Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Снимают все!

Сергей Медведев: Я хочу с вами поделиться своим визуальным опытом последних нескольких лет. Сколько я посмотрел роликов в YouTube и крупноформатного кино на большом экране – я думаю, соотношение примерно двадцать к одному по проведенному времени, а может быть, и сто к одному. Мой визуальный ряд в основном состоит из различных интернет-роликов. Возникает вопрос: а как вообще будет делаться кино будущего, которое все больше смотрят в интернете, которое все чаще снимается на мобильные устройства, своего рода "кинематограф 2.0"? У нас больше столетия был "кинематограф 1.0" – большое, форматное кино братьев Люмьер, под которое создана целая индустрия, огромные кинотеатры, триллионные обороты.

Поговорить об этом мы пригласили режиссера мобильного кино, основателя проекта Mobile Filmmaker Максима Мусселя. Я хочу начать с этого противопоставления – большое кино и малое кино. Мобильное кино, все эти микрофильмы, ролики в YouTube – это как бы "кино лайт", или это особый жанр?

Максим Муссель: Для себя я выделяю некие три этапа в том, что условно называется "мобильное кино".

Первый этап – когда все, что снималось на мобильные устройства, это были какие-то эксклюзивные эксперименты, технические возможности были слабые. Это как "фишка" такая: взял свой мобильный телефон, что-то снял, получилась движущаяся история. Этот экспериментальный этап: попробуем, вдруг что-то получится, – проходит и почти уже прошел.

Следующий этап уже наступил – это когда то, что снимается на мобильные устройства, пытается продемонстрировать, что "мы не хуже, чем большое кино, а может быть, даже когда-то и лучше".

Третий этап еще не наступил, но моя задача – его приблизить. Это когда мы можем сказать, что мобильное кино не имеет никакого отношения к большому кино, это вообще другая история. Сегодня это некая, я бы сказал, экономичная версия кино. Хотя экономичность – это только один из критериев того, что мы называем мобильным кино. Но завтра, безусловно, это будет не лайт, не версия. Может быть, даже слово "кино" не очень хорошее: это, может быть, "фильм". Ведь "кино" и "фильм" в русском языке – это разные коннотации, и в английском, и в американском – тоже разные. Я так это формулирую: это некое художественное, аудиовизуальное произведение, снятое на персональный (что тоже достаточно важно) мобильный телефон.

Мой визуальный ряд в основном состоит из различных интернет-роликов

Сергей Медведев: Насколько важно, что именно на мобильный телефон, а не на микрокамеру?

Максим Муссель: Есть прекрасный фильм молодого российского режиссера Ильи Найшуллера "Хардкор", он вышел и в Америке, и в России, и, как обычно, спродюсирован Тимуром Бекмамбетовым. Этот фильм весь снят на GoPro – это камера, надетая на голову оператора. И таких примеров сейчас очень много.

Вообще, очень много примеров прекрасных фильмов, снятых на мобильные устройства. Не могу не вспомнить фильм Джафара Панахи "Такси", который снят на видеорегистратор. Американский или мировой широкий взгляд на мобильное кино – это когда видео, фильмы, кино сняты на любое мобильное устройство, но все-таки не на фотоаппарат и не на видеокамеру, какая бы маленькая она не была. Можно сказать, что GoPro – это тоже маленькая камера, но все-таки не камера в классическом смысле.

Сергей Медведев: На тот девайс, который не был изначально задуман как камера.

Очень много примеров прекрасных фильмов, снятых на мобильные устройства

Максим Муссель: GоPro, айпады, айподы, мобильные регистраторы и мобильные телефоны. В свое время у меня родилась такая шутка: может быть кино, снятое на камеру слежения. Детектив или мелодрама, которая снята на камеру при входе в здание, и все происходит перед этой камерой – очень смешно.

Сергей Медведев: Но еще никто такого не снял?

Максим Муссель: Нет.

Я считаю очень важным одну вещь, но пока это мало кто понимает, и даже когда я рассказываю о своем видении американским коллегам, которые представляют мобильное кино, они со мной не очень соглашаются. А мое видение такое: мобильное кино должно быть обязательно снято на собственный мобильный телефон, потому что есть главная особенность, которая, мне кажется, приведет этот вид искусства в совершенно новую сторону, и тогда это уже будет называться даже не "кино". Мобильный телефон – это то устройство, которое всегда присутствует рядом с современным человеком, и даже когда он спит, оно лежит на тумбочке рядом с ним.

Если мы оставляем дома мобильный телефон (некоторые специально это делают), то не понимаем, где мы находимся. Сейчас вся наша жизнь сосредоточена в нем. И вот эта возможность в любую секунду, как только появилась идея или какой-то сюжет, какой-то кадр, который соответствует твоей прошлой идее, ты можешь немедленно, не задумываясь, мгновенно достать телефон и снять то, что увидел.

Сергей Медведев: То есть мы переходим к одному из главных определений этого жанра – это спонтанность.

Максим Муссель: Это одно из определений, но не единственное.

Сергей Медведев: Конечно, ты можешь планировать съемку, писать сценарий, сюжет и так далее, но суть в том, что это вещь, которая всегда с тобой, как записки на манжетах.

Мобильный телефон – это то устройство, которое всегда присутствует рядом с современным человеком

Максим Муссель: Более того, с момента возникновения стилоса, ручки, карандаша или пера, – это второе революционное событие в жизни человека. Ведь эти два устройства – ручка и мобильный телефон – реально позволяют, если ты имеешь желание и интерес к творчеству, немедленно его реализовывать.

Понятно, что не хочется быть графоманом, нужно научиться хорошо писать, хотя бы без ошибок. Понятно, что не хочется быть бездарным человеком, снимать на мобильный телефон попойки своих друзей. Но все-таки это то, чему можно достаточно быстро научиться – просто каким-то техническим приемам, выработать какой-то почерк, а дальше все свое творческое начало реализовывать мгновенно, без всяких препятствий.

Сергей Медведев: Насколько это технически сложно, насколько сейчас развита техника для мобилосъемки? Наверное, есть специальные объективы?

Максим Муссель

Максим Муссель

Максим Муссель: Чего только нет... Скажу свое мнение: если мы хотим выглядеть, как большое кино, то нам нужны и объективы, и насадки, и штативы, и то, что позволяет стабилизировать изображение. Но если мы говорим, что мобильное кино – это то, что у тебя в кармане… Я имею большой опыт покупки разных девайсов и попыток их использовать. Один раз ты его используешь, а если двигаешься дальше, то, конечно, перестаешь его использовать и используешь только твой мобильный телефон и все, что там заложено разработчиками.

Сергей Медведев: То есть это такой сознательный минимализм – ты берешь стандартную комплектацию телефона и с ней работаешь.

Максим Муссель: Объясню, почему. Если ты задумываешься о том, что у тебя дрожит камера и тебе нужен стедикам, значит, ты должен его (определенного размера, больше, чем мобильный телефон) таскать с собой. Ты должен задуматься: теперь я снимаю план, в котором камера не должна дрожать, давай-ка я поставлю камеру на стедикам или перекручу объектив… А в этот момент все ушло, и вся спонтанность, вся эмоциональность могла исчезнуть. По сути, ты, опять-таки, пытаешься соответствовать большому кино, которое дает тебе телевизионные объективы, какие-то тележки, специальное освещение. Если двигаться в сторону нового киноязыка (или мобильного языка), то, конечно, он не должен быть отягощен какими-то приемами, свойственными кино.

Сергей Медведев: А редактура, монтаж идет из большого кино? Ведь для этого ставится какой-то сложный софт. Как это все редактируется?

Новый киноязык не должен быть отягощен какими-то приемами, свойственными кино

Максим Муссель: Простейшая программа – конечно, Apple. Она больше всего приспособлена для этой истории, хотя, конечно, никаких ограничений нет, годятся и "Андроиды", но классической программы IMovie, которая есть в любом устройстве на платформе iOS, вполне достаточно. Я ее использую, и все, что мне нужно, там есть. Есть какие-то профессионалы, которые используют специальные монтажные программы. Но, на мой взгляд, всего этого достаточно для большинства историй, которые вы хотите рассказать. Как и в большом кино, здесь важно, что ты хочешь рассказать, и зачем ты хочешь это рассказать. Соответственно, как мы знаем, наблюдая классический кинематограф, даже авторский, существует простая склейка, когда у вас нет никаких "примочек", а вы просто взяли и соединили два кадра – это лучшее, что придумало человечество, ничего эффективнее мы все равно не создадим.

Сергей Медведев: Это немножко напоминает принципы великих фотографов прошлого века – Роберта Капы, Анри Картье-Брессона или Робера Дуано, которые ходили с одной и той же "Лейкой". Картье-Брессон даже кадрирование никак не делал – что снялось, то снялось.

Максим Муссель: А я вспомню о великом фотографе Георгии Пинхасове – это единственный российский фотограф, входящий в международное агентство "Магнум". Чем он еще интересен? Посмотрите в "Инстаграме" его профиль: он снимает пятнадцатисекундные видеосюжеты во всей силе своего таланта.

Сергей Медведев: А на что снимает?

Максим Муссель: На айфон, на мобильный телефон.

Сергей Медведев: Здесь сразу встают вопросы авторства. Кстати, нет короткого названия для мобильного кино?

Максим Муссель: С этим термином проблема. Если забить в поисковую систему "мобильное кино", то выпадет все, имеющее отношение к просмотру кино на мобильном устройстве. И только на пятой странице выдачи появится наш проект, и в этой строчке написано, что это кино, которое снимается на мобильное устройство. Поэтому английское название нашего проекта – Mobile filmmaker, то есть "мобильный делатель фильмов, режиссер".

Сергей Медведев: Нет ли угрозы, что пойдет поток любителей, и интернет забьется совершенно никому не нужными терабайтами, как происходит сейчас с фотографиями, когда все считают необходимым отобразить свое ежедневное существование в виде фотографий, начиная с селфи в лифте и кончая "я и Эйфелева башня" или "солнышко в ладошке".

Мы и так имеем терабайты бессмысленных видеосъемок

Максим Муссель: А мы и так имеем терабайты бессмысленных видеосъемок. Именно поэтому я очень мало использую YouTube, который весьма уважаю, и не считаю, что это инструмент для продвижения мобильного кино. Хотя есть шанс, что все это будет хотя бы как-то осмыслено, будут развиваться какие-то движения.

Кстати, по поводу качества тут все очень просто. Почему я занимаюсь такого рода проектом уже не как режиссер, а как некий идеолог этого направления? Потому что я понимаю: есть некоторые инструменты, позволяющие из простых любителей сделать великих творцов. Эти инструменты всем известны – образование в этом направлении, обучение мобильному кино (оно только чуть-чуть похоже на обучение обычному кино). Это, конечно, конкурсы, фестивали – во всем мире это очень активно развивается. Эти инструменты позволяют влить в рамки творческого искусства огромную массу неофитов (и прекрасно, что они есть и будут).

Сергей Медведев: Мне сейчас вспоминается новая звезда "Инстаграма" с полутора миллионами подписчиков – актриса Ирина Горбачева (она играет у Фоменко и во МХАТе).

Максим Муссель: Прекрасная актриса, я видел ее на сцене.

Сергей Медведев: В последние полгода выстрелили ее короткие, иногда абсолютно абсурдные десяти-пятнадцатисекундные ролики. Это тоже часть вселенной мобильного кино?

Максим Муссель: Конечно. Более того, у меня много друзей из театрального и киношного мира, и я всячески им советую (и многие слушают мои советы) создавать такого рода работы. Причем это не обязательно должны быть селфи, ты можешь снимать короткие истории про окружающих тебя людей и про себя тоже. Горбачева – и так успешная актриса, но ее популярность в "Инстаграме" несравнима с ее популярностью в театре и в кино – по количеству людей, которые ее знают. Это как раз пример того, что этот формат подачи – живой, интерактивный, спонтанный, эмоциональный, короткий – очень востребован. И это хороший инструмент для тех людей, которые сегодня мучаются, как бы прославиться, расширить свою аудиторию. Можно сделать это таким образом. Это очень хороший пример такой возможности.

За минуту можно рассказать историю

Сергей Медведев: Вот эти скетчи, видеомы...

Максим Муссель: Я их называю "видеомы". Это слово придумал не я, а Андрей Вознесенский, но оно прекрасно подходит к этой истории.

Сергей Медведев: Существует какой-то "средний метр"?

Максим Муссель: Миллиметр. Тут можно смотреть со стороны жанров: документальное, игровое, анимационное, рекламное кино, музыкальные клипы, и все это снимается на мобильный телефон. Есть куча примеров во всех этих направлениях. Есть такие жанры или форматы, безусловно, есть направления использования каких-то корпоративных или профессиональных видеоблогов.

Но с метражом история очень простая. До недавнего времени "Инстаграм" как самая популярная визуальная сеть имела ограничения – 15 секунд на ролик. Буквально с начала этого месяца они изменили формат, и это потихонечку вводится – теперь минута, и это революция.

Сергей Медведев: За минуту можно рассказать историю.

Максим Муссель: Это обязательно! По-другому их не будут смотреть, вот в чем дело. Получается, что они осознанно или неосознанно подталкивают снимающих к тому, чтобы они не просто делали мини-скетчи, но и рассказывали историю.

Сергей Медведев: То есть от мема к нарративу.

Максим Муссель: Да, и это, мне кажется, новая история. YouTube – это все-таки хранилище, хотя все называют его социальной сетью. Нет той динамики, энергетики, которая есть в "Инстраграме". Это самая популярная сеть, она не сравнится даже с текстовыми сетями. И то, что в этой самой популярной мировой сети появился минутный формат, говорит о том, что эта минута станет одним из самых ходовых форматов. Существуют также форматы три-пять минут. Таковы, например, оба фильма, которые я сделал.

Сергей Медведев: Вы же делали большое кино, учились на режиссера.

Особенность мобильного кино – оно позволяет оторваться от коллективизма кино

Максим Муссель: Я учился не очень профессионально, на краткосрочных курсах, уже в зрелом возрасте, хотя всю жизнь мечтал о кино. В рамках этих курсов снимал дипломные работы на большие камеры – с актерами, с осветителями и так далее. Как только я это снял, я понял, что в этом процессе мне все нравится, кроме одного – всей этой толпы людей и той технологии, которая это окружает, которой мне нужно владеть и тратить на нее энергию и силы. Некоторые киношники считают, что это как раз плюс, но я оценил это как серьезный минус. Поэтому я начал снимать (слава богу, появились более-менее качественные девайсы, это был где-то 2012-13 год) и понял, что для меня это спасение, потому что есть еще одна особенность мобильного кино – оно позволяет оторваться от коллективизма кино.

Сергей Медведев: Кино – очень затратная в производстве вещь.

Максим Муссель: Конечно. Тебе надо убеждать людей, чтобы они говорили на твоем языке, чтобы оператор понимал, что снимать, чтобы актеры слушались тебя. В мобильном кино ты сам себе оператор, сценарист, режиссер, монтажер и даже иногда главный герой. Это спасает тех, кто не хочет увязнуть в этом коллективизме и в этой технологии.

Сергей Медведев: Как я понимаю, вы сняли короткий фильм про Лиссабон.

Максим Муссель: Это первый. Причем он интересен не только как художественный фильм (благо его оценили на некоторых фестивалях). Он занял место на совершенно прекрасном, одном из долго живущих фестивалей мобильного кино в Сан-Диего. Он назывался "Лиссабон лайв" – как бы "живой", живая запись. Я пытался показать не только Лиссабон, но и звуки, и ауру, и атмосферу, которая существует в этом прекрасном городе. Все, что там снято и смонтировано, записано вживую. Даже микрофон, который существует в Айфоне, был вполне достаточен, чтобы записать все интересные мне звуки. Я этим, собственно, и занимался, экспериментировал в этом направлении.

Сергей Медведев: А какие форматы мобильного кино существуют на фестивалях?

В мобильном кино ты сам себе оператор, сценарист, режиссер, монтажер и даже иногда главный герой

Максим Муссель: Прежде всего, существует два типа фестивалей. Одни, условно говоря, классические, в которых есть одна какая-то номинация, связанная с мобильным кино. И есть фестивали, которые специализируются только на мобильном кино.

Почему у меня пятиминутная история? Потому что на этом фестивале в Сан-Диего фильмы больше пяти минут просто не принимаются. Такие ограничения присутствуют на многих фестивалях кино или, по крайней мере, там задается – минутные, пятиминутные фильмы и более длинные. И чаще всего они делятся по жанрам, то есть документальный, игровой, анимационный, музыкальный клип.

Сергей Медведев: Уже существуют какие-то признанные шедевры? Есть ли большие форматы, которые вышли на большой экран или показаны по телевидению, по кабельным сетям?

Максим Муссель: Да, конечно. Я уже говорил, что маленькое кино будет похоже на большое, оно пытается перестать быть маргинальным (это второй этап его развития). Например, в 2015 году на фестивале "Сандэнс" полнометражный фильм Tangerine ("Мандарин"), полностью снятый на мобильный телефон, был сенсацией, получил определенные призы и дальше был взят в дистрибуцию "Магнолия Пикчерс" (это достаточно известный американский дистрибутор), в показ на широком экране в Америке.

Сергей Медведев: То есть здесь стремящиеся к нулю затраты и стремящиеся к бесконечности кассовые сборы.

Маленькое кино будет похоже на большое, оно пытается перестать быть маргинальным

Максим Муссель: На самом деле затраты не очень стремятся к нулю, потому что, если ты хочешь снять фильм, который будут показывать в кинотеатрах, да еще с официальной дистрибуцией, то тебе приходится во многих кадрах использовать профессиональный свет и даже объективы, у тебя уже появляется обвеска, актеры, отдельный оператор. Это немножечко лукавство, на мой взгляд, модная тема: "мы сняли на мобильный телефон", – но производство достаточно близко к классическому. Но если это помогает развивать историю мобильного кино для Вани из глубинки (я не хочу обидеть никакого Ваню), которому можно сказать, что "ты можешь как в Голливуде", то я не против. Пускай для него это будет стимулом взять мобильный телефон и что-то снимать.

Сергей Медведев: В долгосрочной перспективе – создать собственный просмотр, однозначно компьютерный.

Максим Муссель: Не факт. Авторское кино показывают сейчас в основном на фестивалях. Основная дистрибуция мобильного контента (если брать не гэги или катастрофы, а именно художественные фильмы) – это тоже, как ни странно, фестивали и тоже большой экран. На самом деле мобильное кино в силу качества современных аппаратов очень хорошо и абсолютно незаметно по качеству смотрится на большом экране. Иногда это даже очень интересно, потому что получается, что интимные ракурсы или какую-то идею съемки ты вдруг переносишь на большой экран, и там она начинает играть совершенно другими красками.

Сергей Медведев: Выявляются какие-то детали, которые ты не можешь видеть на маленьком экране.

Авторское кино показывают сейчас в основном на фестивалях

Максим Муссель: Я уверен, что весь контент будет активно показываться на экранах телевизоров, компьютеров или мобильных устройств – к этому мы все движемся. Но все равно как большое, так и малое кино будет показываться на экранах в зале при участии определенного круга людей.

Сергей Медведев: Функция коллективного просмотра, создание таких моментальных просматривающих человеческих коллективов, видимо, останется?

Максим Муссель: Останется. И мне как раз кажется, что мобильное кино не только не выходит за рамки этой тенденции, но наоборот, очень хорошо ей соответствует.

Сергей Медведев: Может быть, в каком-то смысле мобильное кино как некий неожиданный шаг в сторону поможет выжить большому кино? Под большим кино я имею в виду как раз собрание людей в кинотеатрах.

Максим Муссель: Не думаю, что поможет выжить. Но существует так называемое "авторское кино" и "кино аттракционов".

Сергей Медведев: Условный "Аватар".

Мобильное кино добавит свежую струю в авторский кинематограф

Максим Муссель: Оба эти направления, чем больше они развиваются, с одной стороны постоянно пытаются пересекаться, а с другой, идут своим путем. Кстати, если брать аттракционы, то в этом смысле очень характерно такое направление – мультики и все, что с этим связано в американском формате DreamWorks и так далее. Если же мы говорим об авторском кинематографе, о настоящем, персонифицированном кино, то, конечно, в этом смысле мобильное кино добавит в него свежую струю.

Сергей Медведев: В будущем кинематограф, видимо, будет развиваться в двух направлениях. С одной стороны, кино-аттракцион, которое с совершенствованием компьютерной техники, созданием виртуальной реальности скоро будет транслировать прямо в мозг какие-нибудь трехмерные проекции, а с другой стороны, вот это очень индивидуальное "кино 2.0", которое соединяет людей.

Максим Муссель: Очень персональное, очень интимное, напрямую обращающееся к зрителю. Как мы с вами разговариваем, так же разговаривает и автор кино со зрителем, который неожиданно понимает, что это про него, это его история.

Сергей Медведев: Будем надеяться на такое развитие кинематографа – в двух больших направлениях. Так что дерзайте, тем более что наступают теплые летние дни, длинные вечера: все в сад, все на улицу! Или в помещениях доставайте свои мобильные телефоны и снимайте, снимайте, снимайте…

  • 16x9 Image

    Сергей Медведев

    Ведущий программ "Археология" и "Футурошок", историк и политолог. Автор книг и статей по теории политики и проблемам современной России, ведущий телеканала "Дождь", колумнист русского «Форбс». Сотрудничает с РС с 2015 года

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG