Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Генерал Власик" против ЛПР

  • Андрей Пионтковский

Итак, Рамзан Кадыров с 5 апреля исполняет обязанности президента Чеченской Республики и примет участие в сентябрьских "выборах". Атака на него сложившегося альянса силовиков и либеральной общественности (Навальный, Яшин) пока захлебнулась. Но ее перипетии были весьма поучительными.

Для меня лично они во многом прояснили обстоятельства убийства Бориса Немцова. Чтобы разобраться в них, начнем с базовых бесспорных фактов. Задержанные лица – действительно непосредственные исполнители преступления. В этом со следствием согласны и адвокаты потерпевшей стороны. Они могли совершить преступление только по приказу Кадырова. У Кадырова не было никаких личных мотивов убивать Немцова. Он мог отдать такой приказ исключительно по просьбе, пожеланию, распоряжению одного человека – Владимира Путина, у которого причин ненавидеть Немцова было как раз более чем достаточно.

Что меня смущало в этой очевидной логической цепочке? Пошедшее вразнос расследование и возникший конфликт между Путиным и силовиками. Если бы Путин лично задумал и осуществлял это преступление, полагал я, он наверняка проработал бы и такой важный его этап, как назначение правильных виновных (например, агентов СБУ или ЦРУ) и их заслуженное наказание. Арест же кадыровских боевиков и намерение силовиков идти дальше по всей цепочке подозреваемых до Кадырова явно стали для него крайне неприятной неожиданностью. Кадыров даже на две недели исчез из публичного поля.

Поэтому я предположил, что "пожелание" Путина скорее было передано Кадырову кем-то из ближайших к Путину силовиков с провокационной целью – толкнуть Кадырова на убийство Немцова, раскрыть преступление и воспользоваться им для энергичной атаки на путинский проект "Кадыров", который силовики не приняли с самого начала, считая, что президент России украл у них "победу". Такой вот макиавеллевский план приписал я нашим чекистам. И был неправ, в чем меня убедили товарищи чекисты своими идентичными сливами через "Новую газету" и "доклад Яшина":

Кто внушил этим людям подобные мысли? Кто поставил "на заказ" тендер с фамилиями, которые не соответствуют чеченской повестке дня? Что известно бывшему замначальника ФСО и нынешнему командующему внутренними войсками России генералу Золотову, чьи подчиненные предположительно ездили на "стрелку" в Джалку, а он сам очень долго не отвечал на запрос СК об их статусе? Почему ФСО России не предоставила записи с видеокамер, которыми утыканы Красная площадь и стены Кремля, и следствию приходится рассчитывать только на одно видео, снятое камерой ТВЦ?

Конечно, как я мог упустить из поля своего анализа этого человека?! На такую миссию не был способен кто-то из ближайших к Путину силовиков. Ее Путин мог доверить только одному ближайшему силовику – генералу армии Золотову, бывшему замначальника ФСО и нынешнему командующему внутренними войсками России. Впрочем, какую бы должность Золотов ни занимал формально, содержательно он многие годы играет при Путине ту же роль, что генерал Власик при Сталине – охранник №1, верный личный пес, контролирующий в том числе службу ФСО. Золотов, кроме того, пожалуй, единственный из главных силовиков, расположенный у Кадырову и вовсе не заинтересованный в его смещении. Он мог передавать Кадырову только то, что совершенно искренне считал волей своего хозяина. Ему и только ему одному Кадыров мог поверить в таком деликатном деле.

Давал ли ему Путин прямые инструкции или просто воскликнул раздраженно в застольной беседе наподобие Генриха II: "Да избавит ли меня кто-нибудь от этого чудака!"? Теперь это уже не имеет никакого значения, а в детали, понадеявшись на верного Золотова, Путин наверняка не вникал.

Золотов взял всю организацию спецоперации на себя и монументально провалил ее прикрытие. Руководствуясь своими эстетическими вкусами и огромными возможностями в ФСО, срежиссировал показательную казнь лидера оппозиции на Красной площади. Уверенный в своей безнаказанности, позволил исполнителям оставить массу следов, не предполагая, что коллеги-силовики с энтузиазмом проведут расследование и развернут атаку на Кадырова. Бортников и компания не создали намеренно эту выгодную для себя ситуацию, как я ошибочно полагал, а умело ею воспользовались.

Итак, драматический треугольник "Путин – силовики – Кадыров", сложившийся в ходе расследования убийства Немцова, превращается на наших глазах в еще более интригующий четырехугольник "Путин – Золотов – остальные силовики – Кадыров". Путин и Золотов, мобилизовав Бастрыкина, пытались спасти ситуацию, наоборот, усугубляя ее. Чего стоит, например, их официальная верcия, оглашенная Маркиным: заказчиком был беглый шофер Мухудинов, соблазненный американским Государственным департаментом?

Резкое возвышение Золотова и демонстративное опускание под ментов двух чекистских ведомств, союзников ФСБ, довершили разгром чекистской фронды

Силовики, судя по всему, не отказались от своих планов и развернули новое информационное наступление на Кадырова (и теперь уже на Золотова) с привлечением звезд гламурной оппозиции. Обозначилась и их программа-минимум: отстранить под благовидным предлогом от занимаемых постов Кадырова и Золотова, что станет первым шагом к их дальнейшему падению (ведь и Ежова не расстреляли сразу в служебном кабинете), он еще полгода проработал народным комиссаром водного транспорта СССР. Заставив Путина пойти на эти шаги, увеличить собственный вес в новой конфигурации власти.

Инструментом в их руках было знание о "верхнем эшелоне" организаторов и заказчиков убийства Немцова (Кадыров, Золотов, Путин), которое они начали дозировано сливать российской и мировой общественности. Очевидно, что их повестка дня переросла чеченскую, и ситуация стала постепенно напоминать зиму 1952 года. Характерно, что Лаврентий Берия начал тогда свою дерзкую операцию с устранения ключевой фигуры генерала Власика из ближайшего окружения Сталина. Наш же коллективный ЛПР замахнулся, если хотите, на двух Власиков сразу (Золотова и Кадырова).

В "докладе Яшина", концентрированно собравшем все известные претензии Кадырову, много справедливого: и о жестокой диктатуре Кадырова в Чечне, опирающейся на его личную армию, и о расползании преступной активности чеченских боевиков на всю территорию России. Доклад мог бы получить широкую поддержку не только в российском обществе, но и, что не менее важно, в чеченском, и успешная операция силовиков могла бы оказаться благом для России. Если бы не одна фундаментальная ошибка силовиков, артикулированная в "докладе Яшина". Силовики так и не поняли, что произошло в Чечне за последние четверть века, и по-прежнему полны желания вернуться к временам своего абсолютного произвола, в докадыровскую эпоху. Но давайте послушаем самого докладчика:"Известно, что в 1990-е годы вы воевали в Чечне против российской армии. Расскажите подробно о вашем участии в боевых действиях. Сколько людей вы лично убили? Чувствуете ли вы раскаяние в связи с тем, что воевали против России?"

Нет, это не допрос пленного боевика в пыточном подвале в Чернокозове. Это Илья Яшин ведет мужской разговор с Рамзаном Кадыровым. И разговор этот транслируется на всю Чечню. И вопросы Яшин задает уже не только Кадырову. Они адресуются десяткам тысяч боевиков-повстанцев-инсургентов (выбирайте, что угодно), вышедших из леса под гарантии Путина и Кадырова-старшего. И раз уже речь зашла о 1990-х годах, то и гораздо более широкому кругу людей. Потому что в 1990-е годы против российской армии воевал чеченский народ, иначе она не потерпела бы поражение. "Нас остановили из Москвы, нам не дали закончить нашу работу. У нас украли победу", – слышу я возмущенные голоса. Да, вас остановили, вам не дали довершить геноцид чеченского народа. Никакой другой "победы" вы там одержать не могли. Ситуация повторилась через несколько лет – уже не при Ельцине, а при Путине.

Единственное позитивное, что будет сказано о Путине и историками, и адвокатами на его процессе, когда таковой состоится: в начале нулевых он каким-то чудом понял ужас происходившего – всего этого нагромождения Новых Алды, Самашек, Будановых, Шамановых, "Градов", "Буратино", развалин Грозного – и остановил своих псов войны, заключив сделку с кланом Кадырова-старшего.

При всевластии федералов любой чеченец, независимо от его взглядов или поступков, мог быть схвачен федералами, похищен, подвергнут издевательствам, пыткам, убит. В сегодняшней Чечне подобная участь может постигнуть только выступающих против Кадырова. Это заметный прогресс в обеспечении личной безопасности. Именно это радикальное изменение в положении чеченцев и создало базу поддержки Кадырова. Проект "Кадыров" остановил бойню и защитил чеченцев от произвола силовиков. Но при Кадырове-младшем более явными становились его негативные стороны, и о преступлениях кадыровцев подробно и аргументированно говорится в докладе Яшина.

Но Яшин идет гораздо дальше. Процитированные выше его вопросы, адресованные по существу всему чеченскому обществу, ставят под сомнение то положительное, что изначально было в проекте "Кадыров" – примирение воюющих сторон. После примирения, если вы относитесь к нему серьезно и не готовитесь к третьей чеченской войне, нельзя задавать друг другу такие вопросы. Нельзя целому народу навязывать комплекс вины перед Яшиным и вечного раскаяния. Ведь и у чеченцев найдется что спросить по истории двух последних войн и двух последних столетий – у Яшина и у всех нас. Нельзя политику страны, руководители и военнослужащие которой совершили в ходе этих войн массовые преступления против человечности, с таким фальшивым чувством морального превосходства допрашивать людей, воевавших против российской армии.

Трудно было придумать какой-нибудь еще более разрушительный для взаимоотношений России и Чечни вопрос, но Яшину это удалось: "Отдаете ли вы себе отчет в том, что проводимая вами политика фактического неподчинения Конституции и попрания российских законов – это прямой путь к выходу Чечни из состава России? Является ли это вашей целью? Вы понимаете последствия такой политики для своего народа и для себя лично? Вы не боитесь последствий?"

Во-первых, Кадыров как раз и не стремится к формальному выходу из России. Весь трюк Кадырова состоит в том, что он уже давно де-факто отделился от России, а формальное вхождение в путинскую российско-чеченскую унию ему выгодно, так как решает две важнейшие задачи. Чечне регулярно выплачивается контрибуция (дань, компенсация). Но, что еще более важно, обеспечивается политическая база поддержки Кадырова. Пока он в унии с Кремлем, то своими специальными отношениями с Путиным гарантирует населению защиту от беспредела силовиков. И за это ему многое прощается.

Риторический вопрос Яшина обращен не только и не столько к Кадырову. Это напоминание всем чеченцам, что любой путь к независимости, к выходу Чечни из России принесет страшные последствия чеченскому народу. А день депортации был выбран для презентации доклада, видимо, для того, чтобы сделать эту угрозу более убедительной. Откуда у молодого человека, выросшего уже после советской власти, одного из лидеров российской демократической партии, такой изощренный стиль геноцидиальных угроз? Либо в контексте уже начавшейся избирательной кампании перспективный политик счел электорально целесообразным профилактически проявить патриотизм, либо этот вопрос был тактично навеян опытными кураторами.

Проект "Кадыров" десять с лишним лет назад позволил остановить бойню в Чечне, дав Путину возможность спасти лицо и сохранить иллюзию "победы" в войне и сохранения непокорной республики в составе России. Но за эту иллюзию пришлось заплатить дорогую цену – гнетущую реальность пребывания России в составе Чечни.

Сегодня унизительная ситуация зависимости от Кадырова не нравится уже почти никому в России – кроме Путина, вся политическая легитимность которого как победителя в чеченской войне завязана на проект "Кадыров".

Коллективный ЛПБ сделал попытку артикулировать это недовольство. Но попытка провалилась вместе с "докладом Яшина", который только укрепил режим Кадырова. Вывод, к которому могут прийти чеченцы, прочитав обращенные к ним вопросы, очевиден. Если российские оппозиционеры готовы стать большими палачами чеченского народа, чем Путин, то лучше пока держаться за Кадырова с его специальными отношениями с Путиным. Кадыров совершенно не случайно немедленно опубликовал "доклад Яшина". Задавая такие вопросы чеченцам, снимать Кадырова можно только ценой третьей чеченской войны.

Резкое возвышение Золотова и демонстративное опускание под ментов двух чекистских ведомств, союзников ФСБ, довершили разгром чекистской фронды. После 5 апреля Владимира Панамского страной правит тройка – Путин, Золотов, Кадыров – с чрезвычайными полномочиями.

Андрей Пионтковский – политический эксперт

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG