Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

По инициативе и под контролем


Акция протеста у здания Министерства образования

Акция протеста у здания Министерства образования

"Финансирование образования сокращается, и поэтому возникает идея увеличения неоплачиваемых видов работы преподавателей"

Более 8 тысяч подписей собрала петиция против проекта приказа Министерства образования "Об утверждении Особенностей режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность".

Надо сказать, что появление этого проекта стало как раз ответом на злоупотребления школьной и вузовской администраций, которые стали рассматривать ограничение "не более", как норму часов, которые преподаватель должен отбывать в стенах учебного заведения.

С одной стороны, таким образом руководитель мог увеличить нагрузку, не прибавляя зарплаты. С другой – поставить на место непослушных или уволить неугодных сотрудников, чем в некоторых университетах и воспользовались. Поскольку, помимо аудиторных занятий, преподаватель выполняет другие, связанные с образовательной и научной деятельностью обязанности в удобное для него время, ( что раньше бы отнесли к числу академических свобод), его очень легко уволить по статье за прогулы. Даже если у него нет собственного стола в этом учебном заведении.

Отстоять свою правоту в таких случаях довольно сложно, поскольку специфика преподавательского труда заключается в делении его на две части – учебную, которую можно посчитать, и ненормированную, которую измерить довольно сложно. Впрочем, активисты межрегионального профсоюза "Учитель" уверены, что посчитать можно практически все, кроме времени на подготовку к урокам. Делать этого, однако, никто не будет, поскольку тогда оплата труда педагогов станет понятной, а возможность административных манипуляций – минимальной.

С принятием нового приказа учителя и преподаватели будут вынуждены работать столько, сколько захочет их руководство, без повышения оплаты, уверены сопредседатель профсоюза "Учитель" Всеволод Луховицкий, оргсекретарь профсоюза "Университетская солидарность" Владимир Комов, преподаватель Московского физико-технического института Роман Карасев и учитель английского языка Марина Балуева.

Всеволод Луховицкий, сопредседатель профсоюза "Учитель":

- Министерский проект приказа не решает проблем, связанных с режимом рабочего времени. В самых разных городах, в самых разных образовательных учреждениях очень много говорилось о том, что нынешнее регулирование недостаточно, что необходимы точные, очевидные для всех нормы. Поэтому нового приказа мы очень ждали. Но когда обнаружилось, что, во-первых, в нем почти ничего не изменилось, а, во-вторых, то, что изменилось, отчасти стало даже хуже, мы почувствовали себя просто обманутыми.

В советские времена все было устроено просто и для того периода вполне логично. Учитель имеет ставку 18 часов - столько он ведет уроки, и за это ему платят. Плюс к этому есть классное руководство, за которое доплачивали 10 рублей, как сейчас помню. И поскольку в большинстве своем это были, да и сейчас остаются, женщины, возможность варьировать время: когда вести детей на экскурсию, когда проверять тетрадки и т.д., давала преимущество. Плюс длительный отпуск. Общение с родителями, все внеклассные мероприятия, посещения совещаний, планерок, подготовка отчетов, внеклассная работа и прочее формально не учитывались.

Необходимо различать два типа работы. Та работа, которую любой учитель делает просто потому, что он ведет уроки. Но, если я веду уроки, значит, я должен поставить оценки в электронный или в обычный журнал. Когда я поставлю эти оценки - никому нет дела. Я могу их поставить утром, вечером, во время урока, после урока. Сколько времени я потрачу на это? Тоже, строго говоря, никого не интересуют. Если у меня плохо с компьютером, так я могу провозиться и час. И логично, что эти действия не оплачивались отдельно, потому что их очень трудно посчитать. Сколько времени требуется на подготовку к уроку? К одному уроку надо 3 часа готовиться, к другому - я возьму свой прошлогодний материал и подготовлюсь за 3 минуты.

то, что раньше я делал за деньги, теперь придется делать бесплатно

Совсем другая ситуация с теми видами работ, которые следовало бы считать дополнительными - проведение занятий, например, по подготовке детей к экзаменам, к олимпиадам, работа с проектами, работа с отстающими. Сейчас очень популярен следующий вид принудительной работы. Ученик проболел месяц. После этого учителю говорят - ты после уроков должен с ним поработать и догнать, довести его до нужного состояния. И когда такие виды работы включают в ненормированную часть и говорят, что за это мы тебе не будем платить, это вызывает, естественно, возмущение.

Сейчас я читаю в проекте приказа, что все, связанное с конкурсами, экскурсиями, поездками и дополнительными занятиями, теперь войдет в неоплачиваемое, ненормируемое время, и получается, что все, что я раньше делал за какие-то дополнительные деньги, теперь я буду делать бесплатно.

Правда, там есть пункт о том, что если у преподавателя нет учебных часов или иных прописанных по договору видов работы, директор может ему разрешить находиться не в школе, не в вузе. Но мы просили это сформулировать не как "может разрешить", а преподаватель "имеет право".

Здесь, к сожалению, возникает более общий вопрос, заключающийся в том, что составители этого текста и, вероятно, очень многие люди не только в Министерстве образования, исходят из того, что главный принцип трудового права - это договоренность.

Елка, увешанная обязанностями учителей

Елка, увешанная обязанностями учителей

И мне, как члену профсоюза, сама по себе эта идея очень нравится. Если есть сильный профсоюз, то я, действительно, могу на равных разговаривать с директором. Но, поскольку в стране в подавляющем большинстве школ, вузов сильных профсоюзов, готовых отстаивать интересы работников, почти нет, мы вынуждены говорить о том, что государство должно принимать четкие императивные нормы. И эти нормы заставят работодателя, руководителя делать какие-то правильные вещи. Мне кажется, если брать содержательную сторону нашего спора с министерством, дело заключается именно в этом.

Я очень мало знаю случаев, когда поступающий на работу учитель возьмет, и сходу начнет вычеркивать пункты из трудового контракта - нет, этого я делать не стану. Как правило, трудовой контракт - вещь достаточно стандартная. И очень мала вероятность, что нанимающийся работник сумеет что-то в нем изменить. Это можно сделать через коллективный договор, но тогда нужен сильный профсоюз.

Сама по себе новая система оплаты труда была нацелена на то, чтобы педагогов максимально разобщить, чтобы мы начали между собой спорить – за что сколько кому начислили баллов. А учитывая, что финансирование подушевое, если все заработают много баллов, то стоимость балла будет ничтожной. То есть, все равно мы упираемся в финансирование образования, которое сокращается. И именно поэтому возникает идея увеличения разных неоплачиваемых видов работы.

Марина Балуева, учитель английского языка:

- Последние опросы показывают, что рабочая неделя учителя длится от 50 до 70 часов, в то время как общегражданская - 36-40. Так получается за счет того, что работодатель нагружает педагога все больше и больше.

На самом деле, только подготовку к урокам нельзя конкретизировать, а все остальное можно сосчитать и, соответственно, оплатить. Можно посчитать и педсовет, и дополнительное занятие, и время, затраченное на курсы повышения квалификации. Только почему-то все это входит в не конкретизированную по количеству часов часть, и потому не оплачивается. Мне кажется, законодатель не хочет этого делать, поскольку тогда выяснится, что всего этого очень много.

могут уволить за то, за что нам даже не платят

Конечно, есть школы, где адекватный директор, который устраивает все, как лучше для образовательного процесса. А для лучшего образовательного процесса лучше нормальный учитель, который хорошо себя чувствует и вполне доволен своей работой. И детям от этого хорошо. Но есть директора, которые не понимают этого, и именно для них нужно прописать такое прямое нормирование. Ведь в суде, например, требуется, чтобы была прямая норма, потому что суды перегружены и им некогда разбираться. И даже адвокаты не всегда могут понять, о чем идет речь. А если будет прямое нормирование, то оно защитит работников там, где работает не вполне адекватная администрация.

И речь идет именно о том, что делается под контролем и по настоянию администрации. Если директор настаивает, что должна проводиться воспитательная работа, значит, он должен ее оплатить. Хорошая формула – "по инициативе и под контролем работодателя". Дело в том, что сейчас мы бесплатно делаем то, что дается "по инициативе и под контролем работодателя", т. е. то, что нас принуждают делать. И мы выполняем это бесплатно. Добровольно – да, это наше личное дело. Но ведь речь идет о том, что с нас требуют, за невыполнение чего могут даже уволить. Могут уволить за то, за что нам даже не платят денег. Вот в чем абсурд!

Роман Карасев, преподаватель МФТИ:

- У нас в университете сотрудники подписывают типовой договор, а там вообще нет никакой конкретики. В прошлом году народ обнаружил, (это было предъявлено, как нарушение), что там даже и зарплата не была прописана. А если не прописана сумма договора в договоре, тогда это не договор, это просто какая-то бумажка, которой можно подтереться и с той, и с другой стороны.

Тем не менее, распределение нагрузки в нашем университете достаточно стабильное. Правда, на самом деле, большинство преподавателей понятия не имеют про 900 часов в год или про 36 часов в неделю, для них это непонятные вещи. Преподаватель просто знает, какая у него аудиторная нагрузка. У нас, она, как правило, ограничивалось 12 часами в неделю, если человек работает с группой 18 человек максимум. Если преподаватель ведет лекции - это обычно студентов 100- 250, час считается уже за два.

в нашем типовом договоре даже зарплата не была прописана

И все преподаватели понимали, что такое - 12 часов в группе, понимали, что значит - готовиться к занятиям, составлять контрольные, проверять задания домашние, контрольные, что значит - принимать экзамены примерно у такого же количества студентов и т. д. Все это было понятно, и тут никак не схитришь, не обманешь.

Но вот остальное - как считаются 36 часов, сколько времени мы должны проверять тетради, принимать экзамены, еще что-то делать - это никак не регламентируется, полностью отдается на откуп руководству вуза. А они интерпретируют, как хотят.

В прошлом году, когда попытались с 12 до 14-15 часов в неделю поднять аудиторную нагрузку, открытое письмо подписали около сотни человек. Но много людей и не подписало. Говорили, что вот, мы на пенсии уже, мы никак не можем. Однако поддержка была массовой, и нам удалось руководство остановить. Правда, никаких документов от администрации нет, но по факту нам удалось ситуацию вернуть к прошлому состоянию.

И вот в проекте приказа министерства мы опять читаем какой-то неструктурированный поток сознания, где ничего понять нельзя. Нас интересует конкретная аудиторная нагрузка, и сколько ее должно быть. А когда там 36 часов выкатывают, это значит,что мы 36 часов аудиторной нагрузки должны иметь? Но это неприемлемо. Мы должны иметь меньше? Тогда скажите - сколько.

Владимир Комов, оргсекретарь профсоюза "Университетская солидарность":

- Проектом приказа, в основном, занимался Департамент общего образования, т. е. люди, немного далекие от проблем высшей школы. Поэтому университетским преподавателям там посвящено несколько пунктов, а про научных сотрудников нет ни слова.

Специфика такова, что в годичном цикле устанавливается максимально учебная нагрузка - на ставку не более 900 часов. Часть этой нагрузки может занимать аудиторная, т. е. лекции, семинары, так называемая горловая. И ряд ректоров восприняли данный норматив как указание, что аудиторная нагрузка должна быть не менее 900 часов. Получается 17-18 часов в неделю, а с учетом отпуска даже больше.

Несомненно, это слишком много. Потому что сохраняется подготовка к занятиям, и проблемы, связанная с пересдачами, которые не оплачиваются, с зачетами, с экзаменами. Все это должно входить в учебную нагрузку. В остальное время, помимо этих 900 часов, преподаватели должны разрабатывать новые курсы, заполнять огромное количество отчетности и, собственно, заниматься наукой. И вот теперь новый приказ закрепляет такое положение, что преподаватель будет работать столько, сколько захотят его начальники.

Мы согласны с тем, что в проекте есть много положительно, однако он не отражает других важных вещей. И все эти положительные нормы, в основном, носят рекомендательный характер. А рекомендательные вещи остаются рекомендательными, и работодатели поступают не в соответствии с рекомендациями, а в соответствии с теми возможностями, которые закреплены как в законе, так и в подзаконных актах.

это рабство, когда человеку без его согласия дают работу

Если работодатель захочет обязать человека писать брошюру для подтверждения квалификации, если он захочет его обязать иметь публикации, а в некоторых вузах, например, МГУ необходимо это иметь, чтобы войти в соответствующий рейтинг, получается, что их труд выходит за рамки 36 часов, не говоря уж о том, что все равно должно оставаться какое-то время, чтобы человек мог защитить докторскую, получить степень, двигаться дальше. Он что, должен это делать за свой счет? Или все-таки вуз должен поддерживать преподавателя в этом направлении?

Несомненно, в некоторых вузах понимают, что система отсиживания всех 36 часов преподавателя на территории вуза - это абсолютный абсурд, учитывая уровень заработных план, учитывая, что многие преподаватели работают на полставки, а то еще на меньшую, дробную часть, вынуждены подрабатывать в нескольких вузах. Однако такие злоупотребления со стороны работодателей являются массовыми. И, в основном, они направлены на тех работников, которые недовольны. И проект приказа эту ситуацию только ухудшает.

Акция протеста у Министерства образования

Акция протеста у Министерства образования

С точки зрения закона, есть четкий анализ этого проекта приказа. В нем говорится о конкретных вещах. Например, что, предоставляя право работодателю принимать без каких-либо учетов и ограничений локально-нормативные акты, увеличивающие по сути обязанности и нагрузку преподавателя или школьного учителя, нарушается 4-й статья Трудового кодекса. Грубо говоря, это рабство, когда человеку без его согласия вдруг дают работу. Но это повсеместная ситуация.

Выпускается, допустим, приказ о нагрузке на учебный год. На его основе строятся учебные планы, но в трудовых договорах это никак не отражается. Там есть только пункт о том, что преподаватель работает в соответствии со своим учебным планом, а учебный план строится в соответствии с локально-нормативными актами вуза, то есть полностью регулируется работодателем.

Мы, как профсоюз, заинтересованы в том, чтобы были приняты коллективные договора, законы, подзаконные акты, которые распространялись бы на всех работников, независимо от того, когда кто пришел в учреждение, и как договорился с работодателем. Такие гарантии должны быть базовыми.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG