Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в развитых странах мира число ВИЧ-инфицированных снижается, а в России стабильно растет

По данным правозащитной организации Human Rights Watch, в большинстве стран мира эпидемия ВИЧ идет на спад. Однако в России число ВИЧ-инфицированных остается высоким, последние десять лет эксперты говорят о стабильном росте числа больных на 8-10 процентов в год. По официальным данным, количество россиян, живущих с ВИЧ, превысило 1 миллион человек, по неофициальным же оно может достигать полутора миллионов.

В России 60 процентов случаев инфицирования ВИЧ происходит инъекционным путем, однако власти упорно отказываются применять меры профилактики, принятые во всем мире (в частности, внедрять программы обмена шприцов), называя их "неэффективными" или "опасными". Так, недавно против этого вновь публично высказался глава Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков (в начале апреля ее функции переданы в ведение МВД. – РС) Виктор Иванов.

Кроме того, в России запрещена заместительная метадоновая терапия для потребителей опиоидных наркотиков.

Исследователь Human Rights Watch по России Таня Купер полагает, что в таких условиях российские ВИЧ-инфицированные не могут в полной мере реализовать свое право на здоровье:

Таня Купер

Таня Купер

Это, на самом деле, очень серьезная проблема. Как вы помните, глава российского Федерального центра по борьбе со СПИДом Вадим Покровский в прошлом году назвал ситуацию с ВИЧ в России национальной катастрофой. Одну из причин этого мы видим в том, что власти отказываются применять эффективные методы по профилактике ВИЧ, принятые в мире. Это, в частности, обмен чистых шприцев, которые помогают очень резко сократить передачу ВИЧ среди потребителей наркотиков. Как известно, в России около 60 процентов случаев инфицирования ВИЧ происходит инъекционным путем.

– В мире также применяется заместительная метадоновая терапия. Почему она запрещена в России?

В России около 60 процентов случаев инфицирования ВИЧ происходит инъекционным путем

Глава бывшей Федеральной службы по контролю за наркотиками Виктор Иванов постоянно говорит о том, как вредна такая терапия, но не приводит никаких достоверных источников своей информации. На самом деле и ВОЗ, и агентство ООН ЮНЭЙДС признают метадоновую терапию эффективным способом профилактики ВИЧ и помощи для потребителей опиоидных наркотиков, например, героина и других.

– С какими еще проблемами сталкиваются ВИЧ-инфицированные в России?

Много проблем с доступом к бесплатным чистым шприцам и эффективной медицинской помощи

Сейчас очень много проблем, связанных и с ухудшающейся экономической ситуацией, и также к доступу, например, к бесплатным чистым шприцам, и эффективной медицинской помощи. И самое главное, что одним из самых главных прав человека является право на здоровье. И это означает обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья, что является основным для каждого человека. Видно, что в России многие люди не имеют доступа к хорошему медицинскому обслуживанию.

Мы говорим о том, что российские власти отказываются применять, например, программу снижения вреда для профилактики ВИЧ. Но это затрагивает не только тех людей, которые потребляют наркотики. Потому что эпидемия ВИЧ в России растет. Как мы слышали от Минздрава недавно, в 20 регионах страны более одного процента населения заражено ВИЧ. Это, на самом деле, очень страшные цифры. Это означает, что не только группы риска подвержены риску ВИЧ (это потребители наркотиков, сексработники, это мужчины, которые занимаются сексом с мужчинами), но также и люди, которые не входят в эти группы риска. В некоторых регионах страны также есть очень большое число беременных женщин, которые заражены ВИЧ.

– Как вы считаете, и население, и власти в полной мере осознают масштаб проблемы?

Более одного процента населения заражено ВИЧ. Это страшные цифры

Очень сложно сказать. Я думаю, что многие люди в Минздраве видят реальную картину. Опять же мы видим в СМИ заявления Федерального центра по борьбе со СПИДом, которые звонят в колокол, которые бьют тревогу по этой ситуации. Но опять же пару недель назад была представлена стратегия Минздрава по противодействию ВИЧ. И в этой стратегии ничего не говорится о программах снижения вреда, то есть нет упоминания эффективных способов профилактики ВИЧ, которые работают и работали в других странах, которые, на самом деле, позволили снизить процент заболеваемости в других странах. Очень печально видеть страшные цифры более миллиона россиян имеют ВИЧ. Сейчас время для российских властей понять серьезность этой проблемы и начать использовать эффективные меры для профилактики ВИЧ, а не отказываться от того, что действительно работает, считает Таня Купер.

Глава координационного совета всероссийской общественной организации "Объединение людей, живущих с ВИЧ" Владимир Маяновский полагает, что профилактика – не менее важный аспект по сокращению распространения эпидемии, чем лечение, а дискриминация в обществе – одна из основных проблем ВИЧ-инфицированных.

Владимир Маяновский

Владимир Маяновский

Мне кажется, что у HRW не совсем корректная статистика. Да, я соглашусь, что в Европе темпы эпидемии падают, а в России я не скажу, что они растут, но просто в последнее время процент стабильно высокий – примерно 13 процентов в год. Процент не увеличивается, он стабильный. И если мы будем говорить о мерах предотвращения эпидемии, то, безусловно, у нас активно занимаются лечением, но не профилактикой. А лечением мы можем снимать только последствия эпидемии. Кстати, насчет программы раздачи шприцев нельзя сказать, что она совсем не работает. Я сейчас нахожусь в Петербурге. Здесь есть пункты обмена шприцев. Государство работает в контакте с общественными организациями, которые этим занимаются. Но нужен весь профилактический комплект первичной, вторичной, третичной профилактики. Он должен быть комплексным и действовать по всей стране.

– С какими проблемами сталкиваются ВИЧ-инфицированные россияне?

У нас активно занимаются лечением, но не профилактикой

Одна из основных проблем это, конечно, дискриминация это открытие диагноза, увольнение с работы. Что еще можно выделить? Наверное, внутренняя миграция. Допустим, человек прописан официально на Камчатке, а проживает в Москве или Санкт-Петербурге. И не всегда бывает легко получить лечение, прикрепиться на учет. А в целом дискриминация. Она всем мешает жить. У нас до сих пор есть открытие статуса. Люди охотно говорят об этом. И говорят чаще в негативном контексте, когда обсуждают эти темы, к сожалению.

– Какие меры необходимы для победы над эпидемией?

Одна из главных проблем ВИЧ-инфицированных в России дискриминация

Мы надеемся, что в этом году появится стратегический план по борьбе с ВИЧ-инфекцией. Посмотрим, будет ли он работать. Потому что у нас нет национальной стратегии. Нет документов. Все достаточно сложно, к сожалению. Будем надеяться. Вот деньги были выделены с этого года. Если будет правильный подход, правильно все будет реализовываться, то, я думаю, что изменения в лучшую сторону, конечно, будут.

– Как вы считаете, выполняет ли государство свои обязательства по лечению?

Раньше были импортные брендовые препараты, а теперь пошли российские. Ты пил одну таблетку, а теперь пьешь три. Импортозамещение

Сложный вопрос. Если говорить о федеральной власти, они выделяют деньги. Деньги уходят в регионы. Но вот не каждый регион успешно справляется. В принципе, картина у нас хорошая деньги выделяются серьезные. На терапию должно хватать. Деньги выделяют, лекарства есть. Если регион вовремя провел тендер и рассчитал, сколько у них людей нуждаются в лекарствах, то в этих регионах все спокойно. У нас есть регионы, которые выделяют свой региональный бюджет на профилактику и лечение. Там все спокойно. Сказать, что сейчас лечение недоступно, нельзя. Но, к сожалению, часто бывает смена схем лечения нужно перейти на другую схему, потому что нет препаратов из той схемы, которые принимает человек. Это тоже все связано с закупками. Раньше были больше импортные брендовые препараты, а сейчас пошли российские. То есть вместо одной таблетки ты начинаешь пить три. Такие тонкости. Это рабочий процесс кампании по импортозамещению, – отмечает Владимир Маяновский.

Журналист Анастасия Кузина уже много лет освещает вопросы профилактики и лечения ВИЧ. По ее мнению, четкой стратегии как победить это заболевание, в России нет:

Анастасия Кузина

Анастасия Кузина

Ни для кого не секрет, что больше половины новых случаев заражения ВИЧ приходится на "грязный инструментарий". Это происходит уже лет 20. Так было и в 90-е годы, и в начале 2000-х, и сейчас. Но ситуация такова, что все эти годы мы всем чиновникам просто под нос подсовывали этот факт. Мне кажется, я не знаю, кем надо быть, чтобы не понять, что надо заниматься профилактикой среди этих людей. Но нет, ничего не происходит. Вся профилактика среди наркопотребителей всегда шла через НКО и финансировалась через НКО. И когда НКО просто уже не смогли финансировать эти программы, они прекратились.

Государство пытается в очередной раз увильнуть от этой темы и снова заняться духовностью и ментальной профилактикой

И сейчас государство пытается увильнуть в очередной раз от этой темы и снова заняться духовностью и ментальной профилактикой. Соответственно, инфицированных становится все больше и больше. Лекарств не хватает. У нас уже не выдерживают СПИД-центры. Каждый день мы получаем сообщения о том, что в этом центре один инфекционист остался, в этом центре очереди с 5 утра. В этом одна комната на всех. Так что государство не выполняет свои обязательства перед ВИЧ-инфицированными.

– Но они ведь получают бесплатные лекарства?

Они обеспечиваются бесплатно, безусловно. Но в приличных странах обеспечивается хотя бы 50 процентов из нуждающихся. Поверьте, это очень страшно, когда человек приходит и понимает, что ему все хуже и хуже и он может умереть. Он видит свои показатели, что у него там 300 клеток, 200 клеток. Но вот только примерно 25 процентов нуждающихся получают терапию, на остальных просто не хватает денег.

– А изменилось ли у россиян отношение к ВИЧ-инфицированным людям?

Если есть возможность не принять в школу ребенка с ВИЧ-инфекцией, его не примут

Очень сложный вопрос. В 80-х годах, к примеру, в Элисте сжигали дома ВИЧ-инфицированных. Это были какие-то резкие очень видные примеры нетолерантного отношения. А сейчас дома не сжигают, но если есть возможность не принять ребенка в детский сад, его не примут. Если есть возможность не принять в школу ребенка с ВИЧ-инфекцией, его не примут. Если есть возможность уволить человека с ВИЧ-инфекцией, так и сделают. Сейчас началась такая практика обязательного тестирования при приеме на работу. Очень часто это делается для того, чтобы не принять на работу человека с ВИЧ-инфекцией. Это все ушло куда-то в подполье, но все это есть.

– Что можно сказать о том, насколько эффективно Россия борется с ВИЧ?

– Почти в каждой европейской стране есть стратегия по борьбе с ВИЧ-инфекцией, подкрепленная планом реализации. Мне показывали германские документы. Там все очень подробно прописано и пропаганда презервативов, и пропаганда снижения вреда. И все это работает. Есть ответственные люди. Есть план реализации. Есть отчеты. Вот оно все и работает. А у нас сколько лет уже эпидемия, вот сейчас только-только начинается какая-то стратегия, какие-то наметки ее делаются. Мы опаздываем лет на 20 от других стран, считает Анастасия Кузина.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG