Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обсуждение дела Надежды Савченко начало распадаться на отдельные небольшие сюжеты.

Вот первый из них: Элла Памфилова присоединилась к критикам адвокатов:

Защитники Надежды Савченко загнали ситуацию с ее освобождением в тупик нежеланием признавать решение суда, считает уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова.

"Это оксюморон - российские адвокаты, которые не признают судебную систему. Я считаю, что это тупик", - сказала она на пресс-конференции в среду, отвечая на вопрос "Интерфакса".

Передача Савченко Украине, как и любые другие процедуры, возможна только при условии признания решения суда, напомнила Памфилова.

"Я не имею права вмешиваться ни в ход следствия, ни в судебный процесс, я имею право вмешаться, только когда подается апелляционная жалоба", - добавила она. "Отрицая все, человеку не поможешь. Думают ли они, что смогут давлением добиться ее освобождения?", - добавила Памфилова.

По ее словам, единственный человек, который занимается делом Н.Савченко не ради самопиара, а для того, чтобы ей помочь, - это консул Украины, и совместная работа с ним будет продолжена.

Александр Скобов:

Позорное заявление «уполномоченного по правам человека» Памфиловой о том, что адвокаты Надежды Савченко загнали ситуацию в тупик непризнанием решения суда, весьма примечательно. Оно вновь наглядно демонстрирует факт окончательной деградации российской придворной правозащиты. По мере прогрессирующей фашизации режима функция доброхотов при людоедах, отговаривающих своих хозяев от избыточной жестокости, улетучивается. Остается лишь функция уговаривать жертву насилия не сопротивляться. Расслабиться и получить удовольствие.

Очень резонансным оказался текст Эллы Панеях, написанный ей для РБК:

Чем бы ни кончилось дело для самой Надежды Савченко, российская судебная система в качестве побочного эффекта получила от этого процесса крайне приятный для нее и для силовиков и крайне неприятный для общества инструмент. Во время процесса была впервые открыто легализована практика отказа в признании алиби, подтвержденного биллингом — распечаткой от сотового оператора, показывающей перемещения мобильного телефона и звонки.

Другие аспекты этого дела уникальны и на судебную практику вряд ли повлияют, а вот биллинги судьям давно очень мешали удовлетворять сторону обвинения в спорных случаях. Ситуация, когда в суде возникает подтвержденное таким образом алиби, была не то чтобы частой, но вполне штатной. Буквально любой защитник — если, конечно, в деле есть активный защитник, а не приглашенный государством «бесплатный» адвокат, которому платят по факту лишь за присутствие на допросах и в суде, — проверит это в первую очередь. А новое решение для типовой проблемной ситуации в судебной практике ценится дорого и распространяется очень быстро.<...>

Не секрет, что в российском процессе дело адвоката — не столько победить обвинение в суде, сколько на ранних стадиях убедить правоохранителей, что дело и начинать не стоит. Аргументу «ребята, мы же биллинги запросим, и судье все станет понятно» обязаны своей свободой гораздо больше людей, чем оправдано судами. Теперь правоохранителям жить станет проще, а опаснее в первую очередь станет более или менее благополучному обывателю, у которого нет надежной силовой или административной «крыши», но на адвоката денег пока хватает.

Алексей Царёв:

Еще раз о том, почему приговор Савченко - это очень плохо.
И опять сама Савченко к этому имеет мало отношения.

Екатерина Шульман:

Очень хороший текст Элла Панеях: о том, чем на самом деле важен процесс Савченко. Это не про Украину, пропади она пропадом, не про войну и даже не про "политический заказ" (подразумевающий, что если вы не политический, вас не закажут). Теперь судьи смогут не принимать распечатки звонков - биллинги - в качестве доказательств. Есть прецедент. Это про расширение зоны позволенного: что было вчера нельзя, сегодня. А что лояльность от посадки не спасет, все уже, думаю, убедились.

Кирилл Шулика:

Чем дело Савченко бьет по всем нам.

Так что те, кто сейчас кричит, так ей и надо, вполне себе рискуют оказаться на ее место и судья будет использовать против них судебную практику, примененную против Савченко. А то, что сесть может каждый, вам Гайзер с Хорошавиным расскажут. Ватные посты в соцсетях не спасают, естественно.

Дмитрий Чернышёв:

И специально для тех, кто считает, что Савченко все равно заслужила наказание, даже если следствие не доказало ее вины. Завтра вас могут осудить за убийство, которого вы не совершали. А все ваши доказательства невиновности суд просто не станет рассматривать. Но ведь теоретически вы могли убить?
Виновны. 22 года. Подумайте об этом – хотите вы такое правосудие для своей страны.
Напомню, кстати, что Брейвик за доказанное убийство 77 человек получил 21 год.

Нельзя сказать, что опасения Панеях всеми разделяются одинаково.

Михаил Соломатин:

Это бессмыслица. "Практика отказа" была бы, если бы суд рассмотрел данные биллинга и объявил их ничтожными. Такого не было и быть не могло, да и зачем? Суд попросту не принял эти данные к рассмотрению, так же как он не принял данные астрономической экспертизы (определившей время суток по фотографии) и показания свидетелей со стороны защиты. Мы же не скажем, что суд "легализовал практику отказа" в признании алиби, подтвержденного экспертами и свидетелями.
Да и Панеях вряд ли усомнится, что, случись племяннику какого-нибудь депутата переехать в Воронеже замешкавшуюся на "зебре" старушку, суд благосклонно примет биллинг, показывающий, что подсудимый охотился в это самое время на камчатского краба. С подводным ружьем. Да и какой там суд? Все решат раньше.

На самом деле судья Степаненко просто отмел все, что посчитал опасным. Самое смешное, что у судьи есть такое право, поскольку решение об исследовании тех или иных доказательств на суде принимает исключительно судья. Вот только приговор был вынесен заранее, но формально все было сделано по закону. В чем же подвох?

Вадим Малкин:

Процесс Савченко, также как до этого и процесс Сенцова, и по Болотному делу, и "Пусси", и дела сотрудников Юкоса - изначально и категорично "изолированные" как бы - от других - процессы. Есть некий что ли консенсус, и внутри судебно-правовых институтов, и вовне, что это дела - особые, "политические".
Обвиняемые по ним - просто не могут быть оправданы по определению. Что там "биллинг" какой-то? Даже если бы Савченко в момент вменяемого ей деяния находилась бы в прямом эфире "1 канала" в Москве - это никак не повлияло бы на исход дела. "Карательница-русофобка", наводящая огонь артилерии на женщин, детей и журналистов - должна получить по максимуму даже если следствие где-то недоработало (слишком много кавычек нужно ставить везде). Как говорил Глеб Егорыч, "Вор должен сидеть в тюрьме". А подкинуть, там, кошелек или мокруху пришить - это дело техники.
Потому что если - гипотетически - суд Савченко вдруг оправдывает, то выходит-то, что и нет никаких "карателей-русофобов", распятых мальчиков и прочего киселевского нарратива.
"Политические" процессы - как ни странно - не прецедентны ("ну-все-же-все-понимают"), это "особый случай", у подсудимых - особый статус. Как у евреев в СССР во времена "космополитов" или как у Абеля в 1957 в Штатах (ок, не знаю, как на самом деле было, но по версии фильма "Мост шпионов")...
Да, такие процессы - фарс, насмешка над самой идеей правосудия, но экстраполяции того, что там происходит, на другие, обычные процессы - по факту нет.

А вот срез общественных настроений.

Леонид Гозман:

Голосование сегодня на Говорит Москва: за меня (за Савченко) - 40, за Старшинова из ГД (против Савченко) - 60. Это при том, что мой оппонент постоянно напоминал слушателям о моей антинародной, антирусской и прочей сущности. Сорок процентов понимающих, что мы творим с Савченко в аудитории ГМ - это очень неплохо. А начал я с выражения восхищения стойкостью Савченко и пожелания, чтобы в нашей армии были такие офицеры, а в нашей Думе - такие депутаты. Последнее, по-моему, очень обидело тов.Старшинова.

Захар Прилепин на русском сайте RT очень долго клеймит в привычном для себя стиле российских либералов, а напоследок требует вступиться за гражданок Украины, арестованных там по обвинению в сепаратизме:

Есть ли на свете кто-то, кроме родственников этих девушек, кто знает их имена?

Ковтун Марина (г. Харьков); Смагина Юлия (г. Харьков); Грушева Жанна (г. Харьков); Попеску Яна (г. Одесса); Фотьева Екатерина (г. Одесса); Глищинская Елена (г. Одесса); Борткова Ангелина (г. Одесса) — их имена и сотни других имён?

Будет ли об их судьбе вскрикивать и всплакивать российская прогрессивная интеллигенция?

Обсудят ли их судьбу Порошенко и Байден?

Но ведь они сидят за решёткой в целом за «сепаратизм», и в обстоятельства их дел никто не вникает, хотя они точно никого не убивали.

Россия выглядит не всегда симпатично, не всегда правдоподобно, не всегда комильфо.

Но мне и не нужно, чтоб мы выглядели комильфо.

Мне хотелось бы, чтоб мы не жили в чужой повестке дня, но жили в своей.

Чтоб мы завтра же забыли раз и навсегда о Савченко и начали говорить про тех, кто заслуживает разговора.

Они тоже, как и Савченко, граждане одного соседнего государства.

Просто, в отличие от Савченко, они хотели мира, братства и дружбы с нами — с Россией, с русскими людьми.

За них никто не заступится, кроме нас. Они никому не нужны на этом свете.

Пожалуйста, я вас прошу.

Пока Прилепин предлагает спасть пророссийских украинок (или русских с украинскими паспортами?), с другого фланга доносятся другие предложения.

Альфред Кох:

Я щитаю, что теперь укропы, в порядке алаверды, должны засылать диверсионные группы на территорию России и выкрадывать российских военных.

Вывозить их в Украину и сажать на 20 лет. За что? А вот ни за что! Это не их проблема за что. За что надо, за то и сажать. Там разберутся. Раз "у нас просто так никого не сажают", значит и "у них" - тоже...

Прислушались ли украинские власти к советам Альфреда Рейнгольдовича, пока неизвестно.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG