождений с моими критиками, причем как с российской, так и с украинской стороны. Включение Крыма в состав Российской Федерации стало следствием нарушения норм международного права, было актом аннексии и агрессии по отношению к Украине. Если бы Украина была в состоянии вести против России войну и защитить свою территориальную целостность силой оружия, то, с точки зрения норм международного права, это была бы оборонительная война. Я был бы счастлив, если бы Крым до сих пор оставался в юрисдикции Украины. Я убежден в том, что обоим народам это бы пошло на пользу. Но непоправимое случилось, и «родить Крым обратно» вряд ли теперь получится. Я не верю, что после всего случившегося удастся обнулить ситуацию, вернув Крым Украине: полуостров — не чемодан, который можно передавать друг другу.

Справедливого, то есть устраивающего абсолютно всех, решения крымского вопроса сегодня не существует. Есть правда украинцев, есть правда русских, есть правда татар, и все эти правды очень трудно привести к общему знаменателю. Они мирно сосуществовали, пока российская агрессия не уничтожила хрупкий баланс отношений и не позволила страстям выпорхнуть наружу, как несчастьям из ящика Пандоры. Но коль это случилось, сложить их обратно в ящик будет непросто. По крайней мере, это не механический процесс.

Ирек Муртазин:

Никогда не был сторонником возращения Крыма в Россию. Потому что никогда не воспринимал Крым частью Украины. Со времен СССР Крым для меня был просто Крымом. И, думаю, что не только для меня. И то, что Крым числился в составе Украины, ничуть не мешало мне прилетать в Крым и не чувствовать себя там иностранцем.

Но что произошло, то произошло…

А что если Кремль решит уважить Госдеп США и вернет Крым Украине? Что Украина будет делать с Крымом? В стране – жесточайший кризис, гривна стремительно обесценивается, денег ни на что не хватает, паны все не угомонятся, чубы холопов все трещат… На полуострове только пенсионеров – почти полмиллиона. У Украины есть деньги, чтобы хотя бы пенсии выплачивать? Я уж не говорю про бюджетников…

Сегодня все эти расходы несет Россия, фактически повесив себе на шею регион, требующий больше денежных вливаний, чем пара десятков среднестатистических дотационных областей. А с тем уровнем крымских управленческих кадров, что мы имеем сегодня, отдача от бюджетных вливаний в Крым, думаю, будет еще не скоро. Если вообще когда-нибудь будет.

Думаю, что если Кремль решит вернуть Крым, например, с 1 мая 2016 года, власти Украины не сильно обрадуются….

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG