Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Испания объявила в розыск замдиректора ФСКН Николая Аулова


Суд счел, что Николай Аулов имел отношение к деятельности преступного сообщества, которое, по версии Испании, возглавлял "авторитет" Геннадий Петров

Судья Центрального следственного суда № 5 Испании Хосе Де ла Мата Амайя вынес решение об аресте и объявлении в розыск руководителя Оперативно-розыскного департамента, заместителя директора ФСКН России Николая Аулова. Судья счел, что Николай Аулов имел отношение к деятельности преступного сообщества, которое, по версии Испании, возглавлял "авторитет" Геннадий Петров. Как сообщает "Росбалт", материалы на замдиректора ФСКН РФ были переданы в штаб-квартиру Интерпола, который уже запустил процедуру по организации международного розыска.

В пресс-службе ФСКН РФ комментировать это сообщение отказались, заявив, что готовится опровержение, о котором станет известно в ближайшее время, сообщает корреспондент Радио Свобода Виктор Резунков.

Николай Николаевич Аулов фигурирует в т. н. "Испанском деле №321/06", согласно которому с 2006 по 2008 год он 78 раз разговаривал по телефону с Геннадием Петровым на различные темы, в том числе – о задержании полицейских, которые мешали людям Петрова, об оказании помощи в получении лицензий различными фирмами, о подготовке ареста лидера т. н. "Тамбовской ОПГ" Владимира Барсукова-Кумарина и т. д. Распечатку разговоров можно прочитать здесь.

В интервью, данном "Открытой России", Владимир Барсуков-Кумарин заявил о том, что знаком с Николаем Ауловым еще с 90-х годов прошлого века: "– Читали ли вы обвинительное заключение по так называемому делу русской мафии в Испании? – "Испанское дело" читал. Я думаю, что до моего ареста было уже все решено, но он (Петров) был не главным инициатором. Попросили организовать встречу с Ауловым, он и организовал. 2 июля 2007 года был разговор Глущенко и Петрова (Михаил Глущенко, бывший депутат Госдумы, осужден в 2015 году за организацию убийства Галины Старовойтовой. – "Открытая Россия"), они по-свойски называли Аулова Колей, чтобы решить проблему "безрукого", то есть проблему со мной. А арестовали меня 22 августа 2007 года. Аулов встретился с Глущенко, "уговорил" его вернуться в Россию, что в итоге тот и сделал, и получил за Старовойтову 17 лет, хотя срок давности прошел. Совпали интересы: раскрыть "дело Старовойтовой" и исполнить пожелания людей, у которых со мной был конфликт. В статье об "испанском деле" я прочитал, как они обсуждали тему моего ареста между собой и как они давали отчет (первые лица СК РФ) о проделанной работе, о моем уголовном деле. Я хорошо знаю Аулова, с капитанских его времен, со времени, когда через Выборг первая тонна кокаина была перевезена в банках "тушенки". Была встреча с Ауловым в 1992-1993 годах, на которой (как я понял) он намекал мне, чтобы я взял наркотики под контроль, аргументируя, что тот, кто возьмет это под контроль, получит большие деньги. Те, кто получат большие деньги, станут сильными и перебьют нас или пересажают, что в итоге и получилось, все сбылось. Я АЖУРу (АЖУР – Агентство журналистских расследований. – "Открытая Россия") в то время давал интервью, и много чего рассказал про Аулова, о его связях, интересах. И было условие, что Андрей Константинов (генеральный директор и главный редактор медиагруппы АЖУР) напечатает все без купюр. Каждое сказанное мной слово было правда. Аулов встретился со мной. Мы хорошо, в прямом смысле, поговорили – мы оба из рабочих семей, – и я сказал Константинову, чтобы он печатал мое интервью по своему усмотрению. Что он и сделал. Если бы было напечатано все, что я тогда говорил, не было бы сейчас генерал-полковника Аулова, был бы пенсионер Аулов. Если мне удастся послушать, что обо мне говорил Аулов, и я удостоверюсь, что действительно он принимал участие в этих комбинациях против меня, я попрошу Константинова опубликовать все, что я ему говорил. Журналисты такое не выбрасывают".

Как сообщил генеральный директор и главный редактор медиагруппы АЖУР Андрей Константинов Радио Свобода: "У господина Барсукова-Кумарина Владимира Сергеевича либо что-то с памятью, либо он сознательно занимается враньем, что, как мне кажется, некрасиво для человека с его репутацией и в его положении. История с этим интервью была такая. Барсуков-Кумарин отказался говорить под диктофон, и я записывал все ручкой. Когда я все это расшифровал, то для того, чтобы не было никаких на этот предмет инсинуаций, интервью было распечатано в двух экземплярах, и на каждом листе и он, и я поставили свои подписи. И ровно в этом виде оно вошло в сборник "Бандитский Петербург". Никаких каких-то "ужасов" или "тайн" и "порочащих сведений" он не говорил, не давал и не мог этого сделать. Я думаю, он прекрасно знал, что мы дружили с Николаем Ауловым. Давать мне компромат на моего друга было бы смешно и не имело смысла. Поэтому ничего там на Аулова не было. И быть не могло. Другое дело – какие-то гадости сказать про Аулова, который очень много чего сделал для того, чтобы ликвидировать тамбовское преступное сообщество, это безусловно. Это называется месть. И сегодня за все то, что он этому сообществу причинил, Барсуков-Кумарин решил так отвечать. В последнее время Барсуков-Кумарин часто сообщает о том, чего не происходило в прошлом. Не знаю, с чем это связано. Возможно, с тем, что он находится долго в неволе. Бог ему судья. Мне кажется, что это некрасиво. Вообще, это странно. Он, якобы, сообщил мне такие "волшебные слова", которые могли бы уничтожить генерал-полковника Аулова… А что ему помешало кому-нибудь другому тоже сообщить такие слова? Что, Константинов – единственный журналист? Что, кроме него нет вообще людей на планете Земля? Нет прокуроров, других журналистов, сотрудников службы безопасности полиции?.. Что же за такие слова он сказал и до сих пор их не повторяет?.. Я даже не знаю, что и сказать. Я, просто, откровенно удивлен".

Как уже сообщал "Росбалт", 17 декабря 2015 года судья Центрального следственного суда № 5 Испании Хосе Де ла Мата Амайя выдвинул обвинения 26 гражданам России и Испании, в том числе "авторитету" Геннадию Петрову, его супруге Елене, Юрию Саликову, Леониду Христофорову, Светлане Васильевой, Хуану Антонио, Унториа Агустину, Юлии Ермоленко, депутату Госдумы Владиславу Резнику, его супруге Диане Гиндин, Александру Малышеву, Леониду Хазину, Олене Бойко, Михаилу Ребо, Кириллу Юдашеву и т. д. Всем им инкриминируют участие в преступном сообществе и "отмывании" денег. Обвиняемые должны были в конце января 2016 года лично явиться в суд и, в случае если они хотят остаться на свободе, каждого обязали внести залог в размере 133 млн евро.

В назначенный день на слушания прибыли только несколько человек. В отношении остальных, в том числе Петрова, его супруги, Христофорова, Резника, Гиндин и Аулова, не имевшего ранее в деле статуса обвиняемого, судья вынес постановление о заочном аресте и объявлении в международный розыск. По данным "Росбалта", первым в секретариат Интерпола представители Испании передали досье на Резника и его супругу. Следом туда поступили материалы и в отношении других лиц.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG