Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Касьянов стал опасен


Россия. Михаил Касьянов, Ольга Шорина, Илья Яшин. Москва

Россия. Михаил Касьянов, Ольга Шорина, Илья Яшин. Москва

Телезаказ на либералов обсуждают Владимир Назаров, Михаил Шнейдер

Телеканал НТВ показал сегодня очередной "документальный" фильм, посвященный разоблачению "происков пятой колонны". В центре фильма "Касьянов день" – деятельность Михаила Касьянова и его соратников. Итогом другого нашумевшего фильма НТВ "Анатомия протеста" стали тюремные сроки лидеров левой оппозиции Сергей Удальцова и Леонида Развозжаева.

Какую цель преследуют "журналисты" с НТВ своими очередными "разоблачениями", устоит ли либеральная оппозиция под натиском машины государственной пропаганды? Это обсуждают активисты оппозиции Владимир Назаров, Михаил Шнейдер.

Ведущий – Владимир Кара-Мурза-старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: Телеканал НТВ показал очередной документальный фильм, посвященный разоблачению "происков пятой колонны". В центре фильма "Касьянов день" – деятельность Михаила Касьянова и его соратников.

Какую цель преследует НТВ своими очередными "разоблачениями"? Такую тему мы сегодня избрали для беседы с нашими гостями – Владимиром Назаровым, народным артистом России, и Михаилом Шнейдером, членом федерального политсовета партии ПАРНАС.

Владимир Васильевич, вы узнали своего друга Михаила Михайловича в этом фильме, где он незримо участвует – своим голосом?

Владимир Назаров: Ну, что касается голоса, так можно и Грушевского записать. У меня тут сомнений нет. Что касается поведения – я набрался терпения и отсмотрел все-таки этот "шедевр".

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы приносим вам свои соболезнования!

Владимир Назаров: Несколько раз подташнивало, хотелось выключить телевизор, но я набрался терпения и посмотрел от начала до конца. Я знаю Михаила Михайловича очень много лет, и для меня дико было, что так обошлись с образом серьезного, даже излишне серьезного Михаила Михайловича... Я ему даже говорил: "Расслабься! Будь демократичнее, будь более веселым". Ну, по своей натуре он очень серьезный. А здесь он поет какие-то дурацкие песенки, повторяет к месту и не к месту "ё-моё" и всякие фразочки, которые вообще ему не свойственны.

Мы знаем этот ассенизаторский организм под названием "НТВ" как лжеца первой степени. Этот канал все время лжет. И что же, его вдруг сегодня проняло на правду, что ли? Так не бывает! Что, он выздоровел, он начал правду говорить? Такого не может быть по определению! Для меня этот фильм – абсолютнейшая низкопробная подделка, естественно, с одной целью – не пустить Михаила Михайловича на выборы, скомпрометировать его, скомпрометировать партию, всех его соратников, рассорить всех и вся.

Там прослеживалось несколько моментов. Первое. Дуэт "Касьянов – Пелевина": цэрэушница, которую подсунули к доверчивому Михаилу Михайловичу, чтобы не только его скомпрометировать, а еще и управлять им. Это одна мысль. Сцена адюльтера. Если уж люди пришли заниматься этим делом, то, наверное, они вместе либо раздеваются, либо одеваются. Я же режиссер, который монтировал свои фильмы... Один раздевается, другой одевается. Ну, ладно, это к монтажеру. Касьянов решил после захвата власти сделать Пелевину министром иностранных дел. И идет текст: "Ты будешь представителем оппозиции за рубежом". То есть они даже сами себе противоречат в каких-то моментах.

Второе. Все тексты, которые там шли, – это портреты Михаила Михайловича, портреты Натальи Пелевиной. Мы не видим ни артикуляции губ, ничего. Идет звук, нарезка, голосом, похожим на голос Михаила Михайловича. Ну, друзья, если вы уж такие пронырливые, если у вас такая техника, если вы все это сделали, ну, так покажите тогда артикуляцию, как он это говорил. Этого же не видно.

Конечно, я жалею этих ребят, режиссеров, монтажеров и сценаристов, потому что, судя по всему, материала-то у них не было. Все нанизали на несколько сомнительных сцен, где Михаил Михайлович и девушка Наталья выставлены в непотребном свете. Абсолютно весь фильм нанизан на этот сценарный ход. Друзья, что, идеи закончились? Вранье уже не так легко продается, как раньше? Да, соратники могут "проехаться" по своему приятелю, и даже нелицеприятным образом. Как это делал, кстати, Борис Ефимович, который обо всех говорил ненормативной лексикой. Но это не значит, что он плохо относился к этим людям. А здесь вбивается кол между Касьяновым и Навальным, как самая опасная связка, и ей посвящено достаточно много времени, а также между Касьяновым и Яшиным. И, соответственно, все по заказу ЦРУ.

Вот, собственно, три убогих мысли, которые присутствуют в этом фильме. Во всем остальном НТВ подтянул здоровую трубу, подключил ее к сточным водам. И все эти сточные воды выплеснулись с экрана на изумленное население нашей страны.

Владимир Кара-Мурза-старший: Михаил Яковлевич, боятся ПАРНАСа в Кремле?

Михаил Шнейдер: Трудно сказать. Понятно, что все это приурочено к выборам. Собственно, чего-то похожего следовало ожидать. Правда, я думал, что они начнут этот понос немножко попозже, но вот они решили с 1 апреля начать. Кстати, потом будет легко отыграть назад – представить это все "первоапрельской" шуткой.

Владимир Назаров: В День дурака.

Михаил Шнейдер: Ведь недавно в Кремле была истерика по поводу ожиданий компромата на Владимира Владимировича...

Владимир Кара-Мурза-старший: Она еще не закончилась.

Михаил Шнейдер: Она идет, она где-то раз в два-три дня проявляется. И весь российский народ с нетерпением ждал, что же все-таки будет. Может быть, они хотели и этот компромат выплеснуть позже, но, видимо, решили занять умы населения как раз этими кадрами.

Меня Бог миловал – я не смотрел ни одной передачи НТВ. Все-таки мое душевное здоровье мне очень дорого. Я преклоняюсь перед теми людьми, которые находят в себе силы и мужество смотреть этот поток нечистот. Я не знаю, когда мы вместе с Михаилом Михайловичем победим, а Наталья Пелевина будет министром иностранных дел, но думаю, что надо будет наградить уважаемого Владимира Назарова, который все это смотрел.

Владимир Кара-Мурза-старший: Наградить "за вредность", да?

Михаил Шнейдер: Да. Но больше всего, мне кажется, Герой России – это Игорь Яковенко. Он все смотрит. Я жду, как он прокомментирует этот фильм.

А если серьезно, такое впечатление, что эти люди отстали на 10 лет. У нас с НТВ уже давно разные аудитории. НТВ рассчитан на зомбированную часть населения, которая уже подготовлена. Там вспаханное поле Соловьевыми, Киселевыми, энтэвэшными передачами – "Анатомиями". Наши потенциальные сторонники – по разным данным, их от 20 до 30 процентов – не смотрят эти передачи. А если и смотрят – они включают разум. Они понимают, что там происходит. Достаточно иметь три с половиной извилины, чтобы разобраться: все, что там показано, – это просто "голый фуфел".

Владимир Назаров: Я думаю, что здесь еще расчет на единственного зрителя со стороны НТВ. Там много умных ребят работает, мы же это знаем. И они прекрасно понимают, что думающая публика их не смотрит, а если смотрит, так с целью каким-то образом проанализировать... Ну, оспаривать даже глупо, потому что это какая-то чушь собачья, неприлично сляпанная.

Но вы абсолютно правы в том, что, видимо, боязнь компромата на "наше солнышко", на "наше все" заставила их выпустить этот фильм, не доделав его. Он сшит на белую нитку, потому что нужно срочно отвлечь внимание не тех, кто думает, а тех, кто не думает, потому что они же будут это смотреть. И боязнь, что каким-то образом (правда, не знаю как) Касьянов вдруг станет симпатичен этому болоту, или людям, у которых одна извилина – пунктиром и пониже спины. Это упреждающий удар. А еще: "Царь-батюшка, посмотри, как мы стараемся. Награди нас какой-нибудь блестящей штучкой или премию выпиши". На этого одного зрителя, наверное, этот фильм и был рассчитан.

Владимир Кара-Мурза-старший: Там была мысль, что ПАРНАС живет на деньги Браудера и Ходорковского.

Владимир Назаров: Да, там проводится эта мысль. Более того, Михаил Михайлович, выступая совершеннейшим идиотом, спрашивает у своей визави: "Как мне взять деньги у Ходорковского?" Экономист высочайшего класса, один из самых успешных премьеров современной России будет советоваться, как ему взять эти деньги! Оказывается, он совершеннейший недоумок, который не понимает, как эти деньги взять, если бы у него такая цель была.

Владимир Кара-Мурза-старший: А как финансируется ПАРНАС на самом деле?

Михаил Шнейдер: Я являюсь сопредседателем московской организации, но я никак не финансируюсь, я только деньги получаю своим трудом. Интересно: если есть деньги, почему они до меня не доходят?

Владимир Назаров: Где печеньки?!

Владимир Кара-Мурза-старший: А вы видели когда-нибудь Браудера?

Михаил Шнейдер: Браудера не видел ни разу. Наверное, я его даже на фотографии не узнаю.

Непонятно, почему Михаил Михайлович должен спрашивать у Наташи Пелевиной про Ходорковского. Я знаю, что они встречаются, когда Михаил Михайлович приезжает туда, и он может непосредственно задать вопрос Ходорковскому: "Михаил Борисович, где деньги?" Это все рассчитано на идиотов.

Владимир Назаров: Но мы-то знаем, какое влияние в партии у Натальи Пелевиной. По крайней мере, меньшее, чем у помощницы Собянина, которая решает все в мэрии. Вот я не заметил, что дела в партии решает Наталья.

Михаил Шнейдер: Наташа очень порядочный человек, она много делает в партии. Она курирует молодежную организацию.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но ее как-то демонизировали, представили "серой кардинальшей".

Владимир Назаров: Просто ужас – она управляет партией, и никто больше!

Владимир Кара-Мурза-старший: Сергею Удальцову отказали в УДО. А почему бьют то левую оппозицию, то либеральную?

Михаил Шнейдер: Можно ответить просто – выборы. Есть правящая партия, и есть оппозиция "Его Величества", назначенная таковой. Им не нужны никакие другие оппозиционные силы ни слева, ни справа. В правой части у них есть ЛДПР. И они сейчас сделали новую партию, по-моему, она даже сможет участвовать в выборах, потому что прежнее название сохранилось – "Правое дело", которое было зарегистрировано давно. А сейчас "Правое дело" поменяло название. Ее сейчас называют "ПРОСТАТИТ": "Партия роста Титова".

Владимир Кара-Мурза-старший: А НТВ мы называем "Наглое и Тупое Вранье".

Михаил Шнейдер: Вот у них есть назначенные оппозиционеры, и другая оппозиция им не нужна ни справа, ни слева. Только так можно объяснить. А на самом деле все объясняется кучей разных причин. И я даже не удивлюсь, что это, в том числе, может быть, эксцесс исполнителя. То есть кому-то кажется, что если он примет такое решение... А может быть, это вообще системная ошибка. Работает система – некий супермозг, которая делает определенные движения, с точки зрения внешнего наблюдателя они могут быть алогичными. Но с точки зрения самой системы они вполне вписываются в логику ее действий. Скорее всего, это все связано, с моей точки зрения, с выборами.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте вспомним, как Михаила Михайловича шельмовали за дачу, якобы дачей он завладел незаконно. По-моему, это тоже была какая-то дешевая постановка.

Владимир Назаров: Безусловно, это была постановка. Но это была еще и "подстава" Михаила Михайловича. Потому что дачи в том районе – по выходе его в отставку – не появляются с неба, их невозможно купить. Разумеется, он не объяснял, как это все произошло, но абсолютно не так, как говорила об этом пресса.

Владимир Кара-Мурза-старший: То же самое НТВ.

Владимир Назаров: Поэтому какая-то конспирология, что он, когда еще был премьер-министром, заранее что-то такое "отжал" у государства. Чушь собачья! По-моему, пять или шесть особняков в этом месте, и "отжать" ничего невозможно. Там можно только получить с божьего благословения.

Владимир Кара-Мурза-старший: А как Михаил Михайлович воспринимает такую критику? Смеется над ней?

Владимир Назаров: Он – боец и воспринимает это как должное. Потому что если ты идешь в политику, то ты должен понимать, что там не только розы, но и шипы.

Я с Михаилом Михайловичем не участвовал ни в каких политических вопросах, но я знаю одно, что Михаил Михайлович с 2004 года – уже не государственный служащий. И обладая высочайшим талантом и умом именно в области экономики, возглавляя консалтинговую фирму, он был абсолютно успешным и востребованным человеком, и фирма его востребована. Поэтому сейчас это представляется, что вчера он был премьер-министром, а сегодня вдруг стал чуть ли не олигархом. Ребята, 24 февраля 2004 года он был отправлен в отставку. И с этого момента он – частный предприниматель. 12 лет прошло! Естественно, возглавляя частную структуру, он востребован. Он умница! И откуда? Ну, видимо, Наташа Пелевина взяла деньги у ЦРУ и принесла их в партию. А что еще?..

Владимир Кара-Мурза-старший: Может быть, телевизионщики мстят за "список Немцова", который Михаил Михайлович возит на Запад, чтобы наказать тех пропагандистов, которые травили Бориса Немцова?

Михаил Шнейдер: Не исключено, что это месть. Но у этой травли могут быть совершенно разные причины. Травля же началась еще в 2004 году. Михаил Михайлович рассказывал о происхождении пресловутых "двух процентов", как этот мем был запущен в информационное пространство. Как он прощался с Путиным в последний день своей работы. Владимир Владимирович ему пообещал, что их расставание будет не такое безоблачное. И мы сейчас видим отдаленные последствия. Здесь и месть, и политика – все это смешалось. Ну, и происки ЦРУ, конечно, само собой.

Владимир Назаров: "Пойдешь в оппозицию – я тебя сомну!" Я не ручаюсь за точность, но я передаю смысл.

Михаил Шнейдер: Самое интересное, что это полууголовные обвинения. Я напомню, что в какой-то момент Борису Немцову надоело терпеть такого рода обвинения – и он подал в суд на Путина.

Владимир Кара-Мурза-старший: "Поураганили в 90-х".

Михаил Шнейдер: Пришла поверенная в делах Путина, какая-то адвокатесса, которая сказала, что это было оценочное суждение Владимира Владимировича. Если была бы хоть малейшая зацепка, малейший "крючок" – давно бы с 2004 года уж точно возбудили уголовное дело. Но ничего этого нет. Все это бред!

Владимир Назаров: Эта "фабрика лжи" не боится судов. Если бы мы жили в правовом государстве, то, наверное, они бы поостереглись.

Владимир Кара-Мурза-старший: Они бы все уже давно сидели за решеткой.

Владимир Назаров: На Украине есть очень хорошая пословица: занял глаза у собаки и начал врать. Вот здесь такая ситуация.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте вспомним 2007 год. Насколько убедительной была мотивировка, по которой Михаила Михайловича не зарегистрировали кандидатом в президенты? Он собрал подписи, но их признали фальшивыми.

Владимир Назаров: Хотя они проверялись юристами под микроскопом.

Владимир Кара-Мурза-старший: Был еще Богданов, представитель либералов.

Михаил Шнейдер: И до сих пор есть такой "либерал по вызову", если можно так сказать. У человека зарегистрировано несколько карликовых партий, он их достает из чемодана, предъявляет готовые документы, готовые уставы.

Владимир Назаров: В книге про Аксенова Кабаков и Евгений Попов говорят о неолибералах, которые абсолютные неофашисты. То есть их программы и их воззрения абсолютно одинаковы.

Михаил Шнейдер: Они себя называют либералами.

Владимир Кара-Мурза-старший: Буковский шел на выборы 2008 года.

Михаил Шнейдер: Буковский шел кандидатом в президенты.

Владимир Кара-Мурза-старший: И Михаил Михайлович шел в президенты. Он подписи собрал.

Михаил Шнейдер: Я не помню эту историю, потому что до 2008 года был "Союз правых сил", и я занимался делами СПС. Я про эту кампанию практически ничего не знаю.

Владимир Назаров: То есть мы "удостоились чести" – внимания НТВ. Это говорит о том, что, видимо, наши дела не так плохи. Наверное, в Кремле получают объективную информацию, поэтому была дана команда "фас!".

Владимир Кара-Мурза-старший: Было ваше обращение к россиянам и к президенту по поводу "хулиганской" выходки Рамзана Кадырова, который Михаила Михайловича "взял на оптический прицел". По-моему, такое нельзя позволять.

Владимир Назаров: Меня это глубоко возмутило и поразило. И я сказал: если я не могу отбиться, я не могу защитить моих друзей, потому что они крепкие, накаченные, молодые, озверелые и так далее, – хорошо, тогда я встану рядом, стреляйте и в меня тоже. Собственно, это был мотив моего обращения. А вообще в любом государстве – это срок человеку, который угрожает убийством так явственно. И признать, что там нет ничего... А наши власти любят говорить: "Обращайтесь в суд". Конечно, обращайтесь в суд – там же "свои" люди.

Владимир Кара-Мурза-старший: А можно ли это было считать шантажом в адрес Михаила Михайловича: "Мы вас держим на своем прицеле"? Так можно было воспринять?

Михаил Шнейдер: Конечно, это угроза. И по поводу издевательского совета обращаться в суд. Я напомню судьбу Бориса Немцова, что с ним случилось.

Давление в предвыборный год и в выборный год явно направлено на то, чтобы у человека расшатать нервы, "выбить из седла". Но они не на того напали. У Михаила Михайловича очень крепкие нервы. Я за ним наблюдал в разных ситуациях – он очень хорошо держит удар. Я не думаю, что у них что-то получится. Наверное, я соглашусь с коллегой: это и заказ определенных людей в администрации президента, которые занимаются выборами, и это попытка услужить единственному зрителю, попытка понравиться и, может быть, выбить у него очередные деньги на следующие передачи. Потому что есть такая опасность – у либералов уже назначен министр иностранных дел Пелевина...

Владимир Кара-Мурза-старший: Завтра будет "цветная революция".

Михаил Шнейдер: Да. Возможно, это перед очередными просьбами о деньгах. Не исключен и этот аргумент.

Владимир Назаров: Ну, может быть, и отвлечение внимания тоже.

Владимир Кара-Мурза-старший: А как бы вы на месте Михаила Михайловича среагировали? Вот посмотрели вы этот фильм...

Владимир Назаров: Мне трудно сказать, потому что за Михаила Михайловича я ручаюсь, что он выдержит удар. Его били не один раз, но он держал удар и стойко это все выносил. Я беспокоюсь о близких, потому что шел удар не только по Михаилу Михайловичу, шел удар по его супруге, детям, друзьям и так далее. Я очень надеюсь, что все воспримут это правильно и поймут, что если "фабрика лжи" лжет всегда, то нельзя ей верить в каком-то одном случае. Такого не бывает. Если там какая-то правда и есть, то это то, что Михаила Михайловича Касьянова зовут Михаил Михайлович Касьянов.

Михаил Шнейдер: Ну, если в тебя стреляют, а в данном случае эта передача – информационный залп, то... я сейчас раздумываю над этим вопросом, как бы я поступил. Например, подавать в суд на артиллерийское орудие – это довольно глупо. Надо подавать в суд на заказчика – на командира, на наводчика, на человека, который нажимал кнопку. А кто это делал – непонятно. Понятно, что принималось решение о выпуске этих передач не на уровне руководителя НТВ, и даже не на уровне "Газпром-Медиа", а гораздо выше. Но на кого конкретно подавать в суд – непонятно. Может быть, задача стояла вот какая. Сейчас начинаются выборы, и люди думают о стратегии построения кампании, идут переговоры с "Яблоком", которые могут закончиться заключением каких-то стратегических союзов, договоренностей. А тут тебя "выбивают из седла" и заставляют заниматься какими-то юридическими спорами, исками и так далее. То есть явное отвлечение человека от дела. Может быть, наилучшая тактика в данном случае – просто не замечать собаку, которая лает.

Владимир Назаров: Я бы тоже так поступил. Лишняя трата сил.

Владимир Кара-Мурза-старший: Много чести им.

Владимир Назаров: Он не добьется ничего. Суд все доводы не примет. Как они делали на многих процессах, когда человека, который 6-го на Болотной вообще не был...

Владимир Кара-Мурза-старший: У Непомнящих чистое алиби.

В апреле 2007 года был "Марш несогласных" на Пушкинской, и там вышел Михаил Михайлович, а ему омоновец говорит: "Михаил Михайлович, вы проходите, а ваших друзей мы не пропустим". А тот говорит: "Офицер, что вы делаете?!" Эту сценку по российским каналам не показали, а показали по EuroNews. Борис Николаевич Ельцин увидел эту сцену – и умер. Об этом мне сказала Лена Трегубова. "Марш несогласных", а через неделю – похороны Ельцина. То есть он увидел, что его премьера... А до этого арестовали Хакамаду, Каспарова забрали в автозак. И Борис Ефимович, и Михаил Михайлович. Вот до чего может довести телевидение!

А как идут переговоры с "Яблоком"?

Михаил Шнейдер: Я не знаю, как они идут, но они идут точно. И не только электронная переписка, но Михаил Михайлович встречается с Львом Шлосбергом. Я не знаю, чем закончатся переговоры. Я им желаю всяческих успехов, хотя я слабо верю в то, что это может произойти. Но мы уж точно договоримся о разделе избирательных округов, чтобы не было конкуренции в одном и том же округе двух кандидатов. А чтобы одержать победу, нужно получить относительное большинство. Нет смысла складывать голоса. А что касается создания единого списка – это довольно сложная технологическая задача. Конечно, ее можно решить, но она довольно сложная. И я не уверен, что удастся договориться. А "Яблоко" пока выдвигает условия, которые, с моей точки зрения... не то что кто-то любит Григория Алексеевича Явлинского, кто-то не любит – не в этом дело. Просто идет фальстарт выборов 2018 года. Сейчас эта тема вообще не может быть темой избирательной кампании. Людей совершенно не волнует, что будет через два года. Сейчас волнует то, что у людей в карманах и сколько им платить за квартиру. Я с ужасом получаю "платежки" каждый месяц...

Владимир Кара-Мурза-старший: Даже уже перестали объявлять о повышении тарифов на воду, газ.

Михаил Шнейдер: За двухкомнатную квартиру в 74 квадратных метра я плачу больше 12 тысяч рублей в месяц.

Владимир Назаров: Но зато сейчас подписали указ о борьбе с коррупцией, и один из пунктов – злоупотребления в области ЖКХ. И каждый человек, который получит большой счет, он будет думать: "Видимо, там все нормально. Просто у меня, наверное, ошиблись – прислали мне большой счет". Это воры, злоупотребляющие нашим доверием. А царь-батюшка нас защитит.

Михаил Шнейдер: Это психология "врагов народа", которые сидели в 30-40-х годах: "Меня взяли по ошибке. Сейчас я Сталину пожалуюсь, напишу...

Владимир Назаров: ...он узнает и ужаснется".

Михаил Шнейдер: Была информация, что к Медведеву (он сейчас ездит по регионам) пришел учитель физкультуры из школы в каком-то маленьком городке с населением в 30 тысяч. И он просит Дмитрия Анатольевича, чтобы устроили около школы спортивную площадку. Дмитрий Анатольевич спрашивает: "А как сейчас устроено? Есть ли яма для прыжков?" Учитель физкультуры говорит: "Да, яма есть". "А как сейчас люди прыгают? Раньше прыгали в песок". – "А сейчас к песку подмешивают опилки". И Дмитрий Анатольевич говорит: "Вот в чем дело!" И я сразу себе представил вице-премьера Байдена, к которому пришел учитель физкультуры из какого-нибудь американского городка и просит его установить баскетбольную корзину. Это премьер-министр великой страны, которая 80 лет назад победила фашизм, которая уже 20 раз встала с колен. Видимо, она все время падает и снова встает. И вот он решает вопрос: нужно ли было опилки класть в песок, или половину песка вывезли себе на дачу, заменив его опилками.

Владимир Кара-Мурза-старший: Михаил Михайлович был настоящим премьер-министром. Я помню, как он работал. Настоящий, образцовый премьер-министр.

Владимир Назаров: Экономика росла!

Михаил Шнейдер: Вспомните, какая была цена нефти тогда.

Владимир Назаров: Нефть была дешевая, а экономика росла.

Владимир Кара-Мурза-старший: Михаил Михайлович и Евгений Киселев написали прекрасную книжку. Он же еще и талантливый публицист. Может быть, отчасти поэтому его боятся, хотят чуть-чуть принизить.

Владимир Назаров: Я предполагаю, что им известно что-то, что нам неизвестно, поэтому переполошились и решили: "Мочи на дальних подступах, пока не поздно!"

Владимир Кара-Мурза-старший: Ну, будем считать это фальстартом избирательной кампании.

А удастся ли оппозиции подвинуть партию власти в Думе?

Михаил Шнейдер: Все будет зависеть от того, как мы сами будем работать. Тут два момента. Во-первых, собственная работа, а во-вторых, насколько нам удастся донести то, что мы хотим донести, – свою программу, свое видение того, как должна развиваться страна, до людей, которые озабочены сейчас выживанием. Сейчас число бедных увеличилось на несколько миллионов.

И у нас есть проблема среди нас самих, среди наших избирателей, которые могли бы прийти и проголосовать. Я называю это "медвежьей болезнью": человек сидит задницей на стуле, а в день выборов он начинает слишком сильно рефлексировать. Распространены устойчивые выражения: "игра с шулерами", "я с шулерами не играю" и так далее.

Владимир Назаров: А шулеры в это время пользуются этим.

Михаил Шнейдер: Как раз шулеры и заинтересованы в том, чтобы те люди, которые за нас голосуют или могли бы проголосовать, не пошли, а остались дома. Потому что украсть они много не могут, они не могут посадить в каждую избирательную комиссию...

Владимир Кара-Мурза-старший: Да, сейчас ограничили число наблюдателей.

А должен ли Михаил Михайлович сам возглавить список ПАРНАСа?

Владимир Назаров: Сейчас просто обязан. Потому что любое его отступление в эту минуту будет признано как то, что НТВ, и вообще все, кто его травит, добились своей цели. А раз добились, значит, будут развивать успех, пойдут компроматы на ближайших сторонников, на людей, которые поддерживают партию ПАРНАС и демократическое движение. Я считаю, что обязан. Сейчас уже нельзя отступать назад.

Я сегодня слышал: в России 60 миллионов человек, которые не имели никаких накоплений. Казалось бы, ребята, что вам терять, у вас ничего не было, а если установятся демократические правила в нашей стране, возможно, это будет шанс для ваших семей, для вас каким-то образом позаботиться о себе, о своем бизнесе. Нет, сидят... Это "медвежья болезнь": "Нас это не касается. Они там все сами решили". Так они вам эту мысль и внедряют в башку, что от вас ничего не зависит, не дергайтесь.

Владимир Кара-Мурза-старший: А должна ли Элла Памфилова сейчас среагировать? Это же парламентская партия. Борис Ефимович был в парламенте Ярославской области. И так безнаказанно его можно по федеральному каналу обижать?

Михаил Шнейдер: Она сейчас ушла из омбудсменов...

Владимир Кара-Мурза-старший: Как председатель Центризбиркома. Это же шельмование одного из потенциальных участников выборов, ее подопечного.

Владимир Назаров: С этой точки зрения – может быть.

Михаил Шнейдер: Наверное, она должна что-то сказать по этому поводу. Но я примерно знаю, что она будет говорить. Мне кажется, она будет говорить: "Надо подавать в суд на НТВ".

Владимир Назаров: Нет, еще лучше. Она к НТВ обратится и скажет: "Ребята, вы совесть имеете?" Они скажут: "Нет, не имеем".

Владимир Кара-Мурза-старший: Она была членом фракции "Выбор России"?

Михаил Шнейдер: Да, она была с нами с 93-го года. Я хорошо знаю Эллу Александровну. Верный "гайдаровец", демократка.

Владимир Назаров: Сейчас задача состоит в том, чтобы пошли на выборы хотя бы наши сторонники, сторонники демократического пути развития. Мы сейчас не говорим о том, что мы привлечем на свою сторону тех, кто всегда голосовал за "Единую Россию", колеблющихся. Нас достаточно много. И если мы все пойдем на выборы... Я не верю в рейтинги – 86 процентов. Вы же помните ситуацию, когда наш лидер обратился к народу и сказал, что все под контролем, когда рухнул рубль. Что сделали 86 процентов? Побежали в магазины и смели все с полок. Друзья, ваш лидер, которому вы доверяете, – 86 процентов, говорит: "Не дергайтесь! Все нормально". Значит, вы должны купить пиво, сесть перед телевизором и сказать: "Царь-батюшка сказал – все нормально".

Михаил Шнейдер: Генетическая память.

Владимир Кара-Мурза-старший: А ничто так быстро не падает, как стопроцентный рейтинг, как показывает история.

Михаил Шнейдер: Исторический пример – Николае Чаушеску с рейтингом в 99 процентов.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте поговорим о роли телевидения. Я считаю, что Сергея Удальцова журналисты по своему доносу – "Анатомии протеста" – и упрятали за решетку. Может ли он считаться политическим заключенным?

Михаил Шнейдер: Конечно! Типичный политический заключенный.

Владимир Кара-Мурза-старший: "Узник совести".

Михаил Шнейдер: Я не верю никаким информационным сюжетам... Их уже и журналистами нельзя назвать. Это просто орудия "информационной войны".

Владимир Назаров: Там же тоже НТВ старалось.

Владимир Кара-Мурза-старший: Конечно! Они же сляпали пленку с Таргамадзе. А на очереди у них второй "клиент" – Михаил Михайлович.

Михаил Шнейдер: Руки коротки у ребят.

Владимир Кара-Мурза-старший: Ну, то же, что и у Сергея Удальцова, что он готовил революцию...

Михаил Шнейдер: Но здесь Таргамадзе нет.

Владимир Назаров: А вместо Таргамадзе – Пелевина.

Владимир Кара-Мурза-старший: И Браудер. Это заказчики "оранжевой революции".

Михаил Шнейдер: Или нужно актера, который сыграет роль Михаила Михайловича, посадить с Браудером...

Владимир Кара-Мурза-старший: Голос уже подобрали.

Михаил Шнейдер: Но пока не подобрали внешне похожего. Вот сейчас, видимо, у них идет кастинг. Они подберут двойника Михаила Михайловича, посадят с Браудером, они будут "пилить" деньги, и с текстом.

Владимир Кара-Мурза-старший: По-моему, у них один сценарий, и они его хотят второй раз прокрутить. Левую оппозицию практически разгромили. "Левого фронта" больше же нет. Алексей Сахнин в эмиграции, Косякин умер...

Владимир Назаров: А сейчас будут усиленно пугать, выдавливать Михаила Михайловича – это будет их целью, чтобы он испугался, уехал.

Владимир Кара-Мурза-старший: Когда он ездит по регионам, по-моему, уже есть мобильные бригады...

Владимир Назаров: НОД – "Национально-освободительное движение". Они ездят за ним из города в город.

Владимир Кара-Мурза-старший: Раньше были бездарные "якеменковские", а эти поактивнее?

Владимир Назаров: Эти более наглые, бессовестные.

Михаил Шнейдер: Там была совсем молодежь, а здесь люди постарше, видимо, на хорошем финансировании.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но предстоит же кампания. Как вы будете подстраховываться от этого зла?

Михаил Шнейдер: Мы думаем над этим. Наверное, придется больше внимания уделять работе в интернете, социальным сетям. Ну, надежда не только на Михаила Михайловича, но и на других кандидатов.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я рад, что они струсили во время марша памяти Бориса, что не было инцидентов, никто не напал на демонстрантов. Что, они поняли, что это игра с огнем – в такой день устраивать провокации?

Владимир Назаров: Конечно. Время от времени они достают ведро с краской и начинают подкрашивать фасад: "У нас все есть – свобода, демократия..." Для чего в свое время, собственно, создали Общественное телевидение.

Владимир Кара-Мурза-старший: Только оно, по извращенной мысли того же премьера Медведева, теперь занимается опилками в яме для прыжков в высоту.

А может ли уличная активность достичь масштабов, сравнимых с "белоленточной революцией"?

Михаил Шнейдер: Я бы не называл это "белоленточной революцией". Это было массовое возмущение. И мало кто мог тогда предвидеть, что люди выйдут на улицы в таком количестве. Но учитывая общее состояние экономики, которое будет ухудшаться, в том числе и к выборам, к сентябрю, я думаю, что что-то похожее может случиться. Но я не знаю, какую тактику сейчас выберут наши противники. Они же тоже понимают возможные вещи.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но у них маневр очень узкий.

Михаил Шнейдер: Может быть, они не пойдут на прямые фальсификации во время выборов. Недаром поставили Эллу Александровну Памфилову руководить Центризбиркомом.

Владимир Кара-Мурза-старший: "Чуровщины" уже не будет.

Михаил Шнейдер: Может быть, не будет прямых фальсификаций. Может быть, они сейчас основную задачу видят в дискредитации оппозиции, как им кажется.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но сегодня они дебютировали бездарно.

Владимир Назаров: Ну, это для думающих – бездарно. А если тупо взять...

Владимир Кара-Мурза-старший: То, что в среду показал российский канал про Радио Свобода, – это же вообще было курам на смех. Собрались какие-то политологи, говорили какую-то ерунду, что какие-то пособники Третьего рейха...

Владимир Назаров: Но это же не случайно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Конечно, это синхронизированный залп.

Владимир Назаров: Они прекрасно понимают, что Радио Свобода дает трибуну, в том числе деятелям оппозиции. А так у нас нет фальсификаций. Вот сколько бюллетеней опустили – столько и посчитали. И все правильно. Но до этого "зачистили" все, до этого дискредитировали всех.

Владимир Кара-Мурза-старший: И не зарегистрировали того, кого не надо.

Владимир Назаров: А дальше – честные выборы.

Владимир Кара-Мурза-старший: И не было дискуссий, не было дебатов.

А как вы относитесь к праймериз, которые сейчас устроил "Общероссийский народный фронт"? По-моему, это какая-то пародия.

Михаил Шнейдер: Это даже не пародия. Я думаю, что это просто "отмыв" денег, освоение бюджета.

Владимир Кара-Мурза-старший: "Общероссийский народный фронт" выбирает кандидатов по одномандатным округам.

Владимир Назаров: Это для того, чтобы "своих" пропустить, а других не пустить?

Михаил Шнейдер: Чтобы создать видимость конкуренции. Ведь с избирателями в последние годы советской власти играли примерно в такие же игры.

Владимир Кара-Мурза-старший: И проиграли.

Михаил Шнейдер: Избиратели к этому относились с юмором. А сейчас эти праймериз никого не интересуют. Но освоить бюджет – почему бы и нет?..

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте передадим Михаилу Михайловичу, что у этих горе-политтехнологов не получилось его опорочить.

Владимир Назаров: Чтобы он держался, чтобы его поддержали друзья и семья!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG